Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Основания науки: грядёт инверсия поля познания!

Семен  Гальперин, Русская народная линия

15.04.2015


Памяти Игоря Анатольевича Непомнящих († 8.04.2010) …

Никто не смеет сказать, будто Бог во вред нам употребил невидимость естества Своего и оставил Себя совершенно непознаваемым для людей. Напротив того, Он привёл тварь в такое устройство, что, будучи невидим по естеству, Он доступен познанию из дел.

Св. Афанасий Александрийский

 

Публикуя год тому назад на портале РНЛ материал «Восславим Господа в разуме!», я надеялся, что он послужит поводом для достойного памяти православного учёного живого обсуждения, в котором мысли его, изложенные в последнем прижизненном докладе «О католической и православной науке», найдут плодотворное развитие. Увы, я ошибся: несмотря на значительное число просмотров материала (судя по ранжиру его в архиве), ни одного комментария к нему так и не появилось. Между тем подвижничество Игоря Анатольевича после прихода его к Православию, бескомпромиссность и самоотверженность, сочетаемые с глубокой верой, не могут, не должны быть преданы забвению. Будучи сражённым смертельным недугом, он обращается к своему духовнику со следующими словами: «Пришло время остановиться писать и заняться собственной чисто духовной жизнью. Видимо, дальнейшее продвижение в православной науке без этого и не возможно. Поэтому или смогу преобразиться, или сделанное - это всё, что мог сделать» http://pevl.livejournal.com/22533.html. Доступное для нас с вами «сделанное» - публикации И.А. Непомнящих, размещённые в период 2006-2010 гг. на портале РНЛ. Любая из них может способствовать просветлению ума, если при обращении к ней будет принят во внимание императив митрополита Московского Филарета (Дроздова): «Необходимо, чтобы никакую, даже в тайне сокровенную премудрость (мы) не почитали для нас чуждою и до нас не принадлежащею, но со смирением устрояли ум к божественному созерцанию и сердце к небесным ощущениям».

Я попытаюсь воспользоваться советом святителя, взяв за основу утверждение Игоря Анатольевича «...проблемой православного образования является разработка основ православного познания мира как возрастания разума в пределах веры, но отнюдь не как ограничения веры в пределах рационализированного рассудка». Им он предваряет свой «взгляд одного из участников» Рождественских чтений 2009 года, уделив далее значительное внимание докладу Патриарха Кирилла на пленарном заседании, в частности, упоминанию Его Святейшеством наделавшим в то время немало шума заявления «Богу - Богово, а Ньютону - Ньютоново». Приводя обобщающий вывод докладчика «мы можем принять этот принцип, но при одном непременном условии: должен быть обязательно соблюдён основополагающий принцип иерархии ценностей, когда на первом месте безусловное и непререкаемое "Богу - Богово"«, Игорь Анатольевич дополняет его собственным достаточно подробным анализом.

Оказывается, сам этот «принцип» содержит в себе неустранимые с позиций православия противоречия: «Здесь необходимо подчеркнуть, что, если понимать науку как познание мира, а не только как и разработку средств улучшения материальных условий жизни, то принцип автономии познания мира от религии становится совершенно неприемлемым для православного сознания. Но и если понимать науку только как разработку средств улучшения материальных условий жизни, то жизнь в таком мире будет далека от христианских представлений о земной жизни». Разоблачает Игорь Анатольевич и неприкрытый прагматизм самогό автора газетной статьи «Наказы новому Патриарху» В.Т. Третьякова, который, позиционируя себя как «человека неверующего», тем не менее, считает взаимодействие с церковью полезным. Он даже готов поступиться «личным неверием», впрочем, до определённого предела, будучи «уверен, что церковь не должна покушаться на институт рационального знания и рационального (научного) образования - от школьного до университетского».

Свой анализ Игорь Анатольевич завершает следующим выводом: «Из приведенного контекста совершенно отчетливо видно, что "принцип Третьякова" - принцип автономии науки и религии, - принятый лишь в рациональной науке, которая сегодня зашла в тупик, сформулирован атеистом, который воспринимает РПЦ "не только как собственно религиозный, но и "цивилизационный, общественный и политический проект", как государствообразующий институт. И если обратиться к истории науки, то принцип автономии науки и религии уже был провозглашен на Западе еще несколько веков назад, что и дало начало отпадению западной цивилизации от христианской религии». Полностью разделяя это заключение, я всё же позволю себе выделить из него мысль о зашедшей сегодня в тупик рациональной науке, в свете которой само упоминание В. Третьяковым в своём тезисе Ньютона свидетельствует, мягко говоря, о недостаточной компетентности его автора. Дело в том, что целью Ньютона являлось всего лишь познание установленного Богом в сотворённом Им мире многообразия причинно-следственных зависимостей, не более того, и упоминаемое И. А. Непомнящих провозглашение на Западе «принципа автономии науки и религии» вовсе не обеспечивало во времена Ньютона реальных возможностей для их противопоставления. И заинтересуйся автор предлагаемого Патриарху Кириллу «принципа» (по существу - ультиматума) драматическими событиями, происходившими в сфере познания в минувшем веке, он, возможно, вообще обошёлся бы без упоминания Ньютона, закладывавшего основания классического естествознания с общими для всего тварного мира закономерностями, где места для какой бы то ни было альтернативы «Богу - Богово» просто не существовало.

Радикальные изменения наступили лишь в прошлом веке, когда помрачённый сатанинской гордыней разум, безжалостно разрушив целостную картину мироздания, тут же приступил к попыткам воссоздать её наподобие «пазлов» посредством теоретических моделей, конструируемых с помощью свободно выбранных самими авторами принципов и понятий. Необходимые для понимания существа дела обобщения сделал непререкаемый в фундаментальной физике Вернер Гейзенберг: «С прагматической точки зрения развитие науки есть непрерывный процесс приспособления нашего мышления к постоянно расширяющемуся полю опыта...» На поверку же научная истина оказалась вовлечённой в сферу договорных отношений - для признания её объективности требовалась согласованность с кругом единомышленников-профессионалов. В сочетании с установленным жёстким пределом научного мышления - пределом применимости понятия - и безоговорочным принятием новых основополагающих принципов (неопределённости, соответствия, дополнительности), завершённых позже «антропным принципом», это позволило замкнуть в неуязвимое для каких бы то ни было посягательств извне смысловое кольцо эмпирический и рациональный подходы, попутно пренебрегая, при необходимости, традициями, составлявшими некогда саму основу классического естествознания. Закреплённое последующими поколениями научного «истеблишмента», всё это к настоящему времени превратилось в подлинный монолит.

Когда просматриваешь «Краткую историю времени» - творение убеждённого атеиста Хокинга, к которому с завидным почтением относятся в просвещённых православных кругах, диву даёшься, с какой непринуждённостью опровергает автор своих верующих предшественников, хотя бы того же Ньютона, чьи рассуждения, по его мнению, «пример того, как легко попасть впросак, ведя разговоры о бесконечности». Сочетание убеждённости Хокинга в собственной самодостаточности с масштабностью его научных интересов (от микро- до мега-) волей-неволей наводит на мысль о том, что сегодня его кандидатура оказалась бы в «принципе Третьякова» гораздо весомей ньютоновской. Впрочем, сам Хокинг, скорее всего, даже не подозревает, что действительной основой его образа мысли, а, стало быть, и противоположного ньютоновскому научного метода, служат всего лишь «свободные конструкции ума», некогда предложенные своим коллегам Эйнштейном. Именно они позволили самым амбициозным из них не просто «измышлять гипотезы» (вопреки Ньютону, с его «гипотез же не измышляю»), но и возводить их, пользуясь услугами математики, в ранг не требующих доказательств аксиом.

А давайте и мы с вами прибегнем к такому же методу, выбрав известную со школьной скамьи аксиому: две точки соединяются одной прямой (я сознательно избегаю давать ей определение по Гилберту: «через две различные точки проходит единственная прямая»). При этом по отношению к самой точке воспользуемся подходом, предложенным ещё в конце II века от Р.Х. восточным богословом Климентом Александрийским: «Устраняя измерения высоты, ширины и длины, мы получаем точку, занимающую известное пространственное положение, известную единицу, некоторую умопостигаемую монаду». Но в таком случае вышеприведённая аксиома свидетельствует ни о чём ином, нежели о наличии во Вселенной универсального парного соединения. Нетрудно прийти к выводу, что таких соединений должно быть бесконечное множество; следовательно, любая точка в действительности является центром (средоточием), обладая при этом присущей ей неустранимой двойственностью, поскольку оказывается началом расходящихся и вместе с тем концом сходящихся направлений. Притом, она вовсе не сводится лишь к «умопостигаемой монаде», поскольку отлично вписывается в соответствии с классическим воззрениями в однородность и изотропность пространства (т.е. равнозначность его точек и равноправность направлений).

Как известно, базовым представлением классической механики служит материальная точка (абстракция) - незаменимое средство для решения конкретных задач. Действительность же выявляет конкретность каждой отдельной точки - она обусловлена неповторимостью связанных с ней направлений. Главное же в том, что благодаря совпадению в точке концов с началами сама она оказывается носителем вездесущего динамического равновесия. Именно здесь «очам ума» явлена тайна бесконечности - тождество бесконечной скорости абсолютному покою. Достаточно осмыслить реальность этого парадокса, и в научную картину мира возвратится принцип дальнодействия, которое хотя и не отрицалось классическим естествознанием, но достаточно глубоко не осознавалось и было напрочь вытеснено в минувшем веке творцами «нового научного мышления». Между тем такой возврат до основания разрушит релятивизм господствующего подхода, и принцип близкодействия, который один лишь держит на плаву нынешнюю громоздкую теорию элементарных частиц, канет в Лету.

Но попытаемся продолжить обсуждение осмысленного благодаря аксиоме Евклида универсального парного соединения. И мне тут же придётся обратить ваше внимание на ещё один вселенский парадокс, причиной которого служит оно само. Дело в том, что динамическое равновесие необратимо нарушается из-за наличия соединяющей две точки прямой - единственного, общего для обеих направления: начало его для одной из них оказывается вместе с тем окончанием для второй, и, наоборот, начало для второй служит окончанием для первой; нетрудно понять, что равновесие восстановится лишь при слиянии обеих точек. А ведь в действительности произойти это не может: аксиома Евклида выражает как раз то, что есть на самом деле. И получается, что обе точки испытывают непрекращающееся стягивание по соединяющей их прямой. К сожалению, Ньютон прийти к такому заключению в поисках первопричины всемирного тяготения не смог бы, о чём свидетельствуют его собственные разъяснения: «Нельзя представить себе, каким образом неодушевлённое грубое вещество могло бы - без посредства чего-либо постороннего, которое нематериально, - действовать на другое вещество иначе как при взаимном прикосновении. А так должно бы быть, если бы тяготение было, в смысле Эпикура, присуще материи. Допустить, что тяготение врождённо материи, присуще ей так, что одно тело должно действовать на расстоянии через вакуум на другое без посредства чего-либо постороннего, помощью которого действие и сила от одного тела проводится к другому, есть для меня такая нелепость, что, полагаю, в неё не впадет ни один человек, способный к мышлению о философских вещах. Тяготение должно причиняться некоторым деятелем, действующим согласно определенным законам. Какой это деятель - материальный или нематериальный - я предоставил размышлению читателя». Как говорится - без комментариев.

Итак, древняя аксиома Евклида позволила нам с вами осознать важнейшие закономерности, лежащие в основе мироздания. Пополнить их список позволит обращение к гораздо более близким событиям - открытию на пороге ХХ века «кванта действия», названного в честь автора открытия «постоянной Планка». Учёный мир настолько потрясло обнаруженное при этом квантование (порционность) энергии, что всё внимание было уделено именно «кванту энергии», а не сопровождавшему его коэффициенту пропорциональности (множителю h), численное значение которого Планк вычислил, имевшему размерность действия (г∙см∙см/с) [«actio formalis»] - название, предложенное выявившим его в природе Лейбницем. Сам Планк, впрочем, начал считать обнаруженную им величину мировой фундаментальной постоянной ещё до появления у него идеи кванта энергии. И настрой этот у него сохранялся достаточно долго, о чём свидетельствует тон его письма Вальтеру Нернсту от 1910г.: «Могу сказать без преувеличения, что в течение десяти лет ничто в физике меня так непрерывно не возбуждало и не волновало, как этот квант действия».

Увы, в дальнейшем произошло размывание такого настроения и понять причину этого несложно, если учесть принципиальную разницу между здравым консерватизмом Планка и беспредельной амбициозностью Эйнштейна, для которого само явление квантования энергии стало по сути действенным средством построения картины мира, лишённой абсолютного пространства Ньютона и эфира Фарадея-Максвелла. Впрочем, зеркало классической картины мира дробили с разных сторон, причём аргументация его разрушителей была в избытке обеспечена требуемыми фактами. Это был период торжества аксиоматиков, досконально освоивших метод постановки частных вопросов, ожидаемые ответы на которые им давали результаты экспериментов. Судите сами, насколько убедительной оказалась такая практика, если даже Планк, при всей своей рыцарской верности классическим воззрениям, заявляет в своём докладе-обзоре в 1929 году: «Ведь именно экспериментальные факты пошатнули и опрокинули классическую теорию».

Если бы выраженное в письме воодушевление автора сохранилось, трудно сомневаться в том, что в сочетании с замечательным складом его ума (известна особая привлекательность для него положений, несущих черты чего-то абсолютного) оно привело бы Планка к осознанию истинного смысла кванта действия - носителя тайны рождения дискретной частицы, формирования фундаментальных мер измерения, короче - создало бы реальные предпосылки для сохранения целостной картины мироздания. Случилось же то, что сам он (как, впрочем, и ни кто другой) не обратил внимания на истинный смысл открытой им мировой постоянной:

h = mlc (г∙см∙см/с) - const,

где m - масса; l - протяжённость; с - скорость света (const).

А это означает, что квант действия состоит из двух постоянных по величине соотношений фундаментальных средств измерения: массы-протяжённости, сохраняющих взаимообратную зависимость, и протяжённости-времени, явленных в скорости света. Если теперь вспомнить наше недавнее обсуждение двойственности «статичной» точки (совпадение в ней концов и начал), имея в виду её реальность, приходится сделать вывод, что «квант действия» - не что иное, как точка, охваченная и преображённая действием. Здесь, однако, изначальная двойственность её теряет сугубо потенциальный характер, приобретая реальное качество: вместо лишённого пространственной мерности центра возникает постоянное по величине соединение меры сосредоточенности с мерой рассредоточенности. Тем самым мы приходим к выявлению истинной природы массы как меры сосредоточенности и протяжённости как меры рассредоточенности, так что (к слову) недавно открытый «бозон Хиггса» оказывается совершенно не у дел.

Можно было бы далее рассказать о том, как дальнейшее следование по этому пути приводит к расшифровке и осмысливанию других мировых постоянных: элементарного электрического заряда, постоянной «тонкой структуры», гравитационной постоянной, от чего нынешняя наука напрочь отказалась, как и к существованию устойчивых элементарных частиц, в свете чего выявляется полная несостоятельность нынешнего корпускулярно-волнового дуализма. Однако и вышеизложенного вполне достаточно для того, чтобы первостепенность понятий вечности и бесконечности, как и целеполагания блага, начала, наконец, обретать значимость при формировании сугубо научного мировосприятия. Тем более, что всё это, начиная с самогό заголовка публикуемого материала, представляет, по сути, продолжение обсуждения, предложенного в предыдущей публикации «Восславим Господа в разуме!», посвящённой светлой памяти Игоря Анатольевича Непомнящих.

 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 70

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

70. C. Гальперин : на 69. Андрей Карпов:
2015-05-01 в 01:12

Сожалею, что Вы не приняли во внимание моё мнение о причине недоразумений, возникающих при обмене комментариями. Впрочем, первое же Ваше предположение о моём обращении к «духу Гегеля» наконец-то прояснило для меня обстановку. Нет, я вовсе не имел в виду «субъективный дух» Гегеля, как, впрочем, и «жизненный дух» Бэкона, «мыслящий дух» Декарта или же «абсолютный дух» Беркли – продукты превращения трансцендентного, то есть находящегося вне пределов суждения, за границей человеческого сознания и познания, в имманентное – пребывающее в сознании человека, соизмеримое с ним (по Лосеву, «когда Абсолютное на все лады трактуется как соизмеримое с человеческим, когда вместо Абсолюта проецируется та или иная человечески пережитая и человечески осмысливаемая реальность»). Между тем всё это означало вырождение христианского миропостижения, выработанного Восточными Отцами, которое Вл. Лосский характеризовал как х р и с т и а н и з а ц и ю ума, «насыщение мысли тайной, которая не есть какой-то скрываемый от всех секрет, а свет неистощимый». Но поскольку для Вас философской истиной в последней инстанции остаётся лишь Гегель, то ясно, что само моё упоминание об абсолютизации человеческой личности оказалось для Вас лишённым смысла.
Зная, что тема «Культура как символическая реальность» входит в сферу Ваших научных интересов, я, откровенно говоря, не ожидал, что Вы пребываете в совершенном неведении относительно основ учения Лосева о выразительно-смысловой символической реальности, незнакомы с его замечательной работой «Сáмое самό». А ведь к символическому образу мышления мы прибегаем весьма часто, скажем, упоминая о «душе» и «теле» (и не только по отношению к человеку), когда хотим сопоставить тайну внутреннего с явленностью внешнего. При этом мы не собираемся давать определение ни тому, ни другому. И правильно делаем! Нам достаточно констатировать, что в каком бы облике, в какой бы форме ни воспринималась нами вещь, то есть как бы она ни проявлялась вовне, её индивидуальность (самость), то есть внутреннее вещи сохраняется: внешнее всегда оказывается символом внутреннего. И это не искусственный приём, не условность, изобретённая человеком (в отличие от определения), а сама реальность. Впрочем, обратимся к самомý Лосеву (я ограничусь пятью его тезисами):

«Одна и та же вещь требует или предполагает бесконечное количество своих разнообразных интерпретаций; всякая интерпретация есть символ, следовательно, сáмое самó вещи дано только в символах: в них самость вещи совпадает с той или иной её интерпретацией».

«Бытие вещи предполагает её выразительность - абсолютную явленность всему иному. Это - эманация, или первый символ бытия. Эманация несёт в себе всю определённость вещи, включая качество, конечность, актуальную бесконечность».

«Все вещи вместе, то есть существуя в единстве, также имеют свое сáмое самó - абсолютную самость. Следовательно, всё существующее: логика с её категориями, природа с её вещами и организмами, история с её людьми, космос со всей его судьбой - есть только символы сáмого самогó, или абсолютной самости».

«Не быть символистом - это значит быть или только рационалистом, или только эмпириком. Но признаваемые самодостаточными разум со всей его логикой и наукой, как и чувственный опыт с его наглядностью и непосредственной реальностью, есть только абстракция живого бытия. Два-три века рационализма и позитивизма - ничто по сравнению с трудно исчислимыми веками общечеловеческой истории, когда символ понимался именно онтологически и совершенно реалистически».

«Символ не указывает на какую-то действительность, но есть сама эта действительность. Истинное познание может осуществляться человеком лишь в многообразии символов: смыслового (сущностного), самосознательного (интеллигентного), личностного, природного, социального, мифического».

Что же касается трактовки Вами понятий «идея», «дух», «саморазвитие», то я не стану их оспаривать, учитывая различие наших с Вами начальных посылок, и вместо этого предложу Вашему вниманию пару умозаключений Лосева, содержащих эти понятия, которые Вы вольны принять к сведению, либо отвергнуть (для меня, по крайней мере, они раскрывают смысл исторического процесса с достаточной полнотой):

«Для меня последняя конкретность, это - саморазвивающаяся историческая идея, в которой есть её дух, смысл, сознание, и есть её тело, социально-экономическая действительность. В процессе этого саморазвития последняя определяет первую сферу, но определяет не вещественно-причинно и не логически-дедуктивно, определяет не экономически, не этически, не психологически (и тем более не индивидуально-психологически), но физиономически-выразительно и символически-бытийственно».

«В саморазвивающейся исторической идее я вижу её дух и вижу её тело, производственные отношения. Покамест дух не проявился и не выявился в своём собственном специфическом теле, до тех пор я не знаю никакого духа. Тело осуществляет, реализует, впервые делает существующим внутренний дух, впервые его выражает бытийственно. Это диалектическое саморазвитие единого живого телесного духа и есть последняя известная мне реальность».
69. Андрей Карпов : Ответ на 68., C. Гальперин:
2015-04-30 в 14:22

саморазвития вполне определённой исторической идеи


Дух Гегеля, не так ли?
И всё же...
Что есть саморазвитие? Человек занимается изучением иностранного языка (неважно чего). Он сам мотивировал себя на это. Он - саморазвивается. Он - субъект развития. Как может саморазвиваться идея? Идея ведь не является субъектом. Она вообще - не тварь, не обладает подлинным (независимым от носителя идеи) бытием. Или Вы считаете, что Бог творил не людей, а идеи?
У Гегеля саморазвитие - это освоение изначального потенциала. Реализация принципа блага. Но, судя по Вашей реплике, к Вас может развиваться идея, к благу не имеющая никакого отношения... Если развивается благая идея, то понятно почему - в неё эту возможность вложил Бог. Но саморазвитие неблагой идеи - это как? У дьявола нет творческой способности... А идея - не субъект... Проясните, пожалуйста.

«Сама действительность, и её освоение, и её переделывание требуют символического образа мышления».


Это тоже нуждается в пояснении. Эксперимент, НИОКР и т.д. - это всё формы познания, освоения и переделывание действительности. Какое место в этом занимает "символический образ мышления"? И вообще, что это такое.
2+2=4 - это результат символического мышления (с помощью символов).
Любой текст - есть результат символического мышления, ибо используются знаки-слова.
И кеннинги в Старшей Эдде, например, это тоже - символическое мышление...
Сказать, что требуется "символическое мышление", обнимая все эти смыслы, это значит - не сказать ничего, ибо мышление человека неизбежно в той или иной степени символическое...
И в то же время, если считать символическое антитезой конкретно-прагматическому, лишенному дополнительных смыслов и аллюзий, то эксперимент и НИОКР с символическим не пересекаются. И при этом являются очень действенным методом освоения действительности. Как быть с этим?
68. C. Гальперин : на 66. Андрей Карпов:
2015-04-30 в 02:05

Не берусь судить, правильно ли Вы меня поняли или нет, уже потому, что мне в очередной раз предлагается ответить на вопросы, связь которых с предыдущим материалом представляется весьма сомнительной. Могу даже предположить, что недоразумения возникают из-за наших с Вами принципиальных расхождений в мировосприятии. Я в течение, по крайней мере, последних двух десятков лет следую лосевскому императиву: «Сама действительность, и её освоение, и её переделывание требуют символического образа мышления». Поэтому речь может идти лишь о том, что та или иная деятельность, в том числе и научная, служит внешним выражением саморазвития вполне определённой исторической идеи. Если для античности чистая «научная деятельность» сводилась к созерцанию (θεωρία), то в христианском мире по мере перерождения христоцентризма в антропоцентризм (по Лосеву, это обусловлено процессом абсолютизации человеческой личности), наступление эпохи Просвещения вызывается необходимостью повсеместного укрепления позиций разума. Вполне закономерным на таком пути становится появление человека в качестве мыслящего субъекта, для которого окружающий мир служит прежде всего познаваемым объектом. Серьёзную метаморфозу претерпевает смысл самой истины. Поскольку по мере развития протестантского мировосприятия следование Божественному призванию или вера в Божественное предопределение не только не мешают верующему стремиться к удовлетворению своих всё возрастающих земных потребностей, но, наоборот, поддерживают это стремление, разум в поисках истины приобретает весьма определенную ориентацию. Провозгласивший «союз опыта и рассудка» Френсис Бэкон (ХVII в.) уже прямо заявляет: «Истина и полезность суть ... совершенно одни и те же вещи». Нынешний же авторитет на мировом торжище «рынка идей» ярко свидетельствует об устойчивости и надёжности некогда взятого наукой курса. Вопрос лишь в том, куда он в конце концов приведёт?
Так что здесь попытки анализа посредством использования причинно-следственных зависимостей представляются мне, уж извините, несостоятельными.
67. C. Гальперин : 65.Lucia:
2015-04-29 в 23:44

Мне понятен ход ваших мыслей, однако, с трактовкой «частичной потери знания» Адамом после грехопадения согласиться всё же не могу. Поскольку осмыслением основ Православия я во многом обязан трудам Вл. Лосского, позволю себе привести описание им в кн.«Догматическое богословие» того, что произошло с человеком после грехопадения: «Оторвавшись от Бога, его природа становится неестественной, противоестественной. Внезапно опрокинутый ум человека, вместо того, чтобы отражать вечность, отображает в себе бесформенную материю: первозданная иерархия в человеке, ранее открытом для благодати и изливавшем её в мир, – перевёрнута. Дух должен был жить Богом, душа – духом, тело – душой. Но дух начинает паразитировать на душе, питаясь ценностями не Божественными, подобными той автономной доброте и красоте, которые змий открыл женщине, когда привлёк её внимание к древу. Душа, в свою очередь, становится паразитом тела – поднимаются страсти. И, наконец, тело становится паразитом земной вселенной, убивает, чтобы питаться, и так обретает смерть». Но если так, то приходится признать, что объектом познания человека отныне оказывается всего лишь «бесформенная материя», и все древние мифы – не что иное, как результаты первых попыток возродить представления об истинной гармонии мироздания. Что касается выводов мудрейшего из древних потомков Авраама, то для него результаты познания сводятся в итоге к «томлению духа»: «Потому что во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь».

С вашими же суждениями о результатах прихода Сына Божия я полностью согласен, но и здесь, если придерживаться исторической справедливости, считал бы уместным, говоря о знании, начинать с обращения Апостола Павла к римлянам: «И не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что (есть) воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим.12,2). С позиций же Православия (ортодоксального христианства) познание в своей высшей форме означает не что иное, как восславление Бога в разуме; именно это и обнаруживается в трудах Восточных Отцов, являющихся неотъемлемой частью Св. Предания.

По поводу же знаний обо «всём, что интересно о мире», то, как я понимаю, имеется в виду, в конечном счёте, постижение научной истины. И здесь, хочешь не хочешь, придётся констатировать, что в христианском мире после разделения истины веры и истины знания разум в поисках последней приобрёл весьма определённую ориентацию. Провозгласивший «союз опыта и рассудка» Френсис Бэкон (ХVII в.) прямо заявляет: «Истина и полезность суть ... совершенно одни и те же вещи». И это положение сохраняется, по существу, и поныне. Так что сегодня старцу Паисию, узнавшему, что учёный изучает Солнце, следовало бы ещё спросить о цели такого изучения. Вполне могло оказаться, что он один из тех, кто хочет «зажечь Солнце на Земле» – участник проекта, который пытаются осуществить сторонники глобального использования энергии термоядерных превращений, самонадеянно представляющие себя в роли Создателя. Здесь совет мудрого старца тому, кто не ведает, что творит, оказывается совершенно бесполезным.
66. Андрей Карпов : Ответ на 64., C. Гальперин:
2015-04-29 в 13:56

Правильно ли я Вас понял, что Вы считаете, что
а) научная деятельность детерминирована тягой человека как такового к знанию как к таковому

и

б) конкретно-исторические формы научной деятельности являются следствием доминирования антропоцентризма.

Если это так, тогда ответьте, пожалуйста, на следующий вопрос: несет ли наука какую-либо ответственность за это сползание в антропоцентризм? То есть является ли она не только следствием, но и причиной?
65. Lucia : Ответ на 62., C. Гальперин:
2015-04-29 в 02:15

Я отношусь с интересом к вашему пониманию исторического процесса, однако, из настоящего комментария со всей очевидностью следует, что представленную мной лосевскую трактовку причины краха античного миросозерцания, вы попытались всё же несколько «перелицевать» на свой лад. На всякий случай я вновь сошлюсь на авторитет Лосева, приведя следующее его умозаключение: «Уже христианство стало государственной религией, уже гремели Вселенские соборы, а небольшая группа языческих философов создаёт свою концепцию античности. Но дни языческой античности сочтены, и эти же самые мыслители, так глубоко понимавшие сущность античной философии, всё-таки в конце концов пришли к выводу, что всё это п у с т ы н я. Почему? Нет н и к о г о, раз нет л и ч н о с т и и есть только ч т о. Космос - это ч т о, а не к т о . <...> Так кончились те светлые дни, когда человек молился на звёзды, относил себя к звёздам и не чувствовал своей собственной личности».Обратите внимание: здесь нет ни слова о том, что последними языческими философами было что-то забыто, скорее наоборот: в поисках истины они соединили платоновские представления о Едином с аристотелевскими о Мировом Уме, добавив к ним Мировую Душу из учения стоиков; да, и вот ещё: у греков и с т и н а (αλήθεια) означает припоминание. Так что всё дело вовсе не в забывчивости, а именно в отсутствии у них представления о личностном начале, воплотившемся в христианстве в Абсолютной Личности (Логосе). Между прочим, у греков было и собственное учение о «логосе», который Лосев называл «словесным сгустком мысли», стало быть, о неком средоточии смысла, воплотившем в себе всю их смысловую стихию. Но ведь и в христианском мировосприятии таким же универсальным средоточием оказывается Λόγος; однако, это уже не («что») – отвлечённая абстракция понятия, а («Кто») – Иисус Христос: обладающая историческим преданием конкретная Абсолютная Личность, Сын Божий, единосущный со Своим Отцом.Однако же, неспроста в предыдущем комментарии я называл развитие представления о личности драматичным, рассказав, далее, о вырождении христоцентризма в западнохристианском мире в антропоцентризм. Дело в том, что на христианском Востоке, где культ Св. Троицы выводил на первый план единосущие Отца и Сына (Логоса), Которому «воипостасно» человечество, христоцентризм не мог подвергнуться вышеописанному вырождению – он всегда оставался л о г о ц е н т р и з м о м. Многовековое развитие именно этой исторической идеи проявляется в главных особенностях самобытной русской культуры: общинному (мирскому) сознанию, выраженному в неповторимом языке, преданиях и обычаях, межличностных отношениях и хозяйственном укладе, соответствует сакральное: Божественная благодать взаимной любви (соборность), эсхатологические ожидания (надежда на всеобщее спасение), синергия (духовное соработничество с Богом). Свобода связана здесь вовсе не с познанной необходимостью, а с сознательным ограничением личной воли во Имя Бога; мир представляет собой не мастерскую, но Храм: сама же человеческая личность является вовсе не продуктом общественных отношений – начало её мистическое. Эту тайну истории православной России пора наконец-то осознать каждому – от школьника до Президента. И чем скорее это произойдёт, тем надёжнее и устойчивее станет наше с вами будущее.



Человеку дважды давалось знание - Адаму - он потерял его частично после грехопадения, остальное же постепенно позабыли его потомки.
Когда Пришел Сын Божий, он дал человеку вновь полную возможность знать, все, что интересно о мире.
Это, кажется старец Паисий сказал ученому-
Что ты изучаешь ?
- Солнце, - ответил ученый, чтоб старцу было проще понять.
- А ты подружись с Тем, кто создал Солнце, и Он все тебе расскажет, - посоветовал старец.
64. C. Гальперин : на 63. Андрею Карпову:
2015-04-28 в 23:17

Для начала обращаю ваше внимание на то, что в приведённой строке из моего ответа выражено отношение к изложенным в предыдущем комментарии вопросам, которые (в этом нетрудно убедиться) нисколько не связаны с предлагаемыми мне здесь уточнениями («почему» - «потому» оказываются, если можно так выразиться, в разных плоскостях). Тем не менее, я попытаюсь поддержать диалог, исходя, естественно, из того, что моё отношение к познанию самое, что ни на есть положительное, и интерес к нему является непреходящим.

Что касается «социально-исторических факторов», то здесь я остаюсь последователем историзма Лосева, т.е. для меня они целиком определены характером саморазвивающейся исторической идеи: так, в науке античности выражено саморазвитие внеличностного космологизма (космоцентризма); характер развития науки Запада, ныне рассматриваемой в ранге мировой, выражает саморазвитие антропоцентризма (Владимир Эрн предпочитал называть его «овеществлённым рационализмом»). Что же касается «некой тяги человека к познанию сущего», то её отметил ещё Аристотель (его «Метафизика» так и начинается с утверждения: «Все люди от природы стремятся к знанию»).

Предложенное вами здесь выражение «познание светской науки» представляется мне надуманным; я, к примеру, обычно веду речь о нынешней естественнонаучной сфере, подразумевая секуляризованный (обмирщённый) характер самих её основ, между тем, как Макс Планк (протестант) осмысливает сложившееся положение следующим образом: «религия, и естествознание нуждаются в вере в Бога, при этом для религии Бог стоит в начале всякого размышления, а для естествознания – в конце». Интересно сопоставить с его умозаключением утверждение Эйнштейна (пантеиста по убеждению): «Наука без религии хрома, а религия без науки слепа». Предлагаемое мной изменение сложившихся в минувшем веке методологических оснований естествознания исходит из давно назревшей необходимости новой редакции данного тезиса: «Наука без религии слепа, а религия без науки хрома». По отношению же к формулировке Планка это означает, что Бог должен оказаться в самих началах естествознания в качестве выражающих его сущность в сотворённом Им мире и осмысливаемых человеческим разумом свойств: благости, вечности, бесконечности.
Степень же своего интереса к методологическим основаниям нынешнего естествознания я давно выразил в ряде публикаций, в частности, в докладе «К вопросу о методологии смены естественнонаучной парадигмы» (он опубликован в сборнике материалов 12-й конференции из цикла «Григорьевских чтений» ещё в 2010 году). Если пожелаете, могу переслать его текст по электронной почте на ваш Интернет-ресурс.
63. Андрей Карпов : Ответ на 61., C. Гальперин:
2015-04-28 в 15:08

Могу так же вполне уверенно заявить, что никогда ими не интересовался


Позвольте всё же уточнить. Это так - почему?
А) Потому ли, что познание светской науки сплошь заблуждение, а потому не имеет значение, чем оно обусловлено, важен лишь итоговый (ложный) результат?
б) Или потому, что социально-исторические факторы (по-Вашему) не являются значимыми, и наука представляет собой некую вещь в себе - некую тягу человека к познанию сущего, не детерминированную внешними обстоятельствами?
в) или...?
Вы предлагаете изменить методологические основания науки, разве при этом не является необходимым интерес к тому, что является ее методологическим основанием сегодня?
62. C. Гальперин : на 58. Lucia:
2015-04-28 в 03:27

Я отношусь с интересом к вашему пониманию исторического процесса, однако, из настоящего комментария со всей очевидностью следует, что представленную мной лосевскую трактовку причины краха античного миросозерцания, вы попытались всё же несколько «перелицевать» на свой лад. На всякий случай я вновь сошлюсь на авторитет Лосева, приведя следующее его умозаключение: «Уже христианство стало государственной религией, уже гремели Вселенские соборы, а небольшая группа языческих философов создаёт свою концепцию античности. Но дни языческой античности сочтены, и эти же самые мыслители, так глубоко понимавшие сущность античной философии, всё-таки в конце концов пришли к выводу, что всё это п у с т ы н я. Почему? Нет н и к о г о, раз нет л и ч н о с т и и есть только ч т о. Космос - это ч т о, а не к т о . <...> Так кончились те светлые дни, когда человек молился на звёзды, относил себя к звёздам и не чувствовал своей собственной личности».

Обратите внимание: здесь нет ни слова о том, что последними языческими философами было что-то забыто, скорее наоборот: в поисках истины они соединили платоновские представления о Едином с аристотелевскими о Мировом Уме, добавив к ним Мировую Душу из учения стоиков; да, и вот ещё: у греков и с т и н а (αλήθεια) означает припоминание. Так что всё дело вовсе не в забывчивости, а именно в отсутствии у них представления о личностном начале, воплотившемся в христианстве в Абсолютной Личности (Логосе). Между прочим, у греков было и собственное учение о «логосе», который Лосев называл «словесным сгустком мысли», стало быть, о неком средоточии смысла, воплотившем в себе всю их смысловую стихию. Но ведь и в христианском мировосприятии таким же универсальным средоточием оказывается Λόγος; однако, это уже не («что») – отвлечённая абстракция понятия, а («Кто») – Иисус Христос: обладающая историческим преданием конкретная Абсолютная Личность, Сын Божий, единосущный со Своим Отцом.

Однако же, неспроста в предыдущем комментарии я называл развитие представления о личности драматичным, рассказав, далее, о вырождении христоцентризма в западнохристианском мире в антропоцентризм. Дело в том, что на христианском Востоке, где культ Св. Троицы выводил на первый план единосущие Отца и Сына (Логоса), Которому «воипостасно» человечество, христоцентризм не мог подвергнуться вышеописанному вырождению – он всегда оставался л о г о ц е н т р и з м о м. Многовековое развитие именно этой исторической идеи проявляется в главных особенностях самобытной русской культуры: общинному (мирскому) сознанию, выраженному в неповторимом языке, преданиях и обычаях, межличностных отношениях и хозяйственном укладе, соответствует сакральное: Божественная благодать взаимной любви (соборность), эсхатологические ожидания (надежда на всеобщее спасение), синергия (духовное соработничество с Богом). Свобода связана здесь вовсе не с познанной необходимостью, а с сознательным ограничением личной воли во Имя Бога; мир представляет собой не мастерскую, но Храм: сама же человеческая личность является вовсе не продуктом общественных отношений – начало её мистическое. Эту тайну истории православной России пора наконец-то осознать каждому – от школьника до Президента. И чем скорее это произойдёт, тем надёжнее и устойчивее станет наше с вами будущее.
61. C. Гальперин : на 60. Андрей Карпов:
2015-04-28 в 01:16

На все поставленные уважаемым комментатором вопросы автор искренне отвечает: «понятия не имею». Могу так же вполне уверенно заявить, что никогда ими не интересовался, за исключением, разве что, на предмет сдачи институтских зачётов; но это было так давно… Более того, хотите верьте – хотите нет, но я начисто лишён веры в прогресс, и Кондорсе в этой связи нисколько не является для меня авторитетом. Зато таковыми я готов назвать Василия Зеньковского и Алексея Лосева, для которых либерально-просветительское происхождение учения о прогрессе не подлежит сомнению. Чтобы прояснить суть дела, я даже предложу вашему вниманию одно из лосевских умозаключений: «…природно-ограниченная личность фактически совершенно не способна объять бесконечность всех времён и пространств, которые только были, есть и ещё будут. Тем самым личность по необходимости переходит в постоянное становление, стремление, искание. Она мечтает охватить бесконечность если не сразу, то постепенно. И вот, человека охватывает лихорадка прогресса, постоянная горячка исканий, достижений, весь этот неугомонный духовный авантюризм, эта жажда и алчность знания, чувств, ощущений, волевых напряжений, наживы, богатств, власти и т.д., и т.д.». Тут перед вами вся «эпоха НТР» со всеми её предпосылками, как на ладони. Я даже решился как-то в своём сообщении на одной из конференций по проблеме «Методология в искусстве и науке» обыграть пушкинский девиз передачи «Очевидное – невероятное»:
О, сколько дел и мнений ложных
Явил нам просвещенья дух!
И опыт в них увяз надёжный,
И гений – парадоксов друг,
И случай, бог - изобретатель…
Желал ли этого Создатель?

Так что, извините, удовлетворить вашу любознательность не в состоянии.
60. Андрей Карпов : Re: Основания науки: грядёт инверсия поля познания!
2015-04-27 в 20:54

А что там говорили классики о классовом характере науки?
Таки и нет что ли в науке социально-исторической мотивации?
Когда началась эпоха НТР (при каких социально-исторических предпосылках)? И когда она закончилась (опять-таки - при каких предпосылках к этому)?
Что скажет на это автор статьи?
59. C. Гальперин : на 57. рудовскому:
2015-04-27 в 18:31

Суть моих выступлений сводится всего лишь к «проблеме преодоления секулярности культуры» – именно таким был подзаголовок уже первой публикации на портале РНЛ. Речь же в ней шла о конкретном предложении Алексея Лосева решить проблему. И во всех последующих выступлениях (по крайней мере, в подавляющем их большинстве)я от этой «сути» не отступал. Причём, следуя представлениям первых славянофилов о цельном знании («верующем мышлении»), предлагал осуществлять её решение в форме проекта «Цельное знание», куда бы вошли разделы:

- преодоление секулярности (обмирщённости) культуры с позиции Православия (ликвидация разобщённости в индивидуальном и общественном сознании науки, религии, философии, искусства и нравственных начал);

- смена существующей естественнонаучной парадигмы при воссоздании целостной картины мироздания на основе православных начал научного мировоззрения;

- перестройка форм и содержания общего образования на основе православного мировидения.

Что касается второй строки вашего комментария, то никак не могу согласиться с приписыванием мне оценки «правильно»-«неправильно» по отношению к познанию мира. Речь может идти лишь о результатах нарушения преемственности многовекового развития мысли в христианском мире,возникшем в начале ХХ века вследствие явного отступления тогдашнего «интеллектуального авангарда» от декартовских «Правил для руководства ума» (см. комм.41). Роберт Оппенгеймер выразил это образом разбитого зеркала, отражавшего прежде целостную картину мира. Нетрудно обнаружить и саму основу такой картины: вселенная – сфера, центр которой везде, а окружность нигде, – достаточно обратиться к воззрениям Эриугены, Экхарта, Кузанского, Кеплера, Паскаля, наконец, сослаться на умозаключения Ньютона, излагающего в третьей книге «Начал...» систему мира: «Любая точка пространства вечна, каждый неделимый миг длится повсюду». Сопоставьте-ка с всё это с «исчерпывающим» ответом Эйнштейна любознательному журналисту на вопрос о результатах его работы: «Раньше считали, что время и пространство останутся, даже если все вещи исчезнут из мира, а теперь мы знаем, что в этом случае не будет никакого пространства и никакого времени». Добавить самую м а л о с т ь: «но останется всюдность и вечность» он был не в состоянии – это никак не совмещалось с его «космической» религиозностью. Между тем строгое соблюдение верности классическим воззрениям позволяло обнаружить в любой точке пространства не только потенциальную свёрнутость жёсткой сферической структуры (центр, радиальные направления, сферическую поверхность, объёмность шара), но и присущее ей динамическое равновесие, поскольку она оказывалась средоточием-центром сходящихся-расходящихся направлений. Ну, а «всюдность» такого центра (пребывание его везде) означала, что ему присуща бесконечная скорость, тождественная абсолютному его покою. Вот, что в действительности представлял собой «физический вакуум», вокруг которого начали безуспешно ломать копья физики, покончив с абсолютным пространством Ньютона. А ведь появление в нём чего-либо «инородного», со-провождавшегося д е й с т в и е м, так или иначе посягавшим на незыблемость его структуры, не могло не вызвать п р о т и в о д е й с т в и я (в полном соответствии с законом Ньютона). Но если для Фарадея всё это послужило вполне естественным обоснованием для предсказания явлений в эфире на сто лет вперёд, включая, электромагнитные волны (см. комм.43), то для Эйнштейна с его доверием к закону «экономии мышления» Эрнста Маха, проявление «стропивости» эфира стало достаточно весомым основанием для удаления его из картины мироздания. А вот теперь приходит время «амнистировать» эфир, опять-таки прибегнув к помощи советов Декарта. Причём, обратите внимание, хотя здесь и не понадобилось обращаться к вероучительным основам, однако, о явлениях, находящихся вне пределов «рацио», речь всё же шла. Правда, достаточно подробно связь науки с религией я попытался осветить не менее года тому назад в публикациях на портале РНЛ «Разум на стыках путей познания» и «Восславим Господа в разуме!», хотя обе они, судя по всему, интереса читателей не вызвали.
Впрочем, специально убеждать вас в серьёзности излагаемого мной, в мою задачу не входит. Будущее покажет.
58. Lucia : Ответ на 54., C. Гальперин:
2015-04-26 в 23:52

Оба заявления представляются весьма безапелляционными. Если учесть, что для Лосева античная мифология, эстетика, философия на протяжении целого тысячелетия, - от семейно-родового организма и мифологических богов-стихий до окончательного упадка рабовладельческого полиса и откровений последних неоплатоников, - выражают саморазвитие одной-единственной исторической идеи – лишённого личностного начала к о с м о ц е н т р и з м а, то непонятно, каковы основания для обвинения его в грубом подходе к её носителям. Внешним воплощением самόй этой идеи является тело (σώμα) в буквальном смысле. Это тело осязает и видит человек античной эпохи не только как собственную плоть, но и в окружающей его реальности: в естественных вещах и произведениях искусства, в семейно-родовом организме и рабовладельческом полисе, в богах-стихиях и в скульптурной гармонии всего Космоса. Упадок же античного миросозерцания вызвала смена внеличностного космоцентризма с его безликим платоновским Единым на х р и с т о ц е н т р и з м, где Абсолютная Личность – Богочеловек, обладает абсолютной суверенностью и безграничной самоосуществлённостью. Стало быть, представлением о личности человечество целиком обязано христианству. Однако в самом христианском мире развитие его оказалось весьма драматичным. В римском богословии Ипостаси (Лица), выражавшие всю личностную полноту, были сведены к отношениям. Затем, после Реформации, для философствующего ума вполне естественным стало расчленение целостной реальности на мыслящий дух и природу-механизм, а вместо продолжения саморазвития прежней исторической идеи началось вырождение её в а н т р о п о ц е н т р и з м. Сам мыслящий дух со временем превратился в абсолютизированную человеческую личность, она и сформировала научное мировоззрение, целиком опираясь на «рацио» (логико-понятийный математизированный аппарат) «под себя». Согласно ему жизнь как способ существования организма, а затем и сознание как высший уровень психического отражения, возникают на этапах эволюции природы, которая осмысливается в целом как пространственно-временнόе бытие вещества с различной степенью упорядоченности. Так что суждение о том, что развитие цивилизации, воплощающей и эту историческую идею, подходит к концу, следует признать верным именно потому, что удалось разобраться в исторических истоках этого, увы, печального результата.




Грубость в том же принципе эволюции. Развитие? Разве не очевидно, что история древнего мира оттого и закончилась, что все, дарованное когда-то забылось и кончилось и человечество пропало бы, если бы Господь не пришел в мир. Затем повторяется та же история - на смену теоцентризму приходит упадочный антропоцентризм, затем расчеловечивание. далее ясно...
Вы скажете, что нельзя подходить к грекам с христианской точки зрения, поскольку они были язычники и не знали, чего лишены. Однако если непредвзятым образом посмотреть не движение мысли, видно, что люди скорее забывают, нежели узнают новое.
57. рудовский : Re: Основания науки: грядёт инверсия поля познания!
2015-04-26 в 19:30

C. Гальперин,
тогда в чем суть ваших выступлений?
Вы говорите, что ученый народ познает мир неправильно. А как правильно - не говорите!..

Несерьезно все это, в общем, несерьезно...
56. Коротков А. В. : Ответ на 53., C. Гальперин:
2015-04-26 в 16:02

Г-н Коротков А.В. совершенно напрасно пытается удостоить меня чести прослыть «претендентом на создание теории всего». Если мне когда-то и приходило в голову нечто подобное, то оно напрочь испарилось с усвоением мной основ православного познания.


Да вот как раз не напрасно.

Во-первых, имеет место навязчивое стремление г-на Гальперина "поучать" профессионалов в тех областях, в которых, по собственному же признанию, ничего не смыслит (и, как показывают его высказывания в целом ряде статей, - реально в этих областях безграмотен), заявлять, что они там смогут узнать "истинный смысл" и т.п.

Во-вторых, в этих статьях всё - начиная с названий - говорит о претензиях автора на некие "откровения" в основах познания. Пророк, не меньше.

В-третьих, с "основами православного познания" тут тоже как-то не очень... Как я уже ранее писал, всё это куда больше походит на оккультные экзерциции.

Не вижу смысла комментировать пункты 1)-2)-3), уж очень они все вместе напоминают быличку об ответе одной ушлой соседки другой, по поводу взятой у неё кастрюли: «Во-первых, я её не брала; во-вторых, она с дыркой; а в-третьих, я тебе её вернула».



Ничуть не сомневаясь в блестящем знании г-ном Гальпериным кухонного дела (возможно, он закончил кулинарный техникум и виртуозно обращается с кастрюлями), отмечу, что для того, чтобы понять, что приведённая им параллель смехотворна, нужно знать историю и методологию науки, в чём г-на Гальперина трудно заподозрить.

Например, первый кризис в математике произошёл ещё в Древней Греции, когда греки открыли несоизмеримость отрезков. Результатом преодоления этого кризиса стало появление совершенно блестящей теории отношений (пропорций), которая на пару тысяч лет во многом предвосхитила теорию действительного числа, созданную в XIX веке усилиями Кантора, Вейерштрасса, Дедекинда и ряда других математиков. И такие кризисы были не раз, и они преодолевались выходом на качественно новый уровень знания.

Не сомневаясь в высочайшем профессионализме г-на Короткова А.В., я всё же не стал бы на его месте столь уверенно апеллировать к Галилею, анализируя роль математики в познании.



Действия г-на Гальперина весьма напоминают известную притчу о слепых и слоне: он выискал где-то ряд высказываний нескольких учёных (разной степени известности и значения), тщательно выписал их на бумажку и воспроизводит их в своих статьях. Но поскольку:
1) из-за отсутствия необходимых знаний понять их не в состоянии,
2) не знает и, следовательно, не понимает всего контекста, в котором их нужно рассматривать,
то слон у г-на Гальперина так и останется навсегда верёвкой.

Чтобы "увидеть слона", нужно обладать тем, что в среде математиков принято называть математической культурой (это не просто некий объём математических знаний - хотя это является необходимым условием - но и умение видеть внутренние связи и многое другое).

Я целиком согласен с мнением г-на Короткова относительно уровня своих знаний непосредственно в математике, но дело в том, что меня издавна интересовала не столько она сама, сколько исходные позиции её корифеев.


Чтобы понять исходные позиции "корифеев математики", нужно не просто этим "интересоваться" (этого недостаточно), но, как минимум, на весьма хорошем уровне математику знать. В чём г-на Гальперина трудно заподозрить.

Наконец, в науке нет "последней инстанции" (даже среди "корифеев").

Если попытаться сопоставить теперь утверждения Борна с приведёнными выше заявлениями Галилея, выводы для общественного сознания напрашиваются весьма печальные.


Чтобы делать какие-то выводы, нужно иметь к этому основания, г-н Гальперин же продолжает "щупать верёвку".
55. C. Гальперин : на комм. 52. рудовский
2015-04-26 в 04:38

Даже не стану пытаться это сделать. Могу лишь привести фрагмент из своей беседы «Да будет свет!», опубликованный в журнале «Энергия» ещё в 2007 году: «Несомненно, само восприятие новой парадигмы – процесс в известной степени болезненный. Вместе с тем, нельзя не отметить, что заключающаяся в ней новизна вообще не нуждается в какой-либо экспериментальной проверке, поскольку сводится всего лишь к переосмыслению, и, следовательно, к иному толкованию фактов, накопленных к настоящему времени. Мне думается, что своевременное освоение этой новизны в лоне нашей академической науки и использование открываемых ею возможностей не только поможет решить поставленные перед ней проблемы энергетики, но и реализует тот самый прорыв в мировой научной гонке, о котором предчувствующие его неизбежность прагматичные американцы (у них он именуется breakthrough) настойчиво твердят в последние годы».
54. C. Гальперин : на комм.50. Lucia:
2015-04-26 в 04:18

Оба заявления представляются весьма безапелляционными. Если учесть, что для Лосева античная мифология, эстетика, философия на протяжении целого тысячелетия, - от семейно-родового организма и мифологических богов-стихий до окончательного упадка рабовладельческого полиса и откровений последних неоплатоников, - выражают саморазвитие одной-единственной исторической идеи – лишённого личностного начала к о с м о ц е н т р и з м а, то непонятно, каковы основания для обвинения его в грубом подходе к её носителям. Внешним воплощением самόй этой идеи является тело (σώμα) в буквальном смысле. Это тело осязает и видит человек античной эпохи не только как собственную плоть, но и в окружающей его реальности: в естественных вещах и произведениях искусства, в семейно-родовом организме и рабовладельческом полисе, в богах-стихиях и в скульптурной гармонии всего Космоса. Упадок же античного миросозерцания вызвала смена внеличностного космоцентризма с его безликим платоновским Единым на х р и с т о ц е н т р и з м, где Абсолютная Личность – Богочеловек, обладает абсолютной суверенностью и безграничной самоосуществлённостью.

Стало быть, представлением о личности человечество целиком обязано христианству. Однако в самом христианском мире развитие его оказалось весьма драматичным. В римском богословии Ипостаси (Лица), выражавшие всю личностную полноту, были сведены к отношениям. Затем, после Реформации, для философствующего ума вполне естественным стало расчленение целостной реальности на мыслящий дух и природу-механизм, а вместо продолжения саморазвития прежней исторической идеи началось вырождение её в а н т р о п о ц е н т р и з м. Сам мыслящий дух со временем превратился в абсолютизированную человеческую личность, она и сформировала научное мировоззрение, целиком опираясь на «рацио» (логико-понятийный математизированный аппарат) «под себя». Согласно ему жизнь как способ существования организма, а затем и сознание как высший уровень психического отражения, возникают на этапах эволюции природы, которая осмысливается в целом как пространственно-временнόе бытие вещества с различной степенью упорядоченности. Так что суждение о том, что развитие цивилизации, воплощающей и эту историческую идею, подходит к концу, следует признать верным именно потому, что удалось разобраться в исторических истоках этого, увы, печального результата.
53. C. Гальперин : на комм.47. Короткову А.В.
2015-04-26 в 03:04

Г-н Коротков А.В. совершенно напрасно пытается удостоить меня чести прослыть «претендентом на создание теории всего». Если мне когда-то и приходило в голову нечто подобное, то оно напрочь испарилось с усвоением мной основ православного познания. И даже четверть века тому назад, начав читать на психолого-педагогическом отделении РОУ свой курс «Моё мировидение», и не будучи ещё знакомым с откровениями Восточных Отцов, я пытался заинтересовать студентов прежде всего проблемой осмысления двойственности мироздания, не более того.

Не вижу смысла комментировать пункты 1)-2)-3), уж очень они все вместе напоминают быличку об ответе одной ушлой соседки другой, по поводу взятой у неё кастрюли: «Во-первых, я её не брала; во-вторых, она с дыркой; а в-третьих, я тебе её вернула».

Не сомневаясь в высочайшем профессионализме г-на Короткова А.В., я всё же не стал бы на его месте столь уверенно апеллировать к Галилею, анализируя роль математики в познании. Вот заявление самогό Галилея: «…я утверждаю, что человеческий разум некоторые истины понимает в такой полноте и знает в такой же мере, безусловно, как сама природа. Сюда принадлежат чисто математические знания: геометрия и арифметика. Конечно, божественный дух знает бесконечно большее число математических истин, ибо знает их все. Но знание немногих, каким обладает человеческий дух, по абсолютной достоверности равно знанию божественному. Достигнуто познание их необходимости, а это высшая ступень знания». Как видите, уже здесь математика признаётся сферой, где человеческий разум целиком достигает божественного знания, не утруждая себя бесплодными размышлениями о непостижимых тайнах Господних. Так что здесь сравнениями о «вере» столяра в свои инструменты не обойтись, хотя, конечно, в самόм столярном деле они, действительно, незаменимы (правда, та же стамеска, в ином случае, может послужить и орудием убийства). Впрочем, оставим пока столярное ремесло в покое, обратимся к началу доклада «чистого» математика Германа Минковского (я как-то ссылался на него в одном из недавних комментариев): «Воззрения на пространство и время, которые я хочу изложить перед вами, возникли на экспериментально-физической основе. Их тенденция радикальна. Отныне пространство само по себе и время само по себе обречены на превращение в фикцию, и лишь некое единение обоих сохранит объективную реальность». И что же? Общественное сознание, оказалось «обречённым» доверять до настоящего времени поистине противоестественному «единению» пространства и времени, столь удачно сработанному профессионалом-столяром, то бишь, математиком.

Я целиком согласен с мнением г-на Короткова относительно уровня своих знаний непосредственно в математике, но дело в том, что меня издавна интересовала не столько она сама, сколько исходные позиции её корифеев. Именно поэтому в моей статье, где г-н Коротков А.В. обнаружил смакуемый им «шедевр», сопоставляются их, подчас, взаимоисключающие друг друга взгляды. А один из них, Макс Борн, кстати, признанный по праву, главным идеологом нового мышления в фундаментальной науке (имеется, конечно, в виду вероятностная трактовка корпускулярно-волнового дуализма), взял на себя труд рассказать непосвящённым об истинных корнях математики. Вот что у него получилось: «Математика ... представляет собой обнаружение и исследование структур мышления. Эти структуры зашифрованы в виде математических символов...». Далее автор перечисляет некоторые главные структуры, применяемые в арифметике, геометрии, алгебре, затем следует его заключение: «Перечисленные структуры являются структурами чистого мышления. Переход к реальности совершается теоретической физикой, которая коррелирует символы с наблюдаемыми явлениями. Там, где это может быть сделано, зашифрованная структура соотносится с явлением; эти же самые структуры рассматриваются физиками как объективная реальность "по ту сторону субъективных явлений"». Если попытаться сопоставить теперь утверждения Борна с приведёнными выше заявлениями Галилея, выводы для общественного сознания напрашиваются весьма печальные.
52. рудовский : Re: Основания науки: грядёт инверсия поля познания!
2015-04-25 в 12:16

C. Гальперин
вот написано:
Стало быть, вовсе не об астрономии или химии, как, впрочем, и не о псалтыри должна сегодня идти речь, а о радикальном изменении основ познания на пути освоения святоотеческого наследия. (с)

Но просто написать - мало.
Опишите, как вы видите себе обычный день обычного астрофизика, специалиста по сверхпроводникам, генетика или, наконец, физика, обрабатывающего результаты, полученные с большого адронного коллайдера. Что они должны делать? О чем они должны думать?
51. C. Гальперин : на 46. Павел Михайлович:
2015-04-25 в 00:44

Ваш комментарий не просто возвращает к стержню поднимаемого в публикации вопроса, но и даёт возможность кардинально расширить сферу обсуждения. Сам по себе «принцип Третьякова», конечно же, не содержит какой-либо крамолы, да ещё и вызывает ассоциацию с Господним «кесарю – кесарево, а Богу – Богово». Вопрос, однако, в пределах его использования, которые автором «принципа» определены достаточно точно: «церковь не должна покушаться на институт рационального знания и рационального (научного) образования – от школьного до университетского» (см. публикацию). Но ведь фундаментальная наука ХХ века, в отличие от современников Ломоносова, в своих попытках создать картину мира, не только исходит из независимости от Божественной воли, но, подчас, вообще отрицает наличие таковой, опираясь именно на рассуждения математиков (достаточно ознакомиться с докладом Германа Минковского в октябре 1908 года, послужившего началом построения «мира Минковского-Эйнштейна», предлагаемого и поныне в качестве основы пространственно-временнόй взаимозависимости). Совершенно прав Ломоносов в своей оценке учителя богословия, истинное предназначение которого выразил преп. Максим Исповедник ещё в VII в. от Р.Х., напутствуя начинающего богослова: «На пороге познания Бога не ищи познания Его сущности – ум человеческий не способен еӫ постичь; никому неведома она, кроме Бога. Но по возможности глубже рассматривай еӫ свойства, например, Его Вечность, Его Бесконечность, Его Незримость, Его Благость, Его Премудрость, Его Могущество, что созидает тварь, управляет ею и судит её. Ибо достоин между всеми имени богослова тот, кто стремится раскрыть, насколько это возможно, истинность Его свойств». Стало быть, вовсе не об астрономии или химии, как, впрочем, и не о псалтыри должна сегодня идти речь, а о радикальном изменении основ познания на пути освоения святоотеческого наследия. Лишь на этом пути и может появиться возможность отличить проявление Божественной воли от следования интеллектуальному соблазну, в том числе и по отношению к достижениям, перечисленным в комментарии.
50. Lucia : Ответ на 49., C. Гальперин:
2015-04-24 в 23:43

Разобраться с представлениями древних греков, действительно, не так-то просто; по крайней мере, значительную часть своей жизни посвятил этому Алексей Лосев. Они, к примеру, были убеждены, утверждает он, что мыслить можно глазами, так что привычное нам, «не верь глазам своим» звучало бы для них, вероятно, довольно странно. Сам же Демокрит без всякой задней мысли именует свои атомы «идеями», – этим конкретным примером погруженный в античность Лосев пытается прояснить для нас такой образ мысли. Далее, он разъясняет, что идея вещи, по Платону, отличается от неё самóй лишь своей невещественностью; зато именно идея вещи содержит всю полноту смысла вещи. Таким образом реальность того и другого для Платона не подлежит сомнению. Однако бывший его ученик Аристотель решает опровергнуть законность такой двойственности. Лосев передаёт это предельно кратко: «Основное учение Аристотеля есть учение о ставшей “чтойности”». Значит, идея вещи – ставшая «чтойность». А что же тогда сама вещь? Ответ оказывается весьма простым: «Вещь есть вещь»; отсюда как раз и происходят «незыблемые» законы формальной логики. Общий вывод Лосева: аристотелизм – формальная логика и описательная феноменология – несовместим с диалектикой и объяснительной теорией – платонизмом. И поскольку развитие науки в западнохристианском мире пошло далее именно по Аристотелю, нетрудно прийти к выводу, что Лосев предлагает нам осознать начало древнейшей «драмы идей», которая затем неоднократно «проигрывалась» в том или ином актёрском составе и с разной режиссурой; последнее её исполнение как раз и пришлось на первую четверть ХХ века.




К сожалению, Лосев тоже немного грубо подходил к грекам. Словом, цивилизация подошла к своему концу, так и не разобравшись в истоках.....
49. C. Гальперин : на 45. Lucia:
2015-04-24 в 21:40

Разобраться с представлениями древних греков, действительно, не так-то просто; по крайней мере, значительную часть своей жизни посвятил этому Алексей Лосев. Они, к примеру, были убеждены, утверждает он, что мыслить можно глазами, так что привычное нам, «не верь глазам своим» звучало бы для них, вероятно, довольно странно. Сам же Демокрит без всякой задней мысли именует свои атомы «идеями», – этим конкретным примером погруженный в античность Лосев пытается прояснить для нас такой образ мысли. Далее, он разъясняет, что идея вещи, по Платону, отличается от неё самóй лишь своей невещественностью; зато именно идея вещи содержит всю полноту смысла вещи. Таким образом реальность того и другого для Платона не подлежит сомнению. Однако бывший его ученик Аристотель решает опровергнуть законность такой двойственности. Лосев передаёт это предельно кратко: «Основное учение Аристотеля есть учение о ставшей “чтойности”». Значит, идея вещи – ставшая «чтойность». А что же тогда сама вещь? Ответ оказывается весьма простым: «Вещь есть вещь»; отсюда как раз и происходят «незыблемые» законы формальной логики. Общий вывод Лосева: аристотелизм – формальная логика и описательная феноменология – несовместим с диалектикой и объяснительной теорией – платонизмом. И поскольку развитие науки в западнохристианском мире пошло далее именно по Аристотелю, нетрудно прийти к выводу, что Лосев предлагает нам осознать начало древнейшей «драмы идей», которая затем неоднократно «проигрывалась» в том или ином актёрском составе и с разной режиссурой; последнее её исполнение как раз и пришлось на первую четверть ХХ века.
48. C. Гальперин : рудовскому на комм.43:
2015-04-24 в 20:44

Ну вот, дождался я, наконец, чего-то конкретного. Правда, приплетать к настоящему обсуждению химическую классификацию веществ, право, не стоило бы). Что касается меня, то я вообще апеллировал бы поначалу вовсе не к фундаментальной науке, а к сохраняющейся и поныне терминологии в нашем же повседневном обиходе. Попробуйте заставить отказаться нынешнюю армию профессионалов в сфере использования электронных СМИ от понятия «эфир» на том основании, что в начале прошлого века часть физиков стала считать его фикцией: уверен – усилия ваши окажутся безуспешными. Да и сохранение поныне при анализе явлений электричества и магнетизма принятых «с лёгкой руки» Фарадея представлений о силовых линиях, мыслимых им кинетически (как линии «переноса» силы, а не как статические модели), тоже не лишне было бы учесть. К сожалению, ваше «почему» свидетельствует о том, что вы не уделили внимания моей фразе в публикации, посвящённой проблеме эфира, о неразрешимом противоречии, с которым столкнулись физики при попытках осмыслить его кинетику, исходя, естественно, из постулатов, предложенных Эйнштейном. В действительности это была не поддающаяся никаким измерениям (далее цитирую): «во-первых, бесконечная скорость (лишь она объясняла возможность дальнодействия в абсолютном пространстве Ньютона) и, во-вторых, противостоящая ей абсолютная неподвижность эфира (на этом основывалась теория Лоренца). Избавление от того и другого было воспринято научным миром как истинная победа ума. В действительности это была пиррова победа: с неё разбрасывание камней не только началось, но стало неотвратимым и в будущем» (конец цитаты). Например, избавившись от эфира, физики лишили себя возможности выяснить, что же представляет собой в действительности элементарный электрический заряд, хотя и обладающий весьма странной размерностью, зато предельно точно измеренный по величине. Кстати, упоминаемый вами «кварк» – носитель 1/3 его – прямое следствие этого «разбрасывания камней». Что же касается ваших выводов о моих личных симпатиях, то здесь вы, явно, в чём-то напутали. По отношению к Фарадею, которому человечество остаётся обязанным весьма многим и по сей день, это, конечно, верно; зато с Нееманом, активно разбрасывавшим камни, всё обстоит «с точностью до наоборот». С последними же вашими умозаключениями относительно будущего я не только полностью согласен, но и уверен, что лично вы вполне сможете, при желании, пополнить армию активных его творцов.
47. Коротков А. В. : Ответ на 41., C. Гальперин:
2015-04-24 в 15:02

Если уж вы приняли к сведению утверждение, что началом кризиса основ познания (или, если хотите, выбором направления в тупик) я считаю изъятие эфира из научной картины мира


"Принять к сведению" стоило бы некоторым претендентам на создание теории всего и на переворот где только можно следующие вещи:
1) Кризисы в науке были много раз за всю её историю (в математике, например, многократно). И в них нет ничего плохого, шли только на пользу.
2) Утверждение про то, что "началом кризиса основ познания (или, если хотите, выбором направления в тупик) я считаю изъятие эфира из научной картины мира" говорит о непонимании п.1 выше а также того, что физика - не единственная наука.
3) Данный тезис автором ничем не доказан (предваряя вопрос: статью прочёл - пустышка, как и остальные).
вместе с тем им в той или иной степени присуще двоеверие: вера в Бога совмещена с верой в истинность доотказа математизированных основ современного рационального научного знания


И тут каша в голове. Нет никакого столь полюбившегося, но высосанного из пальца "двоеверия". Если по-простому и в двух словах: начиная с Галилея есть чёткое понимание (давно общепринятое), что математика предлагает модели тех или иных объектов, явлений реальности, т.е., их описание на специализированном языке, и одна модель может сменять другую или они могут сосуществовать, описывая разные стороны одного и того же (как корпускулярная и волновая модели света, например). Это всего лишь инструмент, в который математики "верят" так же, ка столяр "верит" в ножовку, молоток и стамеску.

Автор делает много громких заявлений, в том числе, про математику, при том что он её знает на уровне "Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь". Ряд его безграмотных заявлений я уже приводил, вот ещё один "шедевр" из ещё одной его статьи:
Формально решение выглядит как 1^1/2 = ± 1.


При этом из контекста ясно, что речь идёт о значениях в поле вещественных чисел. После этого там "мудро выбирают" +1, хотя с самого начала выбирать не из чего - это единственное значение. Просто автор когда-то в школе не выучил тему арифметического квадратного корня.
46. Павел Михайлович : Re: Основания науки: грядёт инверсия поля познания!
2015-04-24 в 14:53

"Принципом Третьякова" российская наука пользуется уже с XVIII века (М.В.Лоионосов: "Не здраво рассудителен математик, ежели он хочет Божественную волю вымерять циркулем. Также не здраво рассудителен и учитель богословия, если он думает, что по псалтыри можно научиться астрономии или химии"). И ничего! Слава Богу - в космос летаем, ядерное оружие имеем, болезни лечим.
45. Lucia : С.Гальперин
2015-04-24 в 10:49

http://goo.gl/csx4N9

Вообще с понятиями в физике все очень странно. Давно считается общим местом, что "гениальный Демокрит то ли предсказал наличие атомов", то ли просто так сболтнул.
Однако даже ребенку должно быть ясно, что то, что физики сгоряча назвали атомом, ничего общего не имеет с тем, что подразумевал Демокрит. Греки так вульгарно не мыслили.А уже одно то, что атом оказался состоящим из неких частиц, которые, в свою очередь тоже из чего-то, наглядно показывает, что это отнюдь не "первокирпичики" бытия. Большинство скажут, что это ерунда, но совершенно ясно, что имеет место заблуждение.
44. М.Яблоков : Ответ на 42., C. Гальперин:
2015-04-24 в 08:31

Иван Киреевский ещё в середине XIX века характеризовал просвещённого европейца, как «человека, оторванного от всех других верований, кроме веры в рациональную науку, и не признающего другого источника истины, кроме выводов собственного разума».


А про современных евреев он ничего не писал? )
43. рудовский : Re: Основания науки: грядёт инверсия поля познания!
2015-04-24 в 00:10

C. Гальперин
эфир современная наука рассматривает. Но не физика, а химия (например, диэтиловый эфир).
Нет никаких доказательств существования эфира как некоего космического вещества или поля или взаимодействия.
Иными словами, если от кварков откажутся, то от эфира уже отказались.
В связи с этим, если предположить, что завтра совершат какое-то "контроткрытие кварков", то непонятно, почему вы предлагаете реанимировать "эфирного мертвеца" вместо "кваркового мертвеца". Одной лишь личной симпатии к Фарадею или Неэйману недостаточно. Недостаточны и веры в их правоту.

Я не сомневаюсь, что ученые (в том числе российские) совершат еще много впечатляющих открытий и освоят множество технологий. При этом я не рискну утверждать, что узнают всё и научатся делать всё.
42. C. Гальперин : на 40. Lucia:
2015-04-23 в 23:07

Благодарю за попытку повернуть обсуждение в конструктивное русло. Я, правда, не думаю, что «большинство читателей» собирается заменить основы христианского благовестия марксизмом-ленинизмом и «всунуть во все науки» именно «марксистско-ленинский метод». Тем не менее приходится согласиться: «принцип Третьякова» разделяют многие православные, не исключая весьма благочестивых. Большинство из них обладает высоким уровнем образованности и делает успешную карьеру в естественнонаучной сфере; вместе с тем им в той или иной степени присуще двоеверие: вера в Бога совмещена с верой в истинность доотказа математизированных основ современного рационального научного знания, корни которого нетрудно обнаружить в развитии западнохристианской мысли. Иван Киреевский ещё в середине XIX века характеризовал просвещённого европейца, как «человека, оторванного от всех других верований, кроме веры в рациональную науку, и не признающего другого источника истины, кроме выводов собственного разума».
41. C. Гальперин : рудовскому на 39:
2015-04-23 в 21:14

Не следует пытаться вести диалог, подражая собеседникам из «Баллады о королевском бутерброде»:
«Ах, да, мой друг, по поводу обещанного масла…
Хотите ли попробовать на завтрак мармелад?»
Если уж вы приняли к сведению утверждение, что началом кризиса основ познания (или, если хотите, выбором направления в тупик) я считаю изъятие эфира из научной картины мира, да ещё и предложил вашему вниманию аргументы обоснованности такого утверждения, то и следовало бы попытаться продолжить обсуждение, исходя из этого. Вы же отделались заявлением: «а я читал. И ничего убедительного по сути вопроса не нашел». Тогда я изложил вкратце взгляды на эфир самогό Фарадея, который пришёл к своим великим достижениям, руководствуясь идеей о всеобщей связи явлений, но вы вновь уклонились от ответа, прав ли был он, по-вашему, или же заблуждался. Вместо этого мне задаётся встречный вопрос по поводу открытий физиков, убеждённых в отсутствии эфира, и потому руководствующихся технологией «наложения заплат» на области непознанного с целью, в конечном счёте, «простереть полог науки над всем материальным миром» (здесь я опираюсь на предельно точное описание процесса познания в ХХ веке Ю.Нееманом). Увы, как это ни звучит для вас сейчас кощунственно, оба эти «открытия» ожидает участь оказаться в числе тех, к коим применима ваша характеристика «от стольких теорий отказались», то есть быть признанными заблуждениями. Причём, произойдёт это в полном соответствии с давним умозаключением Декарта, приведённым в его «Правилах для руководства ума»: «Все заблуждения никогда не проистекают из плохо построенного вывода, но всегда имеют своей причиной то, что люди ис-ходят именно из плохо понятых фактов или из поспешных и необоснованных суждений».
40. Lucia : С.Гальперин
2015-04-23 в 15:37

Что же странного, если большинство читателей именно вполне по-третьяковски относятся к Церкви. Да, находят полезной, "вместо марксизма", но это лишь до поры.когда (они тайно этого ждут,потирая ручки) можно опять будет заменить ее марксизмом-ленинизмом. Уж его-то они во все науки всунут, не сомневайтесь. "марксистско-ленинский метод", как же, всем он хорошо известен.
Вот сейчас компьютер подчеркнул красным слова "марксистско-ленинский". Думает, такого не бывает. Ничего они быстро это поправят. Ведь это единственно верное.
39. рудовский : Re: Основания науки: грядёт инверсия поля познания!
2015-04-23 в 02:32

C. Гальперин
то есть открытие, скажем, нейтрино или кварков - это что? Еще один шаг к глухой (тупиковой) стенке?
38. C. Гальперин : рудовскому от автора
2015-04-23 в 00:41

Ну что ж, ответ ваш свидетельствует, что попытка моя организовать конструктивный диалог, не удалась, и вам остаётся лишь принять к сведению, что я считаю началом кризиса фундаментальной науки предание забвению взглядов Фарадея. Для него обладающая зарядом частица являлась центром силовых линий, которые, находясь, естественно, вне её самóй, проявляли ту или иную напряжённость внешнего по отношению к ней поля. По Фарадею, это - не что иное, как выраже-ние пространственно-временнóго состояния непрерывного и способного к деформации эфира. Притом, он не просто обосновал, но и полностью увязал с результатами своих экспериментов представление об эфире как о физически значимой самостоятельной среде, которая по-своему отвечает на совершаемые в ней действия, становясь при этом не только их равноправным, но, порою, и главным участником. Более того, как выяснилось из оставленного им еще в 1832 году для хранения в архивах Королевского общества запечатанного конверта (вскрыли его лишь через сто шесть лет), Фарадей предвидел существование в открытом им эфире электромагнитных волн, распространяющихся с конечной скоростью, задолго до того, как они были предсказаны Максвеллом и затем открыты Герцем.
37. рудовский : Re: Основания науки: грядёт инверсия поля познания!
2015-04-22 в 22:19

C. Гальперин
а я читал. И ничего убедительного по сути вопроса не нашел.
36. C. Гальперин : рудовскому от автора
2015-04-22 в 20:08

Поскольку ваш последний комментарий, адресованный мне, всё же существенно отличается от общего «трёпа», в который выродилось обсуждение материала, посвящённого памяти И.А. Непомнящих, я попытаюсь своим ответом вернуть его всё же в конструктивное русло. Во-первых, у меня и в мыслях не было оспаривать вашу веру в науку как систему знаний о природе и обществе, так что предложенные вами в оправдание сравнения «вер», как говорится, не по адресу. Речь шла всего лишь о вере в мифы, порождённые «играми ума» (здесь я применил выражение, не единожды используемое одним из форумчан). Правда, здесь оно требует важного уточнения: играми помрачённого гордыней, то есть б о л ь н о г о ума, в результате чего поступательное развитие классического естествознания было прервано, и на прямой дотоле линии сформировался зигзаг протяжённостью в целое столетие. Сам факт проникновения этих мифов глубоко в общественное сознание я попытался обсудить в беседе «Прикосновение к тайнам Вечности» (материал опубликован на сайте РНЛ). Что же касается вашего предельно со-держательного утверждения: «за последние лишь 100-150 лет столько всего произошло, столько всего выяснили, от стольких теорий отказались», то оно нуждается в существенном уточнении. Дело в том, что сто пятьдесят лет тому назад ещё были живы Фарадей и Максвелл, которые, несмотря на революционность своих открытий в сфере электромагнетизма (выражение «столько всего выяснили» по отношению к ним выглядит слишком слабым), ни на иоту не отклонились от принципов классического естествознания, сохранив представление об эфире в качестве основы научной картины мира. А из вашего «от стольких теорий отказались» достаточно остановиться именно на отказе от него, предложенного Эйнштейном, и принятого, что называется, «на ура» научным истеблишментом, как раз столетие тому назад. И если вас и вправду серьёзно интересует мотивация моего (да и не только моего) убеждения о кризисе (тупике) культивируемых ныне научных основ познания мира, то «кликните» на сайте РНЛ мою беседу «Возвращаясь к проблеме эфира». Если, к тому же ещё, найдёте время прочитать материал не «по диагонали», то попытаюсь ответить на полученные от вас замечания по его содержанию.
35. Иванович Михаил : Ответ на 20., Коротков А. В.:
2015-04-21 в 19:55

когда слышу/читаю что-то, где слишком часто используется слово "энергия" - меня это всегда настораживает. Обычно в таких случаях ощущается отчётливый запашок оккультизма.



Я тоже настораживаюсь, когда вижу, что оплата за электроэнергию растёт и при этом чувствую запах жульничества и обмана.
34. Георгий : Ответ на 20., Коротков А. В.:
2015-04-21 в 10:47

В заключение данного комментария отмечу, что когда слышу/читаю что-то, где слишком часто используется слово "энергия" - меня это всегда настораживает. Обычно в таких случаях ощущается отчётливый запашок оккультизма.


Все верно.
33. Павел Михайлович : Ответ на 31. Потомок подданных Императора Николая II
2015-04-20 в 23:54

Увы! научные данные прозаичнее: атмосфера из углекислого газа, облака из серной кислоты, температура 500 градусов цельсия.
Но все равно: Венера на фоне зари - чудесное зрелище!
32. рудовский : Re: Основания науки: грядёт инверсия поля познания!
2015-04-20 в 22:38

Потомок подданных Императора Николая II
верно. Это стихотворение мне незнакомо.
31. Потомок подданных Императора Николая II : Ответ на 30., рудовский:
2015-04-20 в 19:32

Венера це планета, а не зоря :)


Вижу, что Вы не лишены поэтического чутья (у Вас получилась аллюзия на "Украина це европа"), но стихи Гумилёва, похоже, Вы знаете не очень хорошо. Поэтому приведу ещё часть стихотворения (и начётничество Лукии, к которому Вы вдруг "шутливо" присоединились, станет яснее):

На Венере, ах, на Венере
Нету слов обидных или властных,
Говорят ангелы на Венере
Языком из одних только гласных.

Если скажут «еа» и «аи» —
Это радостное обещанье,
«Уо», «ао» — о древнем рае
Золотое воспоминанье.

На Венере, ах, на Венере
Нету смерти терпкой и душной,
Если умирают на Венере —
Превращаются в пар воздушный.
30. рудовский : Re: Основания науки: грядёт инверсия поля познания!
2015-04-20 в 13:40

Потомок подданных Императора Николая II
Венера це планета, а не зоря :)

Свидетельствует же он о том, что вера ваша в незыблемость фундаментальной физики, разработанной в ХХ веке, доходит до фанатизма. (с)
Вообще-то никакой "веры" в науку и ее незыблемость у меня нет. Как можно верить в науку? :) Это выражение несет ровно столько же смысла, как "верю в настольный теннис", "верю в деревообработку", "верю в кресло".
И о какой незыблемости речь, если за последние лишь 100-150 лет столько всего произошло, столько всего выяснили, от стольких теорий отказались?..

Между тем шоры, создаваемые подобным фанатизмом, который к тому же ещё и воинствующий, до предела сужают поле зрения ума, хотя это, вами, естественно, не осмысливается. (с)
Но шор, как следует из пояснения выше, нет, стало быть, и поле зрения не сужается.

На мои вопросы вы, к сожалению, не ответили. Впрочем, принуждать к этому не смею.
29. C. Гальперин : Ответ на: 17. пЕ
2015-04-19 в 22:53

Дорогой Отче!
Христос воскресе!
С огромным удовольствием прочитал Ваше послание. За добрые слова в мой адрес искренне благодарю. Уверяю Вас, что благородное дело Игоря Анатольевича во имя торжества Православия не забыто. Обращаясь к тем же древним истокам святоотеческой мысли, которым следовал он, я обнаружил ключ к возврату христоцентризма в мировую науку вместо господствующего ныне в ней антропоцентризма. Для этого придётся произвести смену (инверсию) полюсов в существующем поле знания – краеугольными камнями фундамента познания должны стать свойства, присущие самомý Творцу: Его Благость, Его Вечность, Его Бесконечность. Критерием истинности при построении научной картины мира должна стать соотнесённость именно их с ключевыми процессами и явлениями во Вселенной, осмысливаемыми человеческим разумом. Это позволит, наконец, избавиться от постоянно возобновляемого источника интеллектуального соблазна.
Что касается нынешних Ваших дел, то, возможно, я чем-то и смогу помочь в их осуществлении, однако, думаю, следует пытаться искать сторонников прежде всего в самом клире. Мне, в частности, думается, что Вам следовало бы для начала попытаться установить связь с Владыкой Димитрием (митрополит Тобольский и Тюменский) – Игоря Анатольевича в своё время очень порадовал его доклад о православной науке на Рождественских чтениях.
Храни Вас Господь!
28. иерей Илья Мотыка : Re: Основания науки: грядёт инверсия поля познания!
2015-04-19 в 20:29

Мои дети с этим атласом знакомы. Действительно он им очень любопытен. Не только Игорю и но и пятилетней Кате. Мнение Ванечки пока никто не спрашивал.
27. C. Гальперин : рудовскому от автора
2015-04-19 в 19:44

Хотя я и не единожды удостаивался вашего внимания, но заданный вами в этот раз «странный вопрос» меня удивил до чрезвычайности. Свидетельствует же он о том, что вера ваша в незыблемость фундаментальной физики, разработанной в ХХ веке, доходит до фанатизма. Между тем шоры, создаваемые подобным фанатизмом, который к тому же ещё и воинствующий, до предела сужают поле зрения ума, хотя это, вами, естественно, не осмысливается. В данном конкретном случае речь шла всего лишь о трактовке мной ф а к т а, который остался не замеченным самим Планком: открытая им строго постоянная величина (h), в свою очередь, состоит из двух постоянных величин, и если одна из них – скорость света (с) давным-давно осознана, то вторую – произведение ml можно попытаться осмыслить. Описание результатов такой попытки я изложил на страницах журнала Президиума РАН «Энергия: экономика, техника, экология» (см. №6, 2006) в форме беседы с корр. журнала «На пути к познанию природы светового кванта». Для фундамента нынешней физики они, естественно, оказались разрушительными (к примеру, сразу же выявилась полная несостоятельность гейзенберговского принципа неопределённости). Вместе с тем появилась возможность не только размотать клубок противоречий, накапливавшийся с момента изгнания эфира из научной картины мира, но и по мере его разматывания решать проблемы, часть из которых приведена в последнем абзаце столь решительно выбракованной вами статьи. К настоящему моменту в названном журнале опубликовано девятнадцать бесед (десять из них редакция РНЛ любезно разместила на своём портале). Кстати, сам журнал со всеми моими беседами вполне доступен, хотя и издаётся весьма малым тиражом; я обнаруживал его в ряде библиотек, включая университетские (есть и центральная научная электронная библиотека, где можно заказать материалы).

Что же касается кризиса нынешних основ познания, то его несложно выявить как раз благодаря откровенности Неемана (он имеет отношение не к статье, а к упоминанию Коротковым А.В. ис-пользуемого мной в другой публикации его высказывания, приведённого ниже): «Договоримся под наукой подразумевать воззрение, полагающее, что вся совокупность явлений, составляющая материальный мир, может быть полностью описана путем цепного логического процесса, состоящего из ограниченного числа шажков-звеньев, берущих свое начало в конечном числе аксиом. Остовом такого логического процесса служит математика. Нам предстоит сделать еще одно допущение: наука познает материальный мир путем процесса, который я назову далее “наложением заплат”, до полного покрытия области неизвестного. Утверждая, что такое “латание” позволяет простереть полог науки над всем материальным миром, мы и в самом деле прибегаем к некоему независимому предположению. Ведь нанося “латки” знания на отдельные области непознанного, мы в конце концов будем вынуждены заштопать прорехи всего полотна в целом, так что не останется пустых мест».
26. рудовский : Re: Основания науки: грядёт инверсия поля познания!
2015-04-19 в 11:54

Автору
извините за странный вопрос: вы сами-то понимаете, что говорите? Вот взять хотя бы второй абзац с конца - попробуйте выступить с ним где-нибудь на физфаке МГУ перед студентами. Как думаете, что они вам скажут? :))

Неэйман, конечно, не третьесортный физик, но к статье его биография не имеет никакого отношения. Важно иное: адекватность написанного лично вами.

Также я повторю уже заданный вами вопрос: а с чего вы решили, что наука зашла в тупик?..
На чем основано это странное (и с ненулевой степенью вероятности неверное, кстати) суждение? Вам просто захотелось ввернуть в свой текст какой-нибудь эмоциональный оборот, чтоб впечатлить читателя?
25. Потомок подданных Императора Николая II : Ответ на 22., рудовский:
2015-04-19 в 10:49

Lucia
http://alldayplus.na...ru/2011/2_16-1/5.jpg
Разумеется, интересна. И стабильная популярность вот этого детского атласа - лучшее доказательство.



На далёкой звезде Венере
Солнце пламенней и золотистей,
На Венере, ах, на Венере
У деревьев синие листья.
24. Коротков А. В. : Ответ на 23., C. Гальперин:
2015-04-19 в 01:05

У господина Гальперина, увы, и с чтением проблемы, не только с написанием статей.

Видимо, следствие того, что я называю синдромом Эйнштейна (попытки создания "теории всего".
23. C. Гальперин : Г-ну Короткову А.В.
2015-04-18 в 23:25

Не могу не выразить признательность г-ну Короткову А.В. за уделённое мне внимание. Более того,
оба его комментария, как нельзя яснее, свидетельствуют об отмечаемой И.А. Непомнящих пагубности господства «принципа автономии науки и религии». Ведь обличения в невежестве высоким профессионалом-математиком пытающегося посягнуть на этот принцип «химика», при всей их не поддающейся каким бы то ни было опровержениям убедительности (а может быть, как раз благодаря ей), в очередной раз убеждают в правоте утверждения незабвенного Козьмы Пруткова: «Специалист подобен флюсу: полнота его односторонняя». Эта односторонность проявляется уже при обсуждении смысла «аксиомы Евклида», символизирующей реальность универсального парного соединения во Вселенной:

Бессмыслица. Рассматриваемая аксиома является составной частью математической теории, а не "что есть на самом деле". "Что есть на самом деле" - это физическое пространство.

Из этого следует, что «специалист» вообще не допускает мысли, что речь-то с самогό начала шла именно о «физическом пространстве», каждой точке которого присуще динамическое равновесие, достаточно обстоятельно описанное в публикации.

Или вот ещё: "Точка - это математическая абстракция".

С точки зрения правоверного математика это действительно так. Но как же с этим соотносится совет Николая Кузанского: «Открой очи ума и увидишь, что Бог во всяком множестве, поскольку Он в единице, и во всякой величине, поскольку Он в точке»? Неужели Кузанский, занимающий достойное место в перечне выдающихся математиков, составленном ак. Колмогоровым, исходит из приведённого выше определения точки?

Не удивительно, что г-н Коротков даже не упоминает изложенный в публикации факт наличия в «кванте действия» составляющих его постоянных, что даёт возможность выявить истинную природу фундаментальных средств измерения, – это слишком далеко от сферы его профессионализма. Впрочем, недостаточность его осведомлённости в общих тенденциях развития фундаментальной науки видна невооружённым глазом: он даже сомневается в правильности приведённого в публикации тезиса Гейзенберга. Что ж, для сведения сообщаю: тезис этот обнаруживается в разделе «Атомная физика и прагматический образ мысли» широко известной книги Гейзенберга «Часть и целое».

Чрезвычайно удивил меня пассаж г-на Короткова, связанный с описанием технологии нынешнего познавательного процесса. Оказывается, степень его объективности он связывает напрямую с авторитетностью изложившего его лица. В данном случае это израильский физик Юваль Нееман, создавший совместно с Гелл Манном теорию кварков и восьмеричный мультиплет; известен он и работами в области супергравитации. Нобелевской премии его не удостоили вследствие слишком бурной деятельности в сфере разведки – но это вовсе не даёт оснований относить его к «третьеразрядным физикам». Да и не в этом дело – предпринимаемые г-ном Коротковым попытки выяснить «откуда растут ноги», как, впрочем, и весь назидательный его тон, свидетельствуют о том, что в необходимости быть «поскромнее» нуждается, в первую очередь, он сам.
22. рудовский : Re: Основания науки: грядёт инверсия поля познания!
2015-04-18 в 13:19

Lucia
http://alldayplus.na...ru/2011/2_16-1/5.jpg
Разумеется, интересна. И стабильная популярность вот этого детского атласа - лучшее доказательство.
21. Павел Михайлович : Ответ на: 18. Lucia
2015-04-18 в 12:53

малышам еще неинтересна мертворожденная механическая наука


По крайней мере школьникам младших классов - интересна. Это зависит от того, как рассказывать.
Страницы:   1 | 2 

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме