Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Земля еси и в землю отыдеши…»

Владимир  Крупин, Русская народная линия

04.09.2010

Надо напомнить одну истину, которую все знают, но которую как-то забывают. Она проста, но именно она сбудется на каждом из нас: мы все умрем. Мы пришли на этот свет, ничего не принеся с собой и уйдем, ничего не захватив, кроме тех дел, которые успеем совершить в своей земной жизни для спасения своей души или для ее гибели.

В православном обряде отпевания, утешающий смысл которого в том, что день земной кончины - это день рождения в жизнь вечную, есть великие слова, обращенные и к уходящему и провожающим, они о человеке, как о сотворенной Божией твари: «Земля еси и в землю отыдеши». Первый человек Адам был сотворен из земли, и в нее же ушел. А вслед за ним пошли и идут остальные.

И по тому, что человеческая плоть содержит в себе земные элементы и по тому, что земля нас держит на себе, по тому, что кормит, она - великая тайна. Тайна её в том, что она живая. Землю носили в ладанке на груди воины, на их могилы, выпавшие быть в чужой стране, привозили родной землицы. В обряде заочного отпевания предусмотрена освященная земля, которую отвозят на место захоронения. К земле припадали слабеющие в борьбе русские богатыри, и она давала им силу. Землю «слушали» перед боем. Известно из Сказания о Куликовской битве, как князь слышит, припав ухом, предсказания земли, как горько кричит мать язычника и как тихо плачет русская вдова.

У любого из нас самое малое три матери, а у крещёных четыре. Матерь Божия, Мать-сыра земля, родная мать и мать крестная. От того-то так страшна матерная ругань. Уходя в дальние походы, люди целовали родную землю и целовали возвращаясь. Высочайшая русская пословица: «Умри, а с родной земли не сходи» как раз объясняет безстрашие и непобедимость русского воина. Молитвенно и коленопреклоненно наше отношение к своему Отечеству, которое стоит на материнской земле России.

Земля обладает магнитной тягой к себе. Великое счастье - видеть как появляется на свет Божий росток из посаженного тобой семени, как ходят по земле скворцы, как незабываемы по вкусу плоды и овощи, выращенные тобою. Почему они лучше покупных? Не только от отсутствия пестицидов-гербицидов, они выращены с любовью.

Земля - категория не экономическая, а прежде всего нравственная. В народном сознании всегда возвышались два человека: пахарь и воин, и прежде всего пахарь, земледелец, хозяин на земле. И всегда осуждался и клеймился позором торговец землей, перекупщик. Дико представить, что пахарь Микула Селянинович, помогающий Вольге, торгует своим наделом. Напротив, он не берет за свое участие в помощи ничего, и возвращается на свою полосу, к своей сохе, которую не могли вытащить из борозды и бросить за ракитов куст «тридцать молодцев без единого». Конечно, и свою бурушку-косматушку, как у него её ни торгуют, не отдает ни за какие деньги. Напомним, что и великий Святогор, богатырь такой мощи, что «не с кем было ему и силой помериться», побежден не каким-то соперником, а «тягой земной».

И с этой тягой земной спорить безполезно. Ее надо любить, ей надо служить, иначе она попросту стряхнет с себя, или же перестанет кормить. От русских былин обратимся к Израилю, его ветхозаветной истории. Высшее проклятие, которое звучит в Давидовой Псалтыри, это: «Да потребится о т з е м л и память их».(108-15). Землю ни в коем случае нельзя ничем оскорблять. Земля «была поругана», приношением жертв. Когда была «пролита кровь неповинная», то

«у б и е н н а бысть з е м л я их кровьми». (105-38). Превращаются «реки в пустыню» и «з е м л я плодоносная в сланость», то есть в солончак, безполезный для возделывания, не только от пролития крови, но и, объясняет 106-й псалом, «от злобы живущих» на этой земле. Вспомним страшные, безжизненные взгорья иудейской пустыни.

Славянские сказания, былины, легенды, сказки, пословицы, поговорки сплошь говорят о главном для человека и его Отечества, о земле. И только в превосходной степени. Добра мать до своих детей, а земля до всех людей. Какая земля, такая и вера. Держись за землю - трава обманет. Главный поклон перед иконами называется у нас земным. Земля с могил святых спасает от бед. Место земной жизни Иисуса Христа называется Святой Землёй. Именно из щепоти земли Спаситель творил «брение» для прозрения слепорожденного. Как можно было обидеть землю, плюнуть на неё? Страшнейшее проклятие: «Чтоб тебя земля не приняла»! И земля действительно не принимала самоубийц, пьяниц, отлучённых от церкви, колдунов, ведьмаков и ведьм.

Соединение земного человека с землёй было сродни празднику. Покойников неслучайно обряжали во всё чистое. Старухи щепетильно берегли «смёртное», чистое ненадеванное бельё. Боярыня Морозова, сидевшая в земляной тюрьме в Боровске, просила стража постирать ей её единственную рубаху: «Не могу я возлечь в недра матери-земли в нечистой одежде». Могильная земля давит, поэтому отсюда обычай бросания в могилу трёх горстей земли и приговора: «Пусть земля будет тебе пухом». Земля благодарна за заботу, она назём раз примет и девять лет помнит. Не жадничай, говорит народная мудрость: вся земля твоя - саженка вдоль, да пол-саженки поперёк, и будет с тебя.

Их всех четырех стихий: воды, воздуха, огня, только земля имеет день именин, когда так и называется: Земля - именинница. Это День Пятидесятницы, день, когда Спаситель покидал землю, оставляя на ней для нашего утешения дар Святаго Духа. Святитель Иоанн Златоуст ставил в прямую зависимость погоду и урожаи на земле от нравственности. А нравственность в высшем понимании - это торжество духа над плотию. Если иначе - беды: засухи, или же наоборот, наводнения, землетрясения, бури, ураганы. Как бы мы ни объясняли научно совершенно внезапное нашествие гигантской волны в Юго-восточной Азии, объясняет её явление развращённость посетителей тех мест, едущих на тамошние курорты как в дешевый публичный дом.

Почему Господь был всегда милостив к России? И если наказывал нас большевиками, коммунистами, а теперь либералами, то есть всегдашними интернационалистами, то во вразумление и в назидание за отступления от воли Божией. Грехи допотопного мира были смыты вселенским потопом, но потомс были и еще доказательство праведного гнева Божия, это уничтожение городов Содома и Гоморры в Израиле. Содомский грех, как тягчайшее преступление против созданного по образу и подобию Божию человека был истребляем также и бичом Божиим Тамерланом. Картина Верещагина «Апофеоз войны» показывает пирамиды черепов не воинов, а гомосексуалистов Ближнего востока, которых уничтожал Тамерлан. Когда он двинулся на север, то русичам казалось, что чуть ли не смерть наступает, ибо такого его полчища не бывало на Руси со времен Чингиз-хана. Но железный хролмец, таково было прозвище Тамерлана, внезапно поворачивает от Ельца свои войска. Ибо явилась Божия Матерь и повелела уходить, ибо содомского греха в русской земле нет.

Да и как могли бы прижиться грехи в святой земле, которая вся была освящена трудами и молитвами крестьян, которые определяли лицо России во все времена. Меняли плуг на меч в годину напастей и вновь возвращались к плугу. Вся Русь-матушка была исхожена Крестными ходами, оглашена молитвами, песнями странников, паломников, путников, когда в ней была великая поэзия соединения неба и земли. Задолго до изображения святого великомученика Георгия на Руси был известен образ Перуна-громовника, поражающего змия. Семицветие радуги толковалось как мост от земли на небо или как небесное коромысло, с помощью которого Божия Матерь черпает воду в реках и озёрах и потом орошает поля. Это была райская дуга, рай-дуга, в которую впрягались огненные кони, подобные тем, на каких вознесся к небесному престолу Илья-пророк. А зимние святки, когда крестьяне отдыхали от трудов праведных, а Крещенские купели в безчисленных по Руси Иорданах, а колокольные звоны, а пасхальное сияние играющего в небесах солнца, а «зелёные святки» Троицыного дня, хороводы вокруг увитых лентами берёзок. А единственность выбора спутника в жизни, одного и навсегда. «С кем венчаться, с тем кончаться». А величайшая преданность родине, культ избы, очага, колыбели, чистота семейных отношений. Высокая поэзия жизни, в которой просто не было места грязи, ни бытовой, ни душевной.

Разве мог вытерпеть такую Россию обезбоженный западный мир? Погибающий в материальном взгляде на мир, неспособный поднять взор к небесам, кланяющийся Ватикану, а не Богу, он, этот мир, назвал Возрождением обращение к античности, и стал цепляться за дохристианские идеалы, то есть возрождал язычество. Хотя и просвещённое. В нём было всё: наука, техника, зрелища, моды, не было самого главного, святости. Вот слово, разграничивающее наши миры. Религия для запада - прикладное явление, имеющее только практическое значение («помоги, Господи, купить дом на побережьи»), для нас святость - спасение безсмертной души. Именно святость, ибо выражение: «Мир спасёт красота», затёрлось и обезценилось. И проститутка красива, и циничная телеведущая. Красоту можно подменить, замазать, святость нетленна. Объяснить понятие святости западу невозможно. У них нет понятия соборности, у них саммит, симпозиум, нет различия между словами: правда и истина, да что там - у них и гостинец - презент. И ярмарка - супер, теперь уже гипер-маркет.

Разнузданная свобода нравов, власть капитала, не знающего понятия совести - вот куда нас толкают либералы, не желая понять, что для западной цивилизации наступила тьма, небытие. Венец всего - постоянные убийства безо всякой причины, просто хочется острых ощущений, к которым зовёт любая реклама. Разврат, как норма, одобрение бомбёжек мирного населения, - в этот мир Россия никогда не войдет. В просвещённой Англии венчают гомосексуалистов...

И почему мы никак не вылечимся от застарелой болезни считать запад образцом для подражания? С чего? Это варвары, закосневшие в гордыне и своей непогрешимости. А мы со своим смирением и терпением для них отсталая нация. Спросим: есть в мире иерархия ценностей? Обязательно должна быть, иначе всё расползётся. Какова высшая ценность? Человек? Нет, это по масонской теории гуманизма, то есть для профанов. Гуманизм заканчивается фашизмом. Не человек высшая ценность, не его житейское благополучие, а Господь Бог. И кто в мире всех ближе к небесному престолу? Конечно, тот, кто наиболее принял Христа в своё сердце. И это именно Россия. Как у смертного тела есть душа, так и у мира есть душа, это православная Россия. Если что случится с Россией, остальной мир погибнет автоматически. Конечно, это опять же очень русское - спасать гибнущих, но настала пора спасать себя.

И спасение пойдёт не от политиков, от крестьян. Они - кормильцы, этим всё сказано. От гайки по-прежнему не откусишь, к тому же эти гайки всё дорожают. Прежнему гегемону, свершившему несколько революций обычно достаётся после них стучание касками по асфальту. От стука по земле каски не слышно. А крестьянам стучать некогда, надо коров доить. Не вернётся прежняя община, но вернётся и уже возвращается осознание главного счастья - труда на земле. Теперешний рабочий класс уже и забыл, как выезжал на воскресники в село. И очень жаль. Жаль невозвратного времени, когда нас посылали «на картошку» А на картошке, как в артели все видны как на рентгене. Вспоминается и еще одна мудрость: « Выбирай невесту не в хороводе, а в огороде». Исполняя народную примету, я свою спутницу жизни увидел и полюбил именно в студенческий сентябрь.

От сохи, от печки, как говаривали ранее, идет возрождение. Не в западном, а в русском понимании. А это - осознание единственности и неповторимости России. У нас нет запасной родины, нам ни к чему двойное гражданство. И главным героем возрождения становится человек на земле. Это объяснимо правом первородства профессии, ибо первое искусство, данное человеку, было земледелие. Первым оно и остаётся. Какие бы громокипящие речи не изливались на нас, какими бы историческими ни назывались политические события, двигатель истории один - человек труда, хозяин земли.

О, Русская Земля! Ты не за холмом. Ты велика, но вся умещаешься в нашем любящем сердце. Мы любим тебя и Ты сохранишь своих сынов и дочерей. А тех, кто торгует Тобой, кто смотрит на Тебя только как на территорию для наживы, тех Ты стряхнёшь с себя. Тебя, земля наша, много раз ненавидели, но наша любовь к тебе всё переборет.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Диакон Георгий (Ю.Г.) Малков : О том, какая красота все же спасет мир...
2010-09-04 в 22:03

Глубокоуважаемый Владимир Николаевич, неизменно всегда разделяя с вами общую для всех русских людей боль за испоганенное ныне безбожниками всех мастей наше Отечество,считаю полезным (не сочтите за нескромность)дополнить ваш текст небольшим примечанием.
А именно замечу относительно - как вы говорите - "затертости" выражения "Красота спасет мир".
Слова эти изначально никак не мыслились прилагаемыми, например, к проститутке "просто" или же к "духовной проститутке" - типа немалой части упомянутых вами современных телеведущих женского пола...
Ныне довольно часто, кстати и некстати, современные «деятели культуры», писатели, журналисты, а за ними и политики — по большей части, увы, мало сведущие в собственно российской духовности — действительно, приводят (что называется, «для красного словца») известное речение Достоевского о красоте, которая «спасет мир». Однако они при этом совершенно не понимают внутреннего авторского смысла давно уже ставшего столь популярным выражения. Ведь слова эти относятся отнюдь не к области эстетики, а — прежде всего! — к сфере христианской этики. Гениальный писатель и верный сын родной Православной Церкви подразумевал здесь лишь то, что извечно понималось под словом «красота» самой Церковью... Вспомним в связи с этим хотя бы известный рассказ о выборе веры киевским князем Владимиром и слова, сказанные его послами по их возвращении из Царьграда-Константинополя — о той поистине неземной красоте, что поразила их при посещении храма Святой Софии.
Эта красота была воспринята ими не как нечто, лишь внешним образом воздействующее на человеческие чувства и связанное только с художественной стороной богатого храмового убранства (чему в древнерусском языке соответствовали определения типа «искусное», «ухищренное», «художное»), но именно как «красота несказанная», то есть духовно-возвышенное и нравственно-положительное явление, определявшееся тогда замечательно емким словом «добрОта».
Такое понимание красоты и красивого, прекрасного оставалось традиционным для Руси во все времена, и, например, гораздо уже позже, в XVI веке известный инок-богослов, старец Троице-Сергиева монастыря Артемий призывал «помышлять» окружающие нас «видимые добрОты» (т. е. зримую нами красоту) — как «невидимаго благолепиа изображениа». При таком подходе к эстетическому душа русского народа — на протяжении столетий после Крещения — неизменно воспринимала прекрасное прежде всего как «хорошее», «доброе», «благое», подобное христианской Благой Вести Святого Евангелия. Именно поэтому стремление к духовно прекрасному всегда оставалось характернейшей чертой и русской церковной жизни, и русского церковного искусства. И недаром именно такую Красоту — как отражение божественного доброго начала во вселенском бытии, Красоту как по-христиански понимаемое Добро — и провозглашал еще в XIX в. «спасительницей» мира точнейший выразитель национального самосознания России Ф. Достоевский.
Однако еще важнее здесь то, что для него за этой Красотой-Добром всегда стоял образ еще более прекрасный: Сам источник ее, Христос Спаситель, — как единственная подлинно нравственная и святая основа всего нашего бытия. Об этом тот же Достоевский с полной определенностью говорит в одном из своих писем, призывая и нас к подобному же осмыслению всеопределяющего христианского начала — как в жизни отдельного человека, так и человеческого общества в целом: «Нет ничего прекраснее, глубже, симпатичнее, разумнее, мужественнее и совершеннее Христа, и не только нет, но, с ревнивой любовью говорю себе, что и не может быть...
Гуманность, отрицающая Бога, логически приводит к бесчеловечности; цивилизация без просвещения Христова — к одичанию; прогресс без Христа — к регрессу, где нет Духа Божия — к деспотизму и тирании» (Достоевский Ф.М. Письма. Т. I. М. — Л., 1928. С. 142).

С благопожеланиями, диакон Георгий Малков

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме