Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Приходит начало конца...

Диакон  Георгий  Малков, Русская народная линия

18.02.2011


Россия накануне Февральской революции, или чему же учит нас наша история? …

Это было как бы решительное и окончательное разделение

сынов Света и сыновей диавола.

Каждый человек в России был поставлен перед выбором:

с кем ты?

Инок Всеволод. «Охранительство»

 

Из материалов к книге «Русь во Христе»

...Становящееся в начале XX века всё более обезбоженным, в духовном смысле глубоко больное, всё чаще соблазнявшееся посулами «светлого будущего» со стороны то «просвещенных» либералов, то просто разбойников-террористов, российское общество решительно вставало на путь собственной гибели. И хотя надежды на благополучный исход грядущей национальной трагедии даже и у Церкви оставалось все меньше и меньше, она - устами своих великих подвижников-прозорливцев продолжала призывать граждан России наконец-то одуматься.

Громогласно предупреждал русский народ о возможных грядущих бедах петербургский пастырь, святой праведный Иоанн Кронштадский, писавший: «Если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим с лица земли за свое безбожие и беззакония... Спасение наше в Церкви и нигде больше» (Полонский А.В. Православная Церковь в истории России... М., 1995. С. 68-69).

К духовному горению, к живой  - и словом, и делом - всеобщей проповеди евангельских истин, к христианскому просвещению душ особенно призывал отец Иоанн самих служителей Церкви, обязанных всегда помнить о своей ответственности пред Богом за каждый день и час своей пастырской жизни, ибо «Господь преимущественно назирает за поведением архиереев и священников, за их деятельностью просветительною, священнодейственною, пастырскою... Нынешний страшный упадок веры и нравов весьма много зависит от холодности к своим паствам многих иерархов и вообще священнического чина» (Сурский И.К. Отец Иоанн Кронштадский. Т. 1. С. 188-189).

И здесь он был абсолютно прав. Именно казенно-синодальный стиль жизни, властвовавший тогда в Церкви, - с его, становившимся в то время всё более робким, в принципе не наступательным, а лишь охранительным, духом, смешивавшийся при том с элементами мирского либерализма, и не позволил церковным силам сколько-нибудь активно проявиться в их противостоянии революции.

И «синодские», и влиятельный тогда (первенствующий член Синода) петербургский митрополит Антоний (Вадковский; 1846-1912) - сами в известной степени уже затронутые болезнью либерализма, позволяли себе порой даже явно заигрывать с леволиберальными кругами прозападной российской интеллигенции, постоянно оглядываясь на ее, якобы подлинно «общественное», мнение и всячески уклоняясь от исполнения своего прямого православного долга - обличения и увещевания впадавшей тогда в революционное беснование России.

Вообще церковные деятели типа Вадковского как огня боялись выражения сколько-нибудь принципиальной позиции Церкви в отношении революционных событий, прикрываясь при этом идеей якобы ее полной аполитичности.

Но именно такая позиция и способствовала дальнейшему росту разрушительных для страны и самой Церкви социалистических (а затем и прямо коммунистических) тенденций, со временем и приведших Россию к большевицкой оккупации. О подобной либерально-капитулянтской позиции митрополита Антония достаточно резко отзывался другой известный Владыка Антоний - Храповицкий, в одном из своих писем (к Б. Никольскому) отмечавший, что столичный архипастырь «ведет себя двулично до позора», «совсем сбился с толку», и, поскольку твердых убеждений у него никогда не было (к тому же митрополит, судя по воспоминаниям о нем, лично весьма боялся «демократов» с бомбами - террористов), то он безотказно и «отдает Церковь в лапы пьяным дьячкам-нигилистам, изображающим из себя академические корпорации» (Цит. по: Фирсов С. Русская Церковь накануне перемен (конец 1890-х - 1918 гг.). М.: Круглый стол по религиозному образованию и диаконии, 2002. С. 300 и 74).

Между прочим, весьма показательно, что «либерал» Антоний (Вадковский), например, до того терпеть не мог твердого государственника и духовно-трезвого патриота-монархиста св. прав. Иоанна Кронштадского - что даже не возглавил, как ему полагалось, отпевания этого достойного пастыря!).

Увы, в столь ответственное для страны время в Синоде и Петербурге правящим архиереем (по назначению власти) оказался человек, о котором Победоносцев в сердцах говаривал: «Кто нашего митрополита [как метлу] в руки возьмет, тот [им] и метет» (Там же. С. 70).

В русле такой позиции Синодом и было издано особое послание к народу - с полным одобрением фактического лишения Государя прав подлинного Самодержца (в соответствии с основными положениями Манифеста 17 октября 1905 года о даровании Царем Конституции). Однако, как и самый вынужденный манифест этот, так и поддержка его либеральным Синодом, стали еще одним шагом к гибели подлинно христианской России - сначала в угаре февральской революции, а затем уже и под пятой большевизма.

Философ и публицист Лев Тихомиров записывал об этом в своем дневнике - с гневом и душевной горечью: «Церковь разлагается... На старости лет приходится искать себе даже Церковь... Всё рухнуло»; «Синод, молчащий при действиях революционеров, выпустил послание, призывающее к порядку, к тому, чтобы никто не защищал царя самовольно, ибо "царь велик и могущественен" и может сам себя защитить. Замечательные наши архипастыри и пастыри!» (Из дневника Л. Тихомирова. Записи от 25 и 29 октября 1905 г. - Цит. по: Там же. С. 302)

Чрезвычайно показательны в этой ситуации: и безусловное потакание значительной части членов Синода разрушительной для страны деятельности либеральных кругов, и та полнейшая его духовная слепота (как и вообще многих «демократично» и «прогрессивно» настроенных тогдашних пастырей) в отношении революционного процесса в России.

Это особенно ярко проявилось, например, в отрицательной реакции «синодских» на подлинно патриотический, принципиально православный и, по сути, пророческий по своим духовным интуициям документ, скрепленный подписями двух архиереев - митрополита Московского (будущего священномученика) Владимира и викарного епископа Серпуховского Никона (Рождественского), - так называемое «Поучение».

Его предписывалось прочитать во всех московских храмах во время литургии 16 октября - накануне опубликования царского Манифеста о «даровании свободы», а затем предполагалось ознакомить с ним и всю Россию. Однако болезнь прореволюционного либерализма зашла уже при  всеобщем (и государственном, и синодально-церковном) попустительстве слишком далеко. Не только в самой Москве многие священники отказались прочитать «Поучение» в своих храмах - и даже подали протестную записку, в которой заявили «о своей полной несолидарности с тем возмутительным и по содержанию, и по тону речи поучением, которое их обязывали читать» (Цит. по: Там же. С. 303), но и Святейший Синод в «Определении» от 22 октября 1905 года отказался поддержать этот документ.

При этом Синод обосновывал такую свою позицию тем, что, мол, это «Поучение» может стать «причиной междоусобного раздора среди населения, проявившегося даже в храмах» (Там же. С. 304)! Как будто страна уже не раздиралась предельными «раздорами» - со стороны тех же бомбистов-революционеров?

Раздоры же эти нужно было гасить не сладкозвучными синодскими призывами к миру, что было заведомо бесполезно, а лишь, увы, вынужденно-суровыми силовыми методами да быстрейшим решением наболевших социальных задач, причем не в рамках бесполезных и разрушительных по духу конституций, а в границах традиционной национальной власти.

Именно этим, например, занялся тогда великий Столыпин, к несчастью, вскоре же, при попустительстве той самой власти, которую он защищал, и убитый.

Именно всемерному укреплению традиций российской государственности и должна была бы содействовать тогда Церковь (в том числе и ее Синод), а не смущенно подыгрывать уже тогда духовно слепотствовавшим либералам!

Но, возвращаясь к «Определению» (от 22 октября), следует сказать, что такой же мертвенностью духа веяло тогда не только от синодских документов.

Не менее печальной была и вся общая картина духовного просветительства в целом - казёнщина царила во многих сторонах церковной жизни, а если в духовных учебных заведениях и пытались порой проводить какие-то реформы, то они, наоборот, как правило, еще более ухудшали дело, внося и в эти церковные структуры вездесущий дух вульгарного либерализма. Как сокрушался по этому поводу тогда архиепископ Волынский Антоний (Храповицкий) в письме к митрополиту Киевскому и Галицкому Флавиану: «...московские профессора просят «свободы преподавания», т. е. права отрицать в своих курсах Божество Иисуса Христа и вообще Символ веры. Если мы будем плодить еретиков в церковной школе, то что нам ждать за это на Страшном Суде?» (Письмо 43, от 8 окт. 1905 г. - цит. по: Инок Всеволод. Охранительство. Сб. статей. Джорданвиль-Москва, 2004. С. 15); или: «Академии так низко пали за эти три года, так далеко отошли от своей задачи, что хоть Архангела Гавриила посылай туда ректором - всё равно толку не будет» (Письмо 13, от 22 ноября 1907 г. - цит. по: Там же).

И лишний раз убеждаешься в том, насколько закономерным следствием антидуховного распада «просвещенного» общества явилась революция в России, - когда читаешь страшные, но, увы, правдивейшие строки воспоминаний одного из известных священников Русской Церкви - Протопресвитера российской армии и флота о. Георгия Шавельского - о состоянии дел, например, в духовных академиях.

Как пишет он о Петербургской академии начала 1900-х гг.: «Студенты перестали посещать академическую церковь и лекции. Дело дошло до того, что среди студентов велась очередь по посещению лекций. Очередные два человека от курса обязаны были в свой день просидеть на лекциях. Не желающие вынести этот труд, нанимали за себя других» (Протопресвитер Георгий Шавельский. Русская Церковь пред революцией. М. 2005. С. 299), а например, «1 мая 1907 г... они явочным порядком бойкотировали проверочные экзамены» (Там же. С. 301). «Со всех сторон раздавались жалобы, что научная подготовка академических студентов, в сравнении с прежним временем, весьма упала, как упали и религиозная настроенность, и дисциплина... академии стали разлагаться. <...> Академии последнего времени, при установившихся в них порядках и создавшемся настроении студентов, не могли не плодить "научных недоучек", расхлябанных, не приученных ни к порядку, ни, тем более, к беззаветному исполнению долга "деятелей"...» (Там же. С. 302, 304).

В это время и православное просветительство хирело почти уже повсюду: даже евангельское слово нередко теряло свою соль в безжизненных проповедях сословного духовенства; все мертвенней, без подлинного христианского духа становилась лишь по форме остававшаяся «православной», «душеполезная» литература.

О том, что в России становилось все меньше и меньше духовно-горящих проповедников Христовых, что и духовный уровень самих церковных деятелей оказывался все ниже и ниже, а дело просвещения христианского все более и более коснело в поверхностных штампах - как в самой Империи, так и за ее пределами, постоянно писал на страницах своего дневника великий апостол Страны Восходящего Солнца, архиепископ Японский, святитель Николай (Касаткин; 1836-1912), - например: «3/15 Марта 1896... впал в отчаяние: когда же Господь даст мне помощников и даст ли?  Ужели моя беспрерывная молитва о сем, и почти о сем одном, - тщетна? Вот и академистов сколько воспитал, чая в них помощников себе, и ни единого! Хоть бы кто близко принял к сердцу дело Церкви, дело церковной школы, дело воспитания служителей Церкви! <...> Господи, когда же воспрянет Россия к делу Православия? Когда же явятся православные миссионеры? Или Россия и вечно будет производить все таких же самодуров и нравственных недорослей, какими полна доселе... вечно, пока так и не погибнет в своем нравственном и религиозном ничтожестве к страшному своему осуждению на Суде Божием за то, что зарыла талант?» (Николай-до. Святитель Николай Японский. Краткое жизнеописание. Выдержки из дневников. СПб.: Изд-во «Библиополис», 2001. С. 122-123). Или же другая запись: «5/18 Апреля 1900... Грустно думалось: бредет-то к нам народ все больше ленивый, [а] кто поживее и поумнее, и не думает заглянуть к нам - идут на другие службы... Оттого и духовенство у нас плохо, духовная литература мелочна, духовенство... такое, что до сих пор в 30 лет ни одного доброго миссионера не выслало сюда Отечество. ... Э-эх, грусть-тоска глубокая!» (Там же. С. 166).

Еще горестнее становятся дневниковые записи святителя Николая в период русско-японской войны 1904-1905 годов, где мы читаем правдиво-скорбные строки о становившейся уже тогда все менее христианской России: «18/31 Июля 1904... Бьют нас японцы, ненавидят все народы. Господь Бог, по-видимому, гнев Свой изливает на нас. Да и как иначе? За что бы нас любить и жаловать? Дворянство наше веками развращалось крепостным правом и сделалось развратным до мозга костей. Простой народ веками угнетался тем же крепостным состоянием и сделался невежественен и груб до последней степени; служилый класс и чиновничество жили взяточничеством и казнокрадством, и ныне во всех степенях служения - поголовное самое беспросветное казнокрадство везде, где только можно украсть. Верхний класс - коллекция обезьян - подражателей и обожателей то Франции, то Англии, то Германии и всего прочего заграничного; духовенство, гнетомое бедностью, еле содержит катехизис - до развития ли ему христианских идеалов и освящения ими себя и других? <...> И при всем том мы - самого высокого мнения о себе: мы только истинные христиане, у нас только настоящее просвещение, а там - мрак и гнилость; а сильны мы так, что шапками всех забросаем... Нет, недаром нынешние бедствия обрушиваются на Россию - сама она привлекла их на себя. Только сотвори, Господи Боже, чтобы это было наказующим жезлом Любви Твоей! Не дай, Господи, вконец расстроиться моему бедному Отечеству! Пощади и сохрани его!» (Там же. С. 182-183)

Как поражение России в войне с Японией, так и революционные события 1905 года, Владыка связывал непосредственно с духовным разорением страны, с исподволь наступавшим в ней равнодушием к былой отеческой святорусской вере, с воочию творимым тогда русским народом предательством Самого Христа.

Именно на эту причину всех российских бед прямо и указывал в своем дневнике святитель Николай: «3/16 Июля 1905... Наказывает Бог Россию, то есть отступил от нее, потому что она отступила от Него. Что за дикое неистовство атеизма, злейшей вражды на Православие и всякой умственной и нравственной мерзости теперь в русской литературе и в русской жизни! Адский мрак окутал Россию, и отчаяние берет, настанет ли когда просвет? Способны ли мы к исторической жизни? Без Бога, без нравственности, без патриотизма народ не может самостоятельно существовать. А в России, судя по ее мерзкой - не только светской, но и духовной - литературе, совсем гаснет вера в Личного Бога, в бессмертие души. Гнилой труп она по нравственности, в грязного скота почти вся превратилась, не только над патриотизмом, но над всяким напоминанием о нем издевается. Мерзкая, проклятая, оскотинившаяся, озверевшая интеллигенция в ад тянет и простой, грубый и невежественный народ. Бичуется ныне Россия, опозорена, обесславлена, ограблена. Но, - ужасается святитель, -  разве же это отрезвляет ее? Сатанинский хохот радости этому из конца в конец раздается по ней. Коли собственному позору и гибели смеется, то уже не в когтях ли злого демона она вся? Неистовое безумие обуяло ее, и нет помогающего ей, потому что самое злое неистовство ее - против Бога, Самое Имя Которого она топчет в грязь. Богохульством дышат уста ее. Конечно, есть малый остаток добра, но он, видно, до того мал, что не о нем сказано: "Семя Свято - стояние его" (Ис. 6, 13). Душа стонет, сердце разорваться готово» (Там же. С. 187).

И все эти, жестокие в своей правде слова не есть выражение только личного, сугубо субъективного (излишне мрачного или хотя бы излишне сгущающего темные краски) взгляда на российскую действительность той поры - как, быть может, хотелось бы кому-то думать в стремлении идеализировать религиозную жизнь дореволюционной России! Нет, ведь и сама февральская революция (с последующим октябрьским переворотом) 1917 года стала возможна в ней только в силу того, что в духовном отношении значительная часть русских людей фактически уже жила в революционном распаде и разложении задолго до событий февраля-октября: трагические события эти всего лишь выразили и оформили более определенным социально-политическим образом - явив большевицкое атеистическое государство - то внутреннее, уже реально падшее (и религиозно, и чисто граждански) состояние российского общества, в котором оно пребывало в основной массе своей, по крайней мере, с конца XIX - начала XX века. И то, что оценка, данная Владыкой Николаем состоянию России на тот период, не была ни злопыхательски-субъективной, ни отнюдь одиночной, подтверждают высказывания подобного же рода и других известных, патриотически настроенных церковных деятелей.

Так, отзываясь на сложившееся в результате революционных событий 1905-1907 гг. общее положение в стране и, главное, на всё усиливавшееся тогда критическое состояние Церкви, известный в дальнейшем религиозный философ, ученый (физик, математик) и священник, тогда еще молодой П. Флоренский со всем основанием утверждал в одной из статей (1909 года): «...революция усилила тот упадок и разложение православного быта, а значит - и православия, которое давно уже совершается капитализмом, городами и фабриками. Как ни медленно движется культурная (не политическая) история, всё же православие близко к какому-то рубежу, где оно должно или совсем разложиться, или, изменившись, возродиться. Мы говорим "изменившись", потому что православие своим бытом тесно связано с жизнью, а жизнь меняется и ломает этот быт, ломая и православие. С другой стороны, православие крепко и внутренне связано даже с политической историей - через самодержавие. Вера в царское самодержавие, мистическое к нему отношение - это один из непременных элементов православия, и поэтому изменения в способах управления страной [имеются ввиду последствия манифеста 17 октября 1905 г. о некотором ограничении монархии. -  д. Г. М.] наносят православию новый удар... трещиной в православии надо считать всё более и более открывающееся неустройство церкви, неканоничность ее, нарушение ею основных церковных же канонов [в первую очередь здесь подразумевается, конечно же, давнее ее согласие на само «синодальное», а не патриаршее ее устроение. - д. Г. М.]. Открывается вопиющее противоречие между консерватизмом православия и его фактическим отступлением от консерватизма и притом в сторону разорения церковного устройства [вспомним хотя бы о «либеральствующих» архиереях того времени. - д. Г. М.]. Это противоречие уже сознано и готово стать движущей силой в православии...» (Флоренский П. Православие // Флоренский П. Вопросы религиозного самопознания. М.: Изд-во АСТ, 2004. С. 183-184).

О том же самом, но с гораздо большей открытостью в выражении своих одновременно скорбных и гневных чувств относительно постепенно шедшего тогда духовного падения России говорил и писал весьма известный архиепископ Никон (Рождественский): «Не злодействуют ли злодейски злодеи у нас? Не находится и среди нас немало людей, которые добро уже называют злом, а зло добром, тьму безбожных учений - светом, а свет Христова учения - тьмою? Страшно подумать, больно говорить о том, сколько зла творится среди нас! Никогда, с самого начала Руси, не было слышно на нашей земле такого богохульства, такого кощунства, какое слышали и слышат уши наши. Никогда не было такого отступничества  от святой веры православной, как в дни наши. Самые ужасные пороки ныне возводят чуть ли не в добродетели... Убить, отравить, развратить, загубить душу - да об этом мы читаем в газетах каждый день. И это творится во всех слоях общества: и среди простого народа, и среди образованных людей. Полная распущенность нравов, уподобляются люди скотам несмысленным!.. И вот гремят над нами громы небесные. Потрясается земля в основаниях своих!» (Архиепископ Никон (Рождественский). Мои дневники. Вып. 2. Сергиев Посад, 1911. С. 38-39)

И, действительно: уже тогда начались и прямые убийства священников, ставших первыми жертвами великих грядущих гонений на Церковь.

Так, «в Ялте, в 1905 г., за бесстрашные обличения царивших тогда в городе революционных настроений, в своем доме, на глазах у жены и трех малолетних сыновей, был заколот кинжалами о. Владимир Троепольский. Его последние слова, обращенные к убийцам, были: "Бог простит!" В селе Городищи Царицынской обл. 30 ноября 1906 г., также в своем доме, был убит священник о. Константин Хитров. Убийцы не пощадили никого из его домашних: о. Константин, его матушка, пятилетний сын Сергей и малолетний Николай, все были найдены с проломленными черепами. В 1910 г. в Тифлисе был убит экзарх Грузии архиепископ Никон» (Жития святых. 1000 лет русской святости. Собрала монахиня Таисия. Т. 1. Джорданвилль, 1983. С. 75).

Но не менее ужасным было тогда, например, и духовно-нравственное состояние даже некоторых православных семинарий!

Как отмечал в своих воспоминаниях (с приведением ссылок на газетные корреспонденции с мест) уже упоминавшийся выше протопресвитер Г. Шавельский, в Воронежской семинарии «инспекторов... в их собственных квартирах подстреливают прямо в лицо 17-летние семинаристы по постановлению революционного кружка (21 февраля 1907 г. в 6 ч. в.)», а порой и ректорам «предательски пускают пули в спину (в Тамбовской семинарии, где из-за этого многосемейный инспектор безнадежно сошел с ума), или обливают лицо кислотою, когда несчастно погибший сын их начальника лежит на столе (в Харьковской семинарии)...» (Протопресвитер Георгий Шавельский. Указ. соч. С. 253).

Весьма печально дело обстояло и в Киевской духовной академии, о чем Владыка Антоний (Храповицкий) писал так: «Учащиеся в академии попы целыми месяцами не ходят в церковь, а штатских студентов во всех академиях на воскресных обеднях бывает [по] 7-10 человек. Попы едят перед служением... утром, демонстративно... отвечают: «Я догматов не признаю». И вот толпы таких звероподобных экземпляров наполняют наши школы в виде законоучителей: o tempora, o mores!... всё омертвело в церковном отношении... В Московской академии доцент читал о Златоусте как сатирике, один студент - как о республиканце, другой - как о социальном анархисте» (Письмо 14, от 28 ноября 1907 г. - цит. по: Инок Всеволод. Указ. соч.. С. 16).

О состоянии же общества в целом  Владыка Антоний восклицал: «Боже мой, Боже мой! До чего мы дожили? В какой атмосфере... живет Церковь? В атмосфере разврата, лжи, обмана, лести и упадничества... Но неужели же ложь восторжествует, разврат поднимет голову и сатана будет победителем?» (Письмо 83 от 25 окт. 1910 г. - цит. по: Там же. С. 16-17), и наконец: «Приходит начало конца» (Письмо 15, от 9 января 1908 г. - цит. по: Там же. С. 14).

Как видим, гнев архиепископа Никона по поводу наступавшего духовного кризиса в России на пороге революции был совершенно оправдан.

Но особенно острым становится у владыки Никона предчувствие надвигающейся на страну катастрофы - в связи с началом первой мировой войны.

Уже в 1914 году он пророчески взывал к верным Богу соотечественникам: «Готовьтесь к исповедничеству, готовьтесь к мученичеству. И тем горше будет чаша наших испытаний, что нам поднесут ее не язычники, не римские воины, а изменники Христу. О, они злее всех язычников, ибо они суть "сборище сатаны", о котором говорит Тайновидец. Чтó все нынешние поношения, кои нам приходится терпеть, пред теми, какие ждут нас впереди, если попустит Господь! Грозы Божии ходят вокруг нас» (Духовное наследие Свято-Данилова монастыря. Архиепископ Никон (Рождественский). Материалы к жизнеописанию // Даниловский благовестник, 1992. № 1 (2). С. 61).

О том же, как встретил Февральскую революцию 1917 г. непосредственно Святейший Синод, достаточно подробно (с необходимыми ссылками на источники) говорится в статье М. Бабкина «Синод и Февральская революция». Отдельные фрагменты этого текста  даются ниже в качестве «Приложения» (многочисленные авторские ссылки на документы и научно-историческую литературы при этом мною опущены).

Приложение:

Михаил Бабкин

Синод и Февральская революция

«...в конце февраля 1917 г. члены Св. Синода на разворачивавшиеся в Петрограде революционные события смотрели с равнодушием. В те дни, как отмечал протопресвитер военного и морского духовенства Г. Шавельский, в Синоде «царил покой кладбища». Синодальные архиереи вели текущую работу, занимаясь большей частью решением различных бракоразводных и пенсионных дел...

 О необходимости поддержать монархию говорил... товарищ обер-прокурора Н.Д. Жевахов. В разгар забастовок, 26 февраля, он предложил председателю Синода - митрополиту Киевскому Владимиру (Богоявленскому) выпустить воззвание к населению - «вразумляющее, грозное предупреждение Церкви, влекущее, в случае ослушания, церковную кару». Митрополит Владимир... отказался помочь падающей монархии, невзирая на настоятельные просьбы Жевахова. С аналогичным предложением осудить революционное движение 27 февраля выступил и обер-прокурор Н.П.  Раев, но Синод отклонил и это предложение...

Это свидетельствует о том, что члены Св. Синода смотрели на процесс крушения монархии хладнокровно и безучастно, не предпринимая каких-либо попыток ее поддержать, не сказав ничего в защиту императора.

2 марта синодальные архиереи частным образом собирались в покоях Московского митрополита... члены Синода признали необходимым немедленно войти в сношение с Исполнительным комитетом Государственной думы. На основании чего можно утверждать, что Св. Синод ПРЦ признал Временное правительство еще до отречения Николая II от престола. (Следующее совещание синодальных членов происходило 3 марта в покоях Киевского митрополита. В тот же день о резолюциях Синода было доложено новому правительству).

Первое после государственного переворота официально-торжественное заседание Св. Синода состоялось 4 марта. На нем председательствовал митрополит Киевский Владимир и присутствовал новый синодальный обер-прокурор В.Н.Львов, накануне назначенный Временным правительством. Митрополит Владимир и члены Синода (за исключением отсутствовавшего митрополита Питирима. - М.Б.) выражали искреннюю радость по поводу наступления новой эры в жизни Православной церкви. Тогда же из зала заседаний Синода по инициативе обер-прокурора было вынесено в архив царское кресло, которое в глазах иерархов ПРЦ являлось «символом цезарепапизма в Церкви Русской», то есть символом порабощения Церкви государством. Причем князь Н.Д. Жевахов, ссылаясь на слова не называемого им очевидца этого события, говорит, что кресло было вынесено непосредственно обер-прокурором, которому помогал один из церковных иерархов, член Св. Синода. Кресло было решено передать в музей.

На следующий день, 5 марта, Синод распорядился, чтобы во всех церквах Петроградской епархии многолетие Царствующему дому «отныне не провозглашалось»... эти действия синода имели символический характер и свидетельствовали о желании его членов «сдать в музей» не только кресло царя, но «отправить в архив» истории и саму царскую власть.

Первое рассмотрение вопроса о молитве за власть в Св. Синоде ПРЦ происходило 7 марта 1917 г. Его определением синодальной Комиссии по исправлению богослужебных книг под председательством архиепископа Финляндского Сергия (Страгородского) поручалось произвести изменения в богослужебных чинах и молитвословиях соответственно с происшедшей переменой в государственном управлении. Но, не дожидаясь решения этой комиссии, 7 марта Св. Синод выпустил определение, которым всему российскому духовенству предписывалось «во всех случаях за богослужениями вместо поминовения царствовавшего дома, возносить моление «О Богохранимой Державе Российской и Благоверном Временном правительстве ея».

Относительно этого синодального определения отметим, во-первых, что в нем Российский императорский дом уже 7 марта (!) был провозглашен «царствовавшим»: до решения Учредительного собрания и при фактическом отсутствии отречения от царского престола великого князя Михаила Александровича Дом Романовых стал поминаться в прошедшем времени. По роковому стечению обстоятельств (?) в тот же день Временное правительство постановило арестовать отрекшегося императора Николая II и его супругу, что было исполнено 8 марта...

 Официально «царские дни» были отменены постановлением Временного правительства 16 марта 1917 г. Однако Синод, серией своих определений объявив революционные события необратимыми, упразднив поминовение «царствовавшего» Дома, хронологически опередил и, можно сказать, предвосхитил постановление Временного правительства об отмене этих государственно-церковных праздников. Таким образом, приоритет в отмене «царских дней» принадлежит членам Св. Синода ПРЦ.

Высшее российское духовенство внесло изменения в содержание богослужебных книг спокойно и с легкостью: церковно-монархическое учение о государственной власти, исторически утвердившееся в богослужебных книгах Русской церкви и до марта 1917 г. созвучное «уваровской» триединой формуле «За Веру, Царя и Отечество», было нарушено. Изменение смысла заключалось, с позволения сказать, в «богословском оправдании» революции, то есть в богослужебной формулировке тезиса о том, что «всякая власть от Бога»: как царская власть, так и народовластие. Этим в богослужебной практике проводилась мысль, что смена формы власти как в государстве, так и в Церкви (в смысле молитвенного исповедания определенного государственного учения) - явление не концептуального характера и вовсе не принципиальное. Вопрос же об «альтернативе» власти, то есть о должном выборе Учредительным собранием между народовластием и царством, был Синодом решен и богословски, и практически в пользу народовластия.

Поскольку в церковных богослужебных книгах определениями Синода 7 и 18 марта 1917 г. было произведено упразднение молитв о царской власти, то тем самым Дом Романовых фактически был объявлен «отцарствовавшим». Следовательно, можно утверждать, что уже 9 марта, после выхода упомянутого послания Синода, во-первых, формально завершился процесс перехода ПРЦ на сторону Временного правительства, на сторону революции и, во-вторых, Св. Синод фактически осуществил вмешательство в политический строй государства: революционные события были официально объявлены безальтернативными и бесповоротными...

 В качестве примера [изменений богослужебных молитв. - д. Г. М.] можно привести Богородичный тропарь утрени, который после произведенной замены стал содержать следующие слова: «Всепетая Богородице... спаси благоверное Временное правительство наше, емуже повелела еси правити, и подаждь ему с небесе победу». Этим «вероучительным» молитвословием Синод фактически провозгласил тезис о божественном происхождении власти Временного правительства. 

Таким образом, через несколько дней после начала Февральской революции Российская Церковь перестала быть «монархической», фактически став «республиканской»: Св. Синод ПРЦ, повсеместно заменив поминовение царской власти молитвенным поминовением народовластия, провозгласил в богослужебных чинах Россию республикой. Как неизбежное и закономерное следствие «духовных» действий церковной иерархии, Россия была объявлена А.Ф. Керенским 1 сентября 1917 г. республикой, ибо действие «духа» предшествует и обусловливает действие «плоти».

Провозглашение А.Ф. Керенским России демократической республикой до решения Учредительного собрания не имело юридической силы, а было осуществлено для удовлетворения желания революционной демократии. Соответственно и действия Синода являлись осуществлением желания представителей высшего духовенства - «революционной иерократии», «воинствующего клерикализма» - путем уничтожения царской власти разрешить многовековой теократический вопрос о «священстве - царстве», вопрос о соперничестве «первосвященника-царя и царя-первосвященника».

Если различные политические партии и социальные группы общества, движущие революционный процесс, были заинтересованы в свержении авторитарной власти российского самодержца, то духовенство было заинтересовано не только в уничтожении монархии, но и, в первую очередь, в «десакрализации» царской власти. Духовенство (в частности Синод ПРЦ) стремилось обосновать, что между царской властью и какой-либо формой народовластия нет, по сути, никаких отличий: «всякая власть - от Бога». Именно выполнение условия «десакрализации» царской власти было одним из основных этапов в разрешении вопроса «священства - царства» в пользу превосходства священства над мирским царством. В необходимости «десакрализации» монархии (в создании доказательства того, что земное царство подобно «бренной плоти», а священство подобно «вечному духу»; обосновании тезиса: «дух выше плоти и должен подчинить ее себе») заключался один из основных «революционных» мотивов духовенства...

Еще одним, хотя и косвенным, свидетельством одобрения Синодом свержения царской власти является его определение, выпущенное 28 апреля 1917 г. Согласно ему, всем священнослужителям, лишенным при старом режиме священного сана за свои политические убеждения, предлагалось обращаться в Св. Синод с ходатайством о пересмотре своих дел и о восстановлении в священном сане. Этим определением Синод подчеркнул свой отказ от монархической официальной церковной политики, принятой при самодержавном строе. И позже, поддерживая ликование российского общества по поводу наступления радостных, «новых светлых дней» жизни, в своем послании ко всем гражданам России 12 июля Синод приветствовал всеобщую свободу России, «сбросившей с себя сковывавшие ее политические цепи»...»  / По материалам Интернет-портала «Наука и религии мира» / См. также его статью: Михаил Бабкин. К 86-ой годовщине «бескровной» февральской революции. Святейший Синод Православной Российской Церкви и революционные события февраля-марта 1917 г., "Клио". 2002 г. N 2. С. 110-120).

Вместо заключения

Итак, прав был Владыка Антоний (Храповицкий), когда еще в 1908 году со скорбью предсказывал в письме митрополиту Флавиану (Городецкому): «...разложение Церкви будет идти всё дальше и дальше» (Письмо 17. - цит. по: Инок Всеволод. Указ. соч. С. 14). Разложение это, увы, достигло и Св. Синода, члены которого - либералы-архиереи - с радостью выбросили «на свалку истории» ставший ненавистным им царский трон и с подобострастной готовностью тут же окружили новый - вполне притом сатанинский по духу - «трон» Временного правительства.

Увы, ничуть при этом не терзаясь свои клятвопреступлением, не имея ни капли духовной мудрости, ни политического предвидения, они легко и даже не без радости предали и Царскую власть, и Божию Правду былой христианской России.

И потому вовсе неудивительно читать ныне такие духовно слепые и предательски фальшивые по отношению к истинной Церкви Христовой слова епископа Уфимского Андрея (князя Ухтомского, ушедшего впоследствии в старообрядческий раскол), написанные им в марте 1917 года: «...вопрос о присяге для смущённых и немощных совестей вполне отпадает....Самодержавие русских царей выродилось сначала в самовластие, а потом в явное своевластие, превосходившее все вероятия... и вот рухнула власть, отвернувшаяся от Церкви. Свершился суд Божий... Освободилась от гнёта государства - Христова соборная Церковь.» (Уфимские епархиальные ведомости. Уфа, 1917. №5-6. Отдел неофиц. С. 138-139)..

При таком духовном состоянии многих из тогдашних российских архипастырей (не говоря уж о всё более разлагавшейся части всероссийской их паствы) чего же еще можно было ожидать стране, как не Суда Божия: этого - вполне заслуженного ею своим предательством и Бога, и Царя - большевицкого ига, похлеще татаро-монгольского и откровенно сатанинского? И чем же могли мы и наверняка, увы, будем еще продолжать смывать с себя позор всероссийского нашего богоотступничества - и прежнего, и продолжающегося поныне - как не кровью всех наших мучеников, верных Христу и Церкви Его?

...Прошло уже почти столетие с тех страшных времен, но плоды того либерал-предательства мы пожинаем даже доселе - лишь с 4-5 процентами (!) причащающихся в РФ христиан Православной России...

Смертоносное знамя бесстыжей либеральной «свободы» всё еще нагло развевается над нашей несчастной страной.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 45

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

45. Писарь : 41.Простому мужику с топором
2011-02-22 в 18:39

Ув.Мужик с топором.

В мiру о Церкви говорят разное.
"Постмодерн" на дворе,"свобода выбора"-говорить,что в голову взбредет.
Проще говоря, в суждениях о Церкви присутствуют два взгляда-один от Бога,второй -нет.
Во втором случае мы имеем дело с "единством во многообразии".
Однако,выбор человека действительно свободен,кому верить,когда речь о чем-бы то ни было,не только о Церкви,-мужику с топором или Богу.
Но выбор,всегда определяется просто...
Кого больше человек боится,Бога или мужика с топором.
44. Диакон георгий Малков : Л. Александровой и Ю. Сербу
2011-02-22 в 18:18

По поводу вашего диалога обо мне, грещном, могу сказать только две вещи. Во-первых, о. Шавельский мне не сват, и не брат, и для меня всего лишь его тексты - достаточно добротный исторический источник.
Непонятно мне и ваше, уважаемая Лидия Константиновна, волнение - говорил ли Владыка что-либо о "цезаро-папизме" в САМЫЙ МОМЕНТ выноса царского трона из Синода? Какое это имеет значение, если он сам на том же заседании Синода 4 марта в своей речи, обращенной к масону Львову, всё равно так и назвал это пресловутое кресло «символом цезаро-папизма в Церкви Русской» (об этом сообщено в изд.: Новгородские епарх. ведомости. Новгород, 1917. № 11. Часть неофиц. С. 451).
И далее, повествуя о том же (4 марта) заседании Св. Синода - на Новгородском епархиальном съезде, состоявшемся 31 мая, архиепископ Арсений, хотя и по-другому, но воспроизвел самый дух тогдашних своих "радостных" слов: «...я не смог сдержать себя и обратился с приветствием [к членам Св. Синода и обер-прокурору], что Церковь свободна» (Новгородские епарх. ведомости). От чего, от кого "свободна"? Чему тут было радоваться?

И во-вторых, моя основная мысль - это скорбь о духовной расслабленности, граничившей с гражданской беспринципностью и абсолютной, недопустимой для христианина - одновременно также и духовной, и общественно-политической - слепоте многих (увы, подавляющего большинства) тогдашних архипастырей.
Вам такая оценка их явно не нравится. Мне - тоже, но, думаю, совершенно по иным основаниям. Вам - исходя из блюдения якобы абсолюной "чистоты риз" подобных пастырей, мне же - из-за необходимости давать им именно такие, не слишком удовлетворительные, характеристики. Ведь правда для христианина должна быть превыше всего.
И замечательно, что отмеченная мной позиция синодалов вызывала недоумение у православных уже тогда. Вот строки из письма замечательному нашему архиепископу Никону (Рождественскому)студента Томского университета И. Зимина, от 15 марта 1917 г.: "Ваше Высокопреосвященство, Преосвященнейший Владыко! Обращаюсь к Вам с просьбой разъяснить мне, как нужно смотреть на всё совершающееся в нашем государстве. Во-первых, меня волнует вопрос, каким образом духовенство всей России, так сильно отстаивавшее самодержавие, теперь же признает Временное правительство и поминает его в своих молитвах. Как объяснить такую перемену во взгляде на образ правления? Сегодня духовенство молится за Николая, завтра за новое правительство и т. д. Что за зависимость церковных взглядов от власти? Не доказывает ли это отсутствие своих личных убеждений среди духовенства?... Во-вторых, почему это духовенство всегда старалось приладиться к духу власти. Куда исчезли ревнители первых веков христианства? Или Церковь заблудилась? Но нет, это не может быть. Я верю..." (рукоп. РГБ. Ф. 765. К. 8. Д. 74. Л. 1).
...Всё это вопрошаю не я. Эти вопросы совершенно справедливо задавала тогдашняя православная Россия.
И чтобы завершить вам свой ответ - приведу фрагмент выступления на Поместном Соборе от 22 янв./4 февр. 1918 г. епископа Селенгинского Ефрема (Кузнецова). Как раз в его словах и дается справедливая оценка того времени и предыдущей "радостной" позиции большинства епископата в отношении "свободы", дарованной масонским Временным правительством несчастным гражданам всё более обезбоживавшейся тогда России. Дается с честной православной позиции.
Вот его слова: "...Что представляют собой переживаемые события в глазах человека верующего? Это - кара Божия. Вспомните, что творилось в последние годы в жизни государственной, церковной, общественной: мы это отлично знаем, и нет необходимости пред этим собранием это изображать. Несомненно то, что виноваты в том целые классы людей служения общественного, государственного, церковного, гордыня, самомнение, неверие, отрицание, тупое стремление всё святое вытравить, попрать, разрушить, богоборство, подкоп под власть, порок во всей наготе — вот атмосфера, в которой протекала жизнь нашей родины. И вот гнев Божий: война. Слова императора Вильгельма, что он послан Богом для наказания и вразумления народов, — сущая правда...
Не осталось в стороне от общего греха, от этого переживаемого теперь, воистину сатанинского, наваждения, и наше духовенство, являющееся в своём роде тоже интеллигенцией... Духовенство в массе, как и жалкая по своему умственному и нравственному содержанию наша светская интеллигенция, легко поддалось революционному психозу, в котором продолжает оставаться доселе, несмотря на жестокие удары переживаемого времени, невзирая на явное проявление гнева Божия, карающего и зовущего к покаянию. Доселе в Церкви творится то же, что и в государстве: попрание святынь, борьба за власть, стремление свести Церковь Божию с её канонического основания, ввести в ней те же демократические порядки, обмирщить и поставить её в ряд обычных человеческих учреждений. Мы видим, что переживаемая духовная эпидемия поразила наше духовенство не в меньшей степени, чем мирскую интеллигенцию. Буйствуя на своих собраниях и съездах, оно телеграммами приветствовало мирских разрушителей Церкви и в то же время с бешеной яростью набрасывалось на носителей церковной власти — епископов, стремившихся сохранить основные устои и святыни Церкви. А сколько духовных лиц оставило своё служение Святой Церкви и ушло на служение революции — в комитеты, кооперативы, милиции, на политическую деятельность в рядах социалистов до большевиков включительно, не снимая, на всякий случай, священного своего сана! Как характеризуют духовенство переживаемого времени такие факты, как насилие священника над своим епископом, факт ареста епископа священником, явившимся для сего "канонического" деяния в квартиру епископа с вооружённою бандою солдат и рабочих и с угрозою применения вооружённой силы в случае неподчинения или сопротивления! [...]. Не требуется ли, поэтому, прежде всего оздоровление церковных сил: покаяние самого духовенства, доселе в своём большинстве шедшего рука об руку с революцией, той революцией, которая в порядке своего естественного развития завершилась букетом большевизма?.."
(Деяния Священного Собора. Т. 6. Деяние 67. М., 1996. С. 46-49).
Вот о чем нам нужно скорбеть - о таком трагическом опыте нашей исторической церковной жизни, научая ему наши сегодняшние души, а не о том, плохой или хороший был протопресвитер Шавельский, и в какую именно минуту своей жизни "радовался" "освобождению от ига" - нашего святого Царя-мученика - какой-либо член Синода 4 марта 1917 г.
На этом более вашего внимания утруждать не буду.
С благопожеланиями, диакон Георгий.
43. Провинциал : Re: Приходит начало конца...
2011-02-21 в 12:06

Очень нужная работа о нравах и предательстве предреволюционной России.
Аналогии с нынешним временем напрашиваются, хотя причины разные.
Искренняя благодарность автору!
42. Аноним : Re: Приходит начало конца...
2011-02-21 в 09:43

Если,вы изучали Историю Византии и знаете причины падения Константинополя,то Россия,близка к такому разрушению.И если Церковь,будет молчать,что Россию обворовывают,идти бок о бок с такой властью,за молчание получать пряники,то возможен и второй вариант-повторение событий 1917 года.Пока,что иерархам,как и тогда нет дела до простого народа.Может,такова природа Церкви?!
41. Простой Мужик с топором : Писарю:
2011-02-21 в 09:18

Истина Христос,а Церковь(народ,собрание),может и ошибиться,и отпасть от Абсолютной Истины,не ошибается только Римский епископ)).Ведь,в истории Церквей,были случаи впадения в ереси и расколы:Гностицизм,Манихейство"Разбойничий Собор",Иконоборчество,Монофизитство,Монофилитство и др.Правда,если утверждать о Невидимой Церкви(Торжествующей)-Мистическом Теле Христа,то здесь,я с вами абсолютно согласен-такая Церковь Святых,является Непогрешимой,но Земная(Воинствующая)Церковь,может и исчезнуть.Христос сказал,что когда придет,найдет ли веру?!!И разве,не настоящий Социализм был в первые века Христианства,когда церковное имущество было общим,а добродетель милосердия-№1,когда была забота о нищих?Молодое Христианство,с близкими эсхатологическими чаяниями,было Крепостью Духа,а эдикт 313 года,только привел к постепенному апостасийному развитию Христианства.Но,даже в таком случае, Православная Церковь,является пока Благодатной и Апостольская преемственность,пока есть.Это,касательно Истины,которую,любая Христианская община-даже РПЦ МП,может потерять!!!Чтобы,этого не произошло,необходимо держаться заповедей и обличать с любовью(!) грех властей,не жить двойными стандартами.
40. Простой Мужик с топором : Писарю-отрывок из Социальной Концепции РПЦ МП
2011-02-21 в 06:25

Задача церковной социальной работы — не дублировать систему государственных социальных учреждений, а помочь государству преобразовать эту систему, внести в общество дух любви, деятельной веры, жертвенного служения ближним, предложить новые технологии, новые формы работы. От Церкви должна исходить инициатива деятельной помощи, цель которой — вернуть человека в общество, дать радость жизни.
39. Писарь : 36.Простому мужику с топором."О справедливости".
2011-02-21 в 00:55

Ув.Мужик с топором.

Православная Церковь утверждает Богустановленную Абсолютную Истину.
Церковь нникогда не говорит свое,но Божие.
Эта Истина и есть Мера Всему.
Иными словами,не стоит приписывать Господу того,что Он никогда не говорил.

Справедливость означает,прежде всего, справедливое,посильное, распределение обязанностей.
Обязанностей Человека перед Богом.
Это дело Бога,но не людей,люди этого сделать не в состоянии,потому что в людях Истины нет.
И безумец тот,кто за это дело берется.
Хоть с пером,хоть с топором.
Самочинствует и безчинствует в сердце своем,перед Богом,и,как известно из истории, не только в сердце.

Однако,известен-ли человеку критерий,согласно которому Господь распределяет обязанности промеж людьми?
Вполне.
Довольно простой и понятный.
"В жизни все устроено справедливо,кто может больше вынести,на того больше и валится".
Верно как для отдельного человека,так и для целого общества.
38. Лидия Александрова : для Ю.Серба и всех читающих статью о.диакона Георгия
2011-02-21 в 00:02

Да, Юрий (?), совершенно с Вами согласна. Иконы Божией Матери были две - Песчанская и Владимирская. У меня в одном тексте есть об этом:
"И вот, еще за два года до войны, некому полковнику О., военному доктору, в сновидении явился Святитель Иосаф Белгородский, и взяв за руку, вывел на высокую гору, откуда их взору открылась вся Россия, залитая кровью. Не было ни одного города, ни одного села или клочка земли, не покрытого кровью, были слышны вопли и стоны людей, зловещий гул орудий, свист пуль и переполненные кровью реки выходили из берегов. Картина была так ужасна, что он бросился к ногам Святителя, моля о пощаде. Святитель стоял неподвижно, словно всматриваясь в кровавые дали, а затем изрек : «Покайтесь...Этого еще нет, но скоро будет»... Полковник везде, где мог, кричал о грядущей беде, но его не слушали.
Но вот подошел июль 1914, война была объявлена, и такого ожесточения, какое наблюдалось с обеих сторон, еще не видела история. Кровь лилась потоками Грозные слова Святителя «скоро будет» исполнились буквально и обличили неверовавших. Полковник О. продолжал взывать ко всем, к кому только мог, и горячо молился со слезами. Те, к кому он обращался на фронте, считали, что победа зависит от количества штыков и снарядов...Однажды во время молитвы он вдруг почувствовал, что в комнату вошел Кто-то, и она озарилась светом. Перед ним стоял Святитель Иосаф. Лик Его был скорбен. «Поздно,- сказал Святитель, - теперь только одна Матерь Божия может спасти Россию. Владимирский образ Царицы Небесной, которым благословила меня на иночество мать моя и который ныне пребывает над моею ракою в Белгороде, также и Песчанский образ Божией Матери, что в селе Песках, подле г.Изума, обретенный мною в бытность мою епископом в Белгородским, нужно немедленно доставить на фронт, и пока они там будут находиться, до тех пор милость Господня не оставит Россию. Матери Божией угодно пройти по линиям фронта и покрыть его Своим омофором от нападений вражеских...В иконах сих источник благодати, и тогда смилуется Господь по молитвам Матери Своей».
Одновременно было явление Святителя Иосафа благочестивому старичку-прозорливцу в селе Пески Харьковской епархии. Угодник Божий крепко выговаривал за грехи людские, сказал, что люди обижают Господа неправедной жизнью и грехами, что война послана в наказание, чтобы одумались и покаялись, горем и страданиями очистили свои души. Грозил Святитель, говоря, что отступит Господь от людей и отнимет до времени благодать Свою от России, но по милосердию Своему, чтобы люди не отчаивались, не попустит Господь погибнуть земле Русской, но что до тех пор не вернет Своей благодати, пока люди не призовут на помощь Царицу Небесную, ибо теперь только одна Матерь Божия может помочь людям и замолить грехи их у престола Всевышнего и спасти Россию.
Только через год после второго явления Святителя Иосафа полковник был услышан в Петербурге в братстве Святителя Иосафа. Господу было угодно, чтобы иконы в ставку осенью 1915 года, по указанию Государыни Александры Федоровны, сопровождал истинно верующий человек князь Н.Д.Жевахов.
В апреле - июне 1915 года в Галиции русская армия потерпела сокрушительное поражение, все лето шло отступление, к октябрю немцы захватили Польшу, Литву, часть Белоруссии и Прибалтику, театр военных действий переместился во внутренние губернии России, в немецком тылу оказалось 20 губерний. Бывшее в начале войны патриотическое настроение народа постепенно сменялось недовольством курсом царского правительства, революционная социал-демократическая агитаторы работала на прекращение войны Дума сформировала т.н «прогрессивный блок», и добилась участия своих членов в деле постановки военных заказов. Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич был снят государем с поста, военный министр Сухомлинов был отстранен.
В августе в августе 1915 г. государь прибыл в Ставку, находившуюся тогда в Могилеве.
Все Харьковское духовенство во главе с архиепископом Антонием Храповицким, гражданские власти во главе с бывшим Олонецким губернатором, замечательным русским патриотом Н.В.Протасьевым и огромные толпы народа провожали Песчанскую икону с крестным ходом до вагон-салона, отправлявшегося в Могилев. Салон-вагон был засыпан цветами, подле чудотворного песчанского образа стояли ставники и горели свечи. Вслед за архиепископом Антонием в вагон вошел губернатор Н.В.Протасьев. Опустившись на колени, он долго молился пред святым образом. Менее чем через два месяца, 26 ноября 1915 года, Н.В.Протасьев скончался. За четыре месяца управления Харьковской губернией, он стяжал себе такую славу, что его считали святым, а его похороны, по мнению очевидцев, практически повторили картину этого крестного хода. До прибытия в Харьков Н.Д.Жевахов посетил Белгород, где епископ вручил ему образ Владимиской иконы Божией Матери от раки святителя Иоасафа. Святыни прибыли в Ставку накануне дня тезоименитства наследника - 4 октября 1915 года, но сопровождавшие святыни кн.Н.Д.Жевахов и настоятель Песчанского храма свящ.Алексндр Яковлев, ожидавшие увидеть на перроне Государя, наследника и духовенство с протопресвитером, с удивлением увидели одного только присланного за ними секретаря последнего с автомобилем. Это не смотря на то, что соответствующая телеграмма о.Шавельским накануне была получена. Торжественной встречи с кресным ходом не было, как было и крестного хода по линии фронта...- «Какие там крестные ходы! - запальчиво ответил Г.Шавельский, - это архиеископу Антонию делать нечего; он устраивает ходы, да всенощную служит по пяти часов; а нам здесь некогда. По горло заняты...Да разве мыслимо носить эту икону по фронту ! В ней пуда два весу...Пришлось бы заказывать специальные носилки...откуда же взять людей..нам некогда заниматься пустяками». - «Так неужели же Вы дерзнете вовсе не исполнить повеления Святителя»» - спросил кн.Жевахов изумленно. - «Тогда отслужите хотя бы всенародный молебен с коленопреклонением здесь, на площади, в присутствии Государя». «Некогда ! - С утра до ночи в Штабе, за работою» - отрезал о.Шавельский. О прибытии святыни он Государю не доложил.
«Да ведь этот один человек погубит всю Россию. Бедный Царь, бедная Россия...Не заносчивость и самоуверенность о.Шавельского, граничившая с невоспитанностью шокировала меня, а удивляло меня то искусство, с которым этот маловерующий человек мог войти в доверие к Государю и пользоваться чрезвычайным расположением ... Его Величества». - Писал кн.Жевахов в своих воспоминаниях. А о.Александр из Песчан часто повторял «Ох, будет горе, будет...сам протопресвитер не боится Бога...». (Воспоминания товарища обер-прокурора Святейшего Синода князя Н.Д.Жевахова.СПб.2007.С.12-60.
Книязь немного ошибся в написании фамилии лучшего Олонецкого, Самарского и Харьковского губернатора (Протасов в тексте), и поэтому здесь я написала - Протасьев, немного поправив автора.
37. Ю.Серб : Опус диакона Малкова
2011-02-20 в 20:54

Лидии Константиновне Александровой:

Дорогая Лидия Константиновна,

я уже давно не обращаюсь к о.Г.Малкову.
Мне о многом говорит его сердечная привязанность к протопресвитеру Армии и Флота Георгию Шавельскому, участнику антимонархического заговора членов Ставки и распространителю клеветы о Царской Семье. О самом же Шавельском достаточно говорит тот факт, что присланную в войска чудотворную икону он арестовал и не дал ей никакого хода (к сожалению, я не помню, была ли это Казанская Икона Божией Матери или, может быть, иная. Источника нет под рукой.)
Спаси Христос!
36. Простой Мужик с топором : Писарю:
2011-02-20 в 19:45

Есть Законы и Конституция,и они одинаковы для всех-вот социальная справедливость.Если,брать природную справедливость,то можно обратиться к словам Канта:"Справедливость-это чувство,которое живет в каждом из нас,это моральный закон".Была,ли справедливость в России,для простого,рабочего народа?Да,была,когда существовал Социальный строй.Если,разбирать справедливость,в христианском понимании,то это совесть-Голос Божий и священноначалие РПЦ МП,не должно молчать(продавать свою совесть),когда происходит геноцид над Русским Народом!В истории России,были подобные случаи,например-епископ Ставропольский Игнатий Брянчанинов,заступался перед властями за крестьян.Сам Христос,проповедовал о любви,а это и есть Настоящая,Истинная Справедливость!!!И коммуны первых христианских общин,во многом можно сравнить с СССР.
35. простой : "...чего же еще можно было ожидать стране, как не Суда Божия: этого - вполне заслуженного ею своим предательством и Бога, и Царя - большевицкого ига, похлеще татаро-монгольского и ...
2011-02-20 в 17:14

...откровенно сатанинского? "

Только жуть-жуть поправим о.автора,что ОТКРОВЕННО сатанинским иго стало после того, как сбросило маску большевизма. И стало властвовать сегодня.
А то ведь о. где-то шуть-шуть перекликается в корне с митрохванами-мещеринами,а?

Мне,убогому, што-то померещилось между строк... простите
34. Писарь : 32.Простому мужику с топором.
2011-02-20 в 15:01

Ув.Простой мужик с топором.
Что есть справедливость?
33. Лидия Александрова : для о.Георгия по поводу №29
2011-02-20 в 13:46

Вы, я вижу, не останавливаетесь, уважаемый о.Георгий: «И опять же разве не произнес он сих слов при выносе кресла государя из зала заседаний Синода: «Вот, выносят символ цезаро-папизма!», т. е. символа власти Царя в России?».
- Нет, не произнес.
А чтобы узнать, что именно говорил архиепископ Арсений, когда выносили кресло Государя, на котором он сидел, если не ошибаюсь, всего один раз, нужно, уважаемый, обратиться к тексту первоисточника, что я Вам уже неоднократно советовала.
На собрании новгородского духовенства владыка говорил следующее: «Мне припоминается историческое заседание Синода 4 марта, когда мы, члены Синода, пешком, по грязи, старались проникнуть в здание Синода, охраняемое солдатами с ружьями наперевес, нас не хотели пускать. Явился обер-прокурор. И вот, когда из зала заседаний вынесено было кресло, как символ цезаро-папизма в церкви Русской, я не мог сдержать себя, и обратился с приветствием, что церковь с в о б о д н а».
Ну действительно, какая разница, уважаемый о.Георгий, сказал ли владыка «как символ цезаро-папизма» или «Вот, выносят символ цезаро-папизма!», - ерунда ведь. Сказал чего-то там.
А вот из того, что владыка говорил далее, можно понять, что именно творилось тогда в Синоде.
Но для этого Вам нужно пойти все-таки в библиотеку, ну или у Бабкина спросите – что он там повырезал из слов архиепископа. Хотя, вижу, что Вам это неинтересно,
и поэтому относительно вашего творчества и т.н. «противолиберального» пафоса я вынуждена процитировать Св. Писание:
«Кто верен в малом, тот верен и в большом, и кто не верен в малом, тот не верен и в большом».(Лук.16,11)
А чтобы Вам окончательно убедиться в моем «либерализме», надо, наверно, почитать
не только вторую часть «вехи служения», но и остальные. Особенно ярко он у меня проявляется в первой части.
32. Простой Мужик с топором : Писарю
2011-02-19 в 18:01

А вы не забывайте концепцию РПЦ МП,где сказано,что Церковь обязана отстаивать интересы простого народа,перед властью.Там-же написано,что Она не должна молчать,перед несправедливостью.
31. Алексей : Примечание
2011-02-19 в 17:14

Без таких статей опустеют Храмы.
Только единицы отважатся на разовое посещение так и не получив удовлетворения-
избавления от страсти-мучителя и предавщись еще больше таковой,и в Церковь
потом на танке не затащишь.-возможно только ногами вперед.КАК же без знаний суровых духовных законов спасаться-вести войну со страстями.Это посмешище-издевательство,да еще деньги священнику за это!!! А как пережить с начала великое обожение священника,а потом разочарование....А книга Иоанна Кронштадтского,,Моя жизнь во Христе,,-будь она настольной,как у англиканских священников,у наших служителей и правителей и мирян...точно привела бы нас давно к Богу и совсем иной истории.У о.Георгия тоже об этом сказано!ДА!,широки возможности у Церкви для просвещения нас со всех сторон,всеми средствами,-НАЧАЛАМИ наших концов-смертей-заблуждений.ОТЧЕ! Дай ВРАЗУМЛЕНИЕ МЫСЛЯМ И ПОМЫСЛАМ ВСЕМ ЧИТАЮЩИМ ТАКИЕ СТАТЬИ.
30. Алексей : Что нам всем необходимо......
2011-02-19 в 16:47

Помогай Вам Господи!Дорогой Георгий.
Все написанное находится внутри нас и крепко,пока не покаемся...каждый в отдельности приняв все соделанное,достойное по грехам...НО не грешить мы не можем,и признав это,и покаявщись получим ВРАЗУМЛЕНИЕ-изменение умишка нашего на новый,-Божий,-и потом опять каяться и утешаться в ЦЕРКВИ нашей Святой.Все равно вся писанина мира приводит к смирению,кротости-тогда все просто становится на свои места и слышание Слова Бога:,,Прощаются вам все грехи ваши что вам еще необходимо...ВРАЗУМЛЕНИЕ...,,САМИ работают,а мы соработники-соучастники только,согласно своих званий.БЕЗ ВРАЗУМЛЕНИЯ Божьего нас будут все вразумлять до конца и звери и люди и сами себя колотить до смерти будем чем попало и словом и делом пока не убедимся,что это возможно Богу-Его Таинствам в Церкви,которая должна служить
по Писанию с ПРЕДАНИЕМ.ВСЕ Плавания от Евангелия и к Евангелию,т.е. С Евангелием,иначе-война,что и требует диавол.Без такой привязки-потеря времени,данного нам на покаяние.Простите меня грешника великого-Алексея,дерзнувшего поделиться со всеми вами.Веры понимания ЛЮБВИ НАМ ВСЕМ через Покаяние и НЕОБХОДИМОЕ ВРАЗУМЛЕНИЕ.ДА, ПОСЛЕ прощения всех грехов дается возможность сознательного исповедования-покаяния-как бы нового рождения-благодарения от избавления от этого зловония.А СТАТЬЯ хорошая.Немногие могут говорить,а понимать-видеть чуть дальше-единицы.Долготерпения ВАМ о.Георгий!Главная мысль в статье-НЕОБХОДИМОЕ ПОКАЯНИЕ ВСЕМ,и пишущим и читающим и комментирующим.И молча,встав на колени перед Долготерпеливым Богом.
29. Диакон Георгий Малков : Л.К. Александровой-Чуковой (№ 27)
2011-02-19 в 15:29

Л.К. Александровой-Чуковой

Глубокоуважаемая Лидия Константиновна, что нам до Бабкина (беспоповец ли он или нет) и что нам духовная подоплека его научно-исследрвательских трудов? Я говорю не об отдельных фактах, а об общей картине внутреннего церковного раскола в Церкви той предреволюционной поры - на либералов и консерваторов в самом хорошем и истинном смысле этого слова. И картина эта складывается не только на материале воспоминаний о. Шавельского о Синоде и других сторонах тогдашней церковной жизни, но и на основании свидетельств многих других церковных деятелей той поры, коих – море. И в этом смысле и выступление Владыки Арсения – всего лишь частность – и в истории Церкви, и в моем тексте по этому поводу. Но ведь и это выступление говорит о явном раздвоении его церковного сознания в ту пору. И не следствием именно такового раздвоения души не только его, но и всей в конце концов нации, стали последующие горестные события всей нашей коммуно-советской жизни, жертвой которой стал, по сути, в дальнейшем и он сам. Что же стало источником такого раздвоения?
Я глубоко убежден, что ответ здесь один: обманный ЛИБЕРАЛИЗМ!
И разве именно не это стало основой всё-таки приветственных слов Владыки Арсения в адрес Февральской революции? Разве не произнес он по этому поводу 4 марта 1917 г. ясных слов своего приветствия новому режиму: «Г. Обер-прокурор говорит о свободе церкви. Какой прекрасный дар… Двести лет Православная Церковь пребывала в рабстве. Теперь даруется ей свобода. Боже, какой простор!», и не он ли, рассказывая затем об этом событии, заявил в Новгороде: «...я не смог сдержать себя и обратился с приветствием [к членам Св. Синода и обер-прокурору], что Церковь свободна». И опять же разве не произнес он сих слов при выносе кресла государя из зала заседаний Синода: «Вот, выносят символ цезаро-папизма!», т. е. символа власти Царя в России? И разве, например, такой же «радующийся» (как сообщалось в редактировавшейся Н. Чуковым, будущим митрополитом Григорием, «Олонецкой неделе», № 11 от 15 марта 1917 г.) - член Государственной Думы свящ. С.А.Попов не обходил с крестом в руках революционные полки, благословляя их на защиту - новой «зари свободы» от царистского «рабства»? А ведь именно такое прекраснодушное либеральничанье большинства тогдашней русской интеллигенции и части подпевавшего им церковного клира (в том числе и ряда «синодалов»-либералов) как раз и привело вскоре к захвату власти в России большевиками!
Но ведь были и совсем иные, гораздо более духовно трезвые и реалистичные реакции ряда наших архипастырей на заявления Временного правительства, никакой радости по поводу гибели Российской Империи не выражавших. Можно было бы указать и их речи – особого труда это бы не составило. Но я сейчас о другом.
О том, что нельзя говорить историку только об одном хорошем и не упоминать о прискорбном в нашей истории – даже и в истории Святой нашей Православной Церкви. И в этом отношении становится очень важной сама позиция излагателя подобного рода истории и его мировоззренческой шкалы ценностей.
И вот тут-то, Лидия Константиновна, и содержится корень наших разногласий с вами.
Вы ведь явно тоже человек либерального склада мыслей – и потому вам обидны и непонятны мои оценки деятельности того же Синода. Для вас важно отметить, что и те, мол, тоже порой скорбели, прозревая недоброе будущее церковной России, но, однако, и «радовались» ведь «новой свободе», подаренной Временным правительством, т. е. с моей точки зрения – началу гибели подлинной Русской земли.
Подобные им лица радовались свержению «цезаро-папизма», свержению монархии (как видно равнодушны к этой, основополагающей для всей российской жизни не только тогда, но даже и в будущем, и вы) т якобы освобождению Церкви от «двухсотлетнего рабства» и т.п.
Но жизнь показала, что при таком освобождении, при такой «либерастии» вскоре же наступает действительное рабство, притом во много раз худшее!
Человеческое общество не может быть идеальным, не идеальна и царская власть, но лучшего человечество не получило от Бога – по грехам же своим. И только духовные слепцы не могли понимать и в пору Февральской революции, что без Царя Россия обрушится буквально в огненную геенну, и что Церкви не гоже дудеть в ту же либеральную дуду, в которую дудели тогда и продолжают дудеть сегодня враждебные православной Русской земле либералы всех мастей.
Следовало тогда лишь восстановить Патриаршество для установления подлинной равноправной симфонии Государства и Церкви, противопоставив при этом авторитет последней звериному оскалу всевозможных Февралей и Октябрей. И ведь всё тогда уже шло постепенно к тому, и Государь никак бы не сопротивлялся в наступивший период ни созыву, ни свободной работе Поместного Собора. Но вместо этого – шабаш либерализма даже и в церковной среде!
Для вас, Лидия Константиновна, похоже, монархия – это, действительно, рабство – в том числе и для Церкви…
О, если бы нам сегодня обрести такое рабство!
Можно скорбеть по поводу отдельных представителей царской власти, не следовавшей принципам подлинно евангельской христианской нравственности (того же Ивана Грозного), но, главное, царская власть всегда оставалась христианской властью (притом ровно настолько же православной и русской, насколько таковыми были и характеристики основных сословий самой нации).
Либерализм же всегда в подоснове своей был и является богоборческим, индивидуалистически-эгоистичным и государство-разрушительным направлением в жизни человечества.
Таковым он явился и для Российской Империи, разрушив своими соблазнами прежний, во многом подлинный христианский дух русского народа – в том числе отравив ими и часть православного клира со многими его архипастырями.
Разве не этот соблазн стал источником активизации «обновленчества» в 1920-х годах?
И не этим ли ядом либерализма был в известной мере отравлен и будущий Патриарх Сергий, ушедший в силу этого на время в «обновленчество», хотя затем и вернувшийся из него в Православие? И не это ли чувствовал в нем оптинский старец, преп. Нектарий, говоривший: «Вернулся-то он вернулся, да яд-то обновленчества в нем остался»…
Для либерально слепотствующей части членов Синода и подпевавших им многих епархиальных архиереев Февраль оказался «зарей свободы». Для верных же установлениям Божиим – это стало бесовским отпадением страны от путей, единственно указанных всем христианским народам, желающим иметь у себя христианскую же государственность, - путей православной монархии.
Прежде всего – она в принципе глубоко человечна.
Вот, кстати, Гоголь как-то вспоминал об отношении Пушкина к идее монархии: “Зачем нужно, говорил он /Пушкин/, чтобы один из нас стал выше всех и даже выше самого закона? Затем, что закон — дерево; в законе слышит человек что-то жесткое и не братское. С одним буквальным исполнением закона не далеко уйдешь, нарушить же или не исполнить его — никто из нас не должен; для этого-то и нужна высшая милость, умягчающая закон, которая может явиться людям только в одной полномощной власти… Государство без полномощного Монарха то же, что оркестр без капельмейстера: как ни хороши будь все музыканты, но, если нет среди них одного такого, который бы движением палочки всему подавал знак, никуда не пойдет концерт… блюдет он общий строй, всего оживитель, верховодец верховного согласия!”…» (Из письма Гоголя к Жуковскому, 1846 г. («О лиризме наших поэтов»).
Либерализм же на самом деле глубоко безразличен к человеку, к ближнему своему. В том-то и заключается его дьявольский обман, что он говорит о свободе, а делает человека рабом – себя самого, своего эгоизма и своих безбожных, разнузданных страстей. Он требует исполнения законов – но бумажных, законы же сердечной правды ему не слишком присущи. Но вот этой-то самой страшной лжи его многие и не понимают – как увы, не сразу поняли это даже и некоторые наши архипастыри, торжествовавшие тогда «победу свободы» над «цезаро- папизмом»! Чем это обернулось затем для многих из них – мы хорошо ныне знаем…
С благопожеланиями.
28. Писарь : 24.Диакону Георгию Малкову."От некоторого участника форума".
2011-02-19 в 13:28

Ув.Диакон Георгий Малков.

Не сочтите за дерзость напомнить Вам,что Церковь,прежде всего,предмет Веры,но не предмет политического анализа,поскольку Церковь не является общественно-политической организацией и в политической борьбе, за власть, участия не принимает.
Церковь Свята и Непорочна.
Это Абсолютная Истина.
Основа для всякого рассуждения о месте и роли Церкви в истории.
И ныне и присно и во веки веков.
Аминь.
Иной взгляд на Церковь,низбежно ставит под сомнение Догмат Веры.
Недопустимо категорически.

О том, в каком Духе необходимо оценивать те или иные действия Церкви,в тот или иной исторический пероид, Св. Игнатий Брянчанинов говорит следующее...
"К положению Церкви должно мирствовать,но в тоже время и должно понимать его".
Это непреложное правило,не ограниченное ни ходом исторических событий,ни временем.

Факты,приведенные Вами,новости не составляют и общеизвестны.
Оценка, так же, общеизвестна.
"Революцию совершили "жиды" и "поповичи".

Однако,прежде всего,что должно интересовать...
Зачем?
Зачем приводятся те или иные факты.
С какой целью.
Именно цель и определяет Дух,в котором те или иные факты интерпретируются.

То что Вы не стремитесь, в рассуждениях, к пониманию положения Церкви,особенно накануне революции,вполне явствует из хотя бы из приведенной Вами исторической сплетни,о выносе царского кресла,которую распостранял князь Жевахов.

Не понимаете,потому и не мирствуете,предъявляя претензии Св.Синоду,не втянувшемуся в политическую борьбу за власть и признавшему Временное Правительство.

Смею Вам напомнить.
Во-первых.
Такова была Царская Воля и свою Волю,Государь, никогда не опровергал.

Во-вторых.
Шла Война и очень тяжелая,Отечественная Война,у Вас об этом ни слова.
Св.Синод совершил бы двойное преступление,пойдя против Царской Воли,а она сводиласть к одному-"Победить в войне!".
Любой ценой.

В-третьих.
Всякая власть действительно от Бога,"как Царская" так "народная",когда Милостью,когда Попущением.
Церковь не самочинствует и небезчинствует.
Во Главе Православной Церкви,стоит не Св.Синод и Св.Патриарх,но Сам Христос.

Власть же всегда устанавливается Господом,и никем другим,сообразно духовному состоянию общества и дело общества,обратиться прежде к духовному состоянию своему,а не бунтовать против Бога.
Дело Церкви обществу это разъяснить.

Допущение,что есть некая власть не от Бога,фактически есть признание за диаволом дееспособности,и не просто дееспоспбности,но дееспособности, в смысле установить свою власть.
Без Бога,вне Бога и помимо Бога.
Начали с допущения,окончили искажением Догмата Вера.
Господь оказывается не Вседержитель.

И последнее.
Для чего сия статья писана.
Прошло уже столетие...

Однако,как сто лет назад "либералы-архиреи" окружили "сатанинский трон",так и до сих пор окружают.
Не так-ли?

Как продолжалось "богоотступничество" так и продолжается.
Не так-ли?

Клятвопреступление кровью до конца не смыто,посему предлагается пустить кровь Церкви и русскому народу,во" оставление грехов".
Не так-ли?

И каковы же практические предложения?

Перво-наперво.
Объявить всенародно- "Позор "большевистской оккупации!",заодно и Церкви и народу,что "приняли" и "пригрели" "оккупантов",мало того,сражался за них.
И за то,что победили.
И за то,что позже победили самих "оккупантов".
В сем "покаяться",смыв "вину" кровью.

А затем...
Да здравствует Столыпин и "идеология национал-либерализма",и вся "политика ея".
27. Лидия Александрова : для автора на его распространение компиляций г.Бабкина № 24.
2011-02-19 в 12:18

А вот подлинные документы не совсем таковы. Из документов можно кое-что и удалить, что и делает г. Бабкин, или просто вырвать одну нужную, особо понравившуюся фразу.
А Вы, уважаемый о.Георгий, занимаетесь рекламой скомпилированных со специальной целью выставить в «нехорошем виде», а лучше и вовсе «опорочить» ПРЦ, а также и РПЦ МП, - сочинений Бабкина (безпоповца), и уже стало вполне очевидно, что с той же целью.
Сейчас я предоставлю возможность участникам обсуждения сравнить приводимые вами фрагменты речи архиеп. Арсения (в редакции Бабкина) с тем, что владыка говорил на самом деле.
«О «свободе», декларированной обер-прокурором, непосредственный участник событий, разворачивавшихся тогда в Святейшем Синоде, Новгородский Преосвященный, архиепископ Арсений (Стадницкий), говорил на пастырском собрании 26 марта новгородской пастве: «И, может быть, прав был я, когда в первом заседании Св. Синода при новом правительстве, 4 марта — в ответ на объявление г. Обер-Прокурором свободы церкви от цезаропапизма говорил примерно так: "В настоящую историческую минуту не могу не высказать несколько слов, быть может, нескладных, но идущих от сердца. Г. Обер прокурор говорит о свободе церкви. Какой прекрасный дар! Свобода принесена с неба Спасителем нашим и Господом: аще убо Сынъ вы свободитъ, воистину свободни будете (Ин.VIII, 36); она выстрадана Апостолами, куплена кровью мучеников. И великий дар свободы стоит испытаний и страданий. Двести лет православная церковь пребывала в рабстве. Теперь даруется ей свобода. Боже, какой простор! Но вот птица, долго томившаяся в клетке, когда ее откроют, со страхом смотрит на необъятное пространство; она не уверена в своих силах и в раздумье садится около порога дверец. Так чувствуем в настоящий момент себя и мы, когда революция дала нам свободу от цезаро-папизма... Моя мысль устремляется в будущее. Что сулит оно Церкви? Боюсь, что свобода принесет церкви скорби и страдания. И наша молитва в настоящую минуту о том, чтобы Господь даровал православным дерзновение, а пастырям силу и твердость Василия Великого, Златоуста, Гермогена. Великий дар свободы куплен и приобретается всегда ценою испытаний... Утверди, Господи, Церковь Твою"».[4] См.: http://www.bogoslov....t/747541.html#_ftn4

Обращаю, уважаемый о. Георгий, Ваше внимание на то, что слово «цезаропапизм» в 1917 году писалось через «О». «Свободу» от него провозгласил новоиспеченный обер-прокурор. Никогда ранее в своих трудах преосв. Арсений термин этот не употреблял. В «цезаропапизме» ПРЦ обвиняли старообрядцы на диспутах с миссионерами господствующей церкви. Митр. Вениамин Казанский, архим. Иларион Троицкий и другие архиереи, и миссионеры, полностью отрицали то, что он присущ ПРЦ.
То есть, что-то там в Синоде "не то" происходило, и это надо внимательно, непредвзято и с любовью изучать. В этом мог бы помочь любезный Вам о.Шавельский. Но он ни в Синод не пошел, и не рассказал - где же он был в те дни, - не захотел помочь истории. - Видно было, что скрывать. А через тридцать лет в "воспоминаниях"
Синод можно было описать уже как угодно, - в зависимости от потребностей издателя.
После 1917 года, и приблизительно до 1960-х годов, статьи первой и третьей главы особой части Уголовных Кодексов РСФСР (при любимой Вами советской власти), обвиняли РПЦ в контрреволюционности. Теперь, как я понимаю, мода сменилась, и о.Георгий обвиняет Церковь уже в революционности?
Дальнейшие обсуждения ваших даже не "научно-популярных" сочинений, считаю несерьезным и недушеполезными, и участникам форума не советую принимать в них участие.
26. : Бродяга на 25. тов. Сухова
2011-02-19 в 12:13

Первоисточники искать уж извините я не буду, да и нет у меня под рукой собрания сочинений соответствующего. Термин известен и вопрос очевиден.
Были благополучные, обеспеченные рабочие, квалифицированные и хорошо оплачиваемые, которым революция в ленинском понимании была не нужна, профсоюзы нужны были, экономические требования, политические до определенного предела, но никак не "мировой пожар революции", за что их большевики и презирали. Что это были за люди я Вам попытался описать.
Про зубатовщину слышали? Так вот, ее цель была перевести конфликт хозяин-рабочий из политической в экономическую плоскость, средствами организации рабочих в профобъединения и улучшения их жизни, т.е. приспособления их к новым реалиям, встраивания. То же самое и здесь - кто то только вчера приехал из деревни и ютится в бараке - причем не сталинском, где все же были свои комнаты и некоторые удобства - а в углу за занавеской, получает гроши так как не обучен ремеслу, платит штрафы за любой прокол на заводе и получает по зубам от мастера, а у кого то наследственный дом в слободе, квалификация, высокая зарплата, мастерская в сарае, самоуважение и самомнение. Первые опора большевиков, "рабы которым нечего кроме цепей терять", вторые их враги т.к. в гробу они раздувателей пожаров видели, им спокойная жизнь была нужна и высокая зарплата.

Может быть Вы про то, что ижевские и воткинские оружейники пошли воевать к Колчаку? Ну да, там были допущены большие безобразия. В то же время тульские, сестрорецкие, уральские - те нет.



Насчет тульских это Вы погорячились. Как раз тульские "казюки" - потомственные работники казенных заводов - и есть ярчайший пример, враждебной большевикам рабочей массы.

Вот Вам, кстати и ссылка - погуглите, ленинская телеграмма: "Значение Тулы для республики огромно! В.И.Ленин" - в Туле в сов. период на самом видном месте висела как лозунг. И продолжение этой телеграммы которое всячески прятали: "Но народ там не наш и если надо мы пошлем матросов". Вот так.

Тула стала промышленным городом еще до царской индустриализации. Казенные заводы были еще при Петре, а до него мастерские. Рабочие давным-давно обжились и обустроились. И "казюки" были основной массой рабочих, хотя были и вновь завербованные из деревень, среди первых было немало черносотенцев, вторые тяготели к эсэрам и большевикам. Потомственные рабочие, имевшие налаженный быт и высокую з.плату для Ленина были конечно "Народ там не наш", и в мировую революцию их вовлекали при помощи матросских штыков.
25. тов.Сухов : 23. Бродяга - раб.аристократия
2011-02-19 в 08:38

Спасибо!
Может быть я чего-то действительно не понимаю.
Пролетарии хотели радикальной смены всего и вся, раб. аристократия была не против каких нибудь экономических поблажек, конституционных прав, но большевики им были чужды. За что их Ленин и ненавидел. Называл содержанками буржуазии.

Если можно, укажите всё-таки первоисточник, откуда такие сведения. В чём это выражалось - ненавидел? Что из этого следует? Просто первый раз слышу действительно :)
В конце концов, сейчас это не очень принципиально. Есть классы, есть социальные группы. Но это шаг в сторону от темы обсуждаемой статьи.
Может быть Вы про то, что ижевские и воткинские оружейники пошли воевать к Колчаку? Ну да, там были допущены большие безобразия. В то же время тульские, сестрорецкие, уральские - те нет.
24. Диакон Георгий Малков : Еще раз - Лидии Александровой, а также и некоторым участникам форума
2011-02-19 в 04:11

Глубокоуважаемая г-жа Александрова, ценю ваше искреннее желание смягчить ту, вполне объективную, подтверждаемую множеством документов печальную картину, что предстает перед взором историков нашей Церкви и, в частности, характера деятельности Св. Синода в предреволюционные годы и в самом 1917 году, - при нашем обращении к этой теме.
Однако одно дело - историки, и порой совсем другое – те или иные читатели того, что выходит из-под пера исследователей. Как отмечал в свое время как раз такую ситуацию тот же протопресвитер о. Георгий Шавельский, есть «такая категория верующих, которые не допускают никаких недостатков у Церкви и всякое критическое отношение к церковной деятельности принимают за кощунство. Ни богословие, ни церковная история никогда не разделяли такого взгляда. Первое различает в Церкви кроме божественной – благодатной стороны, и сторону человеческую – ее земных деятелей, не свободных от человеческих недостатков и не гарантированных от разных погрешностей. Вторая же всегда отмечала не только моменты славы Божией, проявляющейся в жизни Церкви, но и все случаи погрешностей, заблуждений и падений, от которых не бывали свободны не только рядовые служители Церкви, но и высшие ее представители, не исключая и пап и патриархов. Достаточно указать на собор 754 г., составленный из 338 епископов, отвергший иконопочитание и поддержавший иконоборцев. Прилагать иную мерку к хотя бы и драгоценнейшей для нас родной Церкви нет оснований».
И вот мне представляется, что именно к такой категории читателей относитесь и вы, г-жа Александрова. Буду рад, если ошибся – но вряд ли.
Однако что же я могу поделать: факты упрямая вещь… Да и как могло быть всё прекрасно в нашей Церкви – в человеческой составляющей ее части – если перед нами итог того трагического времени: низвержение Царя, гибель великой христианской страны с ее провалом в сатанинский большевизм, отказ чуть ли большинства нации от ее духовного хребта – православной веры Христовой? И подлинно ли хороши были многие из тех же членов Синодов, если за пару веков его существования Россию стало возможным так «опустить», докатив ее наконец до революции - похлеще всех мировых предыдущих?
Зачем обманывать себя и других?
И в свете сказанного - какое имеет значение, где пребывал о. Шавельский в какие-то там дни? Что – он ничего не видел сам, не слышал и наврал нам о беспринципном характере принятия частью Синода самого факта февральской революции как радостного для них прихода «свободы» от проклятого, видите ли, царизма?
Всё это, увы, имело место, и именно подобный характер отношения Синода к царской власти и к своим непосредственным обязанностям духовного укрепления Царской России и способствовал в немалой степени приходу к власти сначала либерал-предателей, а затем и откровенных разбойников – большевиков!
А чтобы не быть голословным, потрачу еще несколько времени и процитирую еще фрагмент из воспоминаний о. Шавельского и затем ряд документов – причем не только для вас, но и для вам подобных «ревнителей» всяческих Синодов, сколь бы ни были они немощны в своих церковных попытках хоть как-то умиротворить постепенно сатаневшее тогда русское общество.
«В предреволюционное время наш епископат в значительной своей части представлял кол¬лекцию типов изуродованных, непригодных для работы, вредных для дела. Тут были искатели приключений и авантюристы, безграничные честолюбцы и славолюбцы, изнеженные и избалован¬ные сибариты, жалкие прожектеры и торгаши, не знавшие удержу самодуры и деспоты, смиренные и „благочестивые" инквизиторы, или же безличные и безвольные на руках своих келейников, [жен] -„мироносиц" и разных проходимцев, на них влиявших, пешки и т. д., и т. д. Некоторые владыки „та¬лантливо" совмещали в себе качества нескольких типов.
Имел наш епископат, конечно, и достойных представителей. Назову некоторых из них: наш Свя¬тейший Патриарх Тихон [Белавин; тогда – архиепископ Литовский. – д. Г. М.], Новгородский митрополит [тогда еще архиепископ. – д. Г. М.] Арсений [(Стадницкий), Владимирский Сергий [Страгородский; в ту пору еще архиепископ Финляндский. – д. Г. М.], Донской архиепископ Митрофан [Симашкевич. – д. Г. м.], Могилевский архиепископ Константин [Бу¬лычев. – д. Г. М.] и многие другие были настоящими носителями архиерейского сана. Но и они, - думается мне, - в своем архиерейском служении были бы еще значительно выше, если бы прошли серьезную школу и имели более счастливую архиерейскую коллегию» (Шавельский Г., протопресвитер. Воспоминания последнего протопресвитера русской армии и флота. Т. 2. N-Y., Изд. им. Чехова. 1954. С. 171-172).

А вот и несколько документов, хорошо показывающих, какими либералами и, по сути, если не ненавистниками, то, скажем, уж явными недоброжелателями царской власти были многие тогдашние архиереи, приветствовавшие февральскую революцию.

1) Из слова 3 марта 1917 г. к пастве викария Ярославской епархии, епископа Рыбинского Корнилия (Попова):

«..Мы с вами словно грозой встревожены печальным известием о страшной междо¬усобной брани в Петрограде. Причиной всему царское правительство. Оно уже свергнуто волей народа, как не удовлетворявшее своему назначению и допустившее страну до голода и беспорядков. Государственная Дума по требованию народа избрала новое правительство из представителей народа, чтобы это новое правительство вывело русский народ и русскую армию на путь победы и славы» (Ярославские епарх. ведомости. Ярославль, 1917. № 9-10. Часть неофиц. С. 109).


2) Из официального обращения Св. Синода от 12 июля 1917 г. к народу:

«…в тумане несчастий, нависшем над страной, не виделось никакого просвета.
Но вот пробил час общественной свободы Руси. Вся страна, из конца в конец, единым сердцем и единой душой возликовала о новых светлых днях своей жизни, о новом, благоприятном для нее лете Господнем. И расцвела надежда на то, что Русь, сбросив с себя сковывавшие ее политические цепи, обратит всю мощь свою на осво¬бождение свое от немецкого ига, и весь разум свой - на мирное внутреннее развитие и устроение государства и общего народного блага...» (Церковные Ведомости. 1917. № 30. С. 231-233).

Или не показательно то, как Синод, например, отреагировал на поступивший к нему донос о том, что епископ Сарапульский и Елабужский Амвросий в период 3-5 марта 1917 г. «в переполненном молящимися соборе восхвалял бывшего царя [Николая II] и в особенности его супругу [императрицу Александру Федоровну], чем внес в народ нежелательное возбуждение» (Кама. Сарапул, 1917. № 52. С. 4). 5 марта пошел донос, а уже 18 марта Синод постановил уволить епископа-монархиста на покой – с назначением настоятелем в дальний монастырь!

Теперь и о «радости» Синода при известии об отречении Государя.
Вы, глубокоуважаемая г-жа Александрова как-то неясно для меня упомянули в связи с этой темой об известном Владыке Новгородском Арсении (Стадницком), сославшись на публикации в Новгородских епархиальных ведомостях. Но они-то как раз и подтверждают всё сказанное мной выше.
Вот какие еще материалы по этому поводу опубликовал М. Бабкин в соответствующем своде исторических документов: «Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году. Материалы и архивные документы по истории Русской Православной Церкви». М., 2006.

Высказывание архиепископа Новгородского и Старорусского Арсения Стадницкою) на первом заседании Св. Синода при Временном правительстве в момент выноса царского кресла (4 марта 1917 г.)
В «Богословских трудах» сказано (см.: М., 1998. Вып. 34. Юбилейный выпуск. С. 81), что на этом заседании было вынесено кресло обер-прокурора Св. Синода и нижеприводимое высказывание архиепископ Арсений произнес в качестве реакции на то событие. Однако многочисленные очевидцы (в том числе сам Арсений) свидетельствуют, что было вынесено именно царское кресло. Причем при выносе трона принимали участие иерархи, члены Св. Синода, в числе которых - митрополит Владимир (Богоявленский) (см.: Жевахов Н.Д. Воспоминания товарища обер-прокурора Св. синода князя Н.Д. Жевахова. М., 1993. Т. 2. С. 191; Всероссийский церковно-общественный вестник. 1917. № 1. С. 2-3; Новгородские епарх. ведомости. Новгород, 1917. № 11. Часть неофиц. С. 451; Русское слово. М., 1917. № 51. С. 2; Биржевые ведомости. Пг., 1917. № 55. С. 4).

/Владыка Арсений/: «Вот, выносят символ цезарепапизма!»
/под «цезарепапизмом» в данном случае подразумевалась власть Царя – со времен Петра I - над церковью/

И, действительно, по мнению архиепископа Арсения, царское кресло (трон), стоявшее во главе стола заседа¬ний членов Св. синода, являлось «символом цезарепапизма в Церкви Русской» (Новгородские епарх. ведомости. Новгород, 1917. № 11. Часть неофиц. С. 451). Оно находилось рядом с креслом председательствующего в синоде иерарха и предназначалось исключительно для царя.
Повествуя о том же (4 марта) заседании Св. Синода, на Новгородском епархиальном съезде, 31 мая, архиепископ Арсений по-другому воспроизвел свои слова в момент выноса царского крес¬ла. Арсений сказал: «...я не смог сдержать себя и обратился с приветствием [к членам Св. Синода и обер-прокурору], что Церковь свободна» (Новгородские епарх. ведомости. Новгород, 1917. №11. Часть неофиц. С. 451; Новгородская жизнь. Новгород, 1917. № 21. С. 3)» (М. Бабкин. Указ. соч. С. 54-55).

Увы, удивительная политическая наивность и какая-то даже духовная слепота звучит и в речи того же Владыки, произнесенной в Синоде же - в ответ на поздравление князя Львова, ставшего новым обер-прокурором – синодским «погонялой» от Временного правительства - с совершением Февральской революции.

«...№ 27. Из речи (4 марта 1917 г.) архиепископа Новгородского и Старорусского Арсения (Стадницкого) /являлся постоянным членом Св. Синода до 14 апреля 1917г./ на первом заседании Св. Синода при Временном правительстве
Речь была произнесена в ответ на объявление обер-прокурором В.Н. Львовым о предоставлении Временным правительством Российской церкви «свободы от цезарепапизма». Речь воспро¬изведена архиепископом Арсением 26 марта на собрании духовенства г. Новгорода:
«В настоящую историческую минуту не могу не высказать несколько слов, быть может и нескладных, но идущих от сердца. Господин обер-прокурор говорит о свободе Церкви. Какой прекрасный дар! Свобода принесена с неба Спасителем нашим и Господом: «если Сын освободит вас, то истинно свободны будете» [Ин. 8, 36]; она выстрадана апостолами, куплена кровью мучеников. И великий дар свободы стоит испытаний и страданий. Двести лет Православная Церковь пребывала в рабстве. Теперь даруется ей свобода. Боже, какой простор! Но вот птица, долго томившаяся в клетке, когда ее откроют, со страхом смотрит на необъятное пространство; она неуверенна в своих силах и в раздумье садится около порога дверец. Так чувствуем себя в настоящий момент и мы, когда революция дала нам свободу от цезарепапизма... Великий дар свободы куплен и приобретается всегда ценой испытаний. Утверди, Господи, Церковь Твою!» (Новгородские епархиальные ведомости. Новгород, 1917. № 7. Часть неофиц. С. 324-325) (Там же).

Таковы документы.
И вдвойне печально, что впоследствии многие из авторов подобных речений и стали жертвами тех трагических дней России, пути к которым они сами же так бездумно прославляли в дни и месяцы предательской Февральской революции…
23. Бродяга : 20. тов.Сухов :
2011-02-19 в 02:09

Насчет раб. аристкратии. Немного издалека.

Россия пережила три волны индустриализации, первая из них царская, потом сталинская, потом хрущевско-брежневская.

Что это за собой влекло? Резкий выброс раб силы из привычных для нее условий - деревня, село - в холодные, бездушные города. Сталинскя и хрущевская индустриализации сопровождались серьезным развитием соцкультбыта и жилстроительством, особенно последняя - это все тоже имело массу негативных последствий, типа эмансипации женщин и развала семьи, но сейчас не о том.

В Р.И. никаких серьезных усилий по обустройству рабочих не предпринималось. В т.ч потому, что до того, до промышленного бума все эти переселенцы спокойно со временем рассасывались/обустраивались - как в Туле, например, у каждого "старого" работника Оруж. завода был домик, огород, семья, халтурка-мастерская и т.д. Эти люди и составляли основную массу мастеров, квалифицированных рабочих, бригадиров, неплохо оплачиваемых, кое чем недовольных, но не радикально. В отличие от остальных рабочих-пролетариев, недавних крестьян, живших в бараках, ненавидевших город, и все его бездушие, в т.ч. и тех самых старых городских, мастеров, рабочую аристократию.

Пролетарии хотели радикальной смены всего и вся, раб. аристократия была не против каких нибудь экономических поблажек, конституционных прав, но большевики им были чужды. За что их Ленин и ненавидел. Называл содержанками буржуазии.
22. Писарь : "Приходит начало конца...большой лжи".
2011-02-19 в 02:03

Для того,чтобы разрушить Православие,прежде необходимо разрушить Церковь.
Причем разрушая,необходимо быть уверенным в том,что общество отнесется либо равнодушно,либо сочувственно.
Поскольку "с коммунизмом покончили и на очереди Православие",сочувственные настроения будут подогревать,не останавливаясь ни перед чем,даже как это не дико звучит,перед обвинениями Русской Православной Церкви в организации Февральского переворота и "пособничестве" Русской Православной Церкви в свержении Русской Православной Монархии.
21. тов.Сухов : 19. Бродяга Поясните, если можно
2011-02-19 в 01:40

Первый раз такое слышу.
люто ненавидимую Лениным рабочую аристократию,

Пожалуйста поясните, если можно.
В целом согласен с Вашими оценками.
20. Бродяга : 18. Ю.Серб
2011-02-19 в 01:35

Я тоже надеюсь, что Вы добрый русский человек (хоть и Серб, шутка), поэтому давайте расставим точки на i

Я считаю что не стоит путать приверженность Самодержавию с отношением к состоянию Российского государства в начале 20 века.

Самодержавие исторически русская форма власти, государственной организации, показавшая ее превосходство над прочими (судейство не будем рассматривать т.к. на Руси мы его не имели никогда), за которую надо было держаться пока хватало сил.

Но! Российская империя в начале 20 века находилась далеко не в самом лучшем положении - по самым разным причинам, в т.ч. из за подрывной работы всякой революционной и либеральной сволочи. Но не только, госорганизм явно давал сбои:

- где то он откровенно прогнил;
- где то наоборот гипертрофированно был в отрыве от остального переразвит (например проблемы создавали излишни высокие темпы индустриализации + разрушение общины и возраставшая товарность с.хозяйства, когда в города из деревни выбрасывались массы людей, не успевавших обжиться и превратится в люто ненавидимую Лениным рабочую аристократию, т.е. просто в освоившихся в городе рабочих живших не в бараках, а в своих домах и не желавших никаких революций);
- где то сказывались непродуманные либеральные реформы Александра II;
- Церковное неудовлетворительное состояние, начиная с отсутствия патриаршества и пр.

Короче, можно долго перечислять. Но очевидно, что Российская империя в 1900-17 гг. находилась далеко не в идеальном состоянии, причем именно с точки зрения ее исторически сложившихся форм - Православия, Самодержавия, Народности.

Где крамола в моих словах, что все это порождало волну критиканства, недовольства - и тому были поводы - причем не только с лева, но и справа?

И надо ли прятать голову в песок и оправдывать все реалии Р.И. только потому что она была самодержавной?
19. Ю.Серб : на пост 17
2011-02-19 в 00:59

Я пишу о бродягах во множественном числе.
Но и Вы, сударь, согрешаете. Росийская империя не кипела, ее подорвали парвусы и троцкие под контролем англосаксов. Читайте лучше Николая Старикова. Добрый совет доброму, надеюсь, человеку.
18. Конь Юлий : Конскии зарисовки
2011-02-19 в 00:56

Сижу гляжу в окошко,смотрю на дорогу. Дорога узкая,двухстороняя. На середине дороги лежит свеже сбитый здоровеный кот. Машин проезжает много. Водители крайне аккуратно обьезжают трупик,делают это с трудом. И не один не вышел и не убрал трупик с дороги!!! Лет восемь назад я наблюдал подобную сцену,только на дороге лежал ЧЕЛОВЕК,по всей видимости бомж,он был мертв. Ни кто и тогда не убрал труп с дороги,пока не приехали наши доблестные менты,но и они сразу не убрали и даже не накрыли тело. Затем привезли бомжей и они уже сделали дело!НЕ ЭТО ЛИ НАЧАЛО КОНЦА! Сам убрать труп не мог так как был с супругой,а ей стало плохо. Считаю себя виноватым так как тоже струсил. По сей день этот труп у меня в глазах,а на совести грех. Сейчас мимо лежаших на земле людей не прохожу,совесть не пускает,хотя от страха и стыда не избавился.
17. Бродяга : 16. Ю.Серб
2011-02-19 в 00:17

Бродягам некогда постигать отечественную историю.Онидо сих пор готовы называть Российскую империю ... "тюрьмой народов" и кричать, что Иоанн Грозный убил своего сына, а Петр Первый не убивал.



Что за бред? Когда я что то подобное говорил?
16. Ю.Серб : Очередной опус диакона Георгия Малкова
2011-02-18 в 23:40

На пост 15:
Бродягам некогда постигать отечественную историю.Онидо сих пор готовы называть Российскую империю - вслед за действительными и мнимыми членами тандема - "тюрьмой народов" и кричать, что Иоанн Грозный убил своего сына, а Петр Первый не убивал.
Милый вы наш бродяга, все ведь наоборот.
15. Бродяга : 12. Аноним
2011-02-18 в 22:59

Не меньше чем сейчас?! Это что, шутка?



А вы что думаете революции 1905 и 1917 на пустом месте были? И Российская империя была этаким образцом совершенства? В обществе не было противоречий, госаппарат работал как часы, скверн не было?

Выборы дореволюционных ГосДум отражают настроения общества, так вот ВСЕ Госдумы были в большей или меньшей степени оппозиционны правительству. Можно долго объяснять что это происки врагов, масонов и пр., но на пустом месте конфликтов не бывает, разжечь можно то что и так тлеет. В любом случае общественный конфликт, противостояние, недовольство были серьезнейшими.

Россия кипела как перегретый котел и не на пустом месте. Сейчас в сравнении с 1900-17 гг. тишь, и верноподданический блеск.
14. тов.Сухов : Паника хуже бомбёжки :(
2011-02-18 в 22:08

Приходит начало конца...

ну, во-первых, оно не первые сто лет уже приходит. А во-вторых, всегда существовали и существуют крайности. На примере предвоенного советского времени, которое наверное похоже на сегодняшнее...

Одна крайность состояла в том, что пропагандисты трубили: "побьём врага малой кровью на его территории". Или: "рабочие и крестьяне не поднимут руку на своих братьев по классу в стране победившего социализма, а вместо этого свергнут своих эксплуататоров".
Другая крайность состояла в том, что "Многие специалисты в области военного дела говорили, что враг был настолько хорошо организован, вооружен, превосходил нас по всем возможностям, что наша победа..." не возможна по контексту http://rusk.ru/newsdata.php?idar=182717

Ну вот, а нормальные мужики ерундой не занимались, а в это время изо всех сил укрепляли оборону, развивали промышленность и всё остальное. Кроме того, нормальные мужики по-тихому и партизанские базы создавали прямо на своей территории (к чему был причастен мой дедуля). Они это делали "без Бога", но с верой... во что? в правое дело.

Господь Бог всё расставил на свои места - по страшному, правда. Шапко-закидателей отправили на передовую, а паникёров... тоже, куда надо. Остальным дали возможность, научили и заставили делать, что положено... в результате чего с Божьей Помощью всё стало на свои места.

Так что Господь Вседержитель и сегодня в отпуск не ушёл, поэтому будем делать, что нам положено с верой и молитвой (кто умеет). И будь, что будет. Пожалуйста не нужно паники, дорогой отче диакон!
13. Фрол : Пасха Господня:
2011-02-18 в 21:26

В первые века христиане,стремились к мученичеству,а сейчас все наоборот.Начиная,с 1918 года,Церковь очищалась Своею Кровью,ибо вся Ея сила-в смиренном претерпевании Креста.
12. Аноним : 11. Бродяга : на 10. Лидия Александрова : для автора на пост 7
2011-02-18 в 20:27

Не меньше чем сейчас?! Это что, шутка?
11. Бродяга : на 10. Лидия Александрова : для автора на пост 7
2011-02-18 в 18:37

Браво Лидия Александровна!

Мне тоже кажется что в гневе о. диакона больше смакования, радости от того, что есть фон для его критиканства и злобы, есть подтверждения его личных настроений - Все кругом предатели! Кроме него самого, видимо.

Похоже что отец диакон ненавидит любую власть и действительность - советскую, постсоветскую, я думал какое то время что досоветский период у него возможно вызывает теплые чувства, ан нет, как видим он верен себе.

Любить монархию легко, т.к. она далека от нас, абстрактна, мифологична для дня сегодняшнего, насколько трудней быть смиренным по отношению к действующей власти и современному обществу. А ведь реалии царской России, и в т.ч. власти, администрации, давали повод к раздражению и "праведному гневу" не меньше чем сейчас.

Вот и задаешься вопросом - А с кем бы были в 1917 г. сегодняшние диссиденты-обличители?
10. Лидия Александрова : для автора на пост 7
2011-02-18 в 17:03

"…что гроза может разрозиться не над государством только, но и над Церковью" – вот Вы снова, но теперь уже довольно удачно, к месту, цитируете о.Г.Шавельского, в свое время взрастившего, кстати сказать, обновленца о.А.Введенского (это можно узнать у Левитина в «Очерках истории русской церковной смуты»). Сочинения последнего протопресвитера впрочем, как и г. Бабкина, в принципе, весьма напоминают то, когда вор кричит "Держи вора!".
Уважаемый о. Георгий, еще раз предлагаю Вам почитать все-таки, воспоминания прот.Г.Шавельского, дабы лично убедиться в том, что в феврале - начале марта 1917 г. член Св. Синода о.Г.Шавельский в заседаниях Синода не участвовал, находясь в Петрограде, поразмышлять на тему - почему его там не было, и не способствовал ли он сам тому, чтобы эта «гроза разрозилась» за два месяца до решающего (апрельского) наступления Русской Армии в Великой Войне.
А возводить бездоказательные обвинения, т.е., - клевету на русский епископат (зимней сессии Синода, за которым естественно следовала вся Церковь), который, по-вашему, якобы "радовался" тогда, как это делаете Вы, уважаемый отец Георгий, вслед за г. Бабкиным, смущая при этом верующих, я считаю недопустимым.
При этом, как мне помнится, Вы много пишете о новомучениках, исповедниках, жертвах сталинского режима и пр. Исходя из обличительного пафоса Вашей статьи, может быть, с «этими архиереями» так и надо было поступать чекистам? Репрессии - это может быть, гроздья справедливого народного гнева?
Не стыкуется как-то все это, мягко говоря, - простите уж, - ни с чем. Вот так.
9. Иван Федорович : Поразительно, что кто-то еще сомневается....
2011-02-18 в 15:26

Уважаемые ( я бращаюсь к тем, кто сомневается в логически обусловленном падении России), Вы все еще продолжаете сомневаться в том, что Россия погибла (именно погибла) в 1917 г. физически (духовно болела еще раньше, по моему мнению всегда) по причине духовной болезни подавляющего большинства людей считавших себя членами Церкви. Видимо уже "10 праведников" не оказалось на Русской земле. И вот результат. Сегодня ситуация в России еще хуже. И получим мы "микстуру" не только "горькую" а еще и "обжигающую". Но Господь, все посылает во благо, а благо - это спасение души человека, хоть и на кресте. А суть происшедшего правильно изложена. Я уже писал , если бы Синод в полном составе отправился к государю, а не верил бы слухам и "писюлькам" на тереграфных бланках то может быть все было бы иначе. Не было и "10 праведников" - получи "серу с неба".
8. тов.Сухов : Спасибо автору, спасибо редакции
2011-02-18 в 15:03

Вот-вот, теплее, теплее... отче диакон :)
Что написано пером, того не вырубишь топором. Спасибо.
7. Диакон Георгий Малков : Г-же Лидии Александровой
2011-02-18 в 14:38

Глубокоуважаемая г-жа Александрова, видите ли, мне совершенно необязательно проходиться по ссылкам Бабкина, поскольку я и сам прекрасно знаю об историческом времени, о котором Щавельский упомянул в связи с "кладбищенским покоем" Синода (об этом имеется, например, его текст в книге "Русская Церковь перед революцией". М., 2005. С. 139-140). Даже не поленюсь и процитировать: "С 1915-го года русская жизнь начала принимать угрожающий характер; в 1916 году появились грозные признаки надвигавшейся революции. Но и это не нарушило мирного сна Синода: синодальная коллегия продолжала держать себя, как будто она была уверена в бесконечности и общероссийского, и своего собственного благополучия. Верующие, понимавшие серьезность момента люди ждали от каждой новой синодальной сессии какой-то новой творческой работы. Но... сменялись сессии, уходили одни члены, являлись другие, а синодальный курс не менял своего направления. Огромное большинство епископов не отдавали себе отчета ни в грандиозности религиозных запросов того времени, ни в серьезности тогдашнего государственного и церковного положения. Даже в самые последние пред революцией месяцы, когда со всех сторон собравшаяся гроза висела над русским домом, когда и немые заговорили (Съезд дворянства в Москве, Государственный Совет), в Синоде царил покой кладбища. Синодальные владыки с каким-то невозмутимым равнодушием смотрели на развертывавшиеся с невероятной быстротой события и как будто совсем не подозревали, что гроза может разрозиться не над государством только, но и над Церковью". Вот так.
6. Мирянин : Плоды либерал-предательства...
2011-02-18 в 14:07

Новая публикация отца Георгия заставляет пристальнее вглядеться в день сегоднейший и увидеть: всё повторяется, но уже на новом адовом кругу, всё туже затягивается
либеральная петля вокруг гибнущей России, что бьётся с новыми ордами богоотступников, когда вновь НЕТ ЧЁТКОЙ ПОЗИЦИИ ЦЕРКВИ по основным жизненным проблемам: отношение к ереси ересей - экуменизму, недвусмысленной позиции Церкви к насильственно насаждаемой "морали" либерал-оли-
гархии, активном участии Церкви в социальном и
политическом движении и т.д. Приходит начало конца, который сам мог бы стать началом реши-тельного преломления трагически-негативной и ожидательно-бездействующей ситуации в сторону
в сторону активно-созидающую, когда Церковь
будет той, что ей и предписано быть от века -
ЦЕРКВИ ВОИНСТВУЮЩЕЙ!
5. Грешник : еще раз о чтении первоисточников
2011-02-18 в 13:25

Митрополит Антоний (Храповицкий) о том, как и почему началось поминовение Церковью Временного правительства:
«Когда мы получили известие об отречении от Престола Благочестивейшаго Императора Николая Александровича, мы приготовились, согласно Его распоряжению, поминать Благочестивейшего Императора Михаила Александровича. Но ныне и он отрекся и велел повиноваться Временному правительству, а посему, и только посему, мы поминаем Временное правительство. Иначе бы никакие силы нас не заставили прекратить поминовение Царя и Царствующего Дома…» (из поучения в Успенском соборе Харькова 5 марта 1917 г.).
«Меня спрашивают, почему я не отозвался к ожидающей моего слова пастве о том, кому же теперь повиноваться в гражданской жизни и почему перестали поминать на молитве Царскую фамилию. Отвечаю, но отвечаю по собственному почину. Представители нового Правительства со мною не видались, мне не писали и через других не передавали своих желаний. Пусть никто не думает, что это молчание, или то, что я сейчас скажу, внушено мне страхом. Ареста, которым мне угрожают некоторые ораторы на площади, я не боюсь, не боюсь и смерти. Скажу больше: я восторженно рад буду умереть за Христа.
– Итак, от 28 февраля по 3 марта я ничего не говорил потому, что не знал, какова воля Государя, которому мы присягали. Имя его по-прежнему возносилось в молитвах; 3 марта стало известно, что он отрекается от престола и назначает Государем своего брата; тогда 4 марта в собрании духовенства было выработано нами поминовение Михаила Александровича как Российского Государя. Однако через час стал известен манифест об его отречении впредь до избрания его Учредительным Собранием, если таковое избрание состоится. Вместе с тем новый государь повелел повиноваться Временному Правительству… С этого момента означенное Правительство стало законным в глазах всех монархистов, то есть повинующихся своим Государям русских граждан. И я как пастырь Церкви, обязанный всегда увещевать народ свой повиноваться предержащим властям, призываю вас к исполнению сего долга теперь, то есть к послушанию Комитету новых министров и его главе – князю Львову и г. Родзянке как временной главе Государства, а равно и всем местным властям, которые были и будут утверждены упомянутым Комитетом и его уполномоченными. Мы должны это делать, во-первых, во исполнение присяги, данной нами Государю Николаю II, передавшему власть великому князю Михаилу Александровичу, который эту власть впредь до Учредительного Собрания сдал Временному правительству. Во-вторых, мы должны это делать, дабы избежать полного безвластия, грабежей, резни и кощунства над святынями. ТОЛЬКО В ОДНОМ СЛУЧАЕ не должно ни теперь, ни в прошлом никого слушать – ни ЦАРЕЙ, НИ ПРАВИТЕЛЕЙ, НИ ТОЛПЫ: ЕСЛИ ПОТРЕБУЮТ ОТРЕЧЬСЯ ОТ ВЕРЫ, ИЛИ ОСКВЕРНЯТЬ СВЯТЫНИ, ИЛИ ВООБЩЕ ТВОРИТЬ ЯВНО БЕЗЗАКОННЫЕ И ГРЕХОВНЫЕ ДЕЛА.
Теперь второй вопрос: ПОЧЕМУ НЕ МОЛИМСЯ ЗА ЦАРЕЙ? Потому, что ЦАРЯ У НАС ТЕПЕРЬ НЕТ и нет потому, что оба Царя от управления Россией отказались сами, а насильно их невозможно именовать тем наименованием, которое они с себя сложили. Если бы Царь наш не отказался от власти и хотя бы томился в темнице, то я бы увещевал стоять за него и умирать за него, но теперь ради послушания ему и его брату, мы уже не можем возносить имя его, как Всероссийского Государя. От вас зависит, если желаете, устроить снова Царскую власть в России, но законным порядком, через разумные выборы представителей своих в Учредительное Собрание. А какой это будет законный порядок выборов, о том решат, уже не мы духовные, а Временное Правительство» («Пастырь и паства». Харьков. 1917 год. № 10. Часть неофициальная С. 279–281. http://www.rusidea.org/?a=25081008).
4. Сокол : Re: Приходит начало конца...
2011-02-18 в 12:40

Поклон Лидии Александровой за стойкость в Вере и Истине, которую никакие ушлые "бабкины" никогда поколебать не смогут.
3. Аноним : Re: Приходит начало конца...
2011-02-18 в 11:26

Начал, как всегда, "о здравии", а закончил - "за упокой"!
2. Елена Родченкова-Новик : Re: Приходит начало конца...
2011-02-18 в 10:07

Наконец-то прозвучала правда.
Нужно осмыслить ее и понять - за что русский народ 90 лет приносит кровавую жертву дьяволу, почему вынужден служить ему. Православия без Царя не бывает.
1. Лидия Александрова : информацию правильнее черпать из первоисточников
2011-02-18 в 09:46

Уважаемый о.диакон, Вы вот цитируете М.Бабкина: «...в конце февраля 1917 г. члены Св. Синода на разворачивавшиеся в Петрограде революционные события смотрели с равнодушием. В те дни, как отмечал протопресвитер военного и морского духовенства Г. Шавельский, в Синоде «царил покой кладбища». Синодальные архиереи вели текущую работу, занимаясь большей частью решением различных бракоразводных и пенсионных дел..."
Если же обратиться к воспоминаниям прот.Г.Шавельского, то из них следует, что наблюдение о "покое кладбища" относится году так к 1915. А на мой конкретный вопрос (в посте на РНЛ), где же находился последний протопресвитер Армии и Флота 28февраля - 4 марта 1917 года, ответа я до сих пор от г. Бабкина не имею. Вопрос был задан не случайно, так как двухтомник воспоминаний прот.Георгия Шавельского мною прочитан тщательно. 27 февраля он убыл из штаба Северо-Западного фронта от ген.Рузского, куда через два дня заговорщиками будет загнан Государь, и 28 уже прибыл в Петроград. Дальше - то куда он двинулся, и что собственно делал, - думаю, Вам лучше самому почитать воспоминания, досточтимый отец диакон.
И по поводу "радости", якобы царившей в Синоде зимней сессии тех дней, также рекомендую обратиться к свидетельствам архипастырей, непосредственно там присутствовавших. - Например, преосвященного архиепископа Арсения Стадницкого в Новгородских Епархиальных ведомостях за 1917 год.
Очевидно, что в публикациях о решающих событиях нашей истории, необходимо опираться на достоверную информацию и первоисточники, и поэтому позвольте порекомендовать Вам, уважаемый отец Георгий, не полениться самому пройтись по ссылкам г.Бабкина.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме