Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

От Золотой Орды до Верного

Монахиня  Сергия  (Королева), Русская народная линия

18.06.2010


Часть 3 …

Часть 1

Часть 2

 ЗНАЧЕНИЕ ПЕРВОЙ ПОБЕДЫ.

В 1380 году на Куликовом поле Москва в первый раз открыто выступила против Сарая, и устояла. Битва показала, что монголо-татар можно побеждать и можно добиться свержения ига Золотой Орды. Современники считали битву величайшим событием, и победителя татар, великого князя Димитрия прозвали «Донским» за победу на Дону. Приняв на себя татарский натиск, Димитрий Донской явился добрым страдальцем за всю землю Русскую, а, отразив его, он явил такую мощь, которая ставила его во главе всего народа, выше всех других князей. И народ потянулся к нему, как к своему единому государю.

Победа на Куликовом поле стала переломным моментом в русско-ордынских отношениях, определившим дальнейший исторический путь Руси. И хотя еще долгие годы Русь оставалась несвободной, но уже разжались крепкие тиски врага, на протяжении столетий наносившего Руси огромный ущерб.

Первая победа над ордынцами произвела перелом в народном сознании, дала начало кристаллизации национального духа и понимания мессианской идеи Руси. Основой этого процесса стал исключительный по масштабу духовный подъем, в центре которого стоял молитвенный подвиг преподобного Сергия Радонежского. Именно Радонежский игумен способствовал возрождению того православного духовного начала в жизни русского народа, без которого он так никогда бы и не осмелился подняться с колен и стряхнуть с себя иго поработителя.

Поражение ордынской армии явилось могучим толчком в процессе объединения русских земель под властью одного государя, Московского князя. Русь окончательно встала на путь объединения вокруг Москвы, которая на Куликовом поле бесспорно утвердила свое право быть новым центром собирания русских земель. И, несмотря на то, что период ига продлился еще более ста лет, самоощущение русского народа было уже совершенно иным. Димитрий Донской впервые без санкции Золотой Орды завещал территорию Владимирского великого княжества сыну Василию I как свою «вотчину».

Но, как ни велика была сокрушительная сила русской победы, она еще не означала распада Золотоордынского государства, в нем еще предпринимались попытки возродить былое могущество. Золотой Орде, тем не менее, пришлось уменьшить размеры дани, а также признать политическое главенство Москвы среди остальных русских земель. Это тоже шло в разрез с желанием Орды сохранять контроль над слабой раздробленной Русью.

Но уже тогда Московская Русь сознавала не только общерусское, но и всеевропейское значение победы над войсками Мамая. Во время службы и провозглашения вечной памяти всем погибшим за Русь на Куликовом поле «рече сам Князь Великий: "буди вам всем братиа и друзи, православнии христиане, пострадавшеи за православную веру и за все христианство на поле Куликове, вечная память"».

ТОХТАМЫШ.

Дальнейшее течение золотоордынской истории принимает столь резкий поворот, что государство оказывается на грани полного политического краха и территориального развала. Попытка возродить его былую мощь вышла из правого крыла Джучиева улуса, из Ак-Орды, в лице хана Тохтамыша. Он стал решительно проводить политику, начало которой заложил еще Урус-хан. Тохтамыш поставил себе цель подчинить своей власти весь улус Джучи, огромная часть которого была в руках у Мамая. В 1381 году, после разгрома Мамая, Тохтамыш, захватил власть в Сарае и взял курс на возрождение могущества Золотой Орды. Не хотел Тохтамыш отказываться и от тех повинностей и дани, которую Русь выплачивала в лучшие для Золотой Орды времена. Но Русь, воодушевившись победой на Куликовом поле, отказалась платить ему дань. Тохтамыш не удовлетворился и внешними знаками признания зависимости со стороны русских князей. Он явно стремился превратить русские земли в простой ордынский улус и понимал, что осуществить это возможно только силой.

В 1382 году, воспользовавшись помощью рязанского князя Олега Ивановича, указавшего броды через реку Оку, Тохтамыш со своими войсками пошел на Москву, которую захватил обманом и сжег. «...И тотчас начали татары сечь их всех подряд. Первым из них убит был князь Остей[1] перед городом, а потом начали сечь попов, и игуме­нов, хотя и были они в ризах и с крестами, и черных людей. И можно было тут видеть святые иконы, поверженные и на земле лежащие, и кресты святые валялись поруганные, ногами попираемые, обобранные и ободранные.... Люди христианские, находившиеся тогда в городе, метались по улицам туда и сюда, бегая толпами, вопя, и крича, и в грудь себя бия. Негде спасения обрести, и негде от смерти избавиться, и негде от острия меча укрыться!...Некоторые в церквах соборных камен­ных затворились, но и там не спаслись, так как безбожные проломили двери церковные и людей мечами иссекли....Татары же христиан, выволакивая из церквей, грабя и раздевая донага, убивали, а церкви соборные грабили, и алтарные святые места топтали,...те святые иконы топтали, и сосуды церковные, служебные, священные, златокованые и серебря­ные, драгоценные позабирали, и ризы поповские многоценные расхи­тили. Книги же, в бесчисленном множестве снесенные со всего города и из сел,...отправ­ленные сюда сохранения ради-те все до единой погубили.... И так вскоре... взяли город Москву месяца августа в двадцать шестой день....Не только же одна Москва взята была, но и прочие города и земли пленены были».[2] Отряды Тохтамыша рассыпались по Руси, вновь грабя города и уничтожая население. «Татары же многие города захватили, и волости повоевали, и села пожгли, и монастыри пограбили, а христиан посекли, иных же в полон увели, и много зла Руси принесли». Как видим, к концу XIV века, при нашествии Тохтамыша проявлялись та же жестокость, то же коварство, что и полтора столетия назад. «...Эти беды от поганых роду христианскому за грехи наши... Воистину суета человеческая, и всуе суетность людская», - писал современник разорения Москвы. Но борьба с москвичами сильно измотала войско Тохтамыша, и когда он узнал о том, что с севера движется с новыми войсками князь Димитрий Донской, повернул на юг и ушел к себе в степь с богатой добычей и с полоном. А Димитрий Иванович вынужден был снова признать себя данником татар и дать хану заложником своего сына Василия.

РАСПАД ЗОЛОТОЙ ОРДЫ.

Но именно с правлением Тохтамыша связаны события, оказавшиеся роковыми для Золотой Орды. В 1387 году правитель Самарканда Тимур (Тамерлан) принял решение повести борьбу против Тохтамыша. Три похода Тамерлана в 1389, 1391 и 1395 годах сокрушили Золотую Орду. Во главе 400-тысячного войска в 1395 году Тамерлан перешел реку Урал, двинулся на Волгу, где разгромил Тохтомыша. Войско Тамерлана «...взяло Сарай и, подложив огонь, сожгло его. Племена кочевников тех мест они по большей части ограбили, погнали (перед собой)....Сарай, таким образом, был перевернут вверх дном».[3] Кипчакское царство лежало в развалинах, города обезлюдили.

После победы Тамерлана над Тохтамышем Русь находилась в ожидании татарского нашествия и готовилась к обороне. Великий князь Московский Василий Димитриевич (1389 - 1425 гг.) вышел с войском к Коломне и остановился на берегу Оки, решившись отразить врага. Москва была готова к осаде.

Преследуя своего противника, Тамерлан дошел до реки Сосны, которая в тот период была естественным рубежом Руси и дикого поля, и на которой стоял город Елец. Вблизи города Тамерлан разбил свой лагерь. Он сжег все окрестные слободы и села и предложил Ельцу сдаваться, от чего жители города отказались. Тамерлан напал на Елец, уничтожил его защитников, пленил князя Федора и вырезал всех, кто не успел спастись в окрестных лесах. Снова Русь оказалась беззащитной перед нашествием, подобным Батыеву. Над ней нависла угроза, могущая положить конец самому государственному бытию Руси. Тамерлан, как повествует Святитель Димитрий Ростовский, намеревался «...опустошить всю землю российскую и искоренить веру христианскую».

В Москве царило уныние, во всех храмах шли молебны. Чтобы поддержать народный дух, Великий князь просил митрополита Киприана[4] принести из города Владимира в Москву главную святыню всего великого княжения - чудотворную Владимирскую икону Богоматери для защиты престольного города. Во Владимир было послано духовенство. 26 августа 1395 года жители Москвы встречали икону на Кучковом поле (ныне ул. Сретенка). И «...увидав ту святую икону, все пали на землю и поклонились ей как Самой Пречистой Матери Божией, пришедшей к ним, и с великою радостью приняли ее; взирая на сию икону, все проливали слезы со умилением и молились Царице Небесной об избавлении от нашествия агарян».

Вдруг неожиданно, после пятнадцатидневной стоянки, «Тимур-завоеватель, который во всяком деле был доволен только тогда, когда доводил его до крайнего предела»,[5] вдруг ушел со своим войском обратно в степи «никем не гонимый», как сказано в летописи. Предание повествует, что в то самое время, когда москвичи встретили древнюю икону Богоматери, Тамерлану, спящему в своем шатре, приснилась некая «Жена, благолепия и величия неописанного, окруженная тьмами молниеобразных воинов». Эта величавая Жена повелела азиатскому завоевателю немедленно покинуть пределы Руси.[6] «Таким образом, - пишет Святитель Димитрий, - тот нечестивый царь со всем своим воинством агарянским возвратился обратно, убежав со стыдом, ибо агарянам казалось, что многие полки воинов из земли Российской преследовали их; придя от сего в страх и трепет, агаряне давили друг друга, бросали оружие свое и оставляли свою добычу, а также и все, взятое в плен».

В 1405 году, во время своего незавершенного похода на Китай Тамерлан скончался в городе Отраре, расположенном на территории современного Казахстана, в среднем течении реки Сырдарьи. В государстве Тамерлана началась смуты, обострилась борьба за «тимуровское наследство». И в Самарканде не нашлось никого, кто мог бы нанести новый удар Золотой Орде. Задача ликвидации Золотоордынского государства легла теперь целиком на плечи одной Московской Руси. Ибо на пути полного освобождения от татар лежали еще значительные препятствия, и одно из них - последняя по времени попытка возродить Золотую Орду для новых грабительских походов на Русь.

Осуществил ее эмир Белой Орды Едигей - один из ярых противников Тохтамыша, принимавший участие в войнах Тамерлана против Золотой Орды. В 1399 году Едигей фактически встал во главе Золотой Орды, но правил он, как и Мамай, от имени подставных ханов.

В стремлении восстановить улус Джучи в прежних границах, Едигей в 1408 году напал на Русь, разорил ряд русских городов, осадил Москву, но взять ее не смог. Свою жизнь, богатую событиями, Едигей закончил, потеряв власть в Орде, от руки одного из сыновей Тохтамыша в 1419 году.

Дальнейшие попытки возрождения Золотоордынского государства захлестнула междоусобная борьба улусных группировок, закономерно приведшая к образованию нескольких независимых ханств.

 СВЯТАЯ РУСЬ.

Духовный подъем, набиравший силу на Руси к исходу XIV века, оказался возможным в какой-то степени потому, что в самой Орде то же самое время ослабевало внутреннее единство. Монголо-татарский этнос не смог консолидироваться, как это сделал русский народ. Произошло разложение общества и государства, вызванное отсутствием внутренней духовной силы. Особенности менталитета ордынцев, благодаря которым они сумели создать свою империю, одновременно обернулись их слабостью. Для них было характерно сознание, абсолютно лишенное духовного стержня, направленное исключительно на грабеж. И грабеж постепенно превратился в способ существования, стал одной из главных составляющих национального характера. Набеги на Русь повторялись периодически до самого конца татарского ига в XV веке, происходили они и после свержения ордынцев с целью теперь уже не усмирения русских, а их грабежа. Внутри самой Орды усиливались враждующие между собой улусные группировки. Ислам, принятый Ордой в качестве национальной религии, не мог стать стержнем объединения ордынцев и основой примирения между собой враждующих чингиситов. И народ, носитель такой духовности, не мог не то что развиваться, но даже удерживаться на прежнем уровне. На Руси же, напротив, все время нарастал процесс укрепления внутренних сил на основе Православной веры. Сохранение Православия как духовного стержня обеспечило непрерывность сохранения самостоятельности народа. На религиозной основе складывалась нация с нравственным целеполаганием за пределами земного бытия.

В духовном плане в отношениях Руси и Орды имел место не союз, а противоборство двух совершенно противоположных систем - христианской Руси и языческой (а затем мусульманской) Орды. Первая была основана на Евангельском учении о любви, а вторая ставила во главу угла жестокость, возведенную в степень доблести.

Для начала «Монгольского» периода русской истории было характерно, то, что государственное начало в жизни страны совершенно ослабло. Но русский народ, несмотря на все недостатки Киевского периода, был уже народом православным. Именно поэтому недостаток государственности компенсировался за счет возрастания значимости Православной Церкви в жизни русских людей. Именно Церковь явилась той силой, которая воспрепятствовала полному развалу разоренной страны. И именно Церкви в первую очередь обязана Русь тем, что к XV веку она смогла, несмотря на потерю западных земель, вновь сплотиться и сбросить ордынское иго.

Русские митрополиты, сменявшие друг друга, проявляя поразительное единодушие и преемственность, заложили основы той политической линии, которую впоследствии восприняли и развили Московские великие князья. Ни князь Михаил Тверской, ни князь Олег Рязанский не могли подняться над узкими феодальными интересами до уровня московской государственной мысли, носителем которой оказался Димитрий Донской. После смерти Димитрия Иоанновича все его преемники - Василий I, Василий II Темный, Иван III - неизменно вели курс на полное освобождение от ордынской зависимости. Татары, однако, старались сеять вражду между Москвой и Тверью, Москвой и Рязанью, Москвой и Литвой. Но ведущая роль в процессе централизации русских земель все так же принадлежала Церкви, и важным моментом в укреплении ее авторитета было перенесение митрополичьей кафедры из Владимира в Москву. Церковь постоянно выступала как решающая объединительная сила. Благодаря ей было сохранено сознание единства русского народа, и стало возможным восстановление всех сторон его жизни вопреки давлению Орды, которая в агонии распада всеми силами старалась сохранить власть над своей почти трехсотлетней данницей. Святая Русь, будучи подавлена внешним врагом, сконцентрировалась на жизни духа, который кристаллизовался в недрах народной души, и засветился ясным светом во время, когда осуществилась народная мечта освобождения от татарского ига и когда «Бог Орду переменил».

Можно ли в таком случае согласиться со знаменитым тезисом Карамзина, что «...Москва обязана своим величием хану?» Можно ли утверждать, что современная Россия стала царством-наследником Золотой Орды и от нее приняла эстафету гегемонии в евразийской державе?

«Москву как русский национально-религиозный символ выпестовал не татарский полон, что бы по этому поводу ни говорили такие разные люди, как Герцен и Белинский, Федотов и евразийцы. Москва... - это плод молитв и бдений преподобного Сергия, это сознательное, а еще более бессознательное переживание всем народом московским судьбы своей Родины как богоданной и богохранимой» - говорил печальник Русской земли митрополит Иоанн (Снычев).

Господь попустил формироваться русскому духу в горниле гнета ордынского, часто ставя русских людей перед выбором между духовным первородством и земным благополучием. Он провел Россию узким путем, чтобы в сознании русских людей утвердились высшие духовные ценности, за которые можно и нужно поступиться временными благами. Пройдя нелегкое испытание, Русь осознала, наконец, необходимость в централизованном едином управлении. Она переняла некоторые ордынские черты, такие, как авторитарная традиция правления в жестко централизованной общественной системе, дисциплина в военном деле и веротерпимость. Но кочевой Восток был чужд славянской природе, и ордынское иго в народном сознании воспринималось как насилие и бремя. Русские летописцы, являясь первыми представителями русской историографии, были единодушны в оценке татарского нашествия как ужасной катастрофы, нанесшей непоправимый ущерб культуре Руси. Поэтому, восприняв от Орды некоторые элементы государственного строительства, русские облекли их в христианские, византийские формы.

Вспомним, что первый Рим - наследник мировой империи языческого Рима, утратил свое духовное значение, отпав в гордыню католицизма. А взятие Константинополя турками последовало всего лишь через 14 лет после того, как в 1439 году на Флорентийском соборе иерархическая верхушка Константинопольской Церкви подписала унию с католиками. Греки потрясли русских своей изменой Православию. Это был политический компромисс, с помощью которого осуществлялась попытка найти союзника на Западе, чтобы спасти гибнущее под натиском турок государство. Византия поступилась чистотой Церкви ради сиюминутных политических выгод и была отдана Богом на попрание иноверцам. Совершилась трагедия духовно-мировоззренческого характера, и опустела святая София. Причиной падения в 1453 году славного града Константинополя, по слову Патриарха Геннадия Схолария явилась духовная измена Императора и высших сановников Православию. Известна крылатая фраза того времени, произнесенная начальником греческого флота Лукой Нотара, возглавившего греков, ненавидящих латинян: «Лучше бы знать, что в городе господствует турецкая чалма, нежели латинская шапка».

Подобный выбор некогда стоял и перед Русью. Но, преодолев этот соблазн, она пошла путем смирения, что через два столетия и возвысило ее, как преемницу Византии, хранительницу и защитницу неповрежденной Православной веры. Сохранив свою духовность под монгольским протекторатом, Русь именно Православию обязана своей консолидацией в великую Православную Империю, преемницу второго Рима, наследницу государственности Византийской Империи. Не случайно освобождение Руси от ордынского ига хронологически почти совпало с падением Византии - второго Рима. В то время, когда турки уничтожили все православные монархии Востока и пленили все Патриархаты, Москва объединяла Русь в сильное государство. На Русь, Божиим смотрением перешло политическое первенство в Православном мире. После отступничества греков на Флорентийском Соборе, Русь осознала себя преемницей Византии, единственной хранительницей Истины, что привело в ближайшем будущем к утверждению автокефалии Русской Церкви. Промыслом Божиим ей определено было отныне и до века хранить и поддерживать чистоту Православия не только на Руси, а впоследствии и на постордынском пространстве, и во всем мире.

Процесс формирования новой русской идеологии, новой государственной идеи завершился созданием классической формулы «Москва - Третий Рим». Иоанн III уже сознательно следовал этой мысли. Наиболее важен его брак с племянницей последнего, убитого при турецком штурме Константинополя, византийского Императора Константина XI Софией Палеолог[7] (1472 год) - после пресечения всего потомства Палеологов она осталась единственной наследницей Византийского Царства. Тем самым Иоанн III основывал династию, по духу и крови восходящую к византийским монархам. Он принял герб Византии - двуглавого орла (Софья Палеолог привезла его с собой в Россию на своих регалиях) и атрибуты власти: саккос, бармы и прочее. Русь стала полноправной преемницей Византии, к Москве перешел статус единственной великой Православной державы. При Иоанне III началось оформление полного титула великого князя «всея Руси».

В 1480 году Иоанн III окончательно порывает с Ордой. Московская Русь становится независимой и заявляет о себе как о новом, могущественном государстве, способной отстоять свое духовное достоинство. Иоанн Васильевич III уже начал писаться царем и самодержцем: «Божиею милостью царь всея Руси». До этого времени «царями» на Руси величали только Византийского Императора и Ордынского Хана.

Именно тогда псковский монах Филофей высказал хрестоматийно известную мысль о всемирном значении Москвы и ее «царства» в послании (1524-1526 гг.) к сыну Иоанна III великому князю Василию III: «Третьего нового Рима - державного твоего царствования - Святая Соборная Апостольская Церковь - во всей поднебесной паче солнца светится. И да ведает твоя держава, благочестивый царь, что все царства Православной веры сошлись в твое царство. Один ты во всей поднебесной Христианам царь... Два Рима пали, а третий стоит, а четвертому не быть: уже твое Христианское царство иным не достанется». В том же послании Филофей добавляет: «Подобает тебе, царю, сие держати со страхом Божиим. Убойся Бога, давшего ти ся, не уповай на злато, богатство и славу, вся бо сия зде собрана и на земли зде остают». Митрополит Зосима, выражая общее мнение, в «Изложении пасхалии» (1492 год) характеризует Иоанна III как «нового царя Константина новому граду Константинову - Москве и всей Русской земле».

Тогда же все большее распространение и признание получает идея Божественного происхождения власти Государя. Одним из первых об этом заговорил Иосиф Волоцкий. В своих посланиях к Великому Князю Василию III он постоянно именовал его «самодержцем», «царем» и «государем всея Рускыя земли». Больше того, Иосиф Волоцкий уподоблял земную миссию русского государя Божиему Промыслу: «Царь ведь естеством подобен вышнему Богу», ибо он «скипетр царствия принял от Бога». Но хотя Иоанн III и Василий III именовали себя «царями», и многие иерархи православного Востока в своих посланиях называли их «царями», но они не были венчаны на царство по византийскому обряду и не были признаны в царском достоинстве другими державами.

Таким образом, к концу ордынского владычества определилось служение русского народа, как хранителя Истины. Таким он его понял и принял, приводя в соответствие с этим пониманием все стороны народной жизни.

КОНЕЦ ОРДЫНСКОГО ВЛАДЫЧЕСТВА.

С усилением Московского княжества и ослаблением зависимости от татар поездки русских князей к ханам в Орду становятся все более редкими. Последнее упоминание о поездке русского князя в Орду относится к 1443 году, когда Василий Юрьевич Косой «побеже с Москвы в Орду».

Известно, что в 1476 году Ахмад, хан Большой Орды, являвшейся некоторое время преемницей Золотой Орды, послал в Москву к Великому Князю Иоанну III посольство с требованием полностью восстановить даннические отношения. Понимая, что отрицательный ответ означает войну, Великий Князь тянул время. Но принять твердое решение он был вынужден под воздействием своей жены, Византийской принцессы Софьи Палеолог, которая сказала мужу: «Я вышла замуж за Великого Князя Русского, а не за ордынского холопа». На встрече с ордынскими послами Иоанн III разорвал ханскую грамоту и растоптал ногами басму.[8] Князь велел умертвить послов, кроме одного, которого отпустил со словами: «Ступай, объяви хану: что случилось с его басмою и послами, то будет и с ним, если он не оставит меня в покое».

Ахмад-хан, получив такой ответ, стал готовиться к походу на Русь. Он встал во главе ордынских войск и заключил союз с польско-литовским королем Казимиром VI. Иоанн III привлек на свою сторону крымского хана Менгли-Гирея, войска которого напали на владения Казимира VI, сорвав его выступление против Москвы. В 1480 году на Москву устремились полки хана Ахмада. Им навстречу выступили русские войска. Две армии встретились на реке Угре - левом притоке Оки (между Тульской и Калужской областями). В передних рядах русского войска ратники держали икону Владимирской Богоматери. Происходили стычки, но оба войска - и русское, и татарское - по-прежнему занимали свои позиции на разных берегах. Долго и напряженно стороны ждали нападения и решающей битвы, но никто из противников не хотел нападать первым. Русские чуть отошли от реки, давая татарам возможность начать переправу, но и татары стали отходить. Русское войско остановилось, а татарское продолжало отдаляться. Вдруг грозные ордынские всадники в панике помчались прочь, хотя никто на них не нападал и не преследовал. Русскими воинами это событие было истолковано как явное покровительство Владычицы Небесной Земле Русской. Река Угра была названа ими «поясом Пресвятой Богородицы».[9] «Да не похвалятся легкомысленные страхом их оружия, - писал летописец, - Нет! Не оружие и не мудрость человеческая, но Господь ныне спас Россию».

Так, без всякой битвы, закончилось на Руси монголо-татарское иго. За этим последовало завершение процесса централизации Русского государства, что в церковной истории совпало с периодом дальнейшего становления автокефальной Поместной Русской Православной Церкви, которая, начиная еще со времени правления митрополита Фотия (1408 - 1431), вышла из-под влияния золотоордынских ханов. Завершился этот период к концу XVI века установлением Московского Патриаршества.

Окончательно Золотая Орда рухнула в 1502 году, не выдержав столкновения с Крымским ханством. Тогда правитель Крыма Менгли-Гирей напал на Сарай и перебил всех его жителей. Столица Батыя обратилась в развалины. Последний правитель Сарая Ахмад-хан с немногими сторонниками бежал в степь, где его умертвили войска Тюменских улусов вместе с Ногайскими мурзами, которые без сражения овладели всей Ордой. В 1521 году опять двинулись на Россию крымские и казанские татары под предводительством крымского хана Мухаммет-Гирея. Но заступлением Богоматери и на сей раз Москва была спасена от врагов.[10] Этими событиями завершилась история Золотой Орды.

 ОРДЫНЦЫ НА СЛУЖБЕ У РУССКИХ ЦАРЕЙ.

Как уже говорилось, историческое взаимодействие Руси и Орды оставило о себе память и в виде многочисленных российских княжеских родов тюркского происхождения, влияние которых на историю России трудно переоценить. Истоки формирования служилой тюркской элиты относятся не только ко времени Ордынского подчинения. В процессе распада Золотоордынской империи одной из форм взаимного тяготения Руси и Орды явились отъезды тюркских аристократов в Московские владения. Московские государи предоставляли бывшим своим властелинам города в кормление и требовали исполнения воинской службы. При тюркских вельможах оставлялись их дружины, в их уделах дозволялось селиться неродовитым мигрантам из степи. В разное время ордынцам отводились Кашира и Серпухов, Звенигород и Юрьев-Польский. Выходцам из Ногайской Орды был выделен Романов, а сын хана Улу-Мухаммеда Касим в 1446 году перешёл на службу к Московскому Великому князю Василию II Васильевичу Темному. Касим-хан в 1449-1450 годах активно поддерживал Василия II против князя Димитрия Шемяки, а в 1449 году разбил на реке Пахре войско Золотоордынского хана Сеид-Ахмеда. В 1467 году Касим-хан предпринял неудачный поход на Казань. За службу русскому престолу Касим получил в удел от Василия II Городец-Мещерский, который стал называться Касимов. Город с прилегающими землями (северо-восточная часть современной Рязанской области) превратились в Касимовское царство,[11] в котором стали селиться джучиды - выходцы из ханств: Казахского, Сибирского на Тоболе и Крымскоого. Все они переходили на службу к Московским князьям. Находясь на службе у Великого Московского князя, Касим-хан продолжал исповедовать ислам. По этому поводу посол Иоанна Грозного писал в 1570 году падишаху Османов: «Мой Государь не есть враг мусульманской веры. Слуга его, царь Сеин - Булат господствует в Кесимове, Кайбулла в Юрьеве, Ибак в Сурожике, князья ногайские в Романове. Все они торжественно славят Магомета в своих мечетях». «Цари» и «царевичи» Касимовского царства назначались по усмотрению московского правительства из числа татарской знати, принявшей русское подданство. Все татарские правители Касимова были Чингисидами, то есть прямыми потомками Чингисхана и его старшего сына Джучи. Некоторые из них играли видную роль в политической жизни Русского государства, особенно в период борьбы с Казанским ханством. Касимовские цари и царевичи приносили московскому государю «шерть» - присягу на верность. Окружение Касимовского царя составляли беки и мурзы. Касимовский владетель имел войско из служилых татар, которым он жаловал поместья на территории ханства. По первому зову великого князя Московского Касимовский хан должен был собирать свое войско и выступать в походы против врагов Московии.

Существование Касимовского ханства во главе с правителями-мусульманами показывала всем сопредельным странам, что Московское государство вполне лояльно относится к иноверцам. Знатность тюркских мигрантов позволяла им претендовать на высочайшие места в структуре Русского государства, считаться «честию бояр выше». В росписях воевод по полкам «служилые цари» и «царевичи» всегда упоминались после русского Государя и его сыновей и наряду с высшими представителями московской знати.

Полки служилых ордынцев сыграли решающую роль в победе Московского государя Иоанна III над Новгородом, последним соперником Москвы. Когда же к Москве приближались татарские послы, Иоанн III выходил за город и выслушивал их стоя, тогда как они сидели.

Выходцы из среды ордынской аристократии становились даже «государями всея Руси». К ним можно отнести потомка ордынца Чет-Мурзы - русского царя Бориса Годунова (1552 - 1605 гг.) - «татарин, нехристь, зять Малюты», - как писал о нем Пушкин. А первый русский царь Иоанн IV Грозный был Чингисидом по матери, Елене Глинской.[12] Данное обстоятельство использовалось им при покорении Казани, в борьбе за Казанский престол.

Немало было крещеных ордынцев в ближайшем окружении Иоанна Грозного, ревностно служивших Русскому трону. Предполагается, что к их числу относились видные политические деятели той эпохи, отец и сын - Алексей и Федор Басмановы, глава опричнины и «правая рука» царя Малюта Скуратов.

При дворе Иоанна IV до конца своих дней жил последний Казанский хан Едигер (Ядыгар), при крещении Симеон, где имел свой двор и был похоронен в 1565 году в Благовещенской церкви Чудова монастыря. Известны исторические факты, связанные с деятельностью потомков биев Ногайской орды - князей Урусовых и Юсуповых. Так, с семилетнего возраста при дворе Иоанна Грозного находился Ногайский князь Утямыш-Гирей. Об этом Царь писал его деду Юсупу, Ногайскому князю, что внука его он держит у себя за сына. Утямыш-Гирей умер двадцати лет и похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля с христианским именем Александр. Князь Петр Урусов, сын мурзы Исмаила, возглавил заговор против самозванца Лжедмитрия II, а князь Феликс Юсупов печально известен, как участник убийства Григория Распутина. Существует гипотеза о тюркском (кераитском или сыбырском) происхождении завоевателя Сибири Ермака. В ее пользу приводятся доводы о том, что имя Ермак тюркское и существует до сих пор у татар, башкир и казахов, но произносится как Ермек. Эта версия подтверждается сохранившемся у тюрков России и Казахстана преданием о том, что Ермак принял крещение, от чего стал изгоем (казаком). Именно поэтому ему удалось победоносно провести русские войска по территориям тюркских ханств.

ОБРАЗОВАНИЕ КАЗАХСКОГО ХАНСТВА.

Исторически Золотая Орда - гигантское полугосударство-полукочевье - просуществовала недолго. Падение ее, ускоренное Куликовской битвой и жестокими походами Тамерлана, было столь же скорым, как и ее рождение. Золотая Орда не была государством, выросшим на почве нормального развития какого-нибудь одного народа. Это было химерное, искусственное государственное образование, сложившееся путем насильственного захвата чужих земель. Ее территории были целиком населены покоренными народами, в культурном отношении стоящими намного выше своих завоевателей. Власть в Орде держалась по существу на одном только насилии, да и такое государство не могло иначе существовать, как только посредством насилия и грабежа покоренных народов. «Золотая Орда, - писал Гумилев, - была химерой, тогда как Белая Орда стала ядром образования нового самостоятельного этноса - казахов».

В конце ХIV - начале ХV веков на территории Золотой Орды сложились новые государственные образования, явившиеся ее наследниками: Большая Орда, Ногайская Орда, Узбекское, Крымское, Казанское, Сибирское и другие ханства. Наиболее крупными были Ногайская Орда с центром в городе Сарайчике (она занимала район между реками Яиком (Уралом) и Волгой) и Узбекское ханство, объединявшее основные районы Казахстана - от Аральского моря до Яика на Запад, до Тобола на Север и до Иртыша на Восток. В этническом отношении Ногайская Орда и Узбекское ханство объединяли местные тюрко-язычные племена, еще не сложившиеся в единую народность.

В середине ХV века правитель Узбекского улуса хан Абулхаир (1428-1468 гг.), основал обширное государство, объединившее узбекские, кипчацкие и другие кочевые племена и охватившее территорию от Сибири до Сырдарьи. В 1447 году Абулхаир закрепился на Сырдарье, захватив бывшую столицу Ак-Орды Сыгнак, Узгенд и другие города.

После смерти в 1469 году Абулхаира, когда в стране захватили власть Гирей-хан и Джанибек-хан, потомки Урус-хана, от Узбекского ханства отделились казаки (казахи). В 1470-1471 годах Гирей и Джанибек основали династию казахских султанов и положили начало казахской государственности. Примкнувшая к Гирею и Джанибеку часть кочевников носила название казаки (казахи). Слово «казак», не имея ни политического значения, ни этнического содержания, обозначало всякого вольного человека, отделившегося от своего народа и племени и ведущего вольную жизнь.[13] Имя «казак» сначала передавалось ханству, и с первых десятилетий ХVI века за владениями казаков (казахов) закрепилось название Казакстан. Затем наименование «казак» стало названием народности. С тех пор коренные жители этой огромной страны называют себя «казаками». Таким образом, сложилась новая ветвь Чингисидской династии, которая более 350 лет правила в Казахских степях новой образовавшейся этнополитической общностью - казахским народом. В русской же литературе долгое время коренное население Казахстана называли кайсаками, киргизами, киргиз-кайсаками.

В составе казахской народности исторически сложились три группы племен, каждая из которых была соединена общими интересами кочевого хозяйства и обособлена территориально. Они получили названия «жуз» или «орда». Старший жуз локализовался в Семиречье, Средний - в центральных районах Казахстанских степей, а Младший - в западном Казахстане. В начале XVIII века кочевья казахов Младшего жуза под давлением джунгарского нашествия вплотную приблизились к Яику.

 УЛУСЫ РУСИ.

Дальнейшая судьба всех постордынских образований оказалась тесно связанной с судьбой бывшей данницы Золотой Орды - Руси - России, которая в ХVI столетии, неуклонно наращивая свою мощь. Иоанн III за время своего длительного правления (1462 - 1505 гг.) успел провести победоносные войны со всеми своими соседями. При этом он возвратил обширные территории древней Киевской Руси, выдвинул свои претензии на все ее наследие. Были ликвидированы все прежние уделы и присоединены к Московскому великому княжеству Ярославское (1463 год), Ростовское (1474 год) княжества, Новгородская республика (1477 год), Тверское великое княжество (1485 год), Вятская земля (1489 год). Если Иоанн III в 1462 году получил от своего отца Великое княжество Московское, имевшее площадь около 430 кв. км (примерно половина современной Украины), то в 1505 году он передал своему сыну Василию III Россию, чья площадь превышала 2 млн. кв. км (как современный Казахстан).

На постордынском пространстве в течение XV-XVII веков складывался новый баланс политических сил в борьбе за наследие улуса Джучи. Он выражался в виде двух основных «полюсов» этой борьбы - Русского государства и Крымского юрта, за которым стояла могущественная тогда Османская империя, и к которому тяготели Ногайская Орда, Казанское, Астраханское, Сибирское и Казахское ханства. Но более чем двухсотлетний контакт с Ордой предопределил последующее движение России на Восток. Взаимодействие Руси с политическими наследниками Золотоордынского государства привело к тому, что все они, каждый в свое время, вошли в ее состав.

2 октября 1552 года после двухмесячной осады русские войска во главе с Иоанном IV заняли Казань. Стены города пали в праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Тогда же Иоанн обрел прозвище Грозный - то есть страшный для иноверцев, врагов и ненавистников России. В результате этого похода пало Казанское ханство, обеспечена безопасность восточных рубежей, и русскому народу открылся путь в Азию. Как свидетельствуют летописи, только в одной Казани были освобождены десятки тысяч русских людей, содержавшихся на положении рабов.

В августе 1556 года русское войско взяло Астрахань, окончательно разрушив надежды татар на восстановление их государственной и военной мощи на Востоке.

В 1570 году русскими казачьими отрядами был разгрмлен город Сарайчик - столица ногайского ханства - находившейся при устье реки Яика (Урала).

В сентябре 1581 года отряд казаков во главе с Ермаком отправился в Западную Сибирь на реки Тур, Тобол, Иртыш во владения сибирского хана Кучума. Против Ермака Кучум направил войско под командыванием своего сына, царевича Маметкула, которое было разгромлено Ермаком на берегу Тобола. В следующем трехдневном сражении на берегу Иртыша 23 - 25 октября 1582 года Ермак разгромил главное войско хана Кучума. Потомок Шибана, сына Джучи - последний «татарский» хан Сибири Кучум - бежал на юг, в Ишимские степи.

26 октября 1582 года Ермак вступил в покинутую татарами столицу Сибирского ханства Кашлык (Сибирь). Взятие Кашлыка оказалось важнейшим рубежом в освоении Сибири: ханты, манси и некоторые татарские улусы пожелали принять русское подданство.

Летом 1583 года Ермак предпринял покорение татар­ских поселений вдоль Иртыша и Оби. Он взял также сто­лицу хантов Назым.

В сентябре 1583 года, возвратившись в Кашлык, Ермак отправил посла, атамана Кольцо к Царю Иоанну Грозному со словами: «Низложил Кучума царя прегордого, и все города его захватил, и разных князей, и мурз татарских, вогульных и остяцких с прочими народами под державную руку (твою) привел...».[14]

Вследствие этих победных завоеваний, совершенных при первом русском Царе Иоанне IV, Русь стала превращаться в огромную державу, включившую в себя земли от Ледовитого океана до Каспийского моря.

ВИЗАНТИЙСКИЙ ЦАРЬ НА МОСКОВСКОМ ПРЕСТОЛЕ.

Личность Царя Иоанна Васильевича Грозного (1530 - 1584 гг.) и эпоха его царствования венчали собой период станов­ления русского религиозного самосознания. Именно к этому времени окончательно оформились взгляды русско­го народа на свою роль в истории, на цель и смысл существования, на государственные формы народного бытия.

16 января 1547 года в Успенском соборе Московского Кремля Митрополит Московский Макарий торжественно венчал на царство Великого Князя шестнадцатилетнего Иоанна IV. «Венчался он крестом, венцом и диадимою (бармами), присланными Византийским Императором Великому Князю Владимиру Мономаху, которыми этими утварями венчал Митрополит Ефесский Неофит. Царю был вручен скипетр, на него возложили цепь аравийского злата.... Венец и бармы на Царя возлагал Митрополит Макарий; он же вручал ему в руки скипетр». Иоанн Васильевич стал первым русским государем, над которым, при венчании на царство, после приобщения Святых Христовых Тайн было совершено церковное Таинство Миропомазания. Впервые по окончании церемении венчания архидиакон провозглавил: «Благоверному и христолюбивому и Богом избранному и Богом почтенному и Богом возлюбленному и нареченному и поставленному Великому князю, благовенчанному Царю Ивану Васильевичу и всея Руси Самодержцу многая лета».

О всем совершившемся в Москве была послана грамота Константинопольскому и другим Восточным патриархам. Царский титул должен был быть воспринят и утвержден всей полнотой Вселенской Церкви. Специальная грамота о признании Царского достоинства за Иоанном и его потомками была доставлена в Москву в сентябре 1562 года Митрополитом Евгрипским Иоасафом, Патриаршим Экзархом. Грамота гласила: «Реченному Царю, господину Иоанну, быть и называться ему Царем законным и благочестивейшим, увенчанным и от нас правильно, вместе и церковно, как он от Рода происходит и от крови Царской,[15] как мы уже сказали, и сие полезно всему христианству, повсюду законно и справедливо для утверждения и пользы всей полноты христианства.... Не только в одной Константинопольской церкви, но по всем церквам митрополичьим будем молить Бога о имени твоем, да будешь и ты между Царями, как равноапостольный и приснославный Константин».

Грамота была подписана Константинопольским Патриархом Иоасафом II и Собором Патриархов всех поместных Церквей (36-ю иерархами Восточной Православной Церкви). С того времени Русский Царь - единственный из всех православных властителей - стал поминаться Патриархами как покровитель Вселенского Православия.

Таким образом, Православный мир окончательно признал, что родилось Московское царство, преемствующее погибшей Византии. Сам Иоанн IV полностью разделял взгляд на преемствен­ность Русского Царства. Он писал о себе: «Государь наш зоветца царем потому: прародитель его великий князь Владимир Святославович, как крестился сам и землю Русскую крестил, и Царь Греческий и Патриарх венчали его на царство, и он писался Царем».

Иоанн Васильевич трудился во славу Отечества, стремясь создать Великорусскую Православную Державу. Народ это сознавал, и не просто «терпел» Иоанна, но восхищался им и любил его. Слуга Богу, отец народу, милосердный к личным врагам и Грозный к врагам Отечества. «Не мочно царю без грозы быти, - писал современный автор. - Как конь под царем без узды, тако и царство без грозы». Русские люди видели в Царе выразителя народного единства и символ национальной независимости.

При Иоанне Грозном была собрана воедино Великая Россия, разбита в Церкви ересь жидовствующих, созданы предпосылки выхода к Балтийскому и Черному морям. Была создана регулярная профессиональная армия, которая вела успешную войну фактически со всей католической Европой и мусульманским Востоком. Москва стала несомненным удерживающим центром мира, Третьим Римом, Русская Церковь - хранительницей древнего благочестия. Несмотря на формальное подчинение Константинопольскому Патриарху, Московская кафедра, как первенствующая в Русской Церкви, становится духовным центром Вселенского Православия. Это установление было подтверждено и оформлено особыми актами канонизации русских святых, чей подвиг лежал в основании Русской Церкви и Московского Православного Царства.

В один год венчанием на Царство Иоанна IV был созван Церковный Собор, первый в ряду так называемых Макарьевских Соборов.[16] Следующий подобный Собор имел место в 1549 году. Оба Собора были посвящены прославлению новых русских святых, среди которых были канонизированы благоверные князья Александр Невский и Михаил Тверской, Всеволод Псковский, митрополит Московский Иона, святители Новгородские Никита и Нифонт, святитель Стефан Пермский и целый ряд других великих подвижников.

Соборы 1547 и 1549 годов имели неизмеримое значение для жизни Русской Церкви, народа и государства. Помимо духовной составляющей каждой канонизации, они способствовали созиданию церковной жизни, росту благочестия, духовному подъему русских людей.

В 1551 году в Москве состоялся знаменитый церковный Собор, получивший название «Стоглавый», который оградил древне-византийские православные традиции, сохранившиеся на Руси, от проникающих с запада новых религиозных веяний.

В 1584 году мирно почил о Господе Иоанн IV, пророчески предсказав свою смерть. В последние часы земной жизни от руки митрополита Дионисия он принял монашеский постриг с именем Иона.

Спустя пять лет после кончины первого Госудяря, в 1589 году Константинопольским Патриархом было канонически установлено Русское Патриаршество, как следствие проведенных Иоанном Васильевичем церковных преобразований. В Уложенной грамоте, узаконившей русское Патриаршество, за подписью Константинопольского (Вселенского) патриарха Иеремии II, его собственными словами специально упоминается «великое Российское царствие, Третей Рим».

Таким образом, итогом почти 40-летнего пребывания на престоле Иоанна IV явилось оформление централизованного Российского государства - Царства, равного великим империям прошлого. Территория государства увеличилась до 5,4 млн. кв. км - это чуть больше, чем вся остальная Европа. Именно с того времени Русь начинает именоваться Россией, и страна становытся многонациональной державой.

В начале ХVII века был положен конец политическому значению Ногайской Орды. Тогда же Россия расширяет свои западные границы, включая в себя Малороссию, Белоруссию, Прибалтику, Карелию. Произошло это в правлении царя Петра I, преобразовавшего Московское государство в Российскую Империю - со­общество ряда государств.

В результате русско-турецкой войны 1768-1774 годов русские войска заняли Крым. В конце февраля 1783 года последний крымский хан из рода Гиреев - Шахин-Гирей - подписал отречение от престола и покинул Бахчисарай. 8 апреля 1783 года Российская Императрица Екатерина II издала манифест, по которому Крым, Тамань и Кубань становились русскими областями. Значительная часть мусульманского населения эмигрировала в Турцию.

В мае 1791 года в Крым торжественно въехала Екатерина II в сопровождении австрийского императора Иосифа II, английского и французского послов, представителей других держав. Приезд Императрицы в Бахчисарай стал кульминацией путешествия, предпринятого с целью показать иностранным державам новоприобретенную Тавриду, военную мощь Российской Империи, ее победоносный флот на Черном море. Присоединение Крыма завершило вековую борьбу России за выход к Черному морю, окончательно закрепило южные границы Русского государства.

 КАЗАХСКОЕ ХАНСТВО В СОСТАВЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ.

Включение ордынских ханств в состав Российской Империи явилось важным историческим событием, определившим дальнейшие отношения между Россией и государством Казахских султанов, которое просуществовало дольше всех постордынских ханств.

Московское государство было одним из первых европейских государств, которое еще в ХVI веке в правлении Великого Князя Василия III (1505-1531 гг.) проявило политический интерес к Казахскому ханству. В то время Русь не имела общих границ с Казахстаном, а была отделена от него Ногайской Ордой, Казанским и Астраханским царствами. Когда же распалась Ногайская Орда и под напором русских войск пали Казанское и Астраханское ханства, Казахское ханство стало ближайшим соседом России на юго-востоке. С этих пор русские стали быстро приближаться к границам казахских кочевников - с запада, по течению реки Урала и с севера по течению Иртыша. Таким образом, с коца ХVI века между Русью и Казахским ханством завязались регулярные отношения, имевшие как мирный, так и враждебный характер - со стороны степи с хищнической целью совершались частые нападения на русские остроги и форпосты. Но, соседствуя с православной Россией, Казахстан в то же время оказался окруженным кольцом враждебных ему кочевых народов: башкирами, калмыками, ногайцами, джунгарами, тюркскими народами Хивы, Бухары и Коканда.

С царствования Петра I началась новая эпоха отношений России к мусульманскому миру. Петр Великий в своей восточной политике придавал большое значение Половецкой степи и, по словам его современника генерал-майора Алексея Ивановича Тевкелева,[17] говорил так: «Хотя-де оная киргиз-кайсацкая (орда) степной и легкомысленный народ, токмо-де всем азиатским странам и землям оная-де орда ключ и врата; и той ради причины она-де орда потребна под Российской протекцией быть, чтобы только через их во всех Азиатских странах комоникацею иметь и к Российской стороне полезные и потребные меры взять».

Но в 1725 году Петр I умер, а в Казахском султанате, разделившемся на три жуза, каждый со своим правителем, произошла децентрализация государственной власти, что серьезно ослабило мощь казахов.

Если попытаться исследовать историю Казахского ханства в этот период, то обнаружится, что ее содержание составляли лишь постоянные военные столкновения между отдельными казахскими родами и внешними окружающими Казахстан народами. Это были простые, неорганизованные набеги - «баранта», с целью угона скота, грабежа и захвата пленных. Естественно, что такие нападения вызывали ответную реакцию. На казахских кочевников обрушились с разных сторон: с запада - Волжские калмыки, с севера - башкиры, а с востока - джунгары. Внутри казахских жузов происходили междоусобные распри в борьбе за пастбища.

Постоянные внешние и внутренние конфликты вынуждали казахов искать сильного покровителя среди соседних государств, самым надежным из которых была к тому времени Россия. Теперь уже сами ордынцы нуждались в защите своих бывших данников. Хан Малой орды Абулхаир в 1730 году послал в Петербург делегацию, прося для своего жуза Российского подданства.

Надо заметить, что в период своего самостоятельного исторического существования Казахское ханство не смогло подняться по ступеням политического и социального развития. В первой половине ХVІІІ столетия в кочевой среде господствовал патриархально-родовой строй, власть ханов и султанов «белой кости» стала в сущности номинальной и ограничивалась авторитетом аксакалов, биев и батыров «черной кости». В случае попытки хана применить свои полномочия, кочевники вместе со своими стадами просто уходили от хана вглубь необозримой степи. Хан был нужен только в случае крупных военных предприятий оборонительного или наступательного характера, когда под его властью объединялась масса народа. Все остальное время ханы - потомки Чингиса - жили окруженные рабами и теленгутами[18] и пасли свои стада, как и всякие другие богатые, и почетные казахи.

Посольство хана Малой орды Абулхаира в 1730 году было принято в Петербурге милостиво. Обратно оно выехало с грамотой императрицы Анны Иоанновны в сопровождении русского посольства. Но русских послов ожидало горькое разочарование, когда они прибыли в пределы новых подданных России. Народ встретил их крайне враждебно, создалась опасность для жизни не только русских послов, но и самого хана Абулхаира - что являлось наглядным доказательством слабости ханской власти. Но, прожив в Малой орде в положении пленных около двух лет, послы смогли при помощи влиятельных аксакалов склонить народ присягнуть на верность России.

В 1734 году в Петербург прибыло новое посольство из степи, с которым были оговорены условия подданства. Они выражались в следующем: «охранять русские границы, охранять русские торговые караваны, содействовать русским войскам в борьбе с другими кочевниками и платить ясак кожами звериными».

В 1742 году ханы Малой и Средней орды вновь присягнули императрице Елизавете Петровне. Время от времени ханы и султаны являлись в Оренбург,[19] торжественно приносили здесь присягу на верность России, давали обещания не грабить ее пределов, затем, получив от благородных по сердцу русских правителей угощение и подарки, возвращались в степь. А степь продолжала жить своей жизнью. Набеги и баранта кочевников друг на друга и на русские поселения продолжались, как и прежде. Все меры, предпринимаемые русскими в отношении умирения степи и упорядочения жизни ее народа, оставались напрасными: школы и мечети, устроенные Российским правительством пустовали и не посещались, разваливались дома, построенные для зимовок ханов близ русских пограничных городов. И никаких существенных перемен не происходило в этот период в жизни кочевников. Они по-прежнему оставались такими же воинственными и продолжали, не стесняясь, грабить своих русских покровителей. Поэтому первые 90 лет (1730-1822 гг.) России приходилось усиленно охранять свои границы и торговые караваны от своих новых подданных.

В 1822 году был принят «Устав о Сибирских киргизах», упразднявший давно уже утратившую значение ханскую власть. Вслед за этим постепенно стирались в системе управления кочевниками следы сословного и родового строя, весь народ, независимо от его деления на «белую» и «черную кость», уравнивался в правах и обязанностях со всем сельским населением Российской Империи.

Но спокойствие в Половецкой степи наступило лишь к середине ХІХ столетия, когда были покорены Китаем джунгары, замирены Россией башкиры и калмыки, разорявшие степняков, усмирен бунт султана Кенисары, всколыхнувший весь Дешт-и-Кипчак, и казахи с трех сторон (запада, севера и северо-востока) были охвачены возведенными русскими отрядами оборонительными линиями. Тогда же, в 1846 году, подданство России принял Старший жуз, султаны, бии и старшины которого торжественно присягнули на алькоране на подданство России за себя и за подвластный им народ. Тем и закончился процесс присоединения Казахского ханства к России, длившийся многие десятилетия. Территория древней Ак-Орды была разделена на генерал-губернаторства с прочной военной и гражданской властью, потомки воинственных ордынцев потеряли возможность устраивать набеги, и, волей-неволей, превратились в мирных скотоводов и земледельцев.

В последующий период с 1864 по 1868 годы Россией были покорены последние осколки Золотой Орды - владения Тамерлана. Завоевано Кокандское ханство, а Бухарское ханство поставлено в вассальную зависимость. В 1876 году взята Хива, и, наконец, Петербургским договором 1881 года были определены владения России, пограничные с Китаем.

Святая Русь, набрав духовную силу, органично вобрала в свое естество народы Золотой Орды и, защищая их от внешних врагов, смогла дать им возможность полнокровно развиваться внутри себя, сохраняя свою национальную идентичность.

 ИСЛАМИЗАЦИЯ ПОЛОВЕЦКОЙ СТЕПИ.

В ХIV веке, когда Золотая Орда приняла ислам, как государственную религию, Кочевая степь была лишь поверхностно затронута мусульманством, и обитатели ее продолжали оставаться язычниками. В начале ХV века эмиром Едигеем была предпринята попытка насильственной исламизации кочевого населения Половецкой степи. Но силовые методы решения религиозных проблем не привели к полной победе ислама в Дешт-и-Кипчаке, обитатели которого продолжали в основном придерживаться языческих верований. Надо отметить, что и в ХVI столетии казахи, этническое ядро которых составили кипчацкие племена, хотя номинально считались мусульманами-сунитами ханифитского толка, но фактически по-прежнему продолжали придерживаться язычества. Проповедники ислама проникали сюда и в последующее время из соседних среднеазиатских ханств - Хивы, Бухары и Коканда. Но казахи избирали из мусульманского учения только те места, которые соответствовали привычным для язычников понятиям и смешивали их со своими старыми обрядами. Среди казахов ислам не вызвал того фанатичного подъема, какой произвел в других народах, исповедующих эту религию, и обитатели Половецкой степи еще долгое время оставалось верными поклонниками «бурханов».

Новый этап в распространении ислама среди казахов был связан с деятельностью русского правительства. Когда к Российской Империи были присоединены Казанское, Астраханское и Сибирское ханства, то русские познакомились с народами, их населяющими, как с мусульманами. В России сложился предвзятый взгляд, будто все население бывшей Золотой Орды правоверные мусульмане, а ислам - единственный источник их мировоззрения. Именно с этой ошибочной точки зрения в правительстве России обсуждалось прошлое, настоящее и будущее тюркоязычных кочевых народов Великой степи, в частности казахов. Именно поэтому посол Императрицы Анны Иоанновны Тевкелев, отправленный в 1731 году в Казахские степи к хану Абулхаиру для принятия в российское подданство казахов Младшего жуза, имел строгую инструкцию, составленную в стенах Коллегии Иностранных дел. Согласно этой инструкции, Тевкелев должен был стараться, «яко о наиглавнейшем деле, дабы в верности Ее Императорскому Величеству оный Абу-л-Хайр со всеми другими ханами и с старшиною, и с прочими всеми киргиз-кайсаки присягу по своей вере на алкоране учинили, и тое руками своими подписали, и ему, Тефкелеву, отдали».

Но достоверно известно, что и в первой половине ХVIII века ислам не был религией казахов, требования ислама были им мало известны, религиозные обряды выполнялись в редких случаях. Зато языческие верования так и продолжали быть весьма устойчивыми. И, несмотря на официальный переход к магометанству, ислам в жизни казахов-кочевников имел лишь номинальное значение.

Однако уже в самом начале процесса вхождения трех казахских жузов в состав России, русское правительство сознательно содействовало распространению ислама и укреплению его позиций на покоренных территориях. Такой политики Россия придерживалась после неудавшихся попыток христианизации народов бывших Азиатских ханств, вызвавших восстания «восточных инородцев». Тогда специальным указом Царское правительство предписывало строить мечети. В частности, в 1755 году было разрешено основать близ Оренбурга Сеитовский посад с великолепной мечетью, который стал новым центром мусульманской культуры на границе с Казахстаном. Именно отсюда, с ведома Российских властей, посылались в Казахские степи мусульманские проповедники. И как это ни парадоксально, но утверждение ислама в степях Казахстана совершилось именно после принятия казахами российского протектората и при энергичном содействии самих же русских - православных христиан.

 ОБРАЗОВАНИЕ ТУРКЕСТАНСКОЙ ЕПАРХИИ.

Расширение сферы Российского государства сопровождалось мощным миграционным потоком русского православного населения на новые земли - совершались экспедиции русских войск и казаков в пределы бывшей Золотой Орды. Тогда же были основаны первые казачьи станицы на территориях Малого и Среднего жузов. Продолжая постепенное освоение Казахстанских земель, русские в 1854 году в пределах Старшего жуза, у подножия Заилийского Алатау, на реке Алматинке возвели укрепление Верное. Оно явилось форпостом России в Азиатской стране и в 1867 году получило статус города областного значения.

Но не только административно Казахское ханство вошло в состав Российской Империи, Русь Святая шагнула в Половецкую степь, утверждая в Ордынских пределах вселенскую Истину.

По мере освоения Дешт-и-Кипчака, где наряду с военными укреплениями вырастали поселения русских крестьян, постепенно шло распространение христианской веры. В приграничных крепостях и новообразованных селениях учреждались православные приходы и возводились храмы.

В 1871 году в бывших Золотоордынских пределах снова появилась епархия Русской Православной Церкви, получившая наименование «Туркестанской и Ташкентской», в состав которой были включены осколки Джучиева улуса, в том числе Мавераннахр Тамерлана, и большая часть Ак-Орды Тохтамыша. Кафедральным городом был избран Верный, а кафедру возглавил ученейший иерарх Русской Церкви - владыка Софония (Сокольский), получивший титул архиепископа Туркестанского и Ташкентского. При вступлении в управление новой азиатской епархией в 1872 году, владыка Софония в день Пятидесятницы, отслужив первую Литургию в Ташкентском Военном соборе, обратился к народу с приветственным словом, в котором говорил о том, что «...появление и утверждение в какой бы ни было стране Христовой Церкви радовало и радует дух христианский. Но что же сказать о появления Церкви Божией в стране, владычествовавшей некогда юною, святою Русью со всеми ее православными храмами, а ныне владеемой своими прежними данниками? В стране людей, не только нам не чуждых по историческим воспоминаниям, но и вступивших уже в состав многомиллионной семьи неизмеримого царства Русского? Не поразительна ли такая катастрофа, которая до времен нашего героя Донского ни для кого не могла быть и мыслима, и которую видело одно лишь всевидящее око Царя всех ханов и князей, и царей земных?...И какое русское, православное сердце не откликнулось бы искренним сорадованием, при одной мысли, что не только Русь Святая, но и святая Русская Церковь расширила свои пределы, не для «искания своих си» (Фил. 2,21), но во имя Евангельской истины и международной правды? Расширяют, шествуют, та и другая, от силы в силу и от славы в славу».

Таким образом, ход истории, направляемый Божественным Промыслом, привел к тому, что образованная усилиями святого князя Александра Невского Сарайская епархия, утратив свое значение с падением Золотой Орды, явилась канонической предшественницей епархии Ташкентской и Туркестанской. Последняя, в свою очередь, положила основание ныне действующим на территории современного Казахстана и Средней Азии четырем епархиям Русской Православной Церкви: Астанайской и Алматинской, Чимкентской и Акмолинской, Уральской и Гурьевской, Ташкентской и Среднеазиатской.

СВЯТАЯ РУСЬ В СТЕПИ ПОЛОВЕЦКОЙ.

Но на этом история не окончена. Россия, найдя свой идеал, употребила великие усилия, чтобы зажечь пламень христианской веры в самых пустынных уголках бывшей Золотой Орды, куда вихри социальных катастроф забрасывал русских людей.

Начало прошлого столетия было ознаменовано расцерковлением русского народа, оскудением веры. Но русское общество, уверенное в несокрушимости мощнейшего государства, беспечно взирало на потерю живого богообщения. Именно эта причина обусловила крушение Российской Империи и утрату богоугодного руководства. Напрасно взывали к народу русскому святые подвижники: «Западом и наказывал, и накажет нас Господь, - писал святитель Феофан, затворник Вышенский, - а нам в толк не берется. Завязли в грязи западной по уши, и все хорошо. Есть очи, но не видим; есть уши, но не слышим и сердцем не разумеем. Господи, помилуй нас!... Вдохнув в себя этот адский угар, мы кружимся, как помешанные, сами себя не помня...». Духом Божиим держалась Россия, и оскудение этого духа привело ее к неисчислимым бедам.

Но вместе с тем ХХ век открыл новую страницу в духовной жизни Половецкой степи и положил начало новому сакральному процессу формирования Святой Руси. В период богоборческих гонений в пределы Дешт-и-Кипчака был выслан цвет Русской Церкви, духовный потенциал России, ее генофонд. Самое преданное Церкви духовенство, самые верные Христу монахи и монахини, боголюбивые миряне - находясь здесь в изгнании и заточении, пронесли благодатный огнь живой, ревностной веры через все испытания и муки. Благодаря страданиям новомучеников и исповедников, Казахстанская земля стяжала в своих недрах колоссальный духовный потенциал - кровь мученическую, вопиющую к небу и их честные мощи, сокрытые в недрах степи и горных пропастях. А в небесных селениях сонм Казахстанских святых предстал у престола Господня, простирая молитвенный покров над пределом своих земных страданий. Их подвиг стояния в Истине приложился к подвигу русских князей, претерпевших в Орде мучения за исповедание имени Христова.

И когда в конце ХХ столетия распалось тело атеистического государства, называвшегося Советским Союзом, (а причина падения его так же заключается в дехристианизации и отсутствия веры), сохранила свое единство Святая Русь. Это стало возможным благодаря тому, что Русская Церковь скинула с себя орду большевистскую, позорно предавшую созидательную христианскую идею, и освободилась от ее гнета. Тогда снова из неиссякаемых духовных источников затеплилась вера в душе народной. Когда же в результате безответственных политических игрищ миллионы русских людей, не покидая своих исконных земель, в однодчасье оказались за рубежами Отечества, Русская Церковь духовно связала и связывает их с Россией. И где бы русские люди ни жили, в каком бы положении ни находились, они, прежде всего, призваны сохранять Святую Русь и русский взгляд на мир, который веками основывался на осмыслении жизни как религиозного долга, как всеобщего совместного служения евангельским идеалам добра, любви, жертвенности и сострадания. Они призваны быть наследниками Третьего Рима, а это значит - хранить во всей чистоте Православие и сберегать великую православную традицию духовно-нравственной жизни.

В отличие от «цивилизованной» Европы, Русская Православная Церковь мирно сосуществует на постордынском пространстве с исламским миром. Здесь никогда не возникали внутренние религиозные войны, но всегда сохранялись ровные отношения. В полной мере Церковь осуществляет свое святое служение в пределах бывшего Джучиева улуса, свидетельствуя здесь о вечной Правде.

ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ВЫБОР.

Духовное призвание России содействовало созданию русской цивилизации, отличной от западной. Хотя обе они по происхождению являются христианскими, но русская цивилизация на протяжении веков сформировалась, как христианская удерживающая, западная же - как христианская апостасийная, то есть все дальше отходящая от Истины и вынашивающая в себе «тайну беззакония». Если в первые века христианству противостояло язычество, затем ереси, то с концом Средневековья драму мировой истории составляет уже борьба между этими двумя христианскими цивилизациями, которая приводится в действие закулисными двигателями.

Движение России в Азию, в отличие от движения Англии, было продиктовано исторической необходимостью и не принесло ей никакого богатства, только тяжести и жертвы, если не считать вознаграждением безопасность границ от разбоев и набегов степняков. Многие азиатские народы добровольно присоединялись к Русскому, сугубо национальному и православному государству. Российская Империя давала возможность народам, в нее входящим, «молиться своим богам», но при этом принадлежать к целому и быть источником ценности. И эти народы видели, что именно в России они нашли достойное место. Сформировавшись в гигантскую державу, где спокойно сушествовали Азия и Европа, Россия умирила противоборство между азиатским и европейским духом.

В отличие от стран Европы, Россия никогда не имела колоний. Это - историческое достижение русского мира. Все нации в России имели равные права. Соборная Империя обеспечивала защиту этносам, помогала сохранять самобытность. Не случайно во времена Великой смуты, когда Запад в лице поляков бесчинствовал в кремлевских соборах, старейшины казанских татар, которые еще помнили покорение Казани Иоанном Грозным, тем не менее, собрали деньги на ополчение и послали Минину и Пожарскому.

Россия последовательно расширяла свои географические пределы в Евразии до тех масштабов, которые сделали ее осевым пространством мировой политики, почему она и оказалась в центре всемирно-исторической драмы нового времени. Запад, спасенный в свое время от восточного затопления русским коридором, нелегко мирился с геополитическими завоеваниями России. Обретения Петра Великого не давали покоя Европе более двех веков, пока они не были сданы адептами сахаровско-горбачевской школы.

Претерпев за последнюю эпоху эволюцию в сторону европоцентричности, отойдя от культурного поиска, Западная цивилизация сосредоточилась на стяжании сугубо материальных ценностей. Если какой-то народ остается ментально непохожим на нее, народ этот зачисляется в разряд варваров. Если государство не удовлетворяет тем критериям, по которым, с точки зрения либералов оно должно быть устроено, это государство можно ненавидеть.

Ныне вновь Россия и государства постордынского пространства, духовно и исторически связанные со Святой Русью, поставлены перед цивилизационным выбором: воспринять чуждые космополитско-материалистические ценности, идеологию западного либерализма, слиться с «общечеловеческим» образованием и потерять свой духовный суверенитет. Или же, опираясь на давние традиции, войти в послушание Промыслу Божию, сохранить национальную самоценность, самобытный внутренний лик и самостояние в мировой истории.

Список использованной литературы:

Тальберг Н. «История Русской Церкви», Изд. Сретенского монастыря, 1997 г.

Малышев А. Б. «Плитические отношения Золотоордынских ханов и Русской Православной Церковью». «Мир Православия» Вып. 4, Волгоград, 2002 г.

Малышев А. Б. «Христианство Золотой Орды», Саратов, 2000 г.

Петрушко В. И., «История Русской Церкви».

Платонов С.Ф. «Полный курс лекций по русской истории».

Насонов А. Н., «Монголы и Русь», М. - Л., 1940 г.

Митрополит Иоанн (Снычев), «Самодержавие духа».

Ильин Иван, «Почему мы верим в Россию?»

Иванов В. А., Яминов А. Ф., «История Золотой Орды», Стерлитамак, 1999 г.

Батыш-Каменский Д.Н., «История Малой России». Киев, 1993, Издательство «Час».

Егоров В.Л., «Золотая Орда: мифы и реальность», издательство «Знание», Москва, 1990.

Егоров В. Л., «Золотая Орда», М, 2005 г.

Егоров В.Л., «Историческая география Золотой Орды в XIII-XIV вв.».

Греков Б.Д., Якубовский А.Ю., «Золотая Орда и её падение»Москва, 1950, Издательство Академии Наук СССР.

Гумилев Л.Н., «Древняя Русь и великая степь». Москва, 1992.

Гумилев Л. Н. «От Руси к России». Москва, 1992.

Кадырбаев А.Ш., «Золотая Орда и ее Евразийские наследники». Алматы, Казахстан - Спектр.

Митрополит Макарий, «Истирия Русской Церкви».

Митрополит Питирим (Нечаев) Истирия.

Ключевский. «Курс русской истории».

Кляшторный С. Г., Султанов Т. И., С-Пб., 2000 г.

Вернадский Г. В. «Монгольское иго в русской истории».

Вернадский Г. В. «Два подвига Александра Невского».

Григорьев А. П. «Золотоордынские ханы 60-70-х годов XIV в.; хронология правлений».

Григорьев А. П., «Сборник ханских ярлыков русским митрополитам», изд. С-Сб Университета, 2004 г.

Сборник «Историография и источниковедение стран Азии и Африки», вып. VII. Л., 1983

Владимир Махнач, «Святой Благоверный Князь», «Империи в мировой истории», «Основание Сарайской (Крутицкой) епархии: забытые причины».

Кучкин В. А., «Ханы Мамаевой Орды», из сборника «Девяносто лет Баскакову». М., 1996.

Сафаргалиев М. Г., Распад Золотой Орды, Саранск, 1960.

Левшин А. И. «Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей».

Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви.

Тихомиров М.Н. «Древняя Москва XII - XV вв».

Пензев Константин. «Национальный состав Золотой Орды».

Полубояринова, «Русские в Золотой Орде» М.,1997.

Иван Белозеров, «Русские митрополиты и ханы Золотой Орды: система отношений». «Вестник МГУ», сер.8, История, 2003, №3.

Плано Карпини, «История монгалов», Алматы, «Гылым», 1993, стр.70.

Гильом де Рубрук, «Путешествие в Восточные страны», Алматы, «Гылым», 1993, стр. 108.

Румянцев П.П. «Очеркистории киргизского народа» С-Пб., 1910 г.

Кляшторный С.Г., Султанов Т. И. «Государства и народы Евразийских степей. Древность и средневековье», С-Пб, 2000 г.

Белозеров И. В. «Религиозная политика Золотой Орды на Руси в ХIII- ХIV века». М. 2002 г.

Г. А. Федоров-Давыдов, «Религия и верования в городах Золотой Орды».

Священник Илья Соловьев, «Крутицкое подворье в прошлом и настощем», Москва, 2007 г.

Надинский П. Н. «Очерки по истории Крыма». Ч. 1. - Симферополь, 1951 г.

Тихомиров М. Н, «Древняя Москва ХII - ХV вв».

Похлебкин В. В. «Татары и Русь, 360 лет отношений. 1238 - 1538».

Протопресвитер Георгий Металлинос, «Церковь и государство», Пермь, «Панагия», 2003.

Манягин В. Г. «Апология Грозного Царя». Критический обзор литературы о Царе Иоанне Васильевиче Грозном, Издание 2-е, исправленное и дополненное Издательство «Русский Вестник».

Сборник «Россия перед вторым Пришествием», том I, М., «Общество Святителя Василия Великого».

Т. М. Фадеева, «По горному Крыму» М., «Искусство», 1987.

«Исторический Вестник», 1880 г., сентябрь, «Предания об исторических лицах и событиях».

«Исторический Вестник», 1889 г., май, «Византийский Царь на Московском престоле».

«История Византии», т. 3, М., 1967, гл. 3-4.

Нарочницкая Наталья, «Русский мир», С-Петербург, «Алетейя», 2007.

Протопресвитер Георгий (Металлинос) «Церковь и Государство», Пермь, 2003 г.

Кривошеин Ю. В. «Ордынский царевич Петр и его род...», альманах «Университетский историк» № 1, 2002, истор. Факультет СПбГУ.

Орлова М. Л. «Сарайская (Сарская) и Подонская епархия ХIV-ХVIII вв.», Макариевские чтения, Можайск-Терра 2005 г., вып. ХII.

Селезнев Ю. И. «Темник Мамай - противник Великого Князя Московского Дмитрия Ивановича Донского», «Дмитрий Донской и эпоха возрождения Руси», Тула, 2001 г., труды юбилейной научной конференции.

Белозеров И. В., «Религиозная политика Золотой Орды на Руси в ХIII - ХIV вв.» (Автореферат), М., 2002 г.

Малышев А. Б. «Христианство Золотой Орды» (Автореферат), Саратов, 2000 г.

Кривцов Д. Ю., «Маршруты поездок русских митрополитов в Золотую Орду в ХIII-ХIV вв.», «Проблемы исторической географии и демографии в России», вып. 1, М, 2007 г.

Булатов М. П. «Тайны Золотой Орды и Византии», Тверь, 2005 г.


[1] Князь литовский Остей, внук Ольгерда, находившийся в это время в Москве.

[2] Из «Повести о нашествии Тохтамыша».

[3] Из «Кнги побед» Шереф-ад-дина Йезди.

[4] Митрополит Киприан управлял Московской митрополией с 1380 по 1385 г.; затем вторично с 1390 по 1406 г.

[5] Из «Кнги побед» Шереф-ад-дина Йезди.

[6] В память чудесного избавления Русской земли от Тамерлана на Кучковом поле, где была встречена икона, построили Сретенский монастырь, а на 26 августа (по новому стилю – 8 сентября) было установлено всероссийское празднование в честь сретения Владимирской иконы Пресвятой Богородицы.

[7] По взятии Константинополя турками (1453 г.) Софья вместе с отцом нашла убежище у Римского папы. Тот воспитал княжну в правилах католической церкви и впоследствие предложил ее в супруги Иоанну III, незадолго перед тем овдовевшему. При этом папа надеялся при помощи княжны подчинить себе Русскую Церковь. Иоанн согласился на брак, отправил за Софией послов и по прибытии ее в Москву повенчался с ней по православному обряду. Надежда же папы на подчинение Русской Церкви не оправдалась, и сама София стала исповедовать Православие.

[8] Басма – коробочка, заполненная воском с оттиском пятки хана, выдававшаяся послам как верительная грамота.

[9] В честь событий 1480 года Владимирской иконе было установлено празднование (23 июня / 6 июля) с крестным ходом в Сретенский монастырь.

[10] Память этого события совершается св. Церковью 21 мая/3 июня.

[11] Существовало в 14521681 годах.

[12] Кака уже упоминалось, княжеский род Глинских (15 – 18 вв.) берет начало от одного из сыновей Мамая, владевшего в Приднепровье г. Глинском (отсюда название рода) и соседними с ним Полтавой и Глинницей.

[13] Отсюда тюркское слово «казак» стало применяться в русском языке. Казаками на Руси стали называть людей без определенных занятий, а так же вольнонаемных батраков. Впоследствии казаками стали звать жителей южных окраиах Руси, смежных с Кипчакской степью, где условия жизни придавали этой вольнице характер военного общества.

[14] В честь Ермака в Казахстане был назван город в Павлодарской области, носивший название «Ермак» до 1993 года. В центре Ермака в советское время был воздвигнут величественный гранитный памятник в честь покорителя Сибири. После распада СССР, в 1993 году город Ермак переименован в город Аксу, памятник Ермаку демонтирован и перевезен казаками в Россию.

[15] Первый Русский Царь является прямым преемником православных Царей Греческих, от которых он происходил и по бабке своей Софье Фоминичне Палеолог и по прародительнице Анне, супруге Равноапостольного Владимира. В нем смешалась кровь греков Палеологов, московских Рюриковичей и литвинов Глинских, которые происходили от ордынца Мамая.

[16] Созваны по инициативе Святителя Московского Макария.

[17] Тевкелев Алексей Иванович – генерал-майор, заводовладелец и помещик. По происхождению татарин (татарское имя Кутлу-Мухаммед-Мурза), в начале 1730-х гг. принял православие, многие годы служил в Оренбургском крае, ведал дипломатическими связями с правителями казахских жузов и государствами Средней Азии. За время службы Тевкелев стал владельцем крупных поместий в Оренбуржье.

[18] Теленгуты – отбившиеся от своего рода казахи, которые служили хану, как вооруженная охрана.

[19] Город построен по просьбе хана Абулхаира, чтобы он мог находить в нем убежище от своих врагов.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 6

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

6. Ульяна : Re: От Золотой Орды до Верного
2013-08-02 в 19:53

Спасибо за статью! Я, когда была подростком, интересовалась личностью Тамерлана, но, к сожалению, мне тогда не попался такой материал о том, какую страшную роль сыграл Тамерлан в судьбе русского народа!
5. Вера : Благодарность
2010-09-20 в 02:12

От всего сердца благодарю за этот огромный труд. Читала на одном дыхании. Я - русская, родилась и жила в Казахстане. Но истории своей малой родины - не знала. И связанное, логичное изложение исторических связей читаю впервые.
Успехов Вам в работе!
4. Gabriel : XRISTOS VOSKRESE!
2010-07-04 в 22:23

Thank you for this wonderfull trip into history.

S BOGOM.

Gabriel.
3. Владимир Ант. : Купить книгу
2010-06-21 в 11:24

Хорошо изложенный материал, примиряющий мусульман и православных общей многовековой историей, и противостоящий чуждой, верогубительной католической Европе.
Есть ли соответствующая книга Веры Королевой?
2. Lucia : Владимирову
2010-06-20 в 20:19

"Приняли иудаизм"! Их не совсем спрашивали. Читайте Артамонова - учителя Гумилева. А если лень - Милорада Павича.
1. Владимир : Положение Хазарии
2010-06-20 в 18:18

Спасибо за прекрасно изложенный материал. Непонятно положение Хазарии. Это же тоже кочевые племена, устраивавшие набеги на Россию в то же время. Входили ли они в состав Орды? И почему они приняли иудаизм, а не ислам?

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме