Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Русское искусство и «славянское дело»: концерты и публичные чтения в пользу Славянских комитетов

Алексей  Поповкин, Русская народная линия

12.11.2011

Посвящается 135-летию первого исполнения «Русско-сербского марша»

Петра Ильича Чайковского и новому открытию Большого театра

В октябре 2011 года после многолетнего восстановления и реконструкции открылся Большой театр - символ величия и славы русской музыкальной традиции. Возобновление исторического облика театра побуждает нас обратиться к светлым страницам созидания русской классической музыки XIX столетия. Созидание это вдохновлялось и деятельностью «славянолюбцев», а некоторые произведения той эпохи рождались именно благодаря благотворительным починам Славянских комитетов.

Благотворительные концерты - один из старых, давно укоренившихся на русской почве видов поддержки собиранию средств для помощи нуждающимся. В 1868-1876 годах Славянский благотворительный комитет (по преимуществу - его столичный отдел) при участии Милия Алексеевича Балакирева, Николая Андреевича Римского-Корсакова, Дмитрия Александровича Агренева-Славянского, Петра Ильича Чайковского регулярно проводил благотворительные концерты. Но Комитет не ограничился только этой формой привлечения внимания к своей деятельности. Славянофилы подготовили несколько литературных вечеров и «представлений с живыми картинами». К сожалению, до сих пор в историографии Славянских комитетов эта тема не нашла сколько-нибудь серьёзного отражения.

Мероприятия Комитета, о которых пойдёт речь в настоящей статье, имели три цели: они доставляли эстетическое наслаждение, знакомили слушателей и зрителей с разными гранями славянских культур и побуждали состоятельных людей жертвовать на нужды зарубежных славян.

При рассмотрении истории художественных акций в поддержку славян я постараюсь соблюсти хронологический принцип.

Начать рассказ о художественной стороне деятельности Славянского комитета мне бы хотелось с описания концерта, который не имел специфической задачи сбора денег для славянства. Он стал одной из важнейших вех в истории музыкальной культуры Европы и в истории общения между славянскими культурами.

Милий Алексеевич БалакиревКонцерт, приуроченный к Славянскому съезду и Этнографической выставке, состоялся 12 мая 1867 года в зале Петербургской городской думы под управлением М.А. Балакирева (1837-1910) и получил наименование «Всеславянского». Известнейший критик Владимир Васильевич Стасов так охарактеризовал его: «....Концерт г. Балакирева был составлен из пьес, из которых каждая относилась к той или другой славянской национальности. Так, представителем великорусского элемента явилась "Камаринская" Глинки; представителем малороссийского элемента - "Казачок" Даргомыжского; чешский элемент был изображен в увертюре на чешские темы г. Балакирева, сербский - в увертюре на сербские темы г. Римского-Корсакова, словацкий - в фантазии на "словацкие" (неправильно называемые венгерскими) темы Листа, польский - в арии из оперы г. Монюшко. Таким образом, кроме последней пьесы, все остальные, самые капитальные пьесы концерта, были инструментальные. Это имеет свое глубокое значение: большинство примечательнейших музыкальных произведений, созданных славянским гением, заключается в сочинениях инструментальных. Здесь славяне необыкновенно скоро сходятся во вкусах, здесь они скорее всего уразумевают друг друга, сливаются в одном общем чувстве, в одном общем восторге. "Камаринская" была потребована два раза, увертюра на сербские темы - тоже, и, кажется, если б не боязнь страшно утомить и оркестр, и дирижера, были бы повторены и все остальные инструментальные пьесы. Весело было пробежать взором по рядам славянских гостей, поместившихся в первых двух или трех рядах залы: все лица оживлены, не встретишь ни одного рассеянного, скучающего или равнодушного лица... Кажется, г. Балакирев не может быть недоволен первым своим инструментальным концертом. Ему выпало на долю то счастье, что этот концерт его был первым всеславянским концертом и что выборные люди всех земель славянских сошлись полюбоваться на его талант и высказать ему свое сочувствие.

В заключение нам остается упомянуть о трех солистах этого концерта. Г-н Кросс мастерски, с величайшей тонкостью и вместе энергией выполнил трудную партию в страстной и увлекательной фантазии Листа на венгерские темы; г. Петров спел, как, конечно, никто кроме него в Петербурге не споет, "Ночной смотр" - одно из гениальнейших созданий нашего великого Глинки; наконец, г-жа Платонова со всем всегдашним своим изяществом и вкусом дала нашей публике узнать прелестную, но, к несчастью, слишком мало знаемую, слишком еще мало ценимую у нас вещицу г. Балакирева: "Золотая рыбка", романс на слова Лермонтова» (В.В. Стасов) [1].

Как справедливо отмечает исследовательница М.П. Блинова, выбор Балакирева в качестве дирижера был не случаен. «Еще до съезда, по словам Н. А. Римского-Корсакова, М. А. Балакирев "сильно стал... интересоваться славянскими делами". В его квартире постоянно можно было встретить приезжавших в Россию славян, с которыми он вел оживленные разговоры.

Интерес к славянскому вопросу пробудил интерес и к славянской музыке. В 1866-1867 годах Балакирев стал усердно заниматься просмотром различных народных песен, главным образом славянских и мадьярских.

Вместе с ним смотрел песни и Римский-Корсаков, восхищавшийся балакиревским исполнением этих песен и сделанной им их изящной гармонизацией (Н. А. Римский-Корсаков. "Летопись моей музыкальной жизни", изд. V, стр. 71).

В связи с просмотром песен и предполагавшимся в честь приезда славян концертом, Балакирев, видимо, и написал свою чешскую увертюру. На данные им Римскому-Корсакову темы была написана и "Сербская фантазия".

В программе концерта, кроме перечисленных в статье Стасова сочинений, стояли увертюра к опере "Ундина" Львова, романсы Даргомыжского и Римского-Корсакова, словацкий марш Берлиоза; под упоминаемой в статье оперой Монюшки имелась в виду "Галька".

Приезд славян в Петербург и сопровождавшие его торжества расценивались прессой как историческое событие. В передовой статье "С.-Петербургских ведмостей" в день славянского концерта говорилось, что "брошенное сегодня зерно не может не пустить от себя ростков и не дать своего единственного плода - свободы всего славянского племени" (1867, 12 мая, No 129).

Историческое значение приезда славян отмечал и Стасов, видя в этом проявление растущих связей славянских народов. Приветствуя дебют Балакирева, считавшегося им лучшим русским дирижером, он особо подчеркивал значение его выступления именно на первом "всеславянском" концерте, на котором «выборные люди всех земель славянских сошлись полюбоваться» на талантливого русского композитора и "высказать ему свое сочувствие". Славянский концерт, с точки зрения Стасова, был демонстрацией достижений новой русской музыкальной школы не только перед Россией, но и перед Европой, "которым музыка дорога как национальное искусство"» [2]. При устройстве концерта деятели Славянского комитета, патронировавшие визит в Петербург зарубежных гостей, получили опыт сотрудничества с музыкантами, особенно пригодившийся им в последующие годы.

В 1868 - 1871 годах представления в пользу славян устраивались особенно часто.

На просьбы об участии в таких представлениях прежде всего откликались благородные семейства, в которых помощь славянам превратилась в фамильную обязанность. Среди таких семейств одно из первых мест занимали Толстые. Лев Николаевич Толстой доброжелательно отнёсся к просьбе членов Славянского Комитета принять участие в литературном вечере: «Читать в пользу славян я очень рад, т. е. согласен». (письмо от 4 декабря 1867 года). 17 января 1868 года Толстой лично читал отрывки из «Войны и мира» на литературном собрании в пользу Славянского Благотворительного комитета..

Позднее, в июне 1869 года, комиссионером по распространению «Войны и мира» И.Г.Соловьёвым было выдано Славянскому Благотворительному комитету, по личному распоряжению Толстого, 5 томов романа «Война и мир» в трёх экземплярах [3]. Даже в конце жизни, когда Толстой в состоянии жестокого духовного помрачения отверг не только Христианское учение, но и патриотизм, некоторые проблески здравого национального чувства проявились именно в послании писателя Славянскому Подготовительному съезду 1910 года. В деле помощи славянам участвовал и Алексей Константинович Толстой, о чём будет речь немного позднее.

Секретарь Московского Славянского комитета Нил Попов в своём исследовании «Религиозная и национальная благотворительность на Востоке и среди славян» упоминает среди событий начала 1868 года «два музыкальных и четыре литературных собрания». Кроме того, Д.А.Агренев-Славянский и Общество Славянских певцов, им возглавляемое, передали Комитету часть доходов от своих концертов [4].

Информация о художественных акциях в поддержку зарубежных славян содержится в отчётах Славянского комитета и его отделов. Эти отчёты регулярно публиковались в 1869-1872 годах. Например, из отчёта Санкт-Петербургского отдела мы узнаём, что 11 января 1869 года было «решено воспользоваться предложением князя Ю.Н. Голицына и устроить концерт в пользу Славянского комитета (Концерт этот состоялся 13-го февраля) [5].

6 апреля 1869 года Н.Н. Ладыженский объявил об устройстве М.А. Балакиревым концерта на Святой неделе (23 апреля) в пользу Комитета с участием педагогов и воспитанников Безплатной Музыкальной школы. Школа согласилась с условиями Комитета, но потребовала, чтобы Комитет организовал продажу билетов на сумму 600 рублей для устройства концерта в пользу школы [6].

Милий Алексеевич, переживавший тогда не лучшие времена, с радостью воспринял заботу о его таланте со стороны славянского комитета. 8 мая 1869 года он с удовлетворением писал Петру Ильичу Чайковскому: «У меня, кроме концертов Бесплатной школы, еще будут концерты Славянского комитета, и я всегда найду возможность исполнять русские произведения, хоть, например, в своем концерте» [7].

Активный участник Славянских комитетов, будущий Государственный контролёр Тертий Филиппов содействовал ознакомлению Балакирева с аутентичным наследием древнерусского музыкального искусства. «В Отделе рукописей РНБ выявлен еще один архивный документ, непосредственно связанный с духовным стихом «Алексей человек Божий». Так, среди материалов фонда М.А. Балакирева обращают на себя внимание автографы двух напевов духовных стихов. Это запись двух музыкальных строк, не имеющих подтекстовки и озаглавленных как «Лазарь» и «Алексей, человек Божий». Происхождение этих записей раскрывает неопубликованное письмо Т.И. Филиппова, адресованное М.А. Балакиреву: «<...> Здесь есть певец старинных исторических песен Русских (как любят говорить, былин), некто олончанин, Рябинин, для которого собирается вечером [неразбор.] Славянский Комитет. Это не только любопытно, но и в высшей степени важно. Благо приехал сюда надобно Вам непременно его выслушать. Я пойду туда <...> и, быть может, придется там, в виде образчика и ради сравнения, пропеть Лазаря или Алексея Божьего человека»» [8].

15 января следующего, 1870 года в славянском концерте исполнялся отрывок (хор) из оперы Н.А. Римского-Корсакова «Псковитянка». В письме к жене от 16/1 1870 г. А. П. Бородин, упоминая об исполнении этого хора в концерте Славянского комитета, говорит, что на этот раз эффект был слабее, «хотя Корсиньку и вызвали два раза, но менее единодушно» [9].

Во время заседания 18 января 1870 года Санкт-Петербургский отдел Комитета выразил благодарность Милию Алексеевичу Балакиреву за участие в подготовке музыкальных вечеров [10].

На заседании 1 февраля 1870 года было сообщено о том, что капелла Н.И.Бахметева 14 февраля даст духовный концерт в пользу отдела [11].

Наконец, 3 февраля того же года было заслушано сообщение о предстоящем литературно-музыкальном вечере с живыми картинами из истории славянских народов. В подготовке представления участвовали В.А.Соллогуб, граф К. А. Суворов-Рымникский, А.Д.Башмаков, Н.В.Гербель, А.А.Краевский и А.Н.Майков [12].

«Живая картина - это, как правило, статическая мизансцена на тему известного живописного полотна или скульптуры, в которой изображенных героев показывают костюмированные живые люди на фоне декорации. Такие картины появляются в России в конце XVIII века» [13].

Это общее определение не вполне подходит к нашему повествованию, поскольку живые картины для славянских концертов создавались не по принципу воспроизведения конкретных картин, а, скорее, исходя из заранее заданных сюжетов,

Например, на заседании Санкт-Петербургского отдела Комитета 19 апреля 1870 года было доложено сообщение о литературно-музыкальных вечерах 1 и 3 апреля в Мариинском театре. Представление 1 апреля началось с исполнения увертюры из оперы «Руслан и Людмила». В программе вечера были также: «червонорусская песня», стихи А.К.Толстого о князе Романе Галицком и иллюстрировавшая их живая картина, изображавшая князя Романа в момент отказа от унии, предлагавшейся папскими послами. Прозвучали также стихи Бенедиктова и Я.П.Полонского («Болгарский Царь Симеон»), композиция на тему польского гимна «Упование», стихотворение «Гус на костре», хор «Славься» и «Боже, Царя храни!» [14].

В последующие годы представления с живыми картинами чередовались с другими, более привычными формами культурной активности.

В протоколе заседания 18 апреля 1871 года, при отчёте о двух литературно-художественных вечерах, данных Комитетом 29 и 31 марта, было заявлено, что «при отношении секретаря Ея Императорского Величества препровождено от Государыни-Императрицы 100 рублей, а при отношении генерал-адъютанта графа Перовского, доставлено от Государя Великого Князя Владимира Александровича 100 рублей, от Государя Великого Князя Алексея Александровича 100 рублей и от Великой Княжны Марии Александровны 50 рублей» [15].

В.И.Аристов, пользуясь сочувствием Славянскому Комитету Санкт-Петербургского Собрания Художников, устроил в помещении означенного собрания ряженый бал, давший Комитету 1500 рублей чистой прибыли, а затем его же стараниями устроены в пользу Комитета два спектакля с живыми картинами в Мариинском театре, от коих чистая прибыль простиралась до 1327 рублей 31 копейки. Осуществлению этих праздников содействовали среди прочих, княжна Н.А.Енгалычева, скульптор М.О.Микешин, поэт Д.Н.Соловьёв.

И.М.Казачек и А.С.Старынкевич при содействии композитора Направника, публициста И.Я.Вацлика, графа П.А.Голенищева-Кутузова, а также дирекции Императорских театров, Русского Музыкального общества и «безмездно» участвовавшего в концерте хора, устроили в декабре 1870 года, в зале Дворянского Собрания, концерт, доставивший Комитету 1491 рубль 10 копеек чистой прибыли. «Успехом другого концерта, данного в той же зале несколько дней тому назад (26 декабря 1871 года) и принесшего, за покрытием расходов, до 1800 рублей, Комитет обязан стараниям А.С.Старынкевича вместе с М.Е.Раппапортом...» [16].

В книге "Первые 15 лет существования Санкт-Петербургского Славянского Благотворительного Общества"( Санкт-Петербург. 1883), содержится описание вечера в Большом Театре, состоявшегося 29 марта 1871 года. На вечере присутствовали глава комитета министров князь П.П.Гагарин, канцлер А.М.Горчаков. Звучали стихи великого словацкого поэта Само Халупки в переводе Аполлона Николаевича Майкова. Княгиня Енгалычева исполнила арию из оперы «Жизнь за Царя». Исследователи Роман Лейбов и Александр Осповат привели в своей статье о творчестве Ф.И.Тютчева сведения о том, что поэт написал стихи для живой картины, изображающей освобождение Чёрного моря и русского флота от стеснений, наложенных «Парижским трактатом» 1856 года. «19 (31) октября 1870 года циркулярная депеша канцлера А.М.Горчакова уведомила европейские и турецкий дворы о том, что Россия в одностороннем порядке денонсирует статью 14 Парижского трактата 1856 года, согласно которой ей запрещалось иметь военный флот и береговые укрепления на Чёрном море... Тютчев, приветствовавший инициативу Горчакова в послании «Да, Вы сдержали Ваше слово...», откликнулся и на просьбу А.Ф.Гильфердинга принять участие в сборнике «Стихотворения к живым картинам, данным в пользу Славянского благотворительного комитета 29 марта 1871 года», издание которого приурочивалось к завершению конференции в Лондоне» [17].

Однако, авторы статьи не смогли определить, какую именно живую картину должны были сопровождать стихи Тютчева. Между тем, в книге описание дано, и оно довольно подробное. Картина изображала Россию в виде «красивой женщины в русской древне-царственной одежде" с опущенным русским военно-морским флагом, а так же Нептуна, закованного в цепи.

После этой композиции зрители видели силуэты кораблей, выходящих из тумана, после чего русский флаг поднимался и Нептун освобождался от цепей. Интересно, что на вечере звучали стихи ещё недавно опального главы славянофильского кружка Алексея Хомякова [18].

На заседании Петербургского отдела 26 декабря 1871 года стало известно, что Императрица Мария Александровна пожертвовала 100 рублей на литературно-музыкальный вечер в пользу славян [19].

Поддержка Императрицы и лучших музыкантов, поэтов и писателей России побуждала председателя Петербургского отдела славянского комитета Александра Феодоровича Гиьфердинга разрабатывать всё новые сценарии художественных акций в пользу славян. О повседневной работе Гильфердинга в этом направлении рассказал в воспоминаниях поэт-славянофил Яков Петрович Полонский: «Cтихотворение «Казимир Великий» было задумано мною в 1871 году. Покойный А. Ф. Гильфердинг просил меня написать его для второго литературного вечера в пользу Славянского комитета.- Тема для стихов была выбрана самим Гильфердингом, им же были присланы мне и материалы, - выписки из Польского летописца Длугоша, со следующею в конце припискою: «Раздача хлеба в пору голода у летописца рассказана без всякой связи с другими фактами из жизни Казимира, потому тут у вас carte blanche...» - Стихи были набросаны, когда я узнал, что литературный вечер с живыми картинами, в пользу Славянского комитета, не состоялся и отложен на неопределенное время. - Затем умер и наш многоуважаемый ученый А. Ф. Гильфердинг, самоотверженно собирая легенды и песни того народа, изучению которого, в связи со всеми ему соплеменными народами, с любовью посвящал он всю свою жизнь» [20].

Однако и после кончины Александра Гильфердинга, последовавшей в 1872 году, помощь выдающихся русских музыкальных деятелей славянству не завершилась. В 1876 году, откликаясь на просьбу о помощи Славянского комитета, Пётр Ильич Чайковский написал «Русско-Сербский марш».

Первое исполнение марша состоялось 5 ноября 1876 года в Москве в симфоническом собрании Русского музыкального общества оркестром под управлением Н. Г. Рубинштейна на концерте в пользу Славянского благотворительного общества. В произведении использованы музыкальные темы, характерные для народной музыки сербов, а также тема гимна Российской Империи - «Боже, царя храни!» [21].

В 1878 году Московское Славянское Благотворительное общество было упразднено, однако Санкт-Петербургское Славянское общество, ставшее во главе славянофильского движения, продолжало сотрудничать с музыкантами, поэтами и писателями. Одним из руководителей организации незадолго до своей кончины стал Фёдор Михайлович Достоевский. Не так уж часто упоминается тот факт, что Достоевский произнёс свою знаменитую «Пушкинскую речь» именно как представитель Славянского Благотворительного общества на торжествах открытия памятника Александру Сергеевичу Пушкину.

На каждом торжественном заседании Общества звучали славянские песнопения (например, гимны гуситов) и читались соответствующие тематике заседаний стихотворения. Для исполнения национального гимна «Боже, Царя храни!» и тропаря святым Кириллу и Мефодию на заседания Совета Общества приглашались профессиональные хоры - Агренева-Славянского, Архангельского.

В 1912 году многолетний московский городской голова Николай Иванович Гучков возглавил вновь созданный Московский Славянский комитет.

12 ноября 1912 года в Московском Императорском Большом театре была поставлена опера «Миньон» с участием Л.В. Собинова и А.В. Неждановой - весь доход от приобретённых билетов был перечислен в фонд Московского Славянского комитета [22].

12 марта 1917 года был дан большой концерт в Сергиевском народном доме в пользу Московского Славянского комитета. Программа состояла из трёх отделений. В первом - в исполнении хора Юхова звучали патриотические сочинения («Матушка Русь» Гречанинова и «Гимн 1914 года» Ильинского - Блюменау) и обработки народных песен: «Дубинушка» (Чеснокова), «Ночка» (Архангельского), «За реченькой яр хмель» (Гречанинова). Второе отделение продолжало линию народных песен, но при этом с акцентом на соло с хором и песни славянских народов. Наряду с обработками русской «Ой да я не думала» (В. Фёдоров) и малороссийской «Щедровки» (Концевич) звучали сербская «Вечер на Саве» и хорватская «Ночные стражи» (обе Архангельского). Третье - было посвящено романсам и песням в исполнении артиста Русской оперы В.В.Осипова, а завершалось выступлением Московского вокального квартета (Розанов, Петунин, Соколов, Трозанов), который исполнин три переложения В. Фёдорова («как со горки со горы», «Поминальный стих (нищих слепцов)», «Козёл (комическая)») [23]..

Достойно внимания то обстоятельство, что в последнем упомянутом концерте отсутствуют духовные песнопения, привычные для подобного рода мероприятий. Революционный дух уже начинал сказываться...

Хотя Петроградское Славянское общество продолжало существовать и в 1918-1921 годах, о концертах по его почину ничего не известно. Наступившей смуте соответствовали не духовные песнопения и славянские мелодии, а свист пуль и вой снарядов...

Славянские песни сопровождали кратковременную попытку возрождения всеславянского движения - Съезд 1946 года в Белграде. 8 декабря н.ст. 1946 года, на открытии Съезда (Конгресса), «Государственным хором Югославии были исполнены гимны всех пяти славянских стран». Об этом в своей статье в «Журнале Московской Патриархии» упоминал митрополит -мученик Николай (Ярушевич) [24].

После восстановления государственного праздника 11(24) мая в России нередко исполняются композиции, сочинённые по просьбе Славянских обществ - например, гимн Кириллу и Мефодию.

Открытие Больщого театра, послужившее поводом для настоящей статьи, есть своего рода вызов, послание исторического прошлого, воскрешённого в интерьере (как нас стараются уверить). Это напоминание о том, что Большой театр был центром русского национального и всеславянского музыкального искусства.

К сожалению, сейчас среди театральных деятелей есть немало поклонников сомнительного экспериментаторства, от которого репутация Большого театра может понести серьёзный ущерб.

Не допустить такого печального развития событий, обуздать неуместное новаторство, воссоздать русско-славянскую традицию в Большом - задача нашего общества.

Примечания:

1. http://az.lib.ru/s/stasow_w_w/text_1867_slavyanskiy_concert.shtml

2. Там же.

3. Толстой Л.Н. Полное собрание сочинений.- Т. 61. - М. 1953. С. 187.

4. Попов Н.А. Религиозная и национальная благотворительность на Востоке и среди славян.// Журнал Министерства Народного Просвещения. -1871 г. - апрель. С. 145.

5. ФГУ РГИА. Ф. 970. Оп. 1. Д. 499. Л. 13 - об.-14.

6. ФГУ РГИА. Ф. 970. Оп. 1. Д. 499. Л 18 об. Первые 15 лет существования Петербургского Славянского Благотворительного Общества по протоколам общих собраний его членов, составленное в 1868-83. СПб., 1883. С. 11.

7. http://az.lib.ru/s/stasow_w_w/text_1869_zametka_na_statu_chaykovskogo.shtml

8. http://russkiydom.spb.ru/index.php/2011-06-06-14-36-30/9-l-r-

9. http://ru.wikisource.org/wiki/Летопись_моей_музыкальной_жизни_(Римский-Корсаков)/9#cite_ref-10

10. Первые 15 лет... С. 42.

11. Там же...С.45.

12. Там же...С. 50.

13. http://magazines.russ.ru/novyi_mi/2010/1/gu16.html

14. Первые 15 лет... С. 60.

15.Краткий отчёт о деятельности Санкт-Петербургского отдела Славянского Благотворительного Комитета, с 11 мая 1870 по 1 января 1872 года.// Журнал министерства народного просвещения. -1872 - январь. С. 120.

16. Первые 15 лет... С. 119-121.

17. http://www.utoronto.ca/tsq/15/ospovat15.shtml

18. Первые 15 лет... С.151, 158.

19. Там же...С. 188.

20.http://ru.wikisource.org/wiki/Страница:Polonsky_Polnoe_Sobranie_Stikhotvoreniy_1896_tom_2.pdf/133\

21. http://www.tchaikov.ru/marche.html

22. http://www.sobinov.yar.ru/russian/album10.htm

23. Тевосян А.Т. Московский регент Иван Юхов и его хор.// Вестник ПСТГУ. Серия II. Музыкальное искусство христианского мира.- 2008. - №1 (2).С. 160.

24. http://www.e-vestnik.ru/history/iz_arhiva_zhmp_3362/

Иллюстрация

Милий Алексеевич Балакирев:

http://muzruk.info/wp-content/uploads/2009/04/balakirevbig.jpg


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме