Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Левиафан» как зеркало школьного курса литературы

Протоиерей  Георгий  Бирюков, Русская народная линия

Споры вокруг фильма «Левиафан» / 16.04.2016

 

По моим наблюдениям, фантастический фильм Андрея Звягинцева «Левиафан» в России провалился. Осторожно опросив своих прихожан, я обнаружил, что ни один из них этого фильма не смотрел. Подавляющее большинство о нём даже не слышало. Да я и сам узнал о существовании и этого фильма, и самого режиссера Андрея Звягинцева из нескольких статей, размещенных на «Русской народной линии». Если бы я их не прочитал, то и по сей день пребывал бы в счастливом неведении о сем произведении киноискусства, созданном при поддержке Министерства культуры Российской Федерации. Прочитав несколько критических статей, заинтересовался и посмотрел. Повторять уже высказанные другими критические замечания не хочу. Попробую сказать своё.

Анализ любого произведения полезно начать с рассмотрения личности автора. В школе нас так и учили на уроках литературы: сначала давалась краткая биография писателя или поэта, затем отзывы авторитетных людей о его творчестве. Затем читали рассказы, повести и романы; заучивали стихи. Что мы можем понять из биографии Звягинцева? То, что потенциально он может знать русскую литературу лучше любого из нас. Правда, в объёме школьного курса советского времени. Читаем соответствующую статью в «Википедии»:

«Андрей Петрович Звягинцев родился 6 февраля 1964 года в Новосибирске. Его мать, Галина Александровна, работала в школе учителем литературы и русского языка. <...> Родители развелись, когда Андрею было пять лет». Т.о. мать, школьная учительница литературы, одна воспитывала своего единственного ребёнка. Каков результат? После окончания школы Звягинцев выбирает профессию не военного, не моряка, не инженера, а поступает на актерский факультет Новосибирского театрального училища. В армии служит конферансье в Новосибирском военном ансамбле. Затем окончил ГИТИС. Типичный гуманитарий, с детства, повторюсь, имевший возможность основательно познакомиться с русской литературой в её школьном преломлении. Отметим, что в школе он учился в позднее советское время, когда из русской литературы в школьный курс свалили всё самое критичное по отношению к дореволюционной России. Рекомендации знаменитого письма Белинского выполнялись строго: русская литература должна была бороться с Православием, самодержавием и народностью. «Братья Карамазовы», например, не боролись ни с Православием, ни с самодержавием, поэтому их в советской школе не изучали. А что изучали?

«Историю города Глупова» Салтыкова-Щедрина, «Горе от ума» Грибоедова, «Ревизор» и «Мертвые души» Гоголя, «Грозу» Островского, «Униженные и оскорбленные» Достоевского, «Железную дорогу» Некрасова, «На дне» Горького... Закончившие советскую школу могут этот список продолжить. Заставляли с выражением читать «Прощай немытая Россия» Лермонтова и т.д. и т.п. Школьная наша учительница литературы Сталина Константиновна требовала учить наизусть определения Белинского различным литературным героям. Что сказал Белинский про Катерину («Гроза»)? Отвечай! «Луч света в темном царстве»! Пятёрка! «Тёмное царство» - это, конечно, Россия.

В детстве я любил читать. Но именно школьный курс литературы вызывал подспудное отторжение. Были в нём, конечно, и хорошие произведения. С величайшим удовольствием прочитал «Капитанскую дочку» Пушкина и долго удивлялся: надо же, и в школе могут учить чему-то хорошему. Роман «Война и мир» понравился, но его проходили как-то слишком ознакомительно. Поэтому остаюсь при своём убеждении, что российская часть школьного курса литературы воспитывала с детства критичное отношение к российской действительности. И чем усерднее учил школьник эту самую литературу, тем критичнее он относился к России.

В этом, видимо, одна из причин развития национализма в республиках СССР. Общесоюзный курс литературы содержал массу негатива про дореволюционную Россию, а все национальные литературы (украинская, грузинская и прочие) были, напротив, очень патриотичны и воспевали вековую борьбу своих народов против угнетения проклятым царизмом, т.е., получается, Россией. В итоге получили поколения националистов и развал Союза.

В фильме Звягинцева «Левиафан» мы видим это критичное отношение к российской действительности. Оно очень концентрировано. Ни одного положительного героя! Никакого просвета! И вот здесь надо вспомнить историю с Гоголем. Постановка пьесы Гоголя «Ревизор» имела ошеломляющий успех. Все поздравляли Гоголя и ликовали: как здорово писатель прошёлся по чиновникам, бюрократам, взяточникам, по всей России. Гоголь же был печален: его не поняли. Он-то хотел, чтобы люди, посмотревшие «Ревизора», обратились к борьбе со своими личными грехами.

Гоголю пришлось писать специально «Развязку Ревизора», в которой доказывать читателям и зрителям фантастичность созданного им сюжета и фантастичность изображенного им города: «Всмотритесь-ка пристально в этот город, который был выведен в пьесе! Все до единого согласны, что этакого города нет во всей России: не слыхано, чтобы где у нас были чиновники все до единого такие уроды: хоть два, хоть три бывает честных, а здесь ни одного. Словом, такого города нет. Не так ли? Ну а что если это наш же душевный город и сидит он у всякого из нас?»

Гоголь хотел помочь людям увидеть грех в себе и избавиться от него, Гоголь религиозен. Поняв, что «Мёртвые души» читатель воспринимает неправильно, Гоголь сжигает неизданные главы. Способен ли на подобное Звягинцев? Нет? Не та вера, не те цели?

«Ревизор» и «Мертвые души» Гоголя веселы. Гоголь стремиться высмеять грех и этим победить козни дьявола. «Левиафан» Звягинцева мрачен и безысходен. При этом фильм Звягинцева «Левиафан» категорично фантастичен. Все герои его, взятые по отдельности, вполне реалистичны. Все события, взятые по отдельности, вполне могут произойти в реальной жизни (я и пострашнее могу истории рассказать). Но, сконцентрированные в одном фильме, они делают его фантастичным. Мрачно-фантастичным. Упадническо-фантастичным. Ничего хорошего он не даст душе человека. Только уныние и злобу. Поэтому в России фильм «Левиафан» успеха иметь принципиально не может. Другое дело - демонстрация «Левиафана» за границей в качестве идеологического оружия против России. Многих на Западе демонстрация «Левиафана» может убедить в демоничности России: ведь это сами русские про себя снимают, да ещё и при помощи государственного бюджета. Значит, это всё правда. Значит, они действительно такие. Боевикам «Правого сектора» «Левиафан» также можно демонстрировать перед очередными боями на Донбассе. Будут злее и беспощаднее.

 

P.S. Так случилось, что после фантастического фильма «Левиафан» мне довелось посмотреть документальный фильм Дмитрия Васюкова «Поморы. Счастливые люди». Это фильм про русских людей, реально живущих на Севере, на берегах Белого моря. Живущих рядом с теми местами, где снимал свою ненаучную фантастику Звягинцев. Трудно живут русские люди, но живут! От реалистичных «Поморов» получил массу положительных эмоций. Рекомендую!



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме