Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Правовой капкан для В.Н.Осипова и русского народа

Ирина  Чепурная, Русская народная линия

14.09.2011


Хроника судебного процесса по гражданскому делу по заявлению Александровского городского прокурора о признании экстремистским материалом книги В.Н.Осипова «Корень нации. Записки русофила» за 18 марта и 25 августа 2011 года …

18 марта и 25 августа 2011 года состоялись очередные судебные заседания относительно судьбы книги Осипова В.Н. «Корень нации. Записки русофила».

         Возле здания суда уважаемого писателя вновь ожидали приехавшие его поддержать граждане из различных уголков России, Беларуси и Украины.

          В.Н.ОсиповОднако Владимир Николаевич в очередной раз не смог прибыть в Александровский городской суд и Владимирский областной суд по состоянию здоровья (по медицинским показаниям ему не рекомендованы поездки на дальние расстояния), а также из-за необходимости ухода за нетрудоспособной супругой.

          Осипов В.Н. неоднократно заявлял суду в письменных ходатайствах о своем желании непосредственно участвовать в гражданском процессе, поскольку заявление прокурора затрагивает его личные имущественные права (связанные с использованием результатов своей интеллектуальной деятельности) и личные неимущественные права (честь и достоинство его личности, интересы деловой репутации).

          Определением Александровского городского суда от 18 марта 2011 года заинтересованным лицам: Осипову В.Н., издательству «Алгоритм-издат» и другим заинтересованным участникам в лице русского народа было отказано в удовлетворении заявленного ходатайства об оставлении без рассмотрения заявления Александровского городского прокурора на том основании, что «в заявлении Александровского городского прокурора о признании экстремистскими информационных материалов, содержащихся в книге Осипова В.Н. «Корень нации. Записки русофила», не ставится вопрос о привлечении какого-либо лица к административной или уголовной ответственности, а фактически прокурор в заявлении просит установить правовое состояние информационных материалов, изложенных в указанной книге, которое в дальнейшем может иметь юридическое значение, в том числе не только для привлечения лиц к ответственности за распространение, производство или хранение таких информационных материалов, но и для их изъятия, дальнейшего предотвращения их распространения иными лицами, что допускается в гражданском судопроизводстве по правилам особого производства».
         Считая подобную позицию Александровского городского суда незаконной и необоснованной, заинтересованные лица обжаловали Определение Александровского городского суда от 18 марта 2011 года в суд высшей судебной инстанции - Владимирский областной суд. 


Владимирский областной суд, 25 августа сего года рассмотревший дело в кассационном порядке, также не обеспечил защиту прав и свобод заинтересованных в деле лиц: Осипова В.Н., ООО «Алгоритм-издат» и др., задав вектор правоприменительной практики на вынесение несправедливых решений, чтобы право стало инструментом подавления русского народа, а не искусством добра и справедливости.

          Александровская городская прокуратура, а вслед за ней - и Александровский городской суд решили, что законным, справедливым, нравственным и разумным будет оставить без внимания объективные гражданские обстоятельства Осипова В. Н. и его семьи и отказать ему, издательству и другим заинтересованным лицам в удовлетворении заявленных ходатайств со ссылкой на статью 13 Федерального закона Российской Федерации «О противодействии экстремистской деятельности» и часть 3 статьи 263 ГПК РФ, где, по мнению суда, определена процедура рассмотрения данного спора в порядке особого производства.

         Таким образом, Александровский городской суд и Владимирский областной суд вынесли по делу незаконные и необоснованные Определения, противоречащее нормам международного права, Конституции Российской Федерации и гражданско-процессуального права.

         В соответствии с частью 1 статьи 47 Конституции Российской Федерации каждому гарантировано право на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (также см. пункт 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 октября 1995 года N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия»).

         В силу конституционного положения об осуществлении производства на основе состязательности и равноправия сторон (часть 3 статьи 123 Конституции Российской Федерации) суд по каждому делу обеспечивает равенство прав участников судебного разбирательства (пункт 10 вышеуказанного Постановления).

         Прокуратура задумалась: как сразу ущемить Осипова, лишить его РАВЕНСТВА в судебном процессе, уменьшить в разы его правовые возможности? И догадалась: применить к «антисоветчику» процессуальные правила ОСОБОГО ПРОИЗВОДСТВА. И применила. Процедурой особого производства ненавистный русофил сразу получил кляп на уста, открываемый лишь, когда это выгодно его оппоненту - прокурору.

         Правовая неопределенность статьи 13 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» явилась для прокуратуры прекрасным средством для достижения задуманного.

         В результате, Александровской городской прокуратурой и судом был создан правовой капкан для заинтересованных лиц: автора книги - Осипова В.Н., ее издательства «Алгоритм-издат» и других заинтересованных участников процесса в лице русского народа: принудительное участие в процессе в городском суде города Александрова ( а не города Москвы, где проживает большинство участников процесса и находится организация- издательство книги), без права личного участия в процессе Осипова В.Н., который не может добраться до суда по состоянию здоровья и без права заявлять встречный иск о защите своих имущественных и неимущественных прав!

         Таким образом, автору книги - Осипову В.Н., по его меткому выражению, оставили лишь, как Мубареку, право на доставление его в суд «на носилках», что в правовом смысле сродни пытке.

         В чем же дело? И почему прокуратуре и суду позволено такое своеволие в толковании закона

в сторону нарушения прав и основных свобод человека?!

         Возможно ли, с правовой точки зрения, рассмотрение подобной категории дел в так называемой гражданским правом процедуре «особого производства»?

         Обратимся к требованиям законодателя, изложенным в Гражданско-процессуальном кодексе Российской Федерации.

          Статья ГПК РФ гласит, что отсутствие спора о праве является обязательным условием для применения процессуальных правил особого производства.

          Это первый и основной критерий, который позволяет отграничить возможность рассмотрения дела в процедуре особого производства от тех случаев, когда дело должно быть рассмотрено в порядке искового или производства по делам из публичных правоотношений, в рамках которых заинтересованным лицам были бы обеспечены права равенства и состязательности.

         Второй критерий - односторонний характер разбирательства дела судом в процедуре особого производства возможен только в том случае, когда он не порождает изменение прав и свобод, а также не затрагивает материально-правовых последствий для других лиц.

         Из статьи 13 Федерального закона РФ «О противодействии экстремистской деятельности» следует, что признание материалов экстремистскими есть мера, применяемая одновременно с привлечением к ответственности лиц, изготавливающих и распространяющих экстремистские материалы, на что также сослался в своем Определении Александровский городской суд.

         Признание материалов экстремистскими является одновременно запретом для их изготовления и распространения, ограничением свободы мысли и свободы распространения информации, а также основанием для конфискации таких материалов, то есть, является вмешательством в права и свободы человека, защищаемые Европейской Конвенцией о защите прав и основных свобод человека.

         Прокуратура и суд приводят доводы о том, что в процедуре «особого производства» не затрагиваются права человека ибо объектом разбирательства судом является книга - информационный материал, права которой не подлежат правовой защите.

Позвольте возразить вам, господа правоведы!

         За использованием термина «информационные материалы» скрывается фактическое осуждение идей конкретного лица - автора, а также лиц, заинтересованных в распространении идей этого автора, в связи с чем признание материалов экстремистскими - это всегда признание экстремистскими идей конкретного человека!       

         Следовательно, вопрос об ограничении свободы мысли и свободы распространения информации не может осуществляться в процедуре особого производства, поскольку права и свободы человека защищаются гражданским законодательством (часть 2 статьи 2 ГК РФ) и ограничение прав и свобод путем признания материалов экстремистскими, безусловно, является спором о праве.

         Причем вмешательство в права человека и основные свободы сразу же порождает не только гражданско-правовые охранительные правоотношения, но и конституционные, а также конвенционные охранительные правоотношения.

         Соответственно на процедуру рассмотрения данного спора полностью распространяются гарантии, предоставляемые участникам процесса статьями 6, 13 Конвенции, статьями 46, 123 Конституции РФ и статьей 12 ГПК РФ, которые включают в себя принципы состязательности и равенства в процессе.

         В Постановлении Европейского Суда по правам человека по делу «Менчинская против России» (жалоба N 42454/02) от 15 января 2009 было дано толкование права на справедливый суд, гарантируемого статьей 6 Конвенции:

         «30. Суд повторяет, что принцип равенства сторон является одним из элементов более широкой концепции справедливого судебного разбирательства, в рамках значения статьи 6 § 1 Конвенции.

         Она требует «справедливого баланса между сторонами»: каждой из которых должна быть предоставлена разумная возможность представлять своё дело в условиях, которые не ставят его в существенно невыгодное положение по сравнению с его оппонентом (см. Ивон против Франции, N. 44962/98, § 31, ECHR 2003-V; Нидорест-Хубер против Швейцарии, 18 февраля 1997, § 23, сообщения о судебных решений и решений 1997-I; Крессом против Франции [GC], N. 39594/98, § 72, ECHR 2001-VI)». (такое же толкование ст.6 Конвенции было дано ЕСПЧ в п.22 Постановления по делу «Бацанина против РФ» от 26 мая 2009).

         Нарушение данных гарантий справедливого правосудия является безусловным основанием для признания судебного решения нарушающим статью 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

         Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» указал, что «выполнение постановлений, касающихся Российской Федерации, предполагает в случае необходимости обязательство со стороны государства принять меры частного характера, направленные на устранение нарушений прав человека, предусмотренных Конвенцией, и последствий этих нарушений для заявителя, а также меры общего характера, чтобы предупредить повторение подобных нарушений. Суды в пределах своей компетенции должны действовать таким образом, чтобы обеспечить выполнение обязательств государства, следующих из участия России в Конвенции».

         Следовательно, рассмотрение дела о признании материалов экстремистскими Александровским городским судом в особой процедуре является грубым нарушением статей 6, 13 Конвенции, статьи 14 Пакта, статей 46, 123 Конституции РФ и статьи 12 ГПК РФ, а также нарушением императивных положений процессуального закона (части 3 статьи 263 ГПК РФ) и должно было повлечь со стороны вышестоящей судебной инстанции безусловную отмену незаконного судебного решения, одновременно с оставлением заявления Александровского городского прокурора без рассмотрения.

         Вместе с тем, суд второй судебной инстанции - Владимирский областной суд оставил незаконное и необоснованное Определение Александровского городского суда в силе, чем подтвердил в очередной раз незыблемость общей концепции судебной системы на нарушение прав человека в процессах о признании экстремистскими информационных материалов!

          Каким же законом руководствовался суд высшей судебной инстанции при вынесении своего Определения?

         В гражданском процессуальном законодательстве предусмотрены следующие проявления принципа законности в особом производстве - оставление заявления без рассмотрения при возникновении спора о праве, подведомственного суду.

         Кроме того, ГПК РФ никакой процедуры для рассмотрения данной категории дел специально не установил, а в тексте ФЗ РФ «О противодействии экстремистской деятельности» есть лишь указание, что « информационные материалы признаются экстремистскими федеральным судом по месту их обнаружения, распространения или нахождения организации, осуществившей производство таких материалов, на основании представления прокурора или при производстве по соответствующему делу об административном правонарушении, гражданскому или уголовному делу. Одновременно с решением о признании информационных материалов экстремистскими судом принимается решение об их конфискации» (ст.13 названного закона).

         Данная норма предоставляет полномочие прокурору по выбору суда, в котором будет слушаться дело.


       Внимательное прочтение статьи 13 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» свидетельствует о том, что законодатель установил не альтернативную подсудность, а условную: в случае осуществления производства оспариваемых материалов организацией, прокурор должен обращаться в суд по месту нахождения такой организации, что соответствует общему подходу законодателя к определению подсудности (ст. 28 ГПК РФ, ст.ст.35, 208 АПК РФ).

         Таким образом, в нашем деле Александровский городской прокурор обязан был выполнить требование статьи 13 Федерального закона и статьи 28 ГПК РФ и обратиться в суд города Москвы по месту нахождения ООО «Алгоритм» - организации, осуществившей в 2008 году производство книги Осипова В.Н. «Корень нации. Записки русофила», ибо закон не устанавливает подсудность дела, когда лицом, изготовившим или создавшим оспариваемый материал, является гражданин, а не организация, либо известен собственник оспариваемого материала.

         Такая неопределенность в правовом регулировании, вероятнее всего, повлекла за собой ошибочное определение подсудности нашего дела Александровским городским прокурором, что, безусловно, является нарушением конституционных прав заинтересованных лиц на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (ст. 47 Конституции РФ).

         По смыслу статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, являющихся в силу статьи 15 (части 4) Конституции РФ составной частью правовой системы Российской Федерации, право каждого на судебную защиту, обеспечиваемое путем рассмотрения его дела законным, независимым и беспристрастным судом, означает, что рассмотрение дел должно осуществляться законно установленным, а не произвольно выбранным судом; признание же суда законно установленным требует, чтобы его компетенция по рассмотрению данного дела определялась законом.

         На практике, как видим, судебная процедура рассмотрения дела Осипова В.Н. и других дел такого рода свидетельствует о применении судами Российской Федерации метода лишения доступа к правосудию всех лиц, в отношении которых возбуждаются и рассматриваются в особом гражданском производстве дела о признании экстремистскими их авторских работ, поскольку право на судебную защиту упирается в стену правовой неопределенности статьи 13 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», в связи с чем является правовым вирусом в стройной системе всех конституционных прав и свобод и конкретных гарантий эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости.

         Как известно, задача построения правового государства - создать качественное правосудие, которое будет помогать нашим гражданам непосредственно в стране, а эффективность судебной системы будет определяться через способность восстанавливать справедливость.

         Следовательно, государство, а следовательно и суды, должны быть заинтересованы в том, чтобы усовершенствовать наше правосудие таким образом, чтобы оно было эффективным, и создать условия, когда у наших граждан не было бы необходимости прибегать к услугам международных судов.

         Конституционное право на судебную защиту- это не только право на обращение в суд либо привлечения в процесс в качестве заинтересованного лица путем письменного уведомления судом участника процесса, но, прежде всего, возможность получения реальной судебной защиты путем осуществления своих процессуальных прав в гражданском процессе всеми ее участниками в соответствии с законодательно закрепленными критериями, которые в нормативной форме (в виде общего правила) предопределяют в каком суде и в какой процедуре подлежит рассмотрению конкретное дело, что позволяет суду (судье) сторонам, другим участникам процесса, а также иным заинтересованным лицам избежать правовой неопределенности в этом вопросе.

         В практике конституционного правосудия выработаны подходы к определению системы гарантий права на судебную защиту, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме.

         К числу таких гарантий относится доступность правосудия, требование рассмотрения дела законно установленным, а не произвольно выбранным составом суда, без предубеждения, полно, всесторонне и объективно; соблюдение правил о подсудности, обеспечение состязательности и равноправия сторон, в том числе наделение сторон достаточными процессуальными правомочиями для защиты своих интересов при осуществлении всех процессуальных действий и другие.

         Таким образом, доступ к правосудию - обязательная предпосылка получения судебной защиты и одна из его процессуальных гарантий.

         Следовательно, ситуация затрудненности доступа к правосудию, складывающаяся не только из нормативного регулирования соответствующих вопросов и аспектов, но также из данного конкретного гражданского дела, приводит к отсутствию реальной защиты наших прав, свобод и интересов в статусе заинтересованных лиц в гражданском процессе, поскольку необеспечение одного из взаимосвязанных аспектов приводит с необходимостью к нарушению или фактическому отрицанию другого аспекта.

         Справедливым же в рамках закона может быть признано единственно возможное в конкретном случае, наиболее оптимальное, разумное и гуманное решение, которое может быть найдено на базе правильного установления обстоятельств дела, их верной правовой и социальной оценки и истолкования конкретной правовой нормы в системе других норм данной отрасли права, а при необходимости - и всего права в целом.

         В данном деле примененная прокурором и судом норма ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» не соответствует принципам, смыслу и содержанию права, выраженным в Конституции Российской Федерации и других, не противоречащих ей законах, а также в разъяснениях Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия», согласно которых любой суд, обнаружив противоречие закона Конституции, вправе дисквалифицировать его.

         Правовая позиция Конституционного Суда РФ выражена в Постановлении от 16 июня 1998 года: «Отказ от применения в конкретном деле закона, неконституционного с точки зрения суда, без обращения в связи с этим в Конституционный Суд Российской Федерации, противоречит конституционным положениям, согласно которым законы действуют единообразно на всей территории Российской Федерации ( ст. 4, 15, 76) и ставил бы под сомнение верховенство Конституции Российской Федерации, так как оно не может быть реализовано, если допускает разноречивое толкование различными судами конституционных норм».

         По словам В.Д. Зорькина, спор о смысле норм - это спор о конкретной действительности и право не может быть оторвано от исторического и культурного состояния общества». (Авторский коллектив: Е.В.Новикова, А.В. Наумов, А.Г.Федотов, А.В.Рахмилович, Т.Г.Морщакова, В.Ф.Яковлев, В.М.Жуйков, В.И. Лафитский. «Верховенство права и проблемы его обеспечения в правоприменительной практике: Международная коллективная монография». М.: Статут, 2009, с. 11.).

         По данной проблеме в своей докторской диссертации высказался и В.М.Жуйков, который ввел понятие « правового закона», коим может признаваться только такой закон, который отвечает целям и задачам, определенным Конституцией Российской Федерации:» суд должен не только истолковать закон, но и оценить его на предмет соответствия Конституции Российской Федерации, общепризнанным принципам и нормам международного права, которые имеют над ним приоритет, чтобы в тех случаях, когда законодатель принял закон с их нарушением, воспрепятствовать реализации его воли, отказав в применении такого закона» (Жуйков В.М. Теоретические и практические проблемы конституционного права на судебную защиту. Автореф.дис. докт. юрид. наук. М..: МГЮА, 1997, с. 29).

         Таким образом, правовой закон - это закон, возведенный в степень нравственности, разумности и справедливости.

         Указанная позиция В. М. Жуйкова о том, что Конституция Российской Федерации обязывает законодателя издавать, а суды - применять только правовые законы, устанавливает одну из основ соблюдения права каждого на справедливое судебное разбирательство.

         В гражданском процессе при разрешении ряда вопросов законодатель прямо указывает на необходимость учета судом требований разумности и справедливости, например, ст. ст. 91, 92, 99, 100, 128 ГПК РФ.

         Следовательно, наши права в гражданском процессе будут соблюдены, если суд при толковании норм права будет исходить из принципа верховенства права и основываться на выявлении смысла, логики и взаимосвязи применяемой правовой нормы с установлениями Конституции Российской Федерации, общепризнанными принципами международного права и не создавать ситуацию затрудненности доступа к правосудию, не помещать оппонента - «заинтересованное лицо» в хитроумную ловушку, в правовой капкан «особого производства».

         Действующий на основе полномочий предоставленных Международным пактом о гражданских и политических правах (далее Пакт) Комитет по правам человека в 2009 году рассмотрел шестой периодический доклад Российской Федерации (CCPR/C/SR.2681) и принял заключительные замечания, в которых обратил также внимание и на другие проблемные моменты применения Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», рекомендовав в частности, принять все меры по обеспечению независимости экспертов, на заключениях которых основываются решения судов, и гарантировать право обвиняемого на контрэкспертизу с привлечением альтернативного эксперта, т.е. обеспечить выполнение требований ст. 14 Пакта.

         Будет ли последующая судебная процедура, которую нам предстоит пройти в Александровском городском суде под председательством федеральной судьи Шванской Любови Николаевны соответствовать рекомендациям Комитета по правам человека, покажет время, а пока мы намерены одновременно обжаловать незаконные судебные решения по делу в порядке надзора в Президиум Владимирского областного суда, а также отстаивать право Осипова В.Н. на личное участие в процессе путем организации выездного заседания состава Александровского городского суда в город Москву - по месту жительства Осипова В.Н.

         Выражаем сердечную благодарность отечественным процессуалистам, мнения и труды которых помогли нам оценить правовую ситуацию по настоящему гражданскому делу, а также - искреннюю признательность всем гражданам, с верой, надеждой и любовью оказывающим нам милосердие и поддержку в деле защиты прав и свобод человека и гражданина Российской Федерации, выдающегося писателя, «узника совести», русского исповедника - Осипова Владимира Николаевича и других заинтересованных по делу участников в лице лучших представителей русского народа.


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 2

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

2. Татиана : Лучший из лучших
2011-09-14 в 12:01

Дорогой Владимир Николаевич!
Бесконечно благодарны Вам за ваши труды и подвиги.
Желаем Вам все преодолеть с Божьей помощью!
Храни Вас Господь!Кристальный Вы человек!
В наше время Вы чуть ли не единственный пример мужества, стойкости и чистоты.
Вы наш герой.
С великим уважением!
1. Леонид Болотин : С Новолетием!
2011-09-14 в 01:32

Дорогой о ГОСПОДЕ Владимир Николаевич! С Новым Вас 7520-м годом от Сотворения Мира! Здоровья, творческих успехов и БОЖИЕЙ помощи в Вашей Борьбе! В нашей общей Борьбе! Держитесь, Владимир Николаевич!

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме