Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

С.Ф. Шарапов: взгляд славянофила на экономику и экономическую науку

Валентин  Катасонов, Русская народная линия

Консервативная классика / 23.12.2011


Фрагменты из доклада на тему «С.Ф. Шарапов и современная Россия», сделанного на презентации книги С.Ф. Шарапова «Россия будущего» 15 декабря 2011 г. в Донском монастыре. Часть 2 …

Часть 1

5. С.Ф. Шарапов о ядовитых плодах западной финансовой науки.

С.Ф. Шарапов

Наиболее важной частью западной экономической «науки», по мнению Шарапова, является финансовая «наука». Финансовая «наука» современности подобна военной науке. Обе изобретают новые орудия борьбы. Та финансовая «наука», которую взяли на вооружение российские «молодые финансисты» была, однако, предназначена не для укрепления позиций России, а, наоборот, для того, чтобы Запад сумел одержать победу над нашей страной. В «Бумажном рубле» Шарапов писал: «В экономике, основанной на борьбе, часть ее, финансовая наука, является совершенно последовательным орудием борьбы. Подобно тому, как военные техники с величайшей быстротой изобретали в последнее время все ужаснейшие орудия разрушения, западная финансовая наука, развиваясь неумолимо последовательно в одну сторону, выковывала наиболее совершенное орудие для экономической борьбы, переводила эту борьбу с маленького единоборства какого-нибудь сапожника с потребителем или ростовщика с должником на борьбу Ротшильда с целым человечеством, на борьбу мира англо-саксонского с германским из-за рынком для мануфактур или на борьбу Америки с Россией из-за золота и пшеницы».

Ядовитые плоды применения в России западной финансовой «науки» стали созревать достаточно рано. Шарапов пишет: «Финансовая наука выдвигает свои законы, а жизнь им совершенно противоречит. Финансовая наука на основании своих умозрений рекомендует те или иные меры, жизнь их отвергает. Наконец, финансовая наука предсказывает явления, вычисляет их и соображает, а в действительности получается совсем другое, иногда прямо противоположное».

По мнению Шарапова, и за пределами России были умы, которые предлагали альтернативные модели финансового устройства, но в России их теории (и даже имена) замалчивались, либо оплевывались. К числу экономистов и государственных и общественных деятелей, которые приближались к пониманию того, как должна быть построена финансовая система, Шарапов относит: финансиста-практика 18 века Джона Ло (сочинения которого плохо поняты и почти полностью забыты, а облик Джона Ло даже в современной РФ демонизирован и искажен)[1]; некоторых социалистов-утопистов (без упоминания конкретных имен); немецкого экономиста Фридриха Листа (как впервые признавшего великую роль нравственного начала в экономической науке); Адольфа Вагнера (специально посвятившего России огромный труд, «долгое время считавшегося чем-то вроде финансового у нас Евангелия»); Робертуса («к сожалению, только наметившего истинные законы денежного обращения в своей знаменитой книге «Исследования в области национальной экономии классической древности», но отнюдь их не разрешившего»).

 

6. Беспечность, продажность и невежество - столпы российских финансовых реформ.

 

Причин того, что Россия в части, касающейся ее финансов, живет чужим умом, по мнению Шарапова, несколько.

Первая причина. В России к середине 19 века не сложилось необходимого понимания того, как должна выглядеть финансовая система страны. Отсутствие в России собственной финансовой теории привело к пагубным последствиям, дорогим ошибкам, за которые, как говорил Шарапов, «нам еще долго расплачиваться»: «Если бы существовала истинная финансовая наука, если бы государям, начиная с Александра II, не приходилось доверяться искусству выдвинутых общественным мнением или случаем лиц, призванных к заведованию государственным хозяйством, можно было бы смело быть уверенным, что такая же мудрая настороженность (выше автор говорил о той настороженности, которую проявляли русские Самодержцы, когда предлагалось выпускать дополнительное количество бумажных денежных знаков - В.К.) была проявлена и в остальных отраслях финансового дела. Не было бы произведено бесполезной ломки старых кредитных учреждений, были бы найдены иные финансовые основания для великой реформы 1861 года, иначе были бы выстроены русские железные дороги, не было бы сделано столько угнетающих Россию внешних и внутренних займов. Но финансовой науки не было, были теоретики-доктринеры, рядившиеся в западную ученость» («Бумажный рубль»).

В момент, когда была написана книга «Бумажный рубль», Россия была на пороге новой реформы - перехода к золотому рублю. А убедительного научного обоснования этой реформы не было. Здравый смысл говорил против этой реформы. Но в России привыкли верить в теории, а не в здравый смысл. Шарапов считал, что для противостояния готовящейся денежной реформе тогдашнего министра финансов С.Ю. Витте нужно было здравый смысл облечь в привычные для чиновников одежды «научной теории»: «Господствовали западные теории, которые к настоящему времени показали свою полную несостоятельность. Необходимо создавать собственную финансовую науку. Актуальность этого возрастает в связи с тем, что власти готовятся переводить денежную систему России на золотой рубль. Альтернативой золотому рублю являются абсолютные деньги». Книга С.Ф. Шарапова «Бумажный рубль», изданная в 1895 году, призвана была убедительно показать научную альтернативу золотому рубля в виде абсолютных (бумажных) денег. Это было необходимым, но не достаточным условием успеха в борьбе с Витте и его сторонниками по поводу золотого рубля.

Вторая причина: продажность и беспринципность русской «ученой публики», готовой одобрить и обосновать все, что необходимо политической и особенно денежной власти. О ней Шарапов пишет не в «Бумажных деньгах», в своем романе «Иванов 16-й и Соколов 18-й (политическая фантазия, продолжение романа «Диктатор»)»: «Значительное число ученых прямо продалось бирже и проповедует то, что ей на руку. Этим, между прочим, мастерски воспользовался Витте. В его время чуть ли не все европейские знаменитости были на содержании у кредитной канцелярии. Из наших он тоже навербовал немало. Вспомните, например, покойного Миклашевского. До Витте дал чудесные работы по бумажным деньгам, затем поговорил с Сергеем Юльевичем - и начал воспевать золото. Также были завербованы Чупров, Постников, Янжул, Озеров и др., я таких знаю человек десять из наших профессоров. Европейцы тоже. Знаете ли вы, что последняя статья Леруа Болье в «Neue Freie Presse», наделавшая столько шуму, была написана в кабинете у Витте? Зачем в Париже сидит Рафалович? Почему ни одна русская газета не напечатает против золотой валюты?» (эти слова произносит герой романа по фамилии Соколов).

Впрочем, была еще одна причина быстрого продвижения разрушительных для России теорий и реформ - невежество высшей власти, которая не понимала сущности предстоящих преобразований. Невежество сосуществовало рядом со слепой, почти религиозной верой в истинность западных финансовых теорий и вытекающих из них реформ: «Верховная власть волей-неволей санкционировала на веру ряд мероприятий, объема и сущности коих не понимали даже сами их авторы, один за другим сходившие со сцены, натворя бед России».

Все сказанное более ста лет назад С. Шараповым в полной мере относится к нашим современным «реформам» и их «научному» обоснованию. Это «научное» обоснование, в котором участвовали такие украшенные академическими и учеными титулами «умы», как А. Яковлев, Г. Явлинский, Е. Гайдар, Е. Ясин и др., представляет собой адскую смесь, замешанную на невежестве, продажности и беспечности.

 

7. Незатейливое финансовое правило, или удушение России на «научной» основе.

 

Денежные власти России из всей западной финансовой науки выучили только одно незатейливое правило: самое опасное для денежного обращения и экономики - избыток денег. Это правило было ими заучено как религиозный догмат, как «символ веры» религии под названием «экономический либерализм». Поэтому власти для себя выработали еще одно правило: пусть лучше денег будет меньше, чем больше необходимого. Кстати, Шарапов обращает внимание, что религия «экономического либерализма» не могла дать внятного ответа на вопрос: сколько же денег необходимо экономике? И сегодня проповедники «экономического либерализма» (например, представители экономической теории монетаризма) путаются в ответах на этот вопрос. На вполне «научной основе» денежные власти России в течение полувека (с момента реформы начала 1860-х гг. до первой мировой войны и революции 1917 года) «сжимали денежную массу», т.е. душили российскую экономику на радость врагам нашей страны и западным ростовщикам.

         Недостаток денег, как отмечает Шарапов, угнетает и обесценивает труд: «Политическая экономия определяет капитал как концентрированный прошлый труд, являющийся орудием новому труду. Недостаток денежных знаков, возвышая плату за наем капитала, отделяет, отрезывает его от труда будущего, обесценивает, парализует этот труд, отдает его в кабалу и ставит элементы праздные - в положение, господствующее в стране, элементы трудовые - в рабство им». Как это положение актуально для понимания нынешней политики денежных властей РФ, «борющихся с инфляцией» путем сжатия денежной массы! Создание дефицита денег выгодно тем, кто торгует деньгами, т.е. ростовщикам, угнетает главный экономический ресурс общества - труд.

         Шарапов прямо говорит, что при сложившейся финансовой системе в России произошла лишь замена форм крепостного права, причем новая форма крепостного права оказалась еще более тяжелой: «Примеряя эти соображения к жизни, легко понять, что это не про Америку говорится, а про матушку Россию, где только благодаря западной финансовой доктрине, отводившей глаза русскому финансовому ведомству за последнюю четверть века, вместо старого добродушного крепостного права юридического создалось новое, в тысячу раз тягчайшее, - крепостное право экономическое.

Господа: биржевики, дисконтеры, спекулянты, рантьеры, чиновники.

Рабы: землевладельцы, земледельцы, промышленники, рабочие.

Вот прямые последствия недостатка денежных знаков и вместе с тем его точные признаки».

Хочу обратить ваше внимание на то, что среди «рабов» оказываются и рабочие, и промышленники! Это противоречит догматам марксизма! (желающим понять, почему промышленники оказываются в компании «рабов», рекомендую посмотреть мою критику марксизма в книге «О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном»). Также любопытно: в одной компании «господ» у Шарапова оказываются финансисты (биржевики, дисконтеры, спекулянты) и чиновники. Мы сегодня видим этот «брак по расчету» между банкирами и чиновниками - как в России, так и во всем мире. В России недостаток денег в обращении способствовал тому, что на смену юридическому крепостному праву пришло экономическое крепостное право. Как точно! Нынешний строй следует называть не «рыночной экономикой» и даже не «капитализмом», а «экономическим крепостным правом»!

8. Уроки финансовых реформ дореволюционной России,

или предупреждение С. Шарапова нынешней России.

 

Шарапов постоянно сравнивает две финансовые системы России: ту, которая существовала без малого век до прихода к рулю власти «молодых финансистов»[2], и ту, которая была создана этими «молодыми финансистами»:

«Как ни странно, но мы сами, собственными руками разломали и растоптали очень верную научно, очень удобную практически систему. Накануне самого освобождения крестьян, когда предстояла вопиющая необходимость обновить нашу старую финансовую систему, оживить, расширить кредит, удвоить или утроить количество денежных знаков соответственно ожидаемому увеличению сделок и потребности в деньгах при вольнонаемном труде, пришла группа «молодых финансистов» с Евгением Ивановичем Ламанским и Владимиром Павловичем Безобразовым в качестве дельфийских оракулов и главных инициаторов реформ во главе, захватила руководство российскими финансами, в несколько лет изломала и исковеркала все и, после тридцатилетнего владычества, сдала Россию в ужасном виде, в котором она теперь находится»[3].

         Шарапов приводит перечень печальных результатов использования западной финансовой науки и проводимых на ее основе реформ денежно-кредитного хозяйства страны: «Все это (реформирование финансовой системы - В.К.) совершалось самым добросовестным образом, согласно последнему слову западной финансовой науки. В результате оказалось:

         Четыре миллиарда бесполезного долга, в том числе около половины на золото.

         Огромные бюджетные назначения на уплату процентов.

         Широко развитая за наш счет германская железная промышленность и машиностроение.

         Огромный ввоз иностранных товаров в Россию.

         Сеть железных дорог, обремененная неоплатным почти долгом иностранцам и не вырабатывающая процентов.

         Разорение поместного и земледельческого классов.

         Биржевая игра русскими фондами.

         Ограбление и истощение земли и сведение лесов по нужде ради самосохранения.

         Уничтожение труда, торжество всякой наживы, спекуляции и хищничества.

         Понижение нравственного уровня. Отчаяние безвыходности, бесплодие честности и высоких нравственных доблестей. Нигилизм. Анархисты...

Все это дало нам тридцатилетнее господство чужих финансовых доктрин...».

Перечитывая Шарапова, забываешь, что речь идет о событиях в России более чем вековой давности. Мы в России уже пережили двадцать лет господства чужих финансовых доктрин. Промежуточные итоги такого господства видны не вооруженным глазом и не отягощенным западными экономическими теориями умом. Но это, как говорится, «еще не вечер». Чем все это может кончиться, можно узнать из работ Шарапова. Хотя он не дожил не до первой мировой войны, не до революций 1917 года и последующих событий, он многое предвидел. Многие его экономические и политические прозрения исполнились. Будем надеяться, что трагическая история первых десятилетий прошлого века не повторится. Хотя бы потому, что у нас есть С.Ф.Шарапов. Шарапов, который нас предупредил. Шарапов, который подсказал нам, что делать. С.Ф. Шарапов для нас важнее и нужнее, чем вся нынешняя Академия наук, занимающаяся «пережевыванием» западных лженаучных теорий экономики и финансов.

 

9. С. Шарапов: экономика как парадокс русской мысли и культуры.

 

Для понимания взглядов С. Шарапова на экономику и экономическую науку большое значение имеет его работа «Марксизм и русская экономическая мысль» (речь в собрании экономистов, произнесенная в собрании экономистов 15 февраля 1899 года). Она включена в только что изданную книгу «Россия будущего». В этой работе Шарапов констатирует прискорбный факт: практически вся интеллигенция России (независимо от ее политических пристрастий) находилась под гипнозом Карла Маркса, вернее его экономического учения. Русскому интеллигенту «Капитал» казался высшим проявлением научного осмысления хозяйственной жизни общества. Ни народники, ни легальные марксисты, ни буржуазные писатели, ни и даже толстовцы не ставили под сомнение «научные» выводы экономического учения Маркса. Для представителя «образованного» сословия оно было «священной коровой», споры между различными фракциями интеллигентов касались лишь тонкостей толкования этого «священного писания» новейшего времени. Шарапов рассматривал подобную популярность «Капитала» как своего рода духовно-умственное помрачение «среднего класса», которое затем подобно заразе распространялось и на другие слои русского общества. В этой связи он попытался разобраться в том, что такое наука вообще и «экономическая наука» в частности.

При этом Шарапов заходит издали. Он обращает внимание на то, что в науке (по крайней мере, гуманитарной) и культуре существуют обязательно национальные особенности восприятия тех или иных общественных явлений и процессов. Он, в частности, подчеркивает: «Я хочу воспользоваться моментом как бы вашего раздумья, чтобы совершенно объективно и спокойно напомнить вам, что каково бы ни было направле­ние, каковы бы ни были симпатии, в тех вопросах, о которых здесь спорят, надо стараться прежде всего стать твердо на по­чве науки, на почве свободной критики, свободного, а не за­гипнотизированного мышления.

Я не буду поднимать здесь старого вопроса о националь­ности в науке, так хорошо освещенного Юрием Самариным; я напомню лишь то положение, что наука, в особенности гу­манитарная, может быть жизненна и составлять равноправ­ную долю общечеловеческой науки только тогда, когда она не безлична, когда на ней лежит отпечаток психических особен­ностей создающего ее народа. Только при этих условиях она оригинальна и продуктивна. Истина одна, но каждый народ идет к ней своим путем, согласно своему духовному складу, видит и схватывает лучше одну какую-либо часть, ему более понятную и родственную. Происходит как бы мировое раз­деление труда, в результате коего получается обмен умствен­ных богатств. Англичанин, француз, германец, русский - все культурные народы должны быть совершенно равноправны в этом общем творчестве. Но англичанину легче понять, изучить и дать научное определение той стороне его бытия, которая со­ставляет особенность его народа и не повторяется у русского, и обратно. Каждый народ глядит на истину немножко под своим углом зрения, и эта истина раскрывается перед ним только в оригинальном творчестве, а не в заимствованных готовых ре­зультатах чужого, часто принимаемых на веру. Все заимство­ванное поэтому менее жизненно, менее действенно и менее ценно для человечества, чем свое, оригинальное, органически сложившееся и идущее в великую общечеловеческую семью со своей собственной физиономией. В Адаме Смите, Дарвине и Ньютоне всякий сразу узнает англичан, в Декарте, Паскале и Прудоне - французов, в Гете, Гегеле и Рошере или Тюнене - немцев, во Льве Толстом, Аксакове, Пушкине - русских»[4].

При этом Шарапов обращает внимание на удивительный факт: Россия не дала миру выдающихся, всемирно известных ученых-экономистов. Чем это можно объяснить? Может быть, причина кроется в национальных особенностях мировосприятия русского человека? Шарапов высказывает свое предположение: «Но почему же так? Неужели у нас нет экономической жизни? Наоборот, есть, огромная и сложная и вдобавок совер­шенно оригинальная. Такая жизнь не могла не возбуждать ана­литической мысли, не могла, казалось бы, не вызвать и своих экономических построений. Но, может быть, таковые и есть, да только мы их не видим и не знаем?

Из того, что русская литература, давшая такие огромные и разнообразные вклады в общечеловеческую сокровищницу, упорно не выдвигала до сих пор ни одного мирового экономиста, можно, пожалуй, заключить и нечто иное. Не отвраща­лась ли русская мысль от западного толкования экономических явлений, не относилась ли она отрицательно к самой возмож­ности признать особый мир экономических явлений со своими особыми законами?».

(Окончание следует)

[1] Кое-что о Дж. Ло можно найти в моей книге «О проценте: ссудном, подсудном, безрассудном». Книга 1, с.187-188.

[2] В качестве точки отсчета первого периода Шарапов берет 1769 год, когда согласно указу Екатерины Второй были выпущены первые бумажные деньги - ассигнации.

[3] Подробное описание финансовых реформ 1856-1864 гг. дано в работе С. Шарапова «Деревенские мысли о нашем государственном хозяйстве» (глава «Как разоряются государства»).  К сожалению, данная работа в представляемом однотомном собрании  работ С.Шарапова «Россия будущего» отсутствует.

[4] Здесь и далее (если специально не оговорено) цитаты приводятся из работы: «Марксизм и русская экономическая мысль» // С.Ф. Шарапов. Россия будущего. - М.: Институт русской цивилизации. 2011, с.241 - 270. 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 3

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

3. Адриан Роум : Re: С.Ф. Шарапов: взгляд славянофила на экономику и экономическую науку
2011-12-23 в 20:55

Очень интересный и важный материал. Особенно с точки зрения охраны русской ментальности от того, чтоб ей навязывались чуждые теории и идеи, несущие сумятицу, неразбериху и, в конечном, страдания нашему народу.
Западная "экономика" сплошь иудейская. Это высокомерный конститут - жить за чужой счет (гоев-унтерменшев), делая деньги из воздуха. Это та мерзость, которую нам (вернее компрадорской элите) сегодня всячески стараются навязать. Даже с помощью лекций в школе от "успешных предпринимателей", как стать миллиардером. Но наш архетип "Иван-дурак" отвечает на это: а зачем?
Вся эта "экономика" сплошное паразитство, идолопоклонство и, главное, уничтожение нравственности и окружающей среды, а так же отчуждение человека. А общинному русскому сознанию это особенно больно.
Эти работы хорошее начало, чтобы сформулировать, что претит русской душе и обязать наших правителей под присягой беречь уникальную русскую душу и не загрязнять нашу жизнь чуждыми убийственными заимствованиями.
Ведь не случайна поговорка: что немцу хорошо, для русского смерть.
2. Алексей К. : о славянофильности экономики
2011-12-23 в 11:32

Дополнение к предыдущему комментарию. Ученые могут возразить, что наука не может быть национальной (англосаксонской, еврейской, китайской и пр) в силу объективности законов природы. Но товарно-денежные отношения относятся не к объективным законам природы, а к субъективным. Известно, что колонизаторы Америки скупали у вождей золото и территории за побрякушки. Поэтому деньги являются не более чем инструментом, приспособленным для конкретного мастера. Для лекшей один, а для праворуких совсем иная заточка.
1. Алексей К. : Re: С.Ф. Шарапов: взгляд славянофила на экономику и экономическую науку
2011-12-23 в 11:12

Я давно предполагал, что наши доморощенные "экономисты" идут на поводу у хитромудрого запада, у которых одна цель - как-бы похитрее "обуть" ближнего и, тем более, дальнего. Наконец-то дождался высказывания ученого, раскрывающего механизм околпачивания России. Причем, это мнение, как оказалось, является взглядом на суть происходящего не одного человека, а достаточно разных людей, живших как в прошлом так и сейчас. Спасибо В. Катасонову. Я пристально слежу за его статьями и выделил его в инете в своих закладках.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме