Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О государственных задачах нашей Церкви

Диакон  Георгий  Малков, Русская народная линия

Русская цивилизация / 07.09.2010


Духовно-нравственная христианизация российской государственности как единственная основа нашего достойного будущего. 1 часть …

От редакции: Представляя обширный очерк диакона Георгия Малкова посвященный державо-строительству России и месту в нем Церкви, мы допускаем, что у кого-то из читателей вызовут неприятие некоторые резкие политические оценки автора, но нам кажется чрезвычайно важным сохранить в среде наших читателей дух «свободы во второстепенном» при «единстве в главном и любви во всем». Как учил нас Апостол, «со всяким смиренномудрием и кротостью и долготерпением, снисходя друг ко другу любовью, стараясь сохранять единство духа в союзе мира» (Еф. 4: 2-3). Статья составлена самим автором и является конспектом его книги «Контрреволюция духа. Святая Русь и возрождение России (Церковно-политические очерки)».

Возвратитесь, дети-отступники, говорит Господь...

И дам вам пастырей по сердцу Моему,

которые будут пасти вас со знанием и благоразумием...

Возвратитесь, мятежные дети:

Я исцелю вашу непокорность...

Иер. 3: 14, 15, 22

Книга очерков, написанных в конце 1990-х - 2006 гг., рекомендованная к печати Отделом религиозного образования и катехизации РПЦ, в январе 2007 г. была вручена автором митрополиту Смоленскому Кириллу, ныне Святейшему Патриарху, - в ходе беседы его с группой единомысленных с ним московских священнослужителей и общественно-политических деятелей.

В конце 2008 - начале 2009 г. был подготовлен 2-ой, уточненный и дополненный, электронный вариант книги. Отдельные страницы из этой второй редакции книги и предлагаются ныне вниманию читателей.

1. В ОЖИДАНИИ КАТАСТРОФЫ

Трезво глядя ныне на нашу, более чем прискорбную, российскую действительность и без особого труда предвидя сложение в стране в дальнейшем еще более печальной политико-экономической и национально-духовной ситуации (если всё останется у нас по-прежнему!), более того, нарождающуюся потенциальную возможность разрушения самой нашей государственности (при действующих у нас ныне «государственных мужах»), - можно утверждать, что первостепеннейшей и, в конце концов, всеопределяющей задачей общественного развития России теперь становится развитие ее общественной «идеологии» - а именно ее новая, глубоко осознанная и притом по возможности скорейшая христианизация.

Ныне такой подход к будущему обустройству России представляется почти фантастическим, но, думается, со временем нам придется осознать всю жизненную (практическую) необходимость этой, единственно спасительной для всех (причем - во всех смыслах!), одновременно и наднациональной, и собственно русской национальной, «идеологии».

И вполне естественно, что необходимейшим условием положительного разрешения этой проблемы должен стать, помимо непосредственно самой воли народа, свободный, основанный на взаимном уважении союз Церкви и государства: не одна только духовно-просветительская, миссионерская активность Церкви, но и последовательное естественное врастание государственной деятельности в ценностную систему непосредственно христианских мировоззренческих, духовно-нравственных и культурных понятий.

Основная здесь трудность - современная расцерковленность светской власти (чуть ли не «по определению»), зачастую - почти полная ее нравственная глухота к евангельскому благовестию и порой даже весьма ревнивое отношение к росту общественного авторитета Церкви. Сама Церковь прекрасно понимает все это (как и современное свое положение в жизни духовно разнородного и внутренне ныне «разобщенного общества»), тем более - учитывает эту ситуацию в своих взаимоотношениях с абсолютно, естественно, на сегодня внецерковной (и, по сути, даже антицерковной, несмотря на все ее заигрывания с Церковью) властью. Однако никакие трудности времени ничуть не лишают Церковь всегда присущего ей, обращенного к вечности, а потому и извечного апостольского упорства.

Православное отношение к проблеме восстановления ныне хотя бы относительного единения между Церковью и государством (учитывая упомянутый вне-религиозный и поныне характер последнего), то есть хотя бы части того, что в древней Византии называлось церковно-государственной «симфонией», весьма точно выразил известный историк Русской Церкви А. Карташев. Еще в начале 1950-х гг. он так говорил о положении, роли и вневременных задачах Церкви в современном, в значительной степени расцерковленном, обществе (да простит читатель длинную, но весьма «программно» важную цитату): «Уже нет в действительности... монолитных христианских наций, той сплошной, послушной авторитету и голосу Церкви, массы, которая составляла тела прежних христианских государств. Нации в их разноверии и безверии предпочитают жить под защитой вне-конфессиональных государств. Их правительства лишены права вести конфессиональную политику. Вера и Церковь - дело не политической власти, а только той части народа, может быть, даже очень небольшой группы лиц, которые по свободному убеждению, добровольно принадлежат к данной религии или Церкви. Церковь лишь живет в недрах нации, а не охватывает ее... Два организма (а не один, как в старину) Церкви и государства уже не имеют перед собой единой последней задачи - совместными усилиями вести свой христианский народ к евангельскому Царству Божию. У каждого - задача особая. У государства - вести народы к земному благоденствию и накоплению ценностей человеческой культуры. У Церкви - спасать души от ограничения и соблазна поглощения одним этим земным, временным идеалом, от этого нового язычества... а все земное благоустройство и всю культуру, вместе с ревнующим о них государством, вновь настойчиво изнутри покорять Христу, Единому Истинному Царю единого истинного царства - Царства Божия. Оно начинается здесь, на земле, в процессе истории, и продолжается в вечности, в Царстве Духа... В этой наивысшей цели и состоит истинно теократическая природа и задача Церкви. Слепое в своей безрелигиозности государство стремится держать эту жар-птицу в своей клетке на запоре. Конкурирует, диссонирует с Церковью, ревниво не желая признать, что Церковь с своей высшей точки зрения вовсе не отрицает целей государства, но все их включает в себя и благословляет. Церкви остается, как мудрому педагогу, вести своего непонятливого ученика по пути евангельского перевоспитания не прежними авторитарными приемами, как в древней симфонии, а сложными, тонкими методами. Нет места прямому закону, приказу, дисциплине. Остается духовное влияние, внушение, сила превосходства. Таковы пути теократической активности Церкви теперь, в невольном отрыве ее от государства, но в упорной и терпеливой работе над духовным возвратом государства на путь Христов... «Отделяемая» от государства, она... еще не отделяется этим от народа, от его сердцевины, от его «души». Уходя с наружной сцены внутрь верной Церкви части народа, Церковь продолжает свою апостольскую миссию» (Карташев А. Православие и Россия // Православие в жизни. Сборник статей. Клин: Фонд «Христианская жизнь», 2002 /по изданию: Нью-Йорк: Изд-во им. Чехова, 1953. С. 187-189).

Но, к сожалению, сама нынешняя власть в России, которую в общем весьма затруднительно назвать «нашей» властью, абсолютно не использует того колоссального государство-укрепляющего потенциала, что хранят в себе религиозные сословия основных у нас традиционных религий (в первую очередь Православия и издавна бывшего в России относительно мирным ислама). Разве слышат и учитывают в необходимой мере правительственные и всевозможные государственные учреждения мнение православных верующих россиян - как граждан (и немалого притом числа) именно православных? И разве интересуется всерьез кто-либо из властей предержащих столь необходимой (но пока, увы, обреченной ими на немоту) нравственной оценкой принимаемых государством решений, которую могли бы высказать другие - пусть и облаченные в не слишком современные рясы и мантии, но жизненно-опытные и духовно-ответственные - граждане России, а именно ее религиозные деятели?

За всем этим равнодушием к оценкам нашего сегодняшнего трагического бытия, даваемым Церковью, стоит осуществлявшаяся коммунистами - на протяжении чуть ли не века - духовная кастрация всей соблазненной и потому захваченной ими России. Однако сегодня, если мы хотим вновь обрести животворящие силы духа для воскрешения нашей страны, нам нужно наконец осознать и последовательно, полностью отринуть застарелое большевистское искушение: предательство истинных, животворящих святынь России. В этом смысле определяющее слово Церкви, призывающей страну к новому, всеобще осознанному воцерковлению - бесценно!

И в связи со сказанным приведем еще одну основательную цитату из статьи А. Карташева, чрезвычайно трезво и практически весьма реалистично заявившего (прислушаемся к его мудрым словам!): «Надо великими и дружными усилиями христианского строительства идеологически и на деле показать, что христианское государство... не есть устарелое и музейное сооружение, вроде кремневого ружья вместо винтовки. Надо оборудованием христианства по последнему слову новейшей культурной техники заставить забыть его испорченную в массах репутацию, будто это всегда какое-то извлекаемое из сундуков, побитое молью и отдающее нафталином, прадедовское старье, почти ни на что деловое непригодное. Именно безучастие или слабое участие христиан в новейшем государственном реформаторстве и укоренило в головах лаических государственников принцип так называемого отделения Церквей от государства... Какой скрытый смысл его? Замысел состоит в том, чтобы выгнать Церковь с почетного и властного места, которое занималось ею в старой христианской государственности, чтобы она не мешалась под ногами у... господ, монополизирующих строительство «рая на земле». Церкви дается сомнительной почетности отставка без пенсии: сиди, уважаемая бабушка, тихо в своем уголке и не суйся не в свое гражданское дело!» (Карташев А.В. Воссоздание Святой Руси. М., 1991 /Репринт идания: Париж, 1956/. С. 58). Однако, - продолжает Карташев, - «Церковь, принимающая по нужде это, в своем роде спокойное и легальное положение в новых государствах, по своей природе не может и не должна с ним мириться навсегда. Ее природа - теократична. Ее призвание - духовно направлять всю жизнь и частную и общественную, а не быть изолированным колесом без приводов в общей системе» (Там же. С. 59). И потому «внутренне сильная и соборная организованная Православная Церковь может исполнять свою теократическую миссию при всех режимах, в частности и при системе так называемых отделений» (Там же).

...Нынешний статус России как чисто светского, не обладающего к тому же никакой четкой идеологией государства - и неразумен, и практически невыгоден ей, и совершенно не соответствует многовековой исторической традиции российского общества.

Чуждая всему менталитету русского человека, основанная на безрелигиозном и абсолютно безыдейном отношении к подлинным фундаментальным смыслам и правам как государства, так и каждого отдельного гражданина, сегодняшняя российская конституция рождалась (уж это-то хорошо известно) в постбольшевистских кремлевских кулуарах, составляясь конкретно под Ельцина и его дворню. И потому вполне естественно, что она несет на себе бесчисленное количество соответствующих родимых пятен - и большевизма, и во многом совершенно фальшиво интерпретированной демократии: она преисполнена множеством внутренних противоречий и юридических нелепостей, совершенно лишена внятных и логически необходимо безупречных (во всех их возможных аспектах) государство-устанавливающих и государство-определяющих формул, отмечена печатью спешки и примитивности политического мышления, будучи, к тому же, и составленной при полной бесконтрольности со стороны нации. В целом же эта конституция изначально была призвана завуалировать и, так сказать, «правово» обосновать абсолютно авантюристическую, хищническую, предельно эгоистичную, сугубо временную и, по сути, во многом антигосударственную, антироссийскую направленность сложившейся при Ельцине системы правления. Эта конституция по большому счету, отбрасывая все ее «демократические» штампы, есть Основной Закон вовсе и не России, а «семьи» - то есть всего тогдашнего воровского, выпестованного еще под крылом ЦК, олигархического клана псевдодемократов-»прихватизаторов».

Именно поэтому «ельцинская» конституция частью бездумно, частью же вполне сознательно (чтобы можно было вполне «свободно» брать, столь же «свободно» ничего не давая стране взамен) включила в себя многие элементы «западного», либерально-индивидуалистичного понимания прав и свобод, действующего, как все более показывает сама жизнь и Европы, и Америки, самым расслабляющим и даже разрушительным образом на любую государственную систему либерального типа - особенно в условиях наступающей ныне во всем мире новой сверхконфликтной ситуации непримиримых цивилизационных противостояний. Да и собственно на российском уровне она не может быть конструктивной основой государственного строительства, поскольку конституции либерально-демократического толка относительно нормально могут функционировать только в уже давно сложившихся и устоявшихся (и политически, и экономически) государствах, что на современном этапе уж никак не может относиться - по вполне понятным причинам - к России.

По существу, данная конституция, как это ни парадоксально, не столько утверждает, сколько нарушает права Российского государства, мешая нормальному возрождению у нас нашей подлинно народной Российской государственности. Даже сама нынешняя «Россия» (под видом «РФ», в просторечии - попросту «Эрэфии») вовсе не предстает в конституции средоточием и духовным центром великой многовековой государственности, а узаконивается всего лишь как «суверенный» обломок бывшего СССР. Такое ее положение чрезвычайно затрудняет и дальнейшее творческое (в политическом, например, отношении) развитие страны, препятствуя возможному воссоединению с Россией новых, так называемых «непризнанных» государственных образований на территории СНГ; не способствует такая «осколочная» суверенность ее (соответственно - и нынешнего государственного сознания) дальнейшему сохранению (в перспективе) ее собственной неделимости и традиционной целостности как ядра имперской государственности, не могущей быть отмененной, по определению, - если мы хотим сохранить Россию и в будущем.

Не менее двусмысленна и двулична обоснованная в современной Конституции - якобы отсутствием идеологизма и индифферентной «светскостью» государства - система прав личности. Ведь провозглашение этих двух принципов как основы конституционных прав гражданина уже есть сам по себе предельно идеологический акт, лишающий многих граждан (и представителей духовного сословия и просто верующих) - именно как носителей религиозных, духовно-нравственных ценностей российского народа - активного участия в общественных процессах и выражения личного мнения по поводу их хода. Так, эта якобы свобода превращает верующих граждан России в граждан, в определенной сфере своей жизнедеятельности неполноценных и полностью бесправных - ибо лишенных правоприменения своих основных фундаментальнейших духовных ценностей в деле строительства и сохранения своего же государства, своего же гражданского общества!

И потому можно со всей определенностью утверждать, что нынешняя «конституция РФ» есть конституция, в принципе враждебная всей великой традиции Российской государственности и последовательно разрушительная как для нее, так и для самой России в целом.

Тем более, при таком катастрофическом положении страны, то «дерзновенное духовное вмешательство» Церкви в «жгучие вопросы современности», о котором в свое время говорил А. Карташев, предельно жизненно-необходимо для России. Нынешнее и нравственное, и политическое, и экономическое ее состояние (и само по себе - внутреннее, и в окружающем мире) таково, что без решительного усиления религиозной доминанты во всей нашей общероссийской, общенародной жизни, - доминанты, обладающей несоизмеримой ни с чем, колоссальной творчески-строительной, созидательной мощью) - нам никогда не стать мощным, справедливо строгим, но притом и по-христиански добрым государством.

Мы самым бессмысленным и бездарным образом так много потеряли в нашем общенациональном хозяйстве за прошедшее время, - в то время как иные страны и народы в материальном отношении давно уже ушли далеко вперед, - что одними только материальными средствами нам не удастся (даже в отдаленном будущем!) достичь их уровня, а значит, и гарантировать нашу национальную безопасность - перед лицом как внешних угроз, так и внутреннего, пока гораздо более опасного, сепаратизма. Только духовный порыв нации способен переломить сложившуюся трагическую ситуацию. Наша - и сегодняшняя, и долговременная задача - стать империей творческого христианского духа!

В иных формах общественного бытия нам, учитывая к тому же весьма явственно и быстро накапливающуюся критическую массу грядущих межгосударственных, межэтнических и межрелигиозных конфликтов, ведущих (в не слишком уж отдаленном будущем) к невиданным прежде мировым столкновениям и катастрофам, в иных, то есть вне-религиозных, формах общенационального строительства - нам, России, повторяем, не укрепиться, не подняться на должную высоту и в будущем не устоять!

Как путеводный знак на дальнейшем российском пути - вновь должен встать перед нами завещанный нашими благочестивыми предками образ Святой Руси: это и есть единственно трезвая и практичная «национальная идея», способная вывести в конце концов многих россиян из нынешнего их духовного одичания, а страну - из ее столетнего государственного провала. Только так мы сможем вырваться наконец из той проклятой ямы, в которую нас ввергли всякого рода «левые» соблазны, «демократическая» предательская трагикомедия Февральской революции и окончательно дьявольский большевистский переворот 1917 года. И жаль, конечно, если к осознанию этой простой и единственно естественной для России истины о необходимости для нее возвращения к своим «святорусским» корням, к вере своих предков, она придет лишь после неизбежно ожидающих ее - в случае проволочек с собственным духовным самоопределением - грандиозных внешних и внутренних, действительно уже «на перегонки со смертью», потрясений...

О том, что именно таким может оказаться дальнейший ход российской жизни, если мы решительно и окончательно не порвем со своим «большевистским» прошлым во всех сферах нашего государственного и общественного бытия, предупреждает нас и митрополит Иоанн (Снычев): «Сумеем ли отстоять Святую Русь? Верую, что Господь не оставит нас без помощи и вразумления, вдохновит и направит на должный путь. Ибо если мы не оставим это безумие сейчас, то скоро - ох, как скоро, - придется платить за него страшную, кровавую цену...» (Высокопреосвященнейший Иоанн, Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Битва за Россию. Православие и современность. СПб., 1993. С. 57).

Подчеркнем, что ощущение потенциального катастрофизма внутренней ситуации в России присуще сегодня многим общественным деятелям; вот, например, весьма показательное мнение по этому поводу - академика И. Шафаревича: «Нам... грозит социальная катастрофа. Сейчас говорят о том, что в России назревает социальный взрыв. Я считаю, что в особой форме он уже происходит. Народ болезненно воспринимает насилие и путь через насилие. Люди боятся его. Мне кажется, я никогда не слышал о такой форме протеста, как голодовки... даже офицеры вместо того, чтобы взять оружие и направить его в того, кого считают своим врагом, а уж последняя пуля себе, и те убивают себя. Офицер, стреляющийся в знак протеста, - нечто беспрецедентное. Это свидетельствует, что социальный протест осуществляется, только в особой форме. И когда видишь нынешних вершителей судьбы нашей страны, понимаешь, что никаких идей, чтобы изменить ситуацию, остановить нарастающий снежный ком, у них нет. Боюсь, что впереди какие-то очень тяжелые потрясения. Хотелось бы надеяться, что они не погубят страну окончательно... Перед народом стоит задача собрать все силы для сопротивления, спасения страны. Потому что тот путь, который мы наблюдаем... бесперспективен даже с точки зрения тех, кто на нем выигрывает» (Шафаревич И.Р. Русский народ на переломе тысячелетий. Бег наперегонки со смертью. М., 2000. С. 13).

Что ж, И. Шафаревич здесь абсолютно прав, ибо прошедшее после сказанных им слов десятилетие лишь шаг за шагом, медленно, но верно, подвигало нашу страну к социальной катастрофе... Так будем же стремиться оказаться духовно готовыми к ней, надеясь, что именно Церковь (ибо у нас больше просто и некому!) сумеет привнести в грядущие сокрушительные исторические разломы давнюю, но, увы, пока явно подзабытую большинством нашего народа за десятилетия коммунистического безвременья «русскую» же «идею» - Россию во Христе...

2. О ВОССТАНОВЛЕНИИ ДУХОВНОГО СМЫСЛА ЖИЗНИ РОССИИ

 Футурологи - и политологи, и, главным образом, экономисты - отпускают ныне России времени до начала ее государственно-экономической катастрофы (несмотря на патриотически надуваемые щеки обоих наших, так сказать, «президентов», ничего не решающих, ничего не могущих сделать и ничего, по сути, и не делающих для страны) совсем немного: от десяти до пятнадцати лет - в зависимости от мировой экономической конъюнктуры... Так какова же тогда, по мнению Церкви, - перед лицом смертельной опасности для самого существования России, - должна быть уже сегодня личная позиция подлинно русского верующего человека - как в самом широком смысле над-национального, вселенско-церковного патриота Православной Церкви Христовой, так, одновременно, и патриота собственно национального?

Уже почти столетие назад о такой, по-христиански осмысленной, ясной и твердой позиции неравнодушного к своему историческому Отечеству россиянина хорошо сказал в одной из проповедей - на праздник Покрова Божией Матери в 1909 г. в Москве - митрополит Антоний (Храповицкий), призвав тогда (равно призывая и сегодня всех нас!) к упорному и бесстрашному стоянию за духовную, евангельски осмысленную свободу.

По сути, эта проповедь - завещание всем патриотам России-Святой Руси, это обращенный ныне и к нам живой голос всех ее былых защитников от главного нашего врага - безбожия. Скорбные слова Владыки и сегодня звучат - для кого обличительно, для кого - призывно, но, главное, - столь животрепещуще, как будто сказаны они только сейчас: «В прежние времена, задаваясь каким-либо делом, русские спрашивали: согласно ли оно с Божьими законами? И этим вопросом определяли свое к нему отношение. Во времена недавние многие из наших соотечественников заменили этот вопрос, эту оценку иною, низшею, но все же благородною: согласно ли то или иное намерение с долгом просвещенного человека, с требованиями разума и науки? Ну а в настоящее время люди современные забыли о Божьих заповедях, и о нравственно-разумном долге, и о науке и, проповедуя устами свободу, усвоили себе такую рабскую душу, что все поставили на оценку выгоды и внешнего успеха. Вместо разумных доводов за или против какого-нибудь начинания, они говорят: «большинство примкнет сюда, общество отнесется к этому с сочувствием», или, напротив: «здесь вы останетесь одиноки; ваша мысль не будет никем принята». О том, верна ли эта мысль? честна ли? право ли большинство, одобрив то и не одобрив другое? - Об этом теперь нет дела современному русскому человеку, а в Европе и в Америке такие вопросы и понимать перестали.

Дай Бог, чтобы патриоты русские в этом смысле не были «современными». Но если и мы только такою логикой будем подкреплять наши симпатии, наши убеждения, то дело наше погибнет, и лучше отойти от него, чем браться за него, подобно либералам-западникам, грязными руками выгоды и корысти. Наше дело будет успешно в том лишь случае, если на притворно-иронический вопрос глупца кадета [т. е. члена существовавшей тогда партии «конституционных демократов» - сокращенно «КД». - д. Г. М.]: неужели вы надеетесь восстановить теократический [т. е. воцерковлённый. - д. Г. М.] патриотизм? - вы ответите так, как все мы должны чувствовать, исповедовать и проповедовать.

«Мы верны Христу и святым Его, и Родине... и исконным упованиям наших предков, независимо от того, какая внешняя участь ожидает нас и Россию. Являемся ли мы... первыми провозвестниками народного возрождения, предтечами славного будущего, когда Россия снова станет Русскою и Православною благовестницею Христа для всей Азии и Юго-Восточной Европы; или мы, напротив, последние исповедники этих высоких и святых побуждений в несчастной развращенной стране, обреченной в скором будущем на конечную погибель... но мы останемся верны тому, что требует от нас Божья правда, и не здесь, а на небе ожидаем себе венцов. Мы будем радоваться, если образумившееся общество и народ будут дружно возвращаться к своим историческим основам; мы будем горько плакать, если зараза безбожного и безнравственного восстания русских безумцев против своей родины начнет умножаться, как чума; но если и огромное большинство добровольно кинется в эту погибель, как... гадаринские свиньи, то мы за ними все-таки не пойдем».

Да, так говори, русский гражданин!.. мы останемся верны основам христианской жизни русской, много ли, мало ли нас будет... И мы знаем, что если не на земле, то на небе, на последнем Божием суде оправдано будет наше дело...» (Митрополит Антоний (Храповицкий). Слова, беседы и речи /О жизни по внутреннему человеку/. СПб.: Изд-во «Библиополис», 2002. С. 186-187).

Вот это-то великое христианское дело постепенной, но решительной евангелизации всей нашей жизни, священное дело духовного спасения России, русского и всех населяющих ее народов, естественно-органичное взращивание в каждом из нас «древа» Вечной Жизни во Христе Иисусе - и есть на сегодня единственно насущная религиозно-политическая «программа» Православной Российской Церкви.

Церковь всегда обращена к обществу, сама есть неотменяемая его сердцевина, существует только ради него, ради спасения всех «малых сих» - ибо ради всех людей и только ради их вечной Богоподобной жизни и взошел на Крест Сам Господь. И именно исходя из этой обращенности к человеку, к самым различным человеческим сообществам и объединениям, Церковь неизменно остается в центре общественной, а значит, и политической жизни. Но Церковь как явление вечное и органически целое - всегда пребывает и существует над партиями, т. е. над теми или иными частями общества (лат. pars /partis/ - часть, участие), над любыми их - всегда временными! - задачами и программами. У Церкви есть только одна политическая программа - это вечная «программа» Святого Духа! В соответствии с нею Церковь всегда стремилась и будет стремиться к наивозможно полнейшей христианизации всего сотворенного Богом и потому принадлежащего Ему - по праву дарованного бытия - всего мира. Возвращение Ему этого бытия в предельно очищенном от греха духовном состоянии - и есть непосредственная задача самого существования Церкви. Самые же способ и характер выполнения этой задачи (различные - в разное время и при разных обстоятельствах - пути и методы церковного воздействия) и есть, соответственно, политика Церкви - как средство ее диалога с «миром» на путях его просвещения светом Христовым.

Находясь, естественно, вне собственно «политической кухни» того или иного социума, той или иной эпохи, не принимая участия в конкретных политических «разборках», Церковь, тем не менее, не имеет права уклоняться и фактически никогда не уклонялась от своего специфически духовного участия в тех общественных процессах, где явно проступает антихристианская или прямо сатанинская их первооснова. Именно поэтому Церковь внутренне, по самой сущности своей, никогда не принимала дьявольского большевизма, терпеливо дожидаясь его крушения и всячески - то открыто, то «тайнообразующе» - способствуя его уничтожению в людских душах.

Как некогда - в своем вневременнОм и целостном существовании - Церковь и ранее содействовала искоренению врЕменных расколов среди русского народа - в период ранних княжеских междоусобиц, в два с половиной (если не в три) столетия татаро-монгольского ига, в эпоху Смуты начала XVII века, точно так же поступала она - духовно просвещая и объединяя нас - и в век ига атеистически-коммунистического. Жить так и поступать так из столетия в столетие есть не только долг Церкви, но и ее право, ибо, собственно говоря, в первую очередь ведь именно ею и создано было (что, возможно, покажется странным части современных россиян, толком не знающих ныне своей истории) само Российское единое государство - как уникальное в своем роде (после Византии) Христианское Царство. Именно ему, Царству Московскому, и были даны Вселенским Православием - после гибели Константинополя в середине XV века - завет и благословение хранить в себе, как в Священном Доме Господнем, евангельскую истину спасения во Христе, до скончания века соединяя с Ним человека в Таинствах Православного Крещения и Причащения. В этом - религиозно-просвещающая и освящающая цель, самый смысл бытия Церкви, но в этом же - и вытекающие отсюда полномочия и обязанности ее (как «духовного дирижера») в области непосредственно государственно-образующей, государственно-укрепляющей, а значит, и политической!

Следует только подчеркнуть, что тысячелетняя политика Церкви в России не имеет ничего общего с «мирским» политиканством: Церковь не «партийна», не «частна», не ангажирована так или иначе какой-то частью социума, а потому - предельно общественна, предельно всенародна, все - и над-национальна, проникая и присутствуя (через самих христиан) во всех сферах российской жизни, из века в век стремясь придать ей единственно достойный человека - христианский смысл.

Сегодня миллионы россиян нуждаются в придании такого смысла и их личным жизням. Это тем более важно теперь, когда, по сути, вновь перед всеми нами стоит неотвратимый и страшный - как по своей духовной ответственности, так и будущим практическим результатам - всеобщий вопрос: вопрос о целях и формах дальнейшего существования России. И вновь только вера и жертвенная любовь Церкви могут помочь нам получить спасительный ответ на него, помочь восстановить - после почти столетнего обвала нашей государственности - подлинную, то есть христианскую в своей основе, Россию. Но отсюда же вытекает и соответствующая обязанность Церкви - быть постоянной радетельницей о подлинном благе народа и о подлинном образе российской государственности, единственно могущем обеспечить эти народные блага, - быть неизменной «печальницей» пред властью о всех сегодняшних нищих и обездоленных (то есть практически - почти о всем российском народе!).

Не устанем повторять и повторять: Церкви сегодня необходимо как можно активнее выходить из застарелого своего прежнего «затвора»! Именно этого ожидает от нее основная часть российского общества; и подобные его ожидания в свое время высказал еще А. Солженицын, затронув (в IV томе «Марта Семнадцатого»), по его же словам, «древний вопрос: вмешиваться в мир или отрешаться от мира. Всё так, христианство - это не устроение социальной жизни. Но и не может оно свестись к отмётному отрицанию мира как зла. Нет! И всё земное есть Божье, пронизано Божьими дарами, и это наша добровольная, обёрнутая секуляризация, если мы сами удаляем Бога в особую область священного. Не может Церковь, готовя каждого к загробной судьбе, быть безучастна к общественному вызволению, отписать народные бедствия на Господни испытания и не силиться бороться с ними. Не уходить нам в затвор от земных событий. Замкнуться в самоспасение и отказаться от борьбы за этот мир - страшное искажение христианства» (Солженицын А.И. Христианство на Руси. Из IV тома «Март Семнадцатого» // Русское зарубежье в год тысячелетия крещения Руси. М.: Изд-во «Столица», 1991. С. 66).

Именно Церковь обязана сегодня, как и во времена всех прежних нестроений и смут, вновь стать духовной главой всех положительных общественных движений, быть не только специфическим «религиозным объединением», совершительницей «таинств» и исполнительницей частных церковных «треб», не только институтом воцерковления и духовничества, но явиться объединительницей всех патриотических и государственно-созидательных сил в стране, просвещая их об истинной природе и характере настоящего российского патриотизма и настоящей российской государственности.

Именно прежде всего Церковь - как знающая всю правду о России, о до конца неистребимой духовной чести русского человека, но также и о гнилой сущности той временной большевистской безбожной оккупации, когда его хотели сделать человеком не русским, а в первую очередь безродным «строителем коммунизма», - именно хорошо знающая все это Церковь может и обязана ныне вновь постепенно разъяснить нашим согражданам, своим сегодняшним или же будущим потенциальным духовным чадам, - в чем состоит изначальная суть российской государственности и на чем всегда держалась и крепла Россия, ради чего она возникла, существовала ранее и должна существовать теперь, а также на чем могут и должны быть основаны ее (соответственно - и каждого из нас) мощь и благоденствие.

И, наконец, именно Российская Церковь-мученица, столь претерпевшая от большевистских гонений, одной из важнейших и первостепеннейших своих задач должна поставить сейчас духовно-нравственное гражданское просвещение, а значит, и возрождение нации, - изо дня в день очищая ее душу живой и упорной проповедью о предательской и дьявольски-лживой сущности коммунистической идеи, о всей лживости десятилетиями преподносившихся большевиками истории и оценках многовековой истинной Российской государственности.

Без трезвого и ясного осознания россиянами того, что все мы почти на протяжении целого столетия оставались (а во многом - остаемся и сегодня) заложниками преступного и, по сути, враждебного истинной России политического строя, искусственно (но очень искусно) навязанного нам как ее внешними, так и внутренними врагами, без необходимой полноты знания обо всем этом, донесенного до нации не в последнюю очередь именно Церковью и подкрепленного ее авторитетом, - мы не сможем ни возродить, ни, тем более, утвердить нашу творчески осмысленную, духовно полноценную и жизнеспособную государственность. Поэтому Церковь и должна сегодня с особой ответственностью взять на себя тяжелейшую христиански-воспитательную миссию, терпеливо и основательно способствуя росту понимания современными россиянами всей злобесной сущности коммунизма, ибо многие из них внутренне так до сих пор и не очистились от яда большевистской идеологии, в итоге и поставившей нашу страну на грань распада и гибели.

Церковь, в лице наиболее авторитетных ее архипастырей и пастырей, призвана изо дня в день терпеливо и мудро, евангельски-осмысленно вновь восстанавливать нравственный фундамент нации, объясняя современным, порой духовно растерянным своим чадам (а это - основная часть России!), чем были «одержимы революционные поколения... чем одержимы коммунистические главари» (Ильин И.А. О революции // Он же. Собрание сочинений: Кто мы? О революции. О религиозном кризисе наших дней... С. 99). И никто из подлинных россиян не заподозрит ее при этом в поверхностном политиканстве!

Прямой отеческий долг Церкви, обязанной быть нравственным вождем нации, - неустанно растолковывать и своей пастве, и другим нашим гражданам (склонным порой - перед лицом нынешних трудностей - вновь идеализировать давние коммунистические басни) ту простую истину, что «...революция есть как бы вихревой процесс, социальный бред взбесившихся от зависти, ненависти и властолюбия коммунистов; бред, которым они до известной степени удачно заражают рабочих, молодежь... крестьян. Этот бред есть сатанинский бред... Нельзя судить о сатане по той видимости, которую он сам втирал и втирает другим для ослепления и обмана («коммунизм как народоправство, демократизация, новое социальное творчество, новая идея мирового размаха» и т. д.).

Надо научиться смотреть в глаза сатане...

Нужно (и, добавим от себя, этому просто обязана учить новых граждан России наша Церковь - д. Г. М.) не просто рассудочное «иначе-думание», а искреннее и страстное омерзение, отчаяние, раскаяние, перестроение своей души и своего духа, обновление личной духовной ткани в сфере правосознания, патриотизма, жизнеразумения, мировосприятия, воленаправления; надо приобрести новые и по-новому любимые предметы и цели жизни... Не совершившие этого обновления... те, кто не могут совершить его - суть конченые люди; те, кто не хотят совершить его - суть люди вредные, а в конечном итоге и преступные» (Там же. С. 99-101).

Кроме Церкви, какой-либо иной общественной силы, - в той же мере духовно-истинной и праведно-гражданственной, столь же не фальшиво, не «про-большевистски» патриотичной, чуждой историческому невежеству номенклатуры и посткоммунистической одичалости, - подобной же силы, способной нравственно преобразить Россию, в ней нет. Именно поэтому Церковь и должна сегодня не только традиционно обращаться со словом научения и увещания к отдельным своим, всегда драгоценным для нее в своей неповторимости, духовным чадам, но вновь стать, - как это бывало уже и прежде, - вещим и пророческим гласом подлинной Руси, гласом, «вопиющим» в сегодняшней ее «пустыне» о всей неправде и пока что полной государственной бессмыслице нашей жизни!

Общество ждет этого от Церкви и готово откликнуться - но только если голос ее окажется живым и правдивым, одновременно трезвым и горячим, мудро-оглядчивым, но, если потребуется, и бесстрашным; причем сегодня он должен звучать не только под сводами храмов, не только с церковных амвонов, но в самой гуще народной жизни - по радио и на телевидении, в газетах и журналах, в музеях и театрах, на заводах и в больницах, в университетах и даже на стадионах! Так поступали две тысячи лет назад апостолы Христовы, идя со всесокрушающей своей проповедью в мир, не боясь его и не брезгуя им, неся в него свет своего Небесного Учителя, - этого же ныне ждет от Церкви и всё еще блуждающая пока в своих послебольшевистских духовных потемках Россия...

Рассвет для нее наступит, вероятно, еще не скоро: пока еще не видно никаких государственно-осмысленных, решительных и последовательных усилий к тому ни со стороны власти, ни со стороны самого общества. Обновление же России возможно только при коренном изменении самих основ политики ее верхов, должной стать осознанно про-российской, то есть принципиально и откровенно антикоммунистической и сугубо национальной. При этом, естественно, необходимо (пока!) учитывать реликты постбольшевистского общественного сознания, но без всякого заигрывания с ними (тем более - им потакая).

Российская власть (или, точнее скажем так, будущая российская власть) обязана - с опорой на лучшие, здравомыслящие, государственнически ориентированные силы общества - максимально содействовать повсеместному восстановлению подлинного, имперски русского правосознания граждан, глубоко разрушенного и разложенного коммунистами за десятилетия их владычества.

Одновременно Церковь, - повторим это снова и снова, - в свою очередь, должна наконец приступить к более последовательному и всеобъемлющему исполнению своего прямого (поистине всенародного значения!) миссионерского долга. Долг же этот суть равно и небесный, и земной: вновь и вновь сеять и взращивать повсюду семена христианской истины, причем не в сердцах только известного круга прежних прихожан, но - уже и всего русского и прочих народов России, целиком объявив ее полем всецерковной миссии начинающегося духовного воскрешения нации. И кто же, кроме Церкви Христовой, сможет повсеместно возродить в русских людях внутренне остающуюся всё еще глубинно родною для многих - пусть и полузабытую ими при большевиках, пусть порой лишь бессознательно теплящуюся в них - православную веру, это единственное «оружие спасения» равно и каждого из нас, и всей нашей Русской земли в целом.

(Продолжение следует) 



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 18

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

18. Русский Сталинист : 17. тов.Сухов
2010-09-08 в 19:47

Тяжела ноша Третьего Рима, но такова наша судьба.
17. тов.Сухов : на 14. Русский Сталинист
2010-09-08 в 17:04

А я вот в свою очередь много лет, сколько хожу в храм, тоже думаю над вопросом. Разве нельзя, чтобы Церковь спокойно занималась только "своим делом", т.е. духоносным? В нашей стране наверное нет, Господь так управил. Вот в Греции хорошо. Там тоже православие, но без таких чудовищных заморочек, как в России.
16. Русский Сталинист : 14. Русский Сталинист
2010-09-07 в 17:36

А истоки этого зла- в Феврале 17-го года.
Затем это усугубили троцкисты 1920-х годов.
Мудрый Сталин на какое-то время выправил ситуацию, восстановил преемственность двух форм Исторической России, но не успел довести это великое дело до конца (они вовремя подсуетились и ликвидировали его).
Так и живём до сих пор в февралистско-троцкистском угаре.
15. lucia : Русскому Сталинисту
2010-09-07 в 17:34

И можно, и нужно. Но почти не встречается такое.
14. Русский Сталинист : 13. Lucia
2010-09-07 в 17:21

А разве нельзя жить, никого не ругая- ни Царскую Россию, ни СССР?
Вот для меня лично они обе дороги, как две исторические формы бытия одного явления-Исторической России.
Имперский триколор и Красное знамя Великой Победы вызывают у меня одинаковое чувство гордости за мою Родину.
А гражданские войны- это всё плод антирусских провокаций.
Русских людей специально искусственно делят на "красных", "белых" и "монархистов", чтобы сталкивать их лбами.
А они сидят и смеются, глядя на это со стороны.
13. Lucia : Вячеслав Степанов
2010-09-07 в 16:12

С любителями советского всегда так. Вначале предложите не трепать имена ушедших людей. Мол, давно это было. сами они и пострадали. Но ведь вслед за этим вы все как правило, начинаете ругать царскую Россию и требовать восстановления коммунистического СССР! Ведь сами говорите - советское от коммунистического неотделимо. А раз неотделимо - получайте гражданскую войну. пока в пределах форума..
12. Аноним : Филимонову
2010-09-07 в 15:03

"Если Священноначалие возложит на себя обязанность указать мирянам каких-то адекватных лидеров, то это могло бы сильно поправить дело..."

МАНИЛОВЩИНА!
Уж простите.
У меня самого готовых рецептов нет, а токмо "застарелые", т.е. из "затвора". :о)
11. Филимонов : Re: О государственных задачах нашей Церкви
2010-09-07 в 14:35

Что может сделать Церковь, кроме того, как призывать не мусорить и не делать аборты? Ну, строго говоря, конечно, задача Церкви - спасение не "России", а человеческих душ. Но для решение этой задачи лучше всего подходят условия христианского государства, каким по определению только и может являться Россия. Защита Церкви, формирование наилучших условий для ее делания, противодействие злу мирскими, в том числе - и политическими методами, есть дело православных мирян, которые - тоже часть Церкви.

До сих пор попытки самоорганизации мирян у нас были неудачны, их убивали на корню национализм, вождизм и групповщина, не говоря уже о примитивной неспособности не допускать в свои ряды маргиналов и откровенно болящих людей. Если Священноначалие возложит на себя обязанность указать мирянам каких-то адекватных лидеров, то это могло бы сильно поправить дело, исключить или хотя бы снизить возможность для интриг и внутренней борьбы, а заодно и оставить за бортом предполагаемого движения всяких неадекватных личностей, которым Патриарх не указ.
10. эжен бланш : какой ужас...
2010-09-07 в 14:20

невероятное количество логических ошибок и пробелов, тенденциозность, искажение ряда религиозных постулатов, фактические ошибки...
зачем, зачем писать и публиковать такие тексты??
9. тов.Сухов : автору
2010-09-07 в 13:44

Спасибо за статью, отче Георгий!
Вот только поясните пожалуйста (я уж всё не беру) по поводу

В этом смысле определяющее слово Церкви, призывающей страну к новому, всеобще осознанному воцерковлению - бесценно!

а что такое вообще, по-вашему Церковь? Какая-то разновидность политорганов что-ли, которая должна говорить какое-то "слово"? А есть у Церкви такие возможности? А кто-нибудь это собирается вообще слушать, кроме горстки воцерковлённых людей? А не надоела ли ещё за двадцать лет всякая говорильня? Да Вы ещё утверждаете "определяющее слово"! Отче, сейчас не времена Куликовской битвы, будьте реалистом пожалуйста. Определяющее слово при сегодняшнем раскладе говорят финансисты и спецслужбы (да вот беда, не наши отечественные).

Так что, всё это очень прекрасно и очень патетически звучит, пока не доходит до практики. А на практике нам говорят на полном серьёзе: нету в Москве достаточного количества храмов, поэтому не возможно серьёзно заниматься пастырской деятельностью. Значит, пастырской деятельностью серьёзно заниматься не возможно, а вот сказать какое-то волшебное определяющее и бесценное слово возможно. Как Вы себе это представляете? Вы же не на экзамене в СПДАкадемии выступаете, нельзя ли как-нибудь без дураков?

Я, например, всегда думал, что наша Церковь это такое учреждение, которое занимается Святым Духом, т.е. Таинствами и другими духоносными вещами. Что нового Церковь может именно такого "сказать"? Да ничего: не бросайте мусор, не делайте аборты, богатые любите бедных, все воцерковляйтесь. Кому-нибудь это интересно слушать? Или Церковь это всё-таки Таинства?
8. Александр Изгоев : 6. Владимиру
2010-09-07 в 13:28

"Для начала никак нельзя допустить..."

Уважаемый ВЛАДИМИР!
Для начала всенепременно необходимо стяжать, насколько это Господу будет угодно, ДУХ МИРЕН! И мне, и Вам, и ВСЕМ! В том числе (причем, не обязательно, чтобы в первую очередь!) всем тем, кои не будут, выражаясь Вашими словами, "допускать...".
Кстати, а кто это такие - "кои"?
7. Филимонов : Re: О государственных задачах нашей Церкви
2010-09-07 в 12:11

Да неужели вместо того, чтобы обсуждать и намечать пути действия для Церкви и борьбы за воссоздание России, мы должны обсуждать неизмеримые достоинства совдепии, которая, с Божьей помощью, уж двадцать лет, как сдохла? Давно пора в полной мере востребовать наследие таких мыслителей, как А. В. Карташов. Единственное, что кажется мне в статье спорным - неумеренный исторический оптимизм автора. Он так говорит "Обновление же России возможно только при коренном изменении самих основ политики ее верхов" - а какая у нас надежда на такие перемены? Бывшие большевики остались верны множеству прежних принципов - "право нации на самоопределение", "Церковь отделена от государства", да и вообще, подобно марксистам, полагают, что главная мотивация человеческих действий - экономическая. Современная информационная машина работает в любом случае против Церкви, будь то государственное ТВ, или оппозиционные ресурсы. И кажется мне, что думать надо в первую очередь о действиях Церкви в ситуации хаоса и окончательного развала государственности, к которому неуклонно двигают РФ и нынешние власти, и их оппоненты.
6. Владимир : Остановить сползание в сатанинскую западню
2010-09-07 в 11:06

Спасибо и Спаси Вас Боже о.Георгий! Это одна из
лучших публикаций на РНЛ, достойная стать доку-
ментом- манифестом наших дней. Здесь ответы на
все животрепещущие вопросы, коими мы все так озадачены. Здесь точно проставлен диагноз и прописаны пути избавления от тягчайшего неду-га, ввергшего Россию в нынешнюю трагедию. Ос-новной тезис её Церковь - Государство - Миссия и Соучасте Церкви сегодня в государственноми и духовном строительстве. При этом главное, на мой взгляд,не допустить сегодня дальнейшего сползания в сатанинскую западню, ловко рас-тавленными бесовскими сетьми уловления. Нужно найти в себе мужество и своими деяниями участ-вовать в активном противостоянии нынешнему без-духовному режиму. Для начала никак нельзя допустить повторение сценария фальш-фарс-выбо-ров по нынешни "грызловским" выборным статьям, ибо они закрепляют власть бесовских сил -безду-ховной олигархии и этномафии!
5. Галина : Сущность коммунизма - борьба с религией
2010-09-07 в 10:31

Просто смешно, когда антирелигиозную составляющую советской власти спихивают на Троцкого. Не было ни одной минуты в жизни СССР, когда бы власть не боролась с религией. Иначе и быть не могло. Складывается впечатление, что сторонники соввласти не изучали ни теорию коммунизма (работы Маркса, Энгельса, Ленина), ни практику (многочисленные документы компартии - как открытые, так и секретные). Будто мы могли читать при соввласти работы религиозных мыслителей. Будто КГБ не разрабатывало всех, кто интересуется религией, будто не создавало в церкви агентурный аппарат, будто у нас материализм не был государственным учением, будто в СССР не было государственного научного атеизма.
Быстро же мы все забыли.
4. Елена KN : Re: О государственных задачах нашей Церкви
2010-09-07 в 10:18

В статье была бы нормальная "заявка" на теократию. Если бы не главная "государственная" задача, которая никакого отношения к реальности не имеет: антикоммунизм и борьба с революцией. (Вообще-то революции не всегда бывают коммунистическими. Наиболее революционны в отношении нынешней власти вполне известные либеральные движения с лицами Немцова и Каспарова). Есть активные формы реакции типа революций, есть пассивные - разные виды исторического "самоубийства", вымирание. Мы демонстрируем скорее второй "ирландский" вариант более или менее тихого угасания. Кажется, это более серьезный повод для тревоги и осмысления.
P.S. По поводу споров о "советском" абсолютно соглана с предыдущим постом Вячеслава Степанова.
3. Русский Сталинист : 1. Вячеслав Степанов
2010-09-07 в 10:14

Не вижу ничего страшного в появлении данной статьи на РНЛ, тем более нет оснований для столь серьёзных выводов и обвинений.
Не всё так плохо, как может показаться.
На мой взгляд, РНЛ не отступила от своих убеждений- никакого огульного охаивания Советской эпохи (за что надо осуждать- осуждается, чем надо гордиться- прославляется), никакого заигрывания и никакого оправдания апологии предательства (власовщины).
Невозможно даже сравнивать с РЛ(Г), которая уже превратилась в маргинальный антисоветско-власовский сайт, каких сотни и тысячи в сети.
2. Александр Изгоев : Re: О государственных задачах нашей Церкви
2010-09-07 в 09:57

Согласен с Вячеславом, хотя (Вы будете смеяться) и не читал всеё статьи автора. Лично мне авторский текст душу выматывает - слабоват аз грешный духом. Другое дело, что одну из сравнительно недавних статей автора "посчастливилось" прочитать, и этого для меня оказалось достаточно.

Не знаю, главнейший или неглавнейший тезис автора мне попался на глаза во время "прокрутки текста", но... от комментариев воздержусь, поскольку он говорит сам за себя:

"Не устанем повторять и повторять: Церкви сегодня необходимо как можно активнее выходить из застарелого своего прежнего «затвора»!"

Посчастливилось накануне праздника Успения Пресвятой Богородицы лично познакомиться (давнишняя моя мечта была) с о. Александром Шумским, перемолвиться с ним парой слов. Может, и еще посчастливиться встретиться с ним и поподробнее обсудить разные вопросы, благо он очень открытым для беседы человеком оказался...
Если отец диакон - москвич, и с ним хотелось бы переговорить "за жизь". А еще лучше - если бы им с о. Александром и еще с кем-либо провести что-то типа "круглого стола", а потом расшифровку их встречи почитать здесь, на РНЛ...
1. Вячеслав Степанов : Re: О государственных задачах нашей Церкви
2010-09-07 в 09:22

Это антисоветский манифест, несмотря на то, что слово «советский» почти не встречается в статье: отделить «советский коммунизм» от советской государственности невозможно. Это, по существу, и призыв бороться с коммунистами и теми русскими, кто их поддерживает. Это, в то же самое время, по сути, и призыв блокироваться с «умеренными» либералами: именно либералы всегда и последовательно ведут антикоммунистическую и антисоветскую политику.
Да, не долго отвергала редколлегия «Русской народной линии» антисоветизм...
Неужели редакции до сих пор непонятно, что невозможно антисоветское отделить от антикоммунистического? В советском коммунизме неприемлемо лишь то, что связано с троцкизмом, который и есть, по существу, сатанизм, что и было проявлено в первые десятилетия советской власти. Именно троцкизм всегда настаивал на уничтожении религии, мечтал «повалить» Церковь, что последний раз продемонстрировал троцкист Никита Хрущев: «волюнтаризм», за что официально сняли Никиту Хрущева, — самая яркая и типичная черта троцкизма; просто, видимо, сочли нецелесообразным упоминать троцкизм, считая его поверженным ледорубом... Атеистический коммунизм всегда говорил об «отмирании религии». Но если она отмирать не желала, то здесь он оставался бессильным. Троцкизм же всегда имел ввиду уничтожение религии, в первую очередь православия, насильственное ее устранении из жизни. Но что диакону Георгию Малкову такого рода «тонкости»: у него есть враг, который называется коммунизм и который он отождествил с сатанизмом; диакон в буквальном смысле слова одержим этой идеей.
Да, довольно быстро распрощалась со своей принципиальной позицией «Русская народная линия». Похоже, что упор на борьбу с коммунизмом и «оставление в уме» слова «советский» и будет основой для объединения с «Русской линией»... Все возвращается на круги своя...
Пожалуй, единственной возможностью объединения всех сил, не желающих погибели России, является добровольный запрет на выяснение отношений по поводу событий, произошедших глубже Великой Отечественной войны. Во-первых, потому, что подавляющее большинство из нас тогда не жили или были в детском возрасте. Во-вторых, человек должен каяться в своих грехах, в своих деяниях видеть то, что уводит от пути в Царство Небесное. Мы, именно мы, и большей частью равнодушием, столько натворили в новейшей истории России, что просто поражает "безгрешие" тех, кто бросает камень в поколения, ушедшие в мир иной. Трепать "шкуру убитого льва" - это, чаще всего, раболебствовать перед сильными мира сего, в том числе и перед его князем...

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме