Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Виновны ли потомки Адама и Евы в первородном грехе

Петр  Добросельский, Русская народная линия

30.05.2016


Об отношении рода человеческого к грехопадению прародителей в православной антропологии …

 

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

С большим удивлением прочитал статью прот. Георгия Городенцева (далее по тексту - автора): «О виновности потомков Адама и Евы в первородном грехе». Удивление вызвано, как неточностью изложения темы, так и его чрезмерной однобокостью, и рядом других факторов. Всё это привело к серьезному искажению понимания данного вопроса в православной антропологии (православном богословии), несмотря на многочисленные эмоциональные восклицания автора о «лживости и ложности» других мнений и довольно явный эмоциональный стиль самого изложения. Итак, по порядку.

Автор пишет: «Но раз уж мы в Адаме и чрез Адама, по словам ап. Павла и Митрополита Макария, сделались грешниками в этом, то очевидно, что и мы, как грешные в сем, т.е. согрешившие вместе с Адамом, - также виновны в его грехе!». Иначе говоря, автор полагает всех виновными в совершении первородного греха. Однако в православной антропологии по вопросу наличия вины у потомков за первородный грех имеются различные мнения. А именно: потомки виновны в совершении первородного греха; потомки не виновны в совершении первородного греха, но виновны за «повреждённую природу» (греховное состояние природы), переходящую от родителей к детям.

Такое положение связано с неоднозначностью самого термина «первородный грех», которым обозначаются, как грех Адама и Евы в раю, так и его последствия, и вместе то и другое. Об этой неоднозначности, кстати говоря, пишет и цитируемый автором митрополит Макарий (Булгаков): «Под именем прародительского греха в самих прародителях разумеется и грех их, и вместе то греховное состояние их природы, в которое вошли они через этот грех; а в нас, их потомках, разумеется собственно одно греховное состояние их природы, с которым и в котором мы рождаемся» (4: 494, 495). Далее митрополит Макарий (Булгаков) пишет, что по учению Церкви «крещение... очищает собственно греховность нашей природы, наследуемую нами от прародителей; что через крещение мы... перестаем быть естеством чадами гнева Божия, т. е. виновными пред Богом» (4: 494). Таким образом, здесь вина потомков заключается не в участии в совершении первородного греха, а в его последствиях в них, т. е. в «греховном состояние их природы».

Поэтому, используя терминологию автора, хочу заметить, что он очень неудачно «вклинивает» слова митрополита Макария (Булгакова), поскольку последний пишет не о вине потомков, как «согрешивших вместе с Адамом», а совсем наоборот - о вине потомков, как не согрешивших вместе с Адамом, но виновных за своё «греховное состояние»! Отметим, что об этом же пишут и создатели известных православно-догматических богословий, например: Архиепископ Черниговский Филарет (Гумилевский); Архимандрит Антоний (Амфитеатров); Епископ Сильвестр (Малеванский); Протоиерей Николай Малиновский; Архимандриты Алипий (Кастальский - Бороздин) и Исайя (Белов); Протопресвитер Михаил Помазанский (см. п. 2.1. настоящей статьи). Об этом же говорится и в других православных источниках, например: Послании патриархов восточно-кафолической Церкви о православной вере (Послании восточных патриархов); Полном православном богословском энциклопедическом словаре; Православной энциклопедии; Законе Божьем (см. п. 2.1. настоящей статьи). По «логике» автора, получается, что и они все тоже пишут «лживо и ложно»! Однако! А может быть всё как раз - наоборот?!

Также совершенно непонятно, почему из невиновности потомков обязательно следует вывод о том, что «Бог не только неправеден и зол, но кроме того еще и слаб: не смог создать человечество другим путем, кроме как от падших прародителей Адама и Евы». Во-первых, из Библии следует, что за грехи отцов могут быть наказаны и их дети, не имеющие отношения к совершению этих грехов. А также и другие люди, даже не находящиеся в родстве (см. п. 2 настоящей статьи). Что же касается «создания человечества другим путем», то для этого нужно было бы создать ещё одного Адама и ещё одну Еву! А зачем? Ведь и из их потомков вышли великие святые! Здесь просто у автора нарушены причинно-следственные связи, поскольку из невиновности потомков вовсе не следует ни «злоба» Бога, ни Его «слабость»!

И, кстати говоря, наличие последствий первородного греха у потомков митрополит Макарий (Булгаков) объясняет не «неправедностью и злостью» Бога и не виной потомков в совершении первородного греха, а вполне естественными причинами - преемственностью при рождении: «Непонятного или невероятного тут нет ничего. Мы видим на опыте, что дети получают в наследство болезни своих родителей, и часто эти болезни надолго утверждаются и переходят в известных семействах из рода в род. Мы знаем из опыта и по простым соображениям, что не может дерево худое приносить плоды добрые (Мф. 7: 18), что из зараженного источника естественно течет зараженный поток, что, когда испорчен корень дерева, тогда не может оставаться неиспорченным его ствол. Следовательно, человечество, растленное в своем корне, неизбежно должно являться растленным и в своих ветвях. И если первый человек сделался грешным, повредил всю свою природу, то и потомство его не может не наследовать этой же самой греховной и поврежденной природы» (4: 507).

Статья автора, в основном, представляет не очень связанные между собой философские и религиозные размышления с характерной эмоциональной окраской. И, вообще, не понятна цель автора! Если он хотел рассказать о понимании данного вопроса в православной антропологии, то здесь этого нет! Поскольку представлено лишь одно мнение, являющееся однобоким и необоснованным! Если же автор хотел представить только обоснование мнения о виновности потомков, то этого здесь также нет! Поскольку тогда нужно было бы сравнить это мнение с другими, провести их обзор и анализ. И уже на основании этого, сделать соответствующие выводы. Также непонятно, почему автор не приводит ссылки на многочисленные православно-догматические богословия, за исключением митрополита Макария (Булгакова)? Да и то приводит его совершенно невпопад! Может быть автор просто забыл привести эти ссылки?!

Однако у автора есть также и мнение, с которым можно вполне и безоговорочно согласиться. Оно заключается в том, что о невиновности потомков нельзя сказать, что это ересь. «Для этого необходимо соборное определение Православной Церкви». Таким образом, автор сам опровергает нелепое мнение, - столь усердно приводимых им, - комментаторов Яблокова и Аввы, которые считают еретиками всех, кто не исповедует «вину потомков в первородном грехе». И кто «тщетно» пытался «донести» до меня истину о Крещении! Добавлю от себя, что без понимания сути первородного греха и Крещения им очень трудно будет «донести» эту истину вообще до кого-либо! Кроме того, если учесть, что Яблоков ссылался на Символ православной веры, - полагая что в нём сказано о вине потомков, - можно сделать вывод о степени его «компетентности», точнее - некомпетентности, даже в основах Православия! А может быть у него есть свой собственный символ неправославной веры?! Тогда его вывод - правильный - с точки зрения неправославия. Но тогда он уже и сам будет являться еретиком - с точки зрения Православия! Пользуясь случаем, хочу спросить у Яблокова и Аввы: а хватит ли у них теперь благоразумия, совести и мудрости признать свою ошибку хотя бы в этом или не хватит?!

Теперь несколько слов по вопросу Крещения. Хотя это тема объёмная и требует отдельной статьи, хочу отметить некоторые её аспекты. Если Крещение снимает вину за первородный грех, то каким образом крещенные родители могут передать её ребёнку? Ведь они могут передать только то, что имеют сами! Этот вопрос был задан Пелагием блж Августину, который объяснял это наличием «похоти». Однако уже в материалах Российско-Австрийской богословской конференции по антропологии (18 - 19 октября 2002 г. Вена) говорилось: «Если в общих чертах интерпретировать Августина, то пришлось бы сказать, что, действительно, клонирование представляет собой возможность уклониться от первородного греха. Отсюда... необходимость теперь иначе судить о первородном грехе. Ведь и клонированные люди тоже будут иметь склонность ко злу. Они по-прежнему будут совершать насилие и прибегать ко лжи. Они будут вести себя так, потому что принадлежат к одной и той же солидарной общности, уловленной грехом. Поэтому так важно сказанное на Тридентском Соборе: грех не передается половым путем как таковым, но он передается тем, что человек принадлежит к биологической, человеческой общности» (с. 191). Этим подтверждаются слова апостола Павла: «как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла на всех человеков» (Рим. 5: 12), которые распространяются на всех людей, независимо от способа их зарождения.

Также следует отметить, что автор очень схож с упомянутыми комментаторами в эмоциональности изложения с приклеиванием ярлыков, взамен конструктивности изложения. А также в чрезмерной односторонности изложения, искажающей суть проблемы в свете православной антропологии. Можно было бы ещё долго обсуждать неточности и ошибки автора, но, чтобы не утомлять читателей предлагаю их вниманию краткий обзор данной темы в православной антропологии. Выводы они сделают сами, если им, конечно не будут назойливо мешать Яблоков и Авва!

P.S.1 (краткие сведения): Первая моя книга, в которой рассматривались различные аспекты первородного греха, вышла в 2007 г. Перед её изданием, экспертным подразделением Отдела религиозного образования и катехизации РПЦ, рукопись книги была направлена на рецензию зав. кафедрой догматического богословия одного из богословских институтов. Там мне очень убедительно объяснили, что в книге использовано в основном богословие Митрополита Макария (Булгакова), и что нужно посмотреть, как эта тема излагается в богословиях других авторов, в том числе в системах догматического богословия XIX века. Очень долго мне пришлось сидеть в библиотеках и изучать данный вопрос. Зато потом я понял, насколько правы были мои учителя. Далее я много общался со священнослужителями -богословами, много обменивался с ними мнениями, убедился, что многие вопросы богословия связаны друг с другом, как звенья одной цепи. И нельзя, разбираясь в одном вопросе игнорировать многие другие - смежные. Так стали появляться и другие мои книги, в которых вопросы первородного греха рассматривались уже и с других точек зрения, в частности: психологии; Крещения; гипотез появления душ; вопросов наследственности; данных биомедицинских наук о зарождении, в том числе, искусственном; связи и различия греховности, греха и страсти; особенностей создания человека и т. д и т. п. Перед каждым изданием книг, их вначале просматривали (по моей просьбе) священники - богословы, и лишь затем они проходили официальную экспертизу со стороны Отдела религиозного образования и катехизации РПЦ и Издательского Совета РПЦ. Все книги и их рукописи имеют соответствующие грифы РПЦ. Семь из них - уже изданы, три - ещё нет. По отдельным вопросам, рассмотренным в книгах, были сделаны доклады, в том числе международные, опубликованы статьи. Таким образом, всё изложенное в книгах, по которым и написаны статьи в РНЛ, проверены многочисленными и компетентными лицами.

* * *

1. ВВЕДЕНИЕ

Вопрос об отношении Адама и Евы, а также их потомков (т. е. рода человеческого), к первородному греху, - включая виновность или невиновность потомков в этом грехе, - непосредственно связан с вопросом о его последствиях для человека. Иначе говоря, - с вопросом, что именно изменилось в человеке после грехопадения прародителей. Поэтому, рассмотрим в начале какие изменения произошли в физическом и духовном состоянии прародителей и их потомков в результате первородного греха.

1.1.        О физическом состоянии прародителей до грехопадения

Первый человек был создан с возможностью не умирать при определённых условиях, или потенциально бессмертным. Ибо «Бог не сотворил смерти...» (Прем. 1: 13) и «создал человека для нетления и сделал его образом вечного бытия Своего...» (Прем. 2: 23). Также отметим, что из Быт. 2: 17; 3: 22; 5: 5 следует, что прародителям не было свойственно бессмертие, как невозможность умереть (невозможность смерти). С другой стороны, из Быт. 2: 17; 3: 22 также следует, что прародителям не была свойственна и смертность, как невозможность не умереть (необходимость смерти).

По мнению прп. Макария Великого: «До падения человека тело его было бессмертно, чуждо недугов, чуждо настоящей его дебелости и тяжести, чуждо греховных и плотских ощущений, ныне ему естественных» (цит. по 1: 8, 9). Свт. Феофил Антиохийский пишет: «ни смертным не был первый человек, ни бессмертным; если бы Бог сотворил его бессмертным: то сделал бы его богом; а если бы смертным, то был бы виновником смерти; Он сделал его способным к тому и другому с тем, чтобы человек соблюдением заповеди Божией достигал бессмертия» (цит. по 2: 332). В 123-м правиле Карфагенского Собора сказано: «Признано всеми епископами Карфагенской Церкви, представшими на св. Собор, которых имена и подписания внесены в Деяния, что Адам не смертным от Бога сотворен. Если же кто речет, что Адам, первозданный человек, сотворен смертным, так что, хотя бы согрешил, хотя бы не согрешил, умер бы телом, то есть вышел бы из тела, - не в наказание за грех, но по необходимости естества, да будет анафема».

При этом, - как говорит прп. Серафим Саровский, - окружающий Адама физический мир не мог принести ему вреда, ибо он был сотворен «не подлежащим действию ни одной из сотворенных Богом стихий, что его ни вода не топила, ни огонь не жег, ни земля не могла пожрать в пропастях своих, ни воздух не мог повредить каким бы то ни было своим действием. Все покорено было ему как любимцу Божию, как царю и обладателю твари. И все любовались на него как на всесовершенный венец творений Божиих» (3: 29). Митр. Макарий (Булгаков) также полагает, что «человек вышел из рук Творца своего совершенным и по телу. Как создание бесконечно-Премудрого, оно, при своем изумительном устройстве, которое сохраняет и до ныне, без сомнения, не получило от Творца никаких недостатков, ни внутренних, ни внешних, и, будучи облечено силой (Сир. 17: 3), обладало силами свежими и неиспорченными, не имело в себе ни малейшего расстройства, и, следовательно, было совершенно свободно от всяких болезней и страданий: потому-то болезни и страдания и представляются у Моисея уже следствиями падения наших прародителей и наказаниями за грех (Быт. 3: 16)» (4: 465, 466).

Таким образом, прародители не обладали способностью жить вечно, но обладали возможностью жить вечно. Они были созданы с возможностью как бессмертия (потенциально бессмертными), так и смертности (потенциально смертными). Находясь в условиях рая, Адам и Ева могли, сохраняя послушание Богу, сохранять свою жизнь вплоть до получения ими свойства бессмертия, как награды за свое послушание. По словам свт. Григория Богослова: «Если бы мы пребывали тем, чем были, и сохранили заповедь, то сделались бы тем, чем не были, и пришли бы к древу жизни от древа познания. Чем же бы мы сделались? бессмертными и близкими к Богу» (цит. по 4: 472). В этом случае бессмертие человека, по терминологии блж. Августина, перешло бы из второго рода - «возможное отсутствие смерти при известных условиях» в первый род - «невозможность смерти» (5: 24).

1.2.        О духовном состоянии прародителей до грехопадения

Бог создал Адама и Еву достаточно совершенными для противления греху. «До преступления они были облечены Божией славою... Адам, пока держался заповеди, был другом Божиим и с Богом пребывал в раю... Человек был в чести и чистоте, был владыкою всего, начиная от неба и до дольнего, умел различать страсти, чужд был демонам, чист от греха или пороков...» (прп. Макарий Великий) (цит. по 6: 151). «Итак, Бог сотворил человека непричастным злу, прямым, нравственно добрым, беспечальным, свободным от забот, весьма украшенным всякою добродетелью, цветущим всякими благами, как бы некоторый второй мир - малый в великом, другого Ангела...» (св. Иоанн Дамаскин) (7: 152). «Что иное сотворено по образу Создателя? Спрашивает св. Василий Великий. Кому иному даны начальство и власть над всеми тварями, живущими в водах, на суше и в воздухе? Не много ниже он ангельского чина, и то по причине соединения с земным телом. Он создан по образу Творца, почтен паче неба, паче солнца, паче звездных сонмов. Какой образ Творца имеют в себе солнце, или луна, или прочие звезды... Смотри, как необъятны небо и земля, как драгоценны на них твари, и как величественно их устройство! Но человек драгоценнее всего этого» (прп. Макарий Египетский) (цит. по 8: 77).

Св. прав. Иоанн Кронштадтский о душевных силах Адама и Евы пишет:

«Ум их (Адама и Евы - П.Д.) был светел и без труда знал все окружающее. Сам Господь Бог был светом их разума, и самое первое - животворнейшее для них знание было знание Господа Бога.

Сердце их было полно любви к Богу и друг к другу и блаженно сею любовью; предметы же мирской суеты, например: богатство, слава, излишние житейские удобства, прихоти, увеселения, нимало не удовлетворяющие бессмертного духа человеческого и сильно занимающие людей нынешнего света, - тогда не могли иметь ни малейшего места в их чистом сердце: мир и радость о Духе Святом - неизменно, постоянно обитали в сердцах прародителей, а с миром и радостью - Сам Господь Бог.

Воля была у них святая; она стремилась прилепляться к Господу Богу, она хотела делать только угодное Ему. Как невинные дети, первые люди жили Богом, - Богом утешались, Богом дышали: и началом и концом их мысли и желания и дела - был Господь Бог» (цит. по 8: 77 со ссылкой на: «Прот. Иоанн Кронштадтский. Полное собрание сочинений. Т. 1. С. 102, 103»).

Такое положение о совершенстве человека:

а) «вытекает из свидетельства Моисея, который, как только сказал о создании человека, вдруг делает общее замечание: и увидел Бог все, что Он создал, и вот, хорошо весьма (Быт. 1: 31);  

б) необходимо допускается здравым разумом на основании одной идеи о Боге как существе бесконечно премудром, Который и не мог создать кого-либо несовершенным, то есть, недостаточным для цели» (4: 463, 464);

в) указывается Моисеем, свидетельствующим о том, что человек был создан по образу Божьему (Быт. 1: 27; 9: 6);

г) обуславливается словами пророка и царя Давида в отношении созданного Богом человека: Не много Ты умалил его пред ангелами; славою и честию увенчал его (Пс. 8: 6);

д) подтверждается премудрым Соломоном, сказавшим: я нашел, что Бог сотворил человека правым (Еккл. 7: 29);

е) основывается на словах Иисуса, сына Сирахова, повествующего при перечислении славных мужей и отцов (Сир. 44: 1), через которых Господь являл величие Свое от века (Сир. 44: 2), что: выше всего в творении - Адам (Сир. 49: 18).

Однако совершенство человека следует понимать не как высшую степень духовного состояния, при которой человек уже нравственно не может (не хочет, не будет) грешить, а как достаточную степень этого состояния, при которой человек уже вполне может не грешить. Ибо, «Бог сотворил человека правым...» (Еккл. 7: 29). Иными словами, «эта безгрешность была относительной, не абсолютной; она лежала в свободной воле человека, но не была необходимостью его естества... Грех не был составной частью их богосозданного естества, но мог стать достоянием их свободной воли» (9: 19). По словам прп. Иоанна Дамаскина: «Сотворил же его (Адама - П.Д.) Бог по природе - безгрешным и по воле - независимым. Но безгрешным называю не потому, что он не был восприимчив ко греху, ибо одно только Божество не допускает греха, а потому, что совершение греха обусловливалось не природою его, но скорее свободною волею...» (пре. Иоанн Дамаскин) (7: 152, 153).

1.3. О физическом и духовном состоянии прародителей после грехопадения

Нарушив Божью заповедь в раю, прародители подверглись наказанию в соответствии с Божьим предупреждением: «а от дерева познания добра и зла не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь» (Быт. 2: 17). В частности, их тела стали смертными, а души лишились благодати Божьей, поскольку человек сам перерезал «духовную связь, пуповину, через которую наши души и дух питаются благодатью Духа Святого» (архим. Иоанн (Крестьянкин) (10: 8). Таким образом человека постигла и духовная смерть. В Новом Завете о связи греха со смертью сказано: «сделанный грех рождает смерть» (Иак. 1: 15); «грех вошел в мир, и грехом смерть» (Рим. 5: 12); «возмездие за грех - смерть» (Рим. 6: 23).

В результате утраты благодати Божьей, силы души человека (ум, воля и сердце) повредились и произошло искажение образа Божьего. Это искажение было столь сильным, что жизнь первых, рождённых на земле людей, уже была связана с одним из самых тяжких, по христианским понятиям, грехов - убийством. Ибо «восстал Каин на Авеля, брата своего, и убил его» (Быт. 4: 8).

Прп. Иоанн Дамаскин так описывает греховное состояние падшего человека: «Владычественное место ума заступила неразумная похоть, которая стала управлять разумной душою. Отягченное греховною праотчею печалью, сердце человеческое стало беспрестанно обуреваться нестерпимой душетленной бурей страстей, превратившихся в целое неистово волнующееся море. Вообще вся душа человека сделалась омраченной, а тело его, воемое законом греховным во удах своих, стало легко склоняться ко греху» (цит. по 11: 90). Религиозный философ В. Н. Лосский говорит, что, если раньше в человеке дух должен был жить Богом, душа - духом, тело - душой, то после первородного греха «дух начинает паразитировать на душе, питаясь ценностями не Божественными... Душа, в свою очередь, становится паразитом тела - поднимаются страсти. И наконец тело становится паразитом земной вселенной, убивает, чтобы питаться, и так обретает смерть» (12: 253).

Таким образом, и чувства, и мысли, и желания человека уклонились к греху. Иначе говоря, если раньше благодать была внутри человека, а соблазн вне его, то после падения соблазн стал внутри человека, а благодать вне его. После грехопадения возможность греха перешла в человеке в преобладающую наклонность к греху. Св. апостол Павел пишет: «Знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу... Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих» (Рим. 7: 18, 22, 23).

В Св. Писании о всеобщности греха и зла, в частности, говорится: «И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время; и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем» (Быт. 6: 5-7); «... Нет человека, который не грешил бы...» (3 Цар. 8: 46; 2 Пар. 6: 36); «Нет человека праведного на земле, который делал бы добро и не грешил бы...» (Еккл. 7: 20); «... Но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы» (Ин. 3: 19); «...Все мы много согрешаем» (Иак. 3: 2); «Если говорим, что не имеем греха, - обманываем самих себя, и истины нет в нас» (1 Ин. 1, 8); «... Весь мир лежит во зле» (1 Ин. 5: 19); «... Все согрешили и лишены славы Божией...» (Рим. 3: 23); «Ибо зерно злого семени посеяно в сердце Адама изначала, и сколько нечестия оно народило доселе и будет рождать до тех пор, пока не настанет молотьба!» (3 Езд. 4: 30); «Поистине, нет никого из рожденных, кто не поступил бы нечестиво, и из исповедающих Тебя нет никого, кто не согрешил бы» (3 Езд. 8: 35).

В святоотеческом учении также много и определённо говорится о греховном состоянии человека и его приверженности к греху после нарушения заповеди в раю, например: «Зло приразилось к естеству, как ржавчина - к меди и грязнота - к телу» (прп. Антоний Великий) (цит. по 6: 251); «После того, как человек уклонился от заповеди и подвергся осуждению гнева, грех взял его в свое подданство, и сам, как некая бездна горечи, и тонкая и глубокая, вошедши внутрь, овладел пажитями души до глубочайших ее тайников... обратился в привычку и предубеждение, с младенчества в каждом возрастает, воспитывается и учит его худому» (прп. Макарий Великий) (цит. по 6: 156); «Много удивляюсь я одному странному в нас действию: почему мы, имея помощниками на добродетель и всесильного Бога, и Ангелов, и святых человеков, а на грех одного беса лукавого, удобнее и скорее преклоняемся к страстям и порокам, нежели к добродетели? Говорить о сем подробно я не могу, и не хочу» (прп. Иоанн Лествичник) (14: 203. См. Слово 26, гл. 133); «Праотеческого греха зло неисцельно заразило душу нашу со всеми ее силами, так что умом слеп, волею преслушлив, сердцем отвращен от Бога учинился человек. Отсюда воспоследовало, что между добром и злом распознать не может и часто вместо добра зло избирает, добродетель пороком и порок добродетелью называет; радуется о том, что ему зло и вредно, печалится о том, что ему полезно. Сия пагубная тьма разум человеческий объяла. Сердце и воля человеческая не иное что замышляет и хочет, как только противное воле Божией...» (свт. Тихон Задонский) (цит. по 16: 229 со ссылкой на: «Творения святителя Тихона. 6-е изд. Т. 4. 1899 г. С. 154»).

Приверженность к греху настолько укоренилась в человеке, что свт. Григорий Богослов даже полагает, что человеку практически невозможно не совершать грехов вообще: «Знаем, что вовсе не грешить - действительно выше человека и принадлежит одному Богу...» (Слово 15) (17: 490); «...Великое дело - вовсе не грешить или, по крайней мере, не согрешать тяжко, потому что быть совершенно безгрешным - Бог поставил выше человеческой природы» (Слово 5) (17: 505). Эти слова можно понимать, как невозможность собственными силами, без помощи Божьей, преодолеть греховные влечения. «Душа может противится греху, но не может без Бога победить или искоренить зло» - говорит прп. Макарий Великий (цит. по 18: 10). Митр. Николай (Могилевский) пишет: «Грех так глубоко проник во все существо человека, что с ним можно бороться, можно его ослаблять и предотвращать его проявления в деяниях, но искоренить его собственною силою не дано и невозможно человеку: сие может быть совершено только Божиею силою (св. Ефрем Сирин. Добротолюбие, т. II, с. 436, 21). Здесь нужна помощь Божественная; нужна человеку благодать Святого Духа, подаваемая нам ради заслуг Сына Божия, которую для успеха человек «обязан призывать». Обращение к Богу зависит от нас» (19, гл. «Путь к Богообщению»). Действительно, Иисус Христос, в ответ на вопрос Своих учеников: кто же может спастись? (Мф. 19: 25; Мк. 10: 26), воззрев, сказал им: человекам это невозможно, Богу же все возможно (Мф. 19: 26. См. также Мк. 10: 27).        

Последствия грехопадения (в настоящей статье рассматриваются только последствия, касающиеся физического и духовного состояния человека) также разделяются на укоризненные (неестественные, греховные) страсти - чревоугодие, тщеславие, гордость и т. д. и безукоризненные (естественные, беспорочные, негреховные) страсти, или немощи естества - смертность, голод, жажда, страдания, болезни, утомление и т. д. «Укоризненными страстями принято называть «движение души вопреки природе» (св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. С.-Пб., 1894, Кн. 3. Гл. ХII, ХХ). Свт. Григорий Нисский называет их «болезнью воли» (свт. Григорий Нисский. Против Евномия VI // Творения. М., 1864. Ч. VI // Творения. С. 49). В этих страстях, как подчеркивает С. Л. Зарин, «и выражается фактически отпадение человека от живого союза с Богом, вследствие получившего преобладание в его жизнедеятельности начала греховного себялюбия, эгоизма (Зарин С. Л. Аскетизм по православно-христианскому учению. М., 1996. С. 235)»« (20: 111, 124). Св. Иоанн Дамаскин о беспорочных страстях говорит: «Естественные же и беспорочные страсти суть не находящиеся в нашей власти, которые вошли в человеческую жизнь вследствие осуждения, произошедшего из-за преступления, как например, голод, жажда, утомление, труд, слеза, тление, уклонение от смерти, боязнь, предсмертная мука, от которой происходит пот, капли крови; происходящая вследствие немощи естества помощь со стороны Ангелов и подобное, что по природе присуще всем людям» (7: 257).

При этом, как отмечает иеромонах Симеон Гаврильчик, «совершенно очевидно, что первозданный человек, у которого тело находилось в согласном подчинении душе, а душа - духу и все силы души были устремлены к Богу, не имел ни укоризненных страстей, ни безукоризненных... после грехопадения природе человека уже присущи как укоризненные, так и безукоризненные страсти, страстное рождение» (20: 111, 112, 114).

Иными словами, выбор прародителями в раю своей духовной направленности, определил и дальнейшее состояние духовно-вещественной природы человека или человеческого естества. Они, - по словам прп. Максима Исповедника, - стали страстными, тленными и смертными. Эти качества человека, после первородного греха, стали являться его атрибутами. С ними рождаются все люди.

2. ОТНОШЕНИЕ РОДА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО К ПЕРВОРОДНОМУ ГРЕХУ В ПРАВОСЛАВНОЙ АНТРОПОЛОГИИ

Как показано выше, следствиями грехопадения Адама и Евы явились глубокие изменения, - произошедшие в их физической и в духовной природе, а также в природе их потомков, - и выразившиеся в появлении безукоризненных немощей и укоризненных страстей. Однако здесь сразу же возникает вопрос: если для Адама и Евы данные последствия являются личным наказанием за личный грех, то какое отношение эти последствия имеют к потомкам? Ведь они лично не участвовали своей волей и сознанием в первородном грехе, не способствовали ему и вообще не имели никакой возможности воздействовать и влиять на него! Иначе говоря, почему на потомков, не принимавших никакого участия в первородном грехе, также распространяются его последствия и каким образом происходит их передача?

В приведённом ниже обзоре рассмотрены различные точки зрения (мнения, концепции) по данному вопросу. На основании этого можно судить об обоснованности каждого из мнений, имеющихся в православной антропологии, включая наличие или отсутствие вины потомков в грехе их прародителей. Итак, по порядку.

2.1. ПЕРВАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ: ВСЕ ПОТОМКИ АДАМА И ЕВЫ

НЕ ИМЕЮТ ЛИЧНОЙ ВИНЫ ЗА СОВЕРШЕНИЕ

ПЕРВОРОДНОГО ГРЕХА

§1. Все потомки Адама и Евы, не участвуя лично в совершении первородного греха, и, следовательно, не имея за него личной вины, испытывают на себе последствия этого греха, или то зло (то бедствие), причиной которого он является. Иначе говоря, первородный грех является для потомков не виной их, а - бедой их. При этом духовные и физические изменения, произошедшие в естестве и природе прародителей, передаются потомкам по закону преемственности или наследования видовых, родовых и индивидуальных качеств родителей. Что касается тяжести последствий первородного греха, включая их распространение на весь род человеческий, то она обусловлена особой тяжестью самого грехопадения прародителей.

§2. Рассмотрим теперь, что же говорится по данному вопросу в православной антропологии.

а) Архиеп. Черниговский Филарет (Гумилевский, 1805-1866) в «Православно догматическом богословии» отмечает, что «всеобщая виновность есть следствие преступления Адамова» (2: 369). При этом потомки здесь виновны за «наследственную порчу природы» (2: 372), или уклонение к греху. А наследственный грех Адама является для потомков только их «болезненным состоянием, а «не в собственном смысле грехом», т. к. грех есть «свободное нарушение закона (1 Ин. 3: 4)» (2: 373).

Поскольку мы рождаемся с расстроенной природой, то это не может быть приятно Богу, и мы являемся чадами гнева Божия (см. Еф. 2: 3) (2: 372, 373). По учению Св. Писания порча Адамова перешла на весь род человеческий, который подвергся нравственно-физической порче, переходящей от одного к другому путём естественного рождения (2: 359). «Это учение о порче Церковь всегда принимала за истину непреложную и хранила оное» (2: 369). Вот как толкует архиеп. Черниговский Филарет (Гумилевский) слова апостола Павла: «Посему, как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили» (Рим. 5: 12) - «Итак смысл всего стиха есть следующий: «по действию одного человека греховность вошла в мир и греховностью смерть, и таким-то образом смерть перешла на всех человеков, потому что все стали расположены ко греху»« (2: 357).

Аналогично этому рассуждают и другие авторы, например: «Толкуя выражение апостола Павла: как одним человеком грех вошел в мир и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили (Рим. 5: 12), он (свт. Иоанн Златоуст - П.Д.) раскрывает его этический смысл: смерть, войдя в жизнь людей через грех одного человека, Адама, распространилась на всех людей, которые, хотя и не согрешили, но унаследовали от Адама смертность» (прот. Н. Погребняк) (23: 163); «Слова апостола Павла «непослушанием одного человека сделались многие грешными» (Рим. 5, 19) отцы толкуют не в юридическом, но... в медицинском смысле. Имеется в виду, что заболело человеческое естество. Свт. Кирилл Александрийский объясняет: «Поскольку он (Адам) впал во грех и подвергся тлению, в плотскую часть человеческой природы вторглись с тех пор наслаждения и нечистота, и родился в наших членах их жестокий закон. Итак, естество заболело грехом из-за преслушания одного, то есть Адама; и многие оказались грешными не потому, что они совершили преступление вместе с Адамом (ибо их тогда не было), но потому, что им свойственно его естество, подпавшее закону греха... В Адаме человеческое естество заразилось тлением из-за его преслушания, и в него проникли страсти». В другом месте тот же отец использует образ корня. Смерть напала на весь человеческий род, начиная с Адама, «подобно тому как если у растения пострадал корень, то неизбежно увянут и все его побеги»« (митр. Иерофей (Влахос) (24: 33, 34).

Таким образом, здесь потомки Адама и Евы не виновны в собственно прародительском грехе. Вина потомков заключается в неугодной Богу расстроенности их духовно-физической природы, с которой рождаются все люди, и которая передаются преемственно (наследственно) от родителей к детям.

б) Архимандрит Антоний (Амфитеатров, 1815-1879) в «Догматическом богословии Православной Кафолической Восточной Церкви» рассуждает аналогично. Он говорит, что человек после первородного грех стал «удобопреклонен более к злу, нежели к добру, и потому естественно подлежит суду и гневу Божию» (21: 121). Иначе говоря, человек виновен не в совершении первородного греха, а в его последствии - наследственной греховной природе, которая «называется различными именами: грехом, законом греховным, ветхим человеком» и пр. (21: 121, 122).

Поэтому и необходимо Крещение младенцев для очищения от «первородного греха, получаемого от родителей» (21: 123), «который есть не что иное, как следствие или продолжение в нас падшего состояния прародителей» (21: 122, 123). При этом «остатки греха первородного или семя тли есть и в возрождённых людях» (21: 125). «Грех первородный вменяется человеку... но не как личный грех Адама, а как следствие его», как «действительная порча природы нашей» (21: 127).

г) Митрополит Макарий (Булгаков, 1816-1882) в «Православном догматическом богословии« рассматривает отношение потомков к первородному греху аналогично предыдущим авторам. «Адам... сделался - говорит он - лично виновным перед Богом, а мы лично не согрешили с Адамом, но сделались в нем и чрез него грешниками (непослушанием одного человека сделались многие грешниками, Рим. 5: 19), получая от него греховное естество, и являемся на свет по природе чадами гнева Божия (Еф. 2: 3)» (4: 493). При этом «под именем прародительского греха в самих прародителях разумеется и грех их, и вместе то греховное состояние их природы, в которое вошли они через этот грех; а в нас, их потомках, разумеется собственно одно греховное состояние нашей природы, с которым и в котором мы рождаемся. Такое понятие внушает Православная Церковь, когда говорит в своем православном Исповедании: «поелику в состоянии невинности все люди были в Адаме; то как скоро он согрешил, согрешили в нем и все и стали в состояние греховное (ч. 1, отв. на вопр. 24)»« (4: 493, 494). Таким образом, слова «согрешили в нем и все» означают не личный грех и, соответственно, вину за него, а наследственное «греховное естество» и вину за него, которые изглаживаются крещением. Крещение «очищает собственно греховность нашей природы, наследуемую нами от прародителей; что через крещение мы... перестаем быть естеством чадами гнева Божия, т. е. виновными пред Богом» (4: 494). Иначе говоря, здесь вина потомков заключается не в участии в совершении первородного греха, а в его последствиях в них, т. е. в «греховном состояние их природы».

д) Епископ Сильвестр (Малеванский, 1828-1908) в «Опыте православного догматического богословия» пишет, что первородный грех, - являющейся греховной порчей (22: 443), - переходя от Адама на всех потомков, по апостолу есть «некое живое греховное начало, которое живет в плоти... до самой смерти» (22: 432). «С сим грехом мы и зачинаемся в утробе матери и рождаемся» (22: 460). Далее епископ Сильвестр (Малеванский) указывает на то, что знаменитейшие отцы и пастыри церкви четвертого века «прямо указывали на зачатие и рождение, как на общий для всех проводник прародительской порчи, поясняя при сем, что мы... через зачатие и рождение становимся приемниками Адамова естества, делаемся вместе с сим приемниками и его греха, так как зачинаемся и рождаемся во грехе» (22: 451, 452). Слова «приемниками и его греха», как очевидно, означают здесь не приемников нарушения заповеди Божьей в раю, а приемников последствий этого нарушения - прародительской порчи. Поэтому потомки не могут являться виновными в грехе прародителей, нарушивших заповедь в раю.

е) Протоиерей Николай Малиновский (1861-1917) в «Очерке православного богословия» высказывает те же мысли, что и рассмотренные выше авторы православных богословий. В частности, он говорит: «Все рождаются... с греховным наследственным повреждением своей духовно-телесной природы, и потому - чадами гнева Божия по естеству (Еф. 2: 3), то есть виновными пред Богом за свою прирожденную греховность. Эта прирожденная греховность, путем рождения переходящая от предков к потомкам, вместе с виновностью или ответственностью перед судом правды Божией за эту прирожденную греховность природы, известна под именем греха первородного или прирожденного. За этот грех все потомки Адама находятся под действием гнева Божия, осуждены на болезни, скорби, на смерть временную и вечную... Но потомки Адама не участвовали своим сознанием и свободою в греховном действии Адама и потому наследственный грех в потомках Адама должно полагать не в греховном действии Адама и вменении им в вину этого действия, а в греховном состоянии природы, с которым и в котором рождаются все люди, или в наследственной греховной порче и растлении природы, в которой обитает грех как некоторое живое начало, с силою влекущее к совершению личных грехов, вместе с виною или осуждением его в Адаме» (15: 327, 328. Кн. 1);

«Грех первородный вменяется человеку. Все люди рождаются не только с наследственною греховною поврежденностью своей природы, но и виновными пред Богом за свое греховное состояние... Наследственная порча наказывается правдою Божией, ибо лишает человека благ царства Божиего... По действию одного поступка Адамова распространилось осуждение на всех, ибо все стали грешными... Все люди, как грешники, остаются без прославления Богом и, следовательно, находятся под действием осуждения или гнева Божиего... Всем этим ясно предполагается вменяемость в вину человеку наследственной греховности» (15: 333, 334. Кн. 1).

ж) Архимандриты Алипий (Кастальский - Бороздин) и Исайя (Белов), в «Догматическом богословии» говорят: «Православная Восточная Церковь под первородным грехом всегда понимала то «семя тли», ту наследственную порчу природы и склонность ко греху, которую все люди получают от Адама посредством рождения. Зачатие и рождение - канал, по которому передается прародительская порча... Православию чуждо представление о том, что потомки Адама несут личную ответственность за грех прародителей, как за свой собственный грех... Православному Востоку всегда был чужд западный юридизм, и первоначальный грех рассматривался прежде всего, как порча природы, а не как грех, в котором повинны все люди. Однако и восточные отцы не отрицали, что мы несем наказание за преступление Адама, хотя и не так, как за свои личные грехи» (13: 249, 251).

Здесь возникает вопрос: если мы несём наказание не за свои личные грехи, то за чьи, и какое именно наказание? Ответ достаточно очевиден: наказание мы несём за грех прародителей и в виде его последствий в нас. Тогда возникает другой вопрос: если в нас нет личной ответственности за грех прародителей и вины за него, то почему мы вообще несём наказание? Ведь личное наказание, казалось бы, должно быть всегда связано с личным грехом?! Ответ на это нам предоставляет Св. Писание. В нём неоднократно говорится о том, что, с одной стороны, грех связан с определенным наказанием за него, как причина со своим следствием. С другой стороны, наказание данного человека за его личный грех иногда может быть связано со страданиями, бедствиями или проклятием других людей. Также за грех одних людей могут быть наказаны и другие люди, которые могут даже и не являться близкими родственниками первых. Иначе говоря, наказание личности не всегда связано с ее личным грехом и её виной.

Так, например: за то, что царь Давид приказал исчислить Израильтян, Господь, по выбору Давида из трех предложенных ему Господом наказаний, наслал язву на Израильтян и умерло семьдесят тысяч человек (2 Цар. 24: 10-17; 1 Пар. 21: 1-17). При этом из слов царя Давида к Господу: «... вот, я согрешил, я поступил беззаконно; а эти овцы, что сделали они?» (2 Цар. 24: 16) или: «... я согрешил, я сделал зло; а эти овцы что сделали?» (1 Пар. 21: 17) - можно сделать вывод о том, что согрешил именно Давид, а наказанию подверглись, помимо его самого, также и его подданные. За то, что фараон не хотел отпускать сынов Израилевых из Египта, Господь насылал на землю Египетскую различные казни (Исх. 7: 20, 21; 8: 6; 8: 17; 8: 24; 9: 6; 9: 10; 9: 23-26; 10: 22-23; 12: 29-30), в том числе смерть египетских первенцев (Исх. 12: 29-30).

В Писании также прямо сказано о наказании детей за грех (вину) их отцов, например: «Господь, Бог... наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода» (Исх. 34: 6, 7); «А оставшиеся из вас... за беззакония отцов своих исчахнут» (Лев. 26: 39); «Готовьте заклание сыновьям его за беззакония отца их...» (Ис. 14: 21); «Ты... за беззакония отцов воздашь в недро детям их после них...» (Иер. 32: 18); «Отцы наши грешили: их уже нет, а мы несем наказание за беззаконие их» (Плач. 5: 7); «И, поистине, многи и праведны суды Твои - делать со мною по грехам моим и грехам отцов моих...» (Тов. 3: 5).

По мнению иеромонаха Анатолия, (Берестова): «Мы все в этой жизни связаны единой жизненной цепочкой. Грех одного человека порождает и грехи, и последствия грехов - страдания, болезни, смерть других людей. К тому же человек уже часто рождается с болезнями - последствием грехов родителей, бабушек, дедушек, прадедушек т. д. Совершенно очевидно, что грехи одних людей приводят к тяжелым последствиям для здоровья всей последующей жизни и других людей. Вспомните, грехи одного человека, скажем Ленина, Гитлера, Сталина, приводили к страданиям многих и многих миллионов, десятков и, может быть сотен миллионов людей. И посмотрите, когда мы совершаем какой-то грех, от греха этого могут страдать совершенно незнакомые нам люди порой за тысячи километров от того места, в котором мы живем...» (26: 47).

Таким образом, как следует из Св. Писания, наказание личности может быть и без личного греха. Вообще, между грехом и наказанием, с одной стороны, есть однозначная причинно-следственная связь: за грехом следует наказание. С другой стороны, между грехом и наказанием нет взаимно-однозначной связи: наказание может быть и без непосредственного греха. Что же касается вины личности, то она может вменяться только за личные свободные и сознательные поступки. По вопросу наказания личности М. С. Иванов в «Православной энциклопедии» говорит: ««наказание детей за вину отцов» (Исх. 20: 5) не следует понимать юридически. В библейском тексте посредством слова «наказание» констатируется лишь тот факт, что последствия греха не только сказываются на природе того, кто этот грех совершает, но и распространяются на весь человеческий род (первородный грех) или на отдельный род (остальные грехи)» (т. XII, c. 336).

Архимандриты Алипий и Исайя также отмечают, что «первородный грех вменяется двояко - всякий человек, обладающий природой падшего Адама, подлежит смерти и лишается Царства Небесного. Эта печальная реальность кажется многим несправедливой - почему из-за преступления одного человека, Адама, страдают его невинные потомки... Наиболее глубокое решение этого вопроса даёт Апостол Павел, который пишет: «Как непослушанием одного человека сделались многие грешными, так и послушанием одного сделаются праведными многие» (Рим. 5: 19). Апостол не отвечает прямо на вопрос - справедливо или несправедливо то, что невинные люди страдают за преступление Адама. Он обращает внимание на другое. Христос своим искупительным подвигом устранил всякий повод к недовольству...» (13: 252, 253).

з) Протопресвитер Михаил Помазанский в «Догматическом богословии» пишет, что «первородный грех понимается православным богословием, как вошедшая в человечество греховная склонность, ставшая его духовной болезнью» (27: 148).

§3. Приведём ещё несколько цитат по данному вопросу из православных источников:

- Послание патриархов восточно-кафолической церкви

о православной вере (Послание восточных патриархов): «Веруем, что первый человек, сотворенный Богом, пал в раю в то время, когда преслушал заповедь Божию, последовав коварному совету змия, и что отсюда распространился прародительский грех преемственно на все потомство так, что нет ни одного из рожденных по плоти, кто бы свободен был от того бремени и не ощущал следствия падения в настоящей жизни. А бременем и следствием падения мы называем не самый грех, как то: нечестие, богохульство, убийство, ненависть и все прочее, что происходит от злого человеческого сердца, в противность воле Божией, а не от природы (ибо многие Праотцы, Пророки и другие бесчисленные, как в Ветхом, так ив Новом Завете, мужи, также божественный Предтеча и преимущественно Матерь Бога Слова и Приснодева Мария, были непричастны как сим, так и другим подобным грехам), но удобопреклонность ко греху и те бедствия, которыми Божественное правосудие наказало человека за его преслушание, как то: изнурительные труды, скорби, телесные немощи, болезни рождения, тяжкая до некоторого времени жизнь на земле странствования, и напоследок телесная смерть»;

- Полный православный богословский энциклопедический словарь: «Первородный грех в потомках прародителей не тождественен с грехом самих прародителей. Адам, нарушив заповедь Божию, совершил личное греховное действие и подвергнул в греховное состояние и свою богосозданную природу, но потомки Адама не участвовали своим сознанием и свободою в греховном действии и Адама и потому наследственный грех в потомках Адама должно полагать не в греховном действии Адама, а в греховном состоянии природы, в котором рождаются люди, в наследственной греховной порче и растлении природы, в которой обитает грех... вместе с виною или осуждением его в Адаме» (29: 690, 691);

- Православная энциклопедия: «Грех первых людей и его последствия блж. Августин назвал «первородным грехом» - это породило значительные расхождения в понимании того, что совершили Адам и Ева и что унаследовал от них человеческий род. Одно понимание привело к тому, что всем людям стали приписывать преступление прародителей как личный грех, в котором они виновны и за который несут ответственность. Однако такое понимание первородного греха входит в явное противоречие с христианской антропологией, согласно которой человеку вменяется в вину лишь то, что он, как личность совершит свободно и сознательно. Поэтому, хотя грех прародителей и оказывает прямое воздействие на каждого человека, личная ответственность за него ни на кого, кроме самих Адама и Евы, не может быть возложена» (М. С. Смирнов) (т. 12, с. 348).

- Закон Божий: «Но дети Адама и Евы не были повинны в их преступлении и не могли сознать себя преступными только на том основании, что их родители были преступниками» (прот. С. Слободской) (28: 135).

§4. Таким образом, из-за тяжести греха Адама и Евы весь род человеческий отпал от Бога. Естество и природа человека, искаженные грехопадением и содержащие семя тли, передаются от родителей к их детям, в соответствии с законом рождения, по которому рождаемый подобен рождающему. «Рожденное от плоти есть плоть (Ин. 3: 6 - П.Д.), т. е. человек, родившийся от плотского, греховного человека, по своей природе остается таким же плотским, греховным человеком, как и родивший. Греховная порча передается наследственно путем греховного рождения от поколения к поколению» (прот. Николай Малиновский) (15: 330, 331. Кн. 1).

В Священном Писании сказано: О, что сделал ты, Адам? Когда ты согрешил, то совершилось падение не тебя только одного, но и нас, которые от тебя происходят (3 Езд. 7: 48); преступлением одного всем человекам осуждение (Рим. 5: 18). Иначе говоря, все люди осуждены, или обречены, на принудительное принятие греховного естества при рождении. При этом применение особой меры наказания в отношении потомков является закономерным следствием прародительского греха. «Нет ничего неудобоприемлемого для разума и в том, что потомки Адама, как рожденные после падения, не пользуются преимуществами райского, невинного состояния, подвержены болезням и смерти, испытывают разнообразные скорби и бедствия... Подобное (наказанию за грех прародителей - П.Д.) бывает и в условиях обычной жизни, когда, напр., дети, родившиеся у людей, разжалованных за какие-нибудь преступления, не пользуются теми правами, какими пользовались их родители до разжалования, и это не находят противоречащим требованиям справедливости» (прот. Николай Малиновский) (15: 333. Кн. 1). «Непонятного или невероятного тут нет ничего. Мы видим на опыте, что дети получают в наследство болезни своих родителей, и часто эти болезни надолго утверждаются и переходят в известных семействах из рода в род. Мы знаем из опыта и по простым соображениям, что не может дерево худое приносить плоды добрые (Мф. 7: 18), что из зараженного источника естественно течет зараженный поток, что, когда испорчен корень дерева, тогда не может оставаться неиспорченным его ствол. Следовательно, человечество, растленное в своем корне, неизбежно должно являться растленным и в своих ветвях. И если первый человек сделался грешным, повредил всю свою природу, то и потомство его не может не наследовать этой же самой греховной и поврежденной природы» (митр. Макарий (Булгаков) (4: 507).

§5. Представленные выше мнения о невиновности потомков в совершении первородного греха можно разбить на две группы: а) потомки также не виновны и в своем наследственном греховном состоянии; б) потомки виновны в своем наследственном греховном состоянии.

Рассмотрим теперь вторую группу мнений. В начале приведём слова прот. Н. Малиновского, раскрывающие суть данной концепции. «Все рождаются... с греховным наследственным повреждением своей духовно-телесной природы, и потому - чадами гнева Божия по естеству (Еф. 2: 3), то есть виновными пред Богом за свою прирожденную греховность. Эта прирожденная греховность, путем рождения переходящая от предков к потомкам, вместе с виновностью или ответственностью перед судом правды Божией за эту прирожденную греховность природы, известна под именем греха первородного или прирожденного. За этот грех все потомки Адама находятся под действием гнева Божия, осуждены на болезни, скорби, на смерть временную и вечную... Но потомки Адама не участвовали своим сознанием и свободою в греховном действии Адама и потому наследственный грех в потомках Адама должно полагать не в греховном действии Адама и вменении им в вину этого действия, а в греховном состоянии природы, с которым и в котором рождаются все люди, или в наследственной греховной порче и растлении природы, в которой обитает грех как некоторое живое начало, с силою влекущее к совершению личных грехов, вместе с виною или осуждением его в Адаме» (15: 327, 328. Кн. 1).

Согласно прот. Николаю Малиновскому, поврежденная духовная природа человека (повреждение сердца, ума и воли), или прирожденная греховность его природы (наследственная порча природы, прирожденное греховное естество), то есть наклонность к греху (греховная склонность), является одним из наказаний как прародителей, так и их потомков «со стороны правды Божий за грех (прародителей - П.Д.)» (15: 317-320. Кн. 1).

Однако, данное состояние потомков, являющееся Божьим наказанием за вину прародителей, не может одновременно являться и собственно виной перед Богом, требующей дополнительного наказания, так как нельзя наказывать только за собственно предыдущее наказание. Иначе говоря, греховное состояние, характеризуемое уклонением к греху, - это следствие гнева Божьего в отношении греха прародителей, и оно не может являться одновременно с этим и причиной гнева Божьего в отношении их потомков. Кроме того, поврежденная природа дается потомкам при зачатии без их ведома (согласия, участия) и, вследствие этого, а также с учетом вышесказанного, не может быть вменена им в вину.

«Зависящее от природы, - говорит св. Ефрем Сирин, - непреложно, оно не заслуживает ни почестей, ни наказаний; никто никогда не был обвиняем в том, что он бел или черен, велик или мал ростом, потому что сие не в нашем произволении. А в нашем произволении наказания и почести; потому что для сего есть потребность в том и другом, как в нашей воле и хотении, так в Божием содействии и защите...» (25: 396). Аналогичного мнения (о не вменении в вину необходимых явлений в человеческом роде) придерживается и сам прот. Николай Малиновский: «Признавать, в частности, седалищем греха тело или плоть значило бы... усвоить ему значение зла физического как явления естественного и притом необходимого в человеческом роде, а отсюда - невменяемого (выделено - П.Д.)» (15: 342. Кн. 1).

Иными словами, потомки не могут нести ответственность за свою греховную природу, если она является необходимым аспектом (атрибутом) человека и даётся ему принудительно, без его воли и согласия. Они ответственны лишь за проявления этой греховности в виде личных грехов, уже зависящих, в том числе, и от них самих. Таким образом, как уже говорилось, греховная природа потомков является не виной их, а бедой их.

Также отметим, что из Еф. 2: 3 не следует виновность перед Богом за прирожденную греховность, как это указывается в (15: 327. Кн. 1). Слова «... и были по природе чадами гнева...» в (Еф. 2: 3) не означают, что гнев Божий распространяется именно на потомков Адама за их греховную поврежденность природы. Они означают, что на потомков распространяется не собственно гнев Божий, а последствия гнева на прародителей за нарушение ими в раю заповеди Божьей. Последствия - в виде определенного состояния потомков, заключающегося в уклонении к греху, передающегося им по закону преемственности при зачатии (зарождении). Именно поэтому и названы потомки «по природе чадами гнева» в (Еф. 2: 3). В связи с этим, отметим еще раз, что поврежденная природа человека является Божьим наказанием за вину прародителей и не может являться самостоятельной наказуемой виной их потомков перед Богом.

2.2. ВТОРАЯ ТОЧКА ЗРЕНИЯ: ВСЕ ПОТОМКИ АДАМА И ЕВЫ ЛИЧНО ВИНОВНЫ В СОВЕРШЕНИИ ПЕРВОРОДНОГО ГРЕХА

§1. Исходя из данной точки зрения, распространение последствий первородного греха, - включая смертность, тленность, страстность, - на всех потомков объясняется именно их виной в этом грехе. Такое мнение представляется неверным по следующим причинам.

Все подверглись смерти не потому, что согрешили в Адаме, а по закону преемства при рождении, которым Бог наделил все живые существа и согласно которому рождаемый является подобным рождающему. То есть от льва рождается лев, от человека - человек; в более общем виде: от млекопитающего - млекопитающее, от теплокровного - теплокровный; в предельно общем виде: от смертного - смертный. Ибо рождение «состоит в том, что из существа рождающего выводится рождаемое, подобное по существу» (31: 88). Иными словами, «способность же к рождению - это - рождать из самого себя, то есть из собственной сущности, подобного по природе» (31: 88). Или «по закону природы рожденное бывает тоже с родившим, от поврежденного страстям рождается страстный, от грешника - грешник (свт. Григорий Нисский), равно как от раба - раб же (свт. Иоанн Златоуст)» (22: 452).

Таким образом, как только прародители в результате грехопадения обрели телесную смертность, в то же самое мгновение и все их потомки, не принимавшие никакого личного участия в этом грехопадении, могли рождаться только смертными. Свт. Феофан Затворник, при толковании Рим. 5: 12, 15, 16, пишет: «Раньше Апостол говорил, что весь мир повинен гневу Божию, потому что все согрешили, а здесь объясняет, откуда произошла такая всеобщая греховность. Она началась с Адама. Смерть с грехом была связана первоначально определением Божиим. Дав заповедь Адаму, Бог сказал: как только согрешите, то умрете, или подпадете закону смерти. Они согрешили и подпали ему. После этого и дети рождались повинными тому же закону смерти. И вошла, таким образом, смерть в мир, по причине первого греха прародителей, ибо в нем все согрешили. Что Адам был родоначальников греха и смерти, Апостол показывает наглядно в следующих (13-14) стихах... В Адаме, по естественной необходимости и не согрешая подобно ему, все подлежали закону смерти... В Адаме все осуждены на смерть за одно его преступление» (30: 344, 345).

Протопресвитер Иоанн Мейендорф говорит: «... Святые отцы (особенно четко это можно проследить у Иоанна Златоуста, Григория Паламы, блаженного Феофилакта) отождествляют наследие грехопадения с наследованием, по сути дела, смертности, а не греховности; греховность видится лишь производной от смертности. Блж. Феодорит, упоминая слова 50-го псалма: во грехе родила меня мать моя, - отмечает, что это относится к общему греховному состоянию смертного человечества: «Сделавшись смертными, Адам и Ева зачали смертных детей, а смертные существа по необходимости подвластны страстям и страхам, радостям и печалям, гневу и ненависти»« (цит. по 23: 158).

§2. С учетом сказанного, слова «в нем все согрешили» (Рим. 5:12) можно толковать следующим образом: Именно в Адаме (точнее, в прародителях) и содержалась та основа телесных качеств, которая передается, по закону преемства - от родителей к их детям. Как только тела прародителей стали смертными из-за греха, то и все их потомки также могли рождаться только смертными, то есть физическая природа человека повредилась. Далее, поскольку «в нем» (в Адаме), или в природе Адама (также, как и Евы), после греха появился внутренний соблазн (уклонение к греху), то и все их потомки могли рождаться только с уклонением к греху, то есть повредилась и духовная природа человека. Таким образом слова «в нем все согрешили» означают: «в нем все подверглись греховному повреждению (духовному и физическому)» и, в частности, одному из его следствий - физической смерти. О связи греха и смерти в Писании, в частности, говорится: а сделанный грех рождает смерть (Иак.1: 15); грех вошел в мир, и грехом смерть (Рим. 5: 12); Ибо возмездие за грех - смерть (Рим. 6: 23).

Далее ещё раз отметим, что нравственно виновным за грех может быть лишь тот, кто, либо сам совершил этот грех, либо содействовал (соблазном, понуждением, помощью) его совершению другим человеком. Другими словами, участвовал в том или ином виде в совершении греха. Поскольку «ни один из этих потомков (потомков Адама - П.Д.) лично не участвовал в грехопадении своего прародителя» (5: 37), или «потомки Адама не участвовали своим сознанием и свободою в греховном действии Адама» (15: 328. Кн. 1), то, следовательно, потомки не могут быть виновными в этом.

И, вообще, попытка принять причинно-следственную связь (закономерность), предполагающую вину потомков причиной перехода на них последствий первородного греха, сталкивается с серьезной проблемой. Здесь необходимо обосновать, в чем именно состоит эта вина (грех) потомков. Известное обоснование указанной вины потомков заключается в том, что когда Адам согрешил в лице его жили и действовали определённым образом все его потомки: ««В лице Адама, - говорит Августин, - сосредотачивалась та врожденная сила, от которой и из которой рождаются люди; и в чреслах Адама были все, которые произошли от него впоследствии, так что можно сказать, что в то время, когда Адам согрешил, в лице его были все и все составляли одного человека» (цит. по 5: 44, 45 - П.Д.). Отсюда, если согрешил Адам, то в лице его согрешили и все потомки, которые жили в нем, - согрешили в тот самый момент, в который согрешил и Адам. Отсюда же грех Адама в одно и то же время может быть назван и чужим грехом по отношению к его потомкам, так как потомки Адама жили в нем и согрешили с ним только еще в зачаточном состоянии, без полного проявления в них разума и свободной воли; но он может быть назван и их собственным грехом, так как все потомки Адама жили в нем в то время, когда он согрешил» (5: 44, 45).

Однако, хотя с одной стороны и можно сказать, с определенной условностью, что все потомки находились в Адаме в состоянии возможного (потенциального) зачатия в будущем, с другой стороны, очевидно, что никто из них не мог находиться (жить) в Адаме в зачаточном состоянии и, тем более, действовать каким-либо образом.           Отметим также, что слова «без полного проявления в них (потомках - П.Д.) разума и свободной воли» (5: 45) предполагают, что будущие потомки Адама имели возможность частичного проявления разума и воли, а, следовательно, и частичного участия в грехе их прародителя. Однако, нельзя уже сейчас участвовать в грехе и вообще в чем-либо, находясь при этом еще лишь в возможности будущего зачатия. Поэтому, совершенно непонятно, каким именно образом сторонники виновности потомков в совершении греха в раю, представляют себя лично участниками этого преступления?!

§3. Точка зрения на то, что причиной перехода последствий первородного греха на потомков является их личный грех, по сути дела, основывается на замене однозначной связи греха и наказания за него (полагающей наличие наказания, если есть грех) взаимно однозначной связью (дополнительно полагающей и наличие греха, если есть наказание). Иными словами, здесь считается, что, помимо обязательного личного наказания, если есть личный грех (вина), существует также и обязательное наличие личного греха, если есть личное наказание. Именно принятие такой взаимной однозначности и обуславливает (инициирует) поиск личного греха для объяснения личного наказания, в данном случае перехода последствий первородного греха на конкретных людей, лично не участвующих в этом грехе.

ВЫВОДЫ

1) В православной антропологии (православном богословии) говорится о различном понимании вины потомков за первородный грех. Под виной

могут подразумеваться:

вина за совершение первородного греха;     

 ● вина за последствия первородного греха, т. е. за «повреждённую природу» (греховное состояние природы), переходящую от родителей к детям.

Такое положение связано с неоднозначностью самого термина «первородный грех», которым обозначаются, как грехопадение Адама и Евы в раю, так и его последствия, и вместе то и другое.

2) Имеющиеся в православной антропологии мнения (концепции) об отношении потомков к первородному греху можно представить в следующем виде (в следующей классификации).

Потомки виновны в совершении грехопадения в раю. Обоснованием здесь является положение (точнее, предположение) о том, что при совершении первородного греха все потомки будто бы находились в Адаме в некоемом «зачаточном» или потенциальном состоянии и могли каким-то образом содействовать греху. Однако нравственно виновным за грех может быть лишь тот, кто, либо сам совершил этот грех, либо содействовал (соблазном, понуждением, помощью) его совершению другим человеком. Другими словами, конкретно участвовал в том или ином виде в совершении греха. Поскольку «ни один из этих потомков (потомков Адама - П.Д.) лично не участвовал в грехопадении своего прародителя» (5: 37), или «потомки Адама не участвовали своим сознанием и свободою в греховном действии Адама» (15: 328. Кн. 1), то, следовательно, потомки и не могут быть виновными в этом.

Потомки не виновны в совершении грехопадения в раю, но виновны за «повреждённую природу», с которой они рождаются. Обоснованием здесь является то, что потомки с повреждённой природой считаются подверженными гневу Божьему за эту природу. Однако потомки не могут быть виновны в своей врождённой греховной природе и нести ответственность за неё, поскольку она является необходимым аспектом (атрибутом) человека и даётся им принудительно, без их воли и согласия. Потомки ответственны лишь за свободные проявления этой поврежденности (греховности) в виде личных грехов, уже зависящих, в том числе, и от них самих. Таким образом, греховная природа потомков является не виной их, а бедой их.

При этом слова: «и были по природе чадами гнева» в (Еф. 2: 3) означают, что на потомков распространяется не собственно гнев Божий за их повреждённую природу, а последствия гнева на прародителей за нарушение ими в раю заповеди Божьей. Последствия - в виде определенного состояния потомков, заключающегося в уклонении к греху, передающегося им по закону преемственности.

Потомки не виновны в совершении грехопадения в раю, - поскольку их тогда и вообще не было, - и не виновны в своей наследственной повреждённой природе, - поскольку эта природа передаётся им без их ведома и согласия. Передаётся преемственно - от родителей к детям. Ибо «по закону природы рожденное бывает тоже с родившим, от поврежденного страстям рождается страстный, от грешника - грешник (свт. Григорий Нисский), равно как от раба - раб же (свт. Иоанн Златоуст)» (22: 452).

Данная точка зрения лишена недостатков предыдущих вариантов и представляется наиболее убедительной. Наименее обоснованной представляется точка зрения о виновности потомков в совершении первородного греха.

 

ЦИТИРУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1.    Свт. Игнатий Брянчанинов. О духовном и чувственном видении духов. - 2-е изд., испр. и доп. - СПб.: Изданiе книгопродавца И. Л. Тузова.

2.    Филарет (Гумилевский), архиеп. Черниговский. Православное догматическое богословiе: в 2-х тт. - Т. 1. - 2-е изд. - Черниговъ: Типографiя Ильинскаго монастыря, 1865.

3.    Беседа преподобного Серафима Саровского о цели христианской жизни. - Клин: Христианская жизнь, 2005.

4.    Макарий (Булгаков), митр. Московский и Коломенский // Православно-догматическое богословие: в 2-х тт. - Т. 1. - М.: Молодая гвардия, 1999.

5.    Гусев Д. Антропологические воззрения блаженного Августина в связи с учением пелагианства. // Святоотеческая христология и антропология: сб. ст. - Вып. 1. - Пермь: Панагия, 2002.

6.    Добротолюбие / пер. с греч. Свт. Феофана Затворника: в 5-ти тт. - Т. 1. - М.: Сретенский монастырь, 2004.

7.    Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. - М.: Ладья, 2000.

8.    Дьяченко Г., прот. Вера, Надежда, Любовь: Катехизические поучения. В 3-х т. - Т. 1 - М.: Донской мон-рь; АРП Инт. Ко, 1993.

9.    Иустин (Попович), архим. О первородном грехе. - Пермь: Пермское епархиальное управление; Панагия, 1999.

10. Иоанн (Крестьянкин), архим. Опыт построения исповеди. - Московское подворье Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря.

11. Пантелеимон, иер. Антропология по творениям святого Иоанна Дамаскина // Святоотеческая христология и антропология: сб. ст. - Вып. 1. - Пермь: Панагия, 2002.

12. Лосский В. Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви // Догматическое богословие. - М.: СЭИ; Трибуна. Вып. 1. - 1991. - (Религиозно-философская серия).

13. Алипий (Кастальский - Бороздин), архим., Исайя (Белов), архим. Догматическое богословие: Курс лекций. - Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2002.

14. Прп. Иоанн Лествичник. Лествица. - 1998.

15. Малиновский Н., прот. Очерк православного богословия. - М.: Православный Свято - Тихоновский богословский ин-т, 2003.

16. Иоанн (Маслов), схиархим. Симфония по творениям святителя Тихона Задонского - М.: Самшит - издат, 2003.

17. Свт. Григорий Богослов. Избранные слова. - М.: Православное братство св. ап. Иоанна Богослова, 2002.

18. Накануне исповеди / сост. свящ. Г. Дьяченко. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Издание книгопродавца А. Д. Ступина, 1897.

19. Николай (Могилевский), митр. Тайна души человеческой. Святоотеческое учение о борьбе со страстями.

20. Симеон (Гаврильчик), иер. О домостроительстве нашего спасения: Учение о человеческой природе Христа в творениях отцов православной Церкви // Святоотеческая христология и антропология: сб. ст. - Вып. 1. - Пермь: Панагия, 2002.

21. Антоний (Амфитеатров), архим. Догматическое богословие Православной Кафолической Восточной Церкви, съ присовокуплениемъ общаго введенiя въ курсъ богословскихъ наукъ.- 8-е изд. - СПб.: Типографiя Александра Якобсона, 1862.

22. Сильвестр (Малеванский), архим. Опытъ Православнаго догматическаго богословiя (с историческимъ изложенiемъ догматовъ): в 5-ти тт. - Т. 3.- 2-е изд. - Кiев: Типографiя Г. Т. Корчакъ-Новицкаго, 1889.

23. Погребняк Н., прот. Троицкая родительская суббота. Святоотеческое наследие и иконографические параллели // Московские епархиальные ведомости. - 2004. - N 4-5.

24. Иерофей (Влахос), митр. Православная психотерапия. Святоотеческий курс врачевания души / пер. с греч. - Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2004.

25.     Св. Ефрем Сирин. Творения. - Т. 3. - Изд. отд. Московского

      Патриархата, 1993.

26. Берестов А., иер. Грех, болезнь, исцеление. - М.: Путь; Центр духовных и социальных программ св. прав. Филарета Милостивого, 2005.

27. Помазанский М., протопр. Догматическое богословие. - Клин: Христианская жизнь, 2001

28. Законъ Божiй / сост. прот. С. Слободской. Изд. 4-е. Репринтное изд. осущесвлено издательством «Молодая гвардия», 1991.

29. Полный православный богословский энциклопедический словарь: в 2-х т. - Т. 1. - Изд-во П. П. Сойкина. 1992.

30. Толкование посланий св. ап. Павла: По трудам свт. Феофана Затворника. - М.: Русский Хронографъ, 2002.

31. Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. - М.: Ладья, 2000.

 

P.S. К сожалению, я не смогу быстро ответить на комментарии к данной статье, поскольку меня не будет за компьютером до середины сентября. Вернувшись, я обязательно отвечу на все комментарии, как по этой статье, так и по всем другим. Если же будет возможность ответить раньше, обязательно воспользуюсь этим.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. М.Яблоков : Re: Виновны ли потомки Адама и Евы в первородном грехе
2016-05-30 в 06:16

По сути дела это очереданая попытка рационально объяснить догматы веры. Однако они на то и догматы веры, что принимаются на веру, а не объясняются рационально. Все Православие - иррационально, что говорит о его божественном происхождении, а ереси - рациональны, так как являются плодом человеческого разума и не без помощи демонов. Вот и получается, что автор этого памфлета отвергает догмат первородного греха, что все люди без исключения повинны в грехе Адама (кроме Христа) и, соответственно, все без исключения нуждаются в Искупителе. Отвергается в таком случае и догмат искупления. Получается что для кого-то Спаситель не нужен, кто-то может спастись и без Него. А если можно спастись и без Него, то Христос вообще не нужен. Вот такой откровенный сатанизм получается из плотского мудрования прельщенных бесами рационалистов.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме