Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Творчество и русский язык

Геннадий  Колдасов, Русская народная линия

ДелоРус и Александро-Невская Семья / 01.03.2011


Доклад на Круглом столе «Русский язык в современном мире» …

12 февраля 2011 года в Александровском лицее г. Санкт-Петербурга в рамках Александро-Невских чтений прошел Круглый стол «Русский язык в современном мире», посвященный сохранению, изучению и развитию русского языка. Публикуем один из докладов Круглого стола.

Геннадий Дмитриевич КолдасовОтношение людей к творчеству весьма личностно, весьма своеобразно, и большинству вполне достаточно чисто эмоционального отношения к нему. Многим совершенно не важно, в чём существо творчества. По ним творчество - это то, что заставляет переживать: грустить, ахать, плакать и радоваться. Поверхностное восприятие является одной из причин того, что сегодня не редко к творчеству относят и то, что по своей сути является не только что не творчеством, но - откровенным антитворчеством, за которым стоит известный с давних времён персонаж с рогами.

Определим творчество так: Творчество - это действенная потребность выражения сущностей окружающего нас мира, данная нам в ощущениях, чувствах, настроениях, мыслях, знаниях, откровениях; в формах, доступных для человеческого восприятия, т.е. в форме слова, музыки, движения, изображения.

Творчество - это есть всё более глубокое постижение и раскрытие гармонии мира, его красоты, его сущностных глубин и Истины. Творчество - это, прежде всего, постижение Бога, потому что Истина мироздания есть Бог. Творчество - это открытие Бога хотя бы в частностях, хотя бы в чём-то. Исходя из такого понимания творчества, надо признать, что молитва является творческим актом. Но современная расхристанная цивилизация молитву к творческим актам не относит. Она скорее отнесёт к творчеству массовую вакханалию, кем-то состряпанную, чем молитвенный подвиг монаха.

Полагаю, что с приведёнными выше соображениями согласится далеко не каждый современник. Полагаю также, что гораздо больше людей согласится с тем, что творчество - это поиск гармонии мира и его гармонизация. Например, поиск рифмы - это выявление гармонии слова и языка; поиск мелодии - это выявление гармонии звука и языка звука; поиск линии и цвета - это выявление гармонии образа и языка образности; поиск гармонии танца - это выявление соответствующего языка и рисунка жеста, движения и позы. В этих случаях надо признать, что творчество базируется на вере в гармонию мира, а вера в гармонию мира предполагает хотя бы подсознательную веру в силу, которая гармонизирует мир или способна его гармонизировать. А эту мировую силу гармонии в большинстве известных мировых цивилизациях определяли и определяют как Бог.

Мировая история показывает: всё, что противится Богу, то - не творчество, но антитворчество или сатотворчество, потому что оно по сути своей разрушительно и в потенции и на деле, оно неизменно выступает против гармонии мира. Оно разрушает мораль, духовные традиции; оно толерантно и старательно стирает грани между добром и злом, между мужчинами и женщинами, между больными и здоровыми; оно старается из гармоничного и целостного мира устроить свободный рынок, где всё продаётся и всё покупается. Антитворчество - всегда экологически вредно и грязно.

На общественном уровне творчество есть приобщение людей к гармонии отношений и приобщение их к Божественным замыслам мироздания. В этом смысле творчество бывает двух планов: первый план - творчество для себя, и второй - творчество для людей и общества. В первом случае человек открывает Божественные замыслы лично для себя, во втором - для других и общества. То, что может быть творческим актом для одного человека, может оказаться лишённым творчества для другого. Разные люди находятся на разных уровнях творческого бытия.

В сознании человека творческий процесс проходит несколько уровней восприятия и понимания: от ощущенческого через эмоционально- чувственный и образный к умному и духовному.

Значение языка в творческом поиске не ограничивается только описательной, коммуникативной функцией и функцией памяти. Язык мы будем понимать в общепринятом лингвистическом смысле, как свой собственный язык, данный каждому от рождения. Для русских и русскоговорящих - это русский язык. Значение языка в творческом поиске очень важно на всех уровнях, и особенно возрастает на умном и духовном уровне. Известно, что чем человек более умён, тем у него более богатый язык. И развивая свой язык, человек делает себя всё более и более творчески способным. Но язык надо развивать именно свой. Приведу пример, И. Бродский уехал из России, и очень быстро стал писать по-английски, практически перестав писать по-русски. Сам по себе факт - говорящий. Я не припоминаю ни одного случая, чтобы его хвалили как англо-большого ( не говоря уже, великого) поэта в атлантических странах, да и «Нобеля» ему дали не за англоязыкие вирши.

Постигая стилистические, смысловые, логические и художественно- выразительные особенности своего языка, его иерархию, богатства и особенности его словаря, мы всё в большей степени проникаем в свои духовно - мыслительные процессы, свои геномиальные коды, данное нам Слово - Логос, и через это приходим к осознанному овладению своими, богоданными творческими возможностями. Приведу пример, Владимир Иванович Даль. Он по рождению - датчанин. Но он так глубоко врос в русский язык, что глубоко искренне назвал наш язык Живым Великорусским и сам стал совершенно русским по духу человеком.

Весьма существенна ещё одна грань живого Великорусского языка, как инструмента творчества, на которую до сих пор не обращают должного внимания. Очень важно понимать, что наш живой язык есть не только средство общения и украшения нашей жизни, но он также является естественно- научной моделью мира, данную нам по Слову, отображающему диалектические и другие связи между реальными объектами и субъектами миропорядка.

Живой язык есть отражение психологии народа, его сильных сторон, в том числе и творческих. Он является кладовой творческой эвристики (зацепов), творческих подходов, естественных законов жизни, поисковых приёмов, отвечающих особенностям того народа, которой он (язык) складывал в течение многих тысяч лет.

Имея в виду естественную связь языка, мысли, чувства и творчества, можно отметить, что народ, обладающий богатой языковой историей, обширным словарём и богатыми выразительными средствами, гибкой языковой логикой, не может не обладать огромными творческими особенностями и возможностями. Другое дело, что живой народ может находиться и в состоянии дерзновенного поиска, но может быть усталым, оскорблённым, потерявшим вкус к деятельности. На народ нельзя смотреть, как на машину. Народ - живое существо. Народ средствами языка можно вдохновлять, но можно и угнетать и подавлять. И чем народ - более творческий, тем более легко можно делать и то и другое.

Большое практическое значение названных свойств языка подтверждается многовековой историей многих народов мира. Сегодня это убедительно демонстрируют китайцы и японцы. Они не скрывают, что своих успехов достигли на основе своей этнопсихологии, которая заключена и в языке. Японский язык со своей сложной иероглификой предъявляет высокие требования к памяти человека и образности мышления. Японские дети на международных олимпиадах чаще всего выходят победителями при решении тех задач, которые, прежде всего, связаны с очень хорошей памятью. Мне рассказывали, что даже учёные японцы объясняют задачи не с помощью математических и физических формул, но всё - с помощью графиков и рисунков. Надо сказать, что японский язык сейчас является одним из самых бурно развивающихся языков, японцы приняли вызов современной цивилизации. Но при этом они очень бережно относятся и к своей культурной традиции и своему исторически наработанному опыту и языку. Они не меняют свой язык ни на английский, ни французский, ни китайский.

Конечно, из сказанного не следует, что для создания высокоумной техники необходима прежде огромная память. Память - это только одна из возможных сторон творца. Но есть и другие. Какие же они?

Каждый народ должен сам себе ответить на этот вопрос, ища свои сильные средства в своих «закромах». Язык может оказать в этом неоценимую помощь. Посмотрим на наш русский язык с этой точки зрения.

Русский язык как банк творческих возможностей, красок и средств, поисковых приёмов и принципов представляет собой многоуровневую систему.

Языковые творческие уровни иерархичны внутри языка. Они представлены отдельными понятиями и знаками, обладающие многозначностью и синонимией, своей морфологией; понятийными связями, местом творческих единиц в ассоциативных рядах, иерархией корневых семей; также устойчивыми во времени суждениями ( пословицами, поговорками, принципами, притчами, считалками, дразнилками и т.д.); системой примет; также статьями, былинами, летописями, песнями, монографиями, трактатами, другими книгами и устной памятью.

Предпочтительно начинать изучение и овладение творческим содержанием языка с исследования простых эвристических единиц языка на уровне отдельных понятий и знаков- символов. Для этого, прежде всего, нужно желание. Специальные лингвистические знания в этом могут помочь, но это не главное, т.к. восприятие эвристики языка содержит в себе значительную субъективную составляющую.

Приведу пример, наглядно показывающий важность исследования содержания слов-понятий для формирования фундаментальных знаний. В качестве эвристического примера рассмотрим цепочку близких по значению слов: три - тройка - троица. Они широко используются в большом числе устойчивых языковых сочетаний: три богатыря, три танкиста, три друга, три сестры, три девицы, три брата, три развилки на дороге, русская тройка, птица-тройка, трёхглавый змей, трезубец, тройки в авиационном строе, тридевятое царство, три желанья, святая Троица, триптих). Большое число устойчивых сочетаний различных слов с числительным 3 нельзя считать случайным.

Сегодня уже уверенно можно утверждать, на основание научных данных, что названные сочетания есть выражение фундаментального свойства богоданного мира. Если бы люди были внимательны к эвристике русского языка, они бы пришли к этому важнейшему научному открытию троицы не в середине 20 века, а много раньше. Впрочем, светлые головы и святые подвижники постигли первенствующее начало Троицы и троического принципа в действительности давным-давно.

Учёные очень много времени затратили на выявление законов в развитии механических устройств и систем; на определение их исходного «генетического» элемента и создание общей теории машин и механизмов. Долгое время в механических системах обнаруживали и 2-звенные и 3-звенные и 4-звенные базовые подсистемы. Только в начале 20 века, наконец, выяснили, что исходный генетический элемент всех механизмов состоит из двух звеньев и одного сочленения, т.е. он - троичен.

Весьма поучительно и то, что «троица» оказалась фундаментальным понятием и в общей теории сложных систем (не только механических). Михайло Месарович, сербский учёный, строго доказал, что любая система в общем случае всегда может быть представлена конечным набором троичных подсистем, а двоичными - не всегда. Это большое открытие случилось только в середине 20 века. А в русском языке и в православии этот великий троический принцип был озвучен с незапамятных времён, но не в абстрактной форме, как сейчас, но в форме более яркой и более образной.

Таким образом, с одной стороны, троическая подсистема всегда является краеугольным камнем любой действительной системы, но, с другой стороны, троическая система охватывает все существующие в мире системы. Так мы видим, что троический принцип и троическая система делает мир целостным, она охватывает его целиком. Чтобы быть целостным надо быть в Троице. Это, возможно, самое великое достижение науки 20-го века! Свойство целостности является наиважнейшем свойством любой живой системы. Он с незапамятных времён присутствует в русском языке и в русской жизни.

Большая эвристическая сила заложена и в других словах - понятиях русского языка: например, молитва, подвиг, помазанник, долг, семья и др. Понятие «семья» очень тесно связано с понятием «целостности». Устойчивая семья должна иметь не менее одного ребёнка, а лучше - три сестры и три брата. Именно об этом нам говорят многие русские сказания.

Большая творческая и познавательная сила русского языка неразрывна с его свойством целостности, целостности по Слову и исторической его целостности, идущей из глубоких седин. Народу всегда надо учиться жить, не зависимо от того, обладает он письменным языком или нет. Поэтому живой язык всегда является учебником жизни, содержит в себе методические указания и эвристику поиска. Чем язык целостнее, тем он полнее, системнее и в нем богаче представлена эвристика поиска и обучения. Вот почему тупое и упрямое втюхивание в язык иностранных слов есть преступление: оно разрушает творческую систему языка. Вот почему агрессия одного народа против другого часто начинается с агрессии против языка предполагаемой жертвы. В среду жертвы тем или иным образом внедряют другой язык, который должен частично или полностью заменить язык жертвы. По отношению русского языка такая языковая агрессии предпринималась ни один раз: в конце 16-го начале 17-го веков силами польского языка; во второй половине 18 века и первой трети 19 века посредством французского языка; во второй половине 19 века и начале 20 века посредством немецкого языка; в конце 20 века и начале 21 века таким языком - агрессором является английский.

Английский язык - хороший пример языка, не обладающего исторической целостностью, а потому - и общей целостностью. Этот язык - язык «рыночного» типа. Он всосал в себя правила, слова и лингвистические фрагменты из множества языков: кельтских, германских, французского, латинского и еврейского. Его сегодня условно - толерантно лингвисты относят к группе германских языков. Но до второй половины 20 века его не относили ни к германской группе, ни к другим группам индоевропейских языков, он был языком - особняком, реликтовым островитянином.

Всосав языковые «фрагменты » других, англичане стали задумываться, а что со всем этим доставшимся разнообразием делать? Сопрягать в одном языке это широкое рыночное разнообразие очень сложно. Вот почему в английском языке мы и встречаем массу языковых обломков и формально надуманных приёмов: неправильные глаголы, закрытые и открытые слоги; разнузданное уничтожение падежей; рыночные правила: буквы пишутся, но не читаются, и наоборот - не пишутся, но читаются; для передачи одной фонемы используется две и более букв и многое другое.

Вернёмся к русскому языку. Совокупности понятий и слов языка таят в себе дополнительную эвристику творчества. Необходимо выделить три отличных друг от друга типа совокупностей слов-понятий: ассоциативные цепи, корневые цепи слов и цепи-ряды оттенков качеств вещей и явлений.

Цепи - ряды оттенков строятся по принципу наличия смысловой связи слов цепи с заданным понятием, например, со скоростью, или с каким-то цветом.

Приведу пример цепи-ряда оттенков цвета синего и глубого: иссине-чёрный, тёмно-синий, синий, синеватый, синевато-голубой, сине-серый, голубовато-серый, голубовато-синий, голубоватый, голубой, голубовато- сиреневый.

Цепь-ряд оттенков скорости может быть представлен так: молниеносный, стремительный, быстрый, скорый, шустрый, швыдкий, юла, расторопный, размеренный, тихоходный, медленный, медлительный, вялый, мямля.

Составление таких рядов позволяют полнее овладевать выразительными возможностями языка и быстрее подбирать нужные эпитеты при письме. Если в русском языке мы можем составить цепь-ряд по оттенкам синего и голубого ( их имеется не менее 10), то в английском - не сможем, т.к. в нём имеется всего два оттенка синего и голубого: блу и хад-блу. Возможно, что англичанин выдавит из себя ещё один оттенок, но вряд ли - больше.

Ассоциативные цепи строятся по принципу обязательного наличия хотя бы одного общего признака для предыдущего и последующего слов цепи. Ассоциативный принцип широко применяется в практике наименования понятий и предметов: например, собачка- болонка и собачка замка, или лапа зверя и рубить в лапу избу). Приведу пример ассоциативной цепи для понятия «память»: память - хранилище - запоминающее устройство - склад - кладовка - кладезь - соты - цифровые цепи - сарай - закрома и т.д.) В этой цепи понятий можно найти имеющие творческий смысл сочетания слов; например, сотовое запоминающее устройство.

Цепи оттенков и ассоциативные цепи широко используются в литературе и изобразительном искусстве, часто и не осознано. Яркие примеры богатых ассоциаций можно найти у Н.В. Гоголя, в частности, в именах и фамилиях: Собакевич, Манилов, Ноздрёв, Коробочка и т.д.

Корневые цепи строятся не по ассоциативному признаку, а по грамматическим правилам конкретного языка. Грамматические правила русского языка являются слепками естественных правил отношений предметов внешнего мира. В русском языке правило корневой семьи таково: коревые цепи строятся на базе обобщающего понятия - слова, оно и является корнем однокоренной семьи слов- понятий. Слова - понятия семьи представляют собой частные проявления понятийного содержания корня семьи.

Рассмотрим эвристическое содержание корневых цепей слов - понятий на примере семейства с корнем: вет - вест - вещ - веч.

Здесь уместно отметить ещё одну особенность живого русского языка: чередование гласных и согласных корня, что придаёт нашему языку большую звуковую красочность, выразительность и возможность образования новых понятий, и одновременно дополнительную трудность для наших языковых недругов, которым надо придумывать что-то, что способно будет конкурировать с нашей красочностью и выразительностью.

В качестве примера чередования гласных корня приведу формы корня «колод»: колд - клад - калд; и корня «рост»: рост - раст.

Приведённый выше корень «вет» является примером чередования согласных: т - ст - щ - ч.

Очертим словами - понятиями 4 ветки семьи «вет-вещ-вест-веч»:

1.   Вет - ответ - привет - завет - навет - ветер - совет - советчик -советник.

2.   Вест - весть - вестник - буревестник - известие - невеста - повестка - повествование.

3.   Вещ - вещь - вещунья - вещий - радиовещание - вещание -вещественный - извещение- вещество.

4.   Веч - вече - вечер - вечерить - вечность -вечный - вечевой - повечерье.

Подавляющее большинство представленных понятий обозначают события и действия по передаче или представлению сообщений, или, как сейчас говорят, по представлению и передаче информации. Обобщающим все приведённые частные понятия является корень семьи, т.е. в нашем случае все 4 корневида: вет - вест - вещ - веч. Все корневиды представляют собой разновидности «информации». Строго говоря, в русском понимании «вещь» - это не то, что можно пощупать, а то, что несёт в себе какие-то сведения, сообщения, вести, ответы или приветы. Строго говоря, слово « информация» в русском языке является «архитектурным излишеством». Современное понятие « информационное поле» вбирает в себя русское понятие «вечность». Современное абстрактное понятие «информация» вбирает в себе русский корень « вет». Пошлое слово «компьютер», несущее в себе позыв сплевывания, успешно можно заменить русским словом «веста», т.к. вычислительная машина предназначена давать нам разные сведения, сообщения, слать приветы и ответы, вести, вещать, устраивать вечера встреч и обсуждение разных вопросов, выступать, как справочник, как советчик и вещунья. Многие понятия, которые сейчас мы обозначает инословами, уже давно обозначены в русском языке русскими же словами. С точки зрения целостности русского языка эта эвристическая находка и эвристический подход чрезвычайно важны и актуальны.

Важно отметить, что в прошлом русские люди выделяли 3 вида основных информационных потоков: поток сведений, исходящих от людей (вет -поток); сведения (информация), исходящая от предметов, веществ (вещ - поток); сведения (информация), исходящая от физических полей ( ветер -поток, вечность). В этих трёх видах информации русские выделяли общественно значимую информацию (веч - поток). Это ещё раз показывает, насколько в прошлом наши предки были порядочнее и точнее в русском языке. Они острее чувствовали и изящнее пользовались творческими началами нашего языка и эвристически были более искушёнными.

Такое корявое словосочетание, как « информационное сообщение» могло появиться только в той среде, которая пользовалось русским языком, как попугаи. К их сведению, сообщение не может быть не информационным. Если сочетание «информативное сообщение» ещё имеет какой-то практический смысл, то « информационное сообщение» - это очевидная языковая глупость, а причина её в том, что инослова действительно нарушают внутреннюю логику русского языка. По-русски указанную западэнскую нелепицу « информационное сообщение» следовало бы определить, как «веч- сообщение », т.е особо значимое для общества сообщение.

Перейдем теперь к эвристическим принципам, которые содержит в себе русский язык. Обычно они закреплены в форме пословиц и поговорок, но они также могут содержаться и в былинах, и в притчах и в других языковых формах. Примерами таких принципов и правил в русском языке могут быть такие: нет худа без добра ( всегда ищи полезное во вредном); шиворот навыворот ( если не получается прямо, сделай наоборот); жить широко - хорошо, но и уже - не хуже ( здесь заложен принцип необходимости не только синтеза, но и анализа жизненных явлений и ситуаций); хорошая мысля приходит опосля ( не увлекайся первым успехом и решением).

Приведённые выше русские эвристические принципы и правила являются частными представления более общего жизненного принципа - принципа борьбы Добра и зла, или единства и борьбы противоположностей (по Гегелю).

Рассмотрим подробнее русскую форму представления духовно-диалектического закона единства и борьбы противоположностей: нет худа без добра. Ни у одного русского нет сомнения в том, что «худо» и «добро» - противоположности. И если есть добро, то есть и худо, т.е. они в жизни присутствуют вместе, и в этом смысле - едины. А, находясь вместе, они противодействуют друг другу или борются. Таким образом, русская форма закона формально логически не противоречит гегелевской трактовке. Но русская форма в духовном плане точнее Гегелевской, она утверждает, что нет худа без добра, но она не утверждает, что нет добра без худа. Таким образом, ясно, что русские верили и верят в духовное преобразование мира, а Гегель и его западные и западэные подражатели в духовное преображение мира не верят, судя по их формулировке, потому что они расхристанны и они не делают духовного различия между добром и злом, они к ним «толерантны». В русском понимании к единству в борьбе с добром тянется только зло, а добро не тянется ни к единству со злом, ни к борьбе с ним. Должен огорчить почитателей Гегеля, он отнюдь не является первооткрывателем закона единства и борьбы противоположностей, этот закон сформулирован задолго до него. А духовную суть этого закона Гегель, к сожалению, проглядел.

Есть ещё другой очень важный духовный принцип русской жизни: чем больше добра, тем меньше зла; летом день год кормит. Это, по сути, русское повествование принципа перехода количества в качество.

Если бы в 19 веке российская интеллигентская и аристократическая «элита», а точнее « гобза» ( однокоренное слово со старославянским глаголом «гобзовати»), не растрачивала бы себя на модных и посредственных в духовном плане Гегеля, Шопенгауэра, Руссо и Вальтера, немецкий и французский язык, а больше вникала в русское слово и русский язык, она бы больше сделала добра для себя и меньше вреда для России.

Изучение 4327 пословиц и поговорок показало, что не менее, чем каждая десятая из них содержит в себе творческую эвристику и выражает какой-то научный принцип, организационное или психологическое правило поиска. По эвристическому содержанию просмотренный вет-объём можно разграничить на 3 основных отдела: организационно- эвристические правила, психо-физиологические принципы творчества и эвристические принципы и правила научного поиска. Внутри первого отдела можно выделить эвристику преподавания и методическую эвристику.

В 1-ом отделе можно выделить 19 групп пословиц и поговорок, выражающих тот или иной организационный принцип. Приведу несколько примеров.

Группа №1: принцип предпочтения соборной работы, работы миром (мир дунет - ветер будет, мир плюнет - море будет, мир охнет - лес сохнет). Группа №2: принцип порядка (в хорошей артели всяк при деле). Группа № 3: принцип разделения обязанностей и задач (за всё не берись, а в одном отличись). Группа №4: принцип собственной почвы и собственного подхода к задаче (у своего гнезда и ворон бьёт орла). Группа №5: принцип наглядного представления задач (лучше один раз увидеть, чем 100 раз услышать). Группа № 6: принцип своевременности (куй железо, пока горячо).

В 2-ом отделе можно выделить 12 групп пословиц и поговорок, выражающих психофизиологические принципы творчества. Несколько примеров.

Группа №1: принцип веры (взайдёт солнце и в нашем оконце). Группа №2: принцип психологической установки на работу (была бы охота, заладится любая работа). Группа № 3: принцип настойчивости, упорства и смелости в работе (взялся на гуж, не говори, что не дюж). Группа № 4: принцип соблюдения биологических ритмов (утро вечера мудренее). Группа № 5: принцип постоянной учёбы (век живи, век учись). Группа № 6: установка на ошибку (не бойся ошибки первой, но избегай - второй).

В 3- ем отделе можно выделить 30 групп пословиц и поговорок, отражающих принципы и правила научного поиска путей решения творческих задач. Группа №1: диалектические законы поиска ( искра мала велик пламень рождает; с миру по нитке - голому рубаха). Особо здесь выделим русские формулировки закона отрицания отрицания ( клин вышибается клином; сила силу ломит; беда ломается бедой). Группа № 2: принцип соблюдения законов природы (не тряси яблоки пока зелены, созреют - сами упадут). Группа № 3: практика - критерий истины ( учёный без практики, как пчела без мёда). Группа № 4: принцип системности мироздания ( гвоздь держит подкову, подкова держит коня, конь держит человека, а человек - весь мир). Группа № 5: принцип умных обобщений ( видит око далеко, а ум - ещё дальше). Группа № 6: принцип системного подхода к решению задач ( семь раз отмерь, один - отрежь). Группа № 7: принцип « от простого к сложному» ( сначала аз да буки, потом науки). Группа № 8: важность осознания цели (видишь цель - хорошо идёшь). Группа № 9: принцип ассоциативного перебора ( где пешком, где верхом, а где и на корточках). Группа №10: принцип единоначалия ( где много пастухов, там овцы дохнут). Группа №11: учёт обстоятельств задачи ( где правильный учёт, там зерно не утечёт). Группа №12: принцип яркого увлекательного представления задачи ( чем шкура красивей, тем охотники хитрей). Группа №13: принцип решений через многофункциональность ( и швец, и жрец, и на дуде игрец). Группа №14: принцип инверсии ( выслушай жену и сделай всё наоборот). Группа №15: принцип фокальных отображений ( тот куст, да не та ягода). Группа №16: принцип чёткой формулировки ( лишнее слово в досаду вводит). Группа №17: принцип аккумулирования ( говори мало, слушай много, думай ещё больше). Группа №18: закон инфляции ( чего нет, то дорого, а чего много то дешево).

Пословицы и поговорки вместе с известными, относительно строго означенными, эвристическими правилами и принципами образуют собой формально - символьно - образные ассоциации, являющиеся эвристическими приёмами перехода от сужения области поиска к её расширению, и наоборот. Важно, что формализованные понятия влияют на логику мышления, а образные - на воображение. В научном поиске важно и то и другое.

Значительным эвристическим содержанием также обладают русские приметы, которые важны не только при решении практических задач, но и при решении научно -теоретических задач. В качестве примера приведу такие приметы : больше снега - больше хлеба; много рябины - к холодной зиме; малиновый закат - к ветреной погоде; излишняя сладость пуще горечи.

Некоторые приметы можно рассматривать и как пословицы.

Исторический творческий потенциал русского языка - огромен. В своём сообщении я затронул лишь очень небольшую его часть.

Ясно, что русский язык не для ленивых, ленивым такое разнообразие поисковых принципов и выразительных возможностей не нужно. Лентяи по причине лени не могли такое разнообразие и придумать. Ясно также, что такой богатый язык, как русский, лентяи не могли сохранять и сохранить в течение многих тысяч лет, т.к. это очень непросто. Ясно также, что те, у кого чешется и зудит язык обвинять русских в лени, - элементарно непорядочные, глупые и творчески вялые люди, которым легче повторить западные зады, чем находиться в творческом поиске. Им не дано понять, что такое - русский язык и русский человек.

Геннадий Дмитриевич Колдасов, кандидат технических наук, доцент, академик ПАНИ



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 2

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

2. Александр М. : Re: Творчество и русский язык
2011-03-01 в 23:02

Очень интересный и содержательный доклад!
Есть вопрос по тексту:
"в английском языке ... буквы пишутся, но не читаются, и наоборот - не пишутся, но читаются; для передачи одной фонемы используется две и более букв и многое другое."
Мне кажется, что во французском языке это присутствует в не меньшей степени.
Или я не прав?
1. lucia : Re: Творчество и русский язык
2011-03-01 в 01:40

А правда, что теперь в русском языке не три рода. а четыре?

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме