Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Россия, Европейский мир и цивилизационное противостояние ислама

Диакон  Георгий  Малков, Русская народная линия

18.01.2010


Блаженной памяти убиенного за Христа о.Даниила Сысоева …

От редакции. Хотелось бы предварить публикацию обстоятельного историософского эссе отца Георгия Малкова несколькими замечаниями. Отец Георгий дает блестящую характеристику постхристианской Европы, справедливо указывая на то, что надежды европейцев интегрировать пришлое мусульманское население тщетны, ибо речь идет о цивилизационном противостоянии. Нельзя не согласиться и с выводом автора, что единственным условием выживания для европейских народов является новая Реконкиста. Однако о.Георгий ставит точку там, где надо бы поставить запятую, и не задается вопросом: А откуда могут взять европейцы духовные силы для новой Реконкисты? Напрашивающийся ответ - из Христианства, что в применении к Европе означает, что силы эти и понимание смысла борьбы европейцам должна дать Католическая церковь. Во время первой Реконкисты так и было. Но тогда стоит задаться другим вопросом: а способен ли нынешний Ватикан стать во главе этой цивилизационной борьбы европейских народов? И другая сторона вопроса: Не несет ли именно Католическая церковь главную ответственность за нынешнее плачевное духовное состояние Европы? Если признать ответственность папского престола и констатировать неспособность Ватикана возглавить борьбу европейцев за выживание (а только так и нужно по справедливости ответить на эти вопросы), тогда нужно говорить о том, что главным условием второй Реконкисты может стать только духовное обновление Европы. Что может означать только одно: отказ католиков от своих еретических заблуждений и возвращение Католической церкви в лоно Вселенского Православия. К сожалению, анализ этих вопросов оказался вне поля зрения автора. Тем не менее, статья наверняка вызовет интерес читателя своей основательностью и широтой охвата проблем.

...братия мои, укрепляйтесь Господом и

могуществом силы Его... примите всеоружие

Божие, дабы вы могли противостать в день

злый и, все преодолевши, устоять...

Еф. 6, 10, 13

Об опасности «биологического» национализма для единства Русской земли

Одним из важнейших вопросов, возникающих при решении проблемы нового «воцерковления» России и укрепления православной основы российской государственности, - «воцерковления» как реально единственной духовной опоры в деле возрождения нашей страны, является вопрос о межнациональных отношениях внутри всего нашего многонародного общества. Поскольку отношения эти одновременно затрагивают и религиозную составляющую российской общественной жизни в целом, на них следует остановиться особо.

Как для духовно-справедливого и исторически-оправданного, так и для практически-трезвого подхода к выработке всероссийской государственной политики в этой области, совершенно необходимо - и общественно-политическим деятелям, и основной массе российских граждан - окончательно осознать, что государство-образующей основой России, как и основой всей ее последующей государство-сберегающей системы является (нравится это кому-либо или нет) православная по своим корням и, главное (на сегодняшний день, в конкретно-практическом смысле), по своим духовным заданиям (и в собственно религиозном и, естественно, в культурно-традиционалистском отношении) преобладающая изначальная часть всего нашего населения - этнические русские, составляющие ныне порядка не менее восьмидесяти процентов граждан России!

Только взяв за основу такое основополагающее понимание роли русского народа в прошлом созидании и в будущем сохранении российской государственности, мы и сможем уберечь нашу страну от гибели.

И в таком утверждении, в таком государственнически осмысленном, положительно «фундаменталистском» религиозно-политическом тезисе нет ничего правоограничивающего или унизительного для иных, также населяющих Россию народов.

Знаменательно, что именно подобным образом в январе 2003 г. высказался и будущий наш Патриарх (тогда - митрополит Смоленский и Калининградский) Кирилл - в интервью по поводу открытия в Москве нарочито издевательской, унижающей христианство выставки «Осторожно, религия»: «Нет ничего оскорбительного в утверждении, что Россия является государством русских православных людей, в котором живут также национальные и религиозные меньшинства» (Ответ, данный митрополитом Кириллом на пресс-конференции в РИА «Новости» 20 января 2003 г. - Цит. по: Ципко А. Россию пора доверить русским. Критика национального нигилизма российских либералов. М.: Изд-во «Алгоритм», 2003. С. 373-374). И каждое из последних лишь должно ясно осознавать, что их духовно и материально благополучная и мирная жизнь в общей для всех нас России зависит единственно от того, насколько их интересы будут увязаны с интересами основной государственно-образующей нации Русской земли - русских - и насколько национальные меньшинства будут учитывать эти интересы в собственном своем развитии в границах Русского государства (справедливо, впрочем, требуя от него удовлетворения и собственных разумных, без втайне лелеемого сепаратизма, национальных запросов - для сохранения в той или иной степени религиозно-культурной самоидентичности всех меньшинств). Как в другом своем выступлении весьма точно высказался на ту же тему (еще в 2005 году) Патриарх Кирилл: «Россия как великое государство может быть либо единой семьей многих народов, либо она не будет великим государством. Именно поэтому ксенофобия и национализм несовместимы с самой природой России» («Церковный вестник» (газ.). М. N 6 (307). Март-апрель 2005 г. С. 8).

Но важно при этом иметь в виду взаимную обязательность выполнения этого требования - не одной только русской нацией (и сложившейся-то в результате органичного единения собственно русского суперэтноса со многими другими соседними народами), но и всеми прочими малыми народностями, - хотя и объединенными вокруг русских нашей общей российской многовековой историей, но пока еще не вросшими в состав единой, всеопределяющей для России русской нации («великороссов»).

Пример же того, какими муками оборачиваются для всех необоснованные сепаратистские устремления отдельных авантюристически и эгоистически настроенных представителей именно второй стороны, хорошо показывает пример и до сих пор, по сути, «незамиренной» Чечни.

Как подчеркивает в одной из своих статей современный активный деятель православного общественного движения, председатель Союза православных граждан В. Лебедев: «Любой национализм, противопоставляющий между собой народы, проповедующий особенные права «титульных наций», смертельно опасен для России. Это касается и тех русских националистов, которые, радея о «расовой чистоте», рассматривают русский народ как некий особый биологический вид, чуть ли не породу - как у животных. Такого рода деятели воображают, что они служат России, занимаясь на самом деле многолетним пережевыванием одних и тех же ксенофобских тезисов.

По существу, биологический национализм отрицает самый смысл существования России как страны - потенциальной носительницы высших ценностей, открытых любому, кто способен и готов их принять, отрицает саму возможность для нашего Отечества быть не замкнутой самодостаточной системой, но страной, которая может и должна дать миру многое. Национализм (точнее вульгарный и абсолютно антидуховный шовинизм. - Г.М.) опровергается самой историей России, органически вбиравшей в себя на протяжении веков различные, разнородные этносы...

Быть русским - это означает прежде всего принадлежать к великой общерусской культуре, истоки и корни которой в Православии» (Лебедев В. На камне веры православной // «Православная беседа» (журн.). N 1. 2005 г. С. 42-43). Сказано предельно точно!

Поэтому главным для нас остается, конечно же, возрождение не столько, так сказать, естественно-природного национального духа России (без чего, впрочем, дальнейшее ее существование также представляется весьма проблематичным), сколько, прежде всего, возрождение духа христианского - как единственно несокрушимого залога ее исторического будущего.

Недаром Церковь учит нас, что всякая человеческая душа - уже по самому происхождению своему - изначально суть христианка. И именно поэтому над-исторической религиозной сверхнациональной задачей русского народа остается постепенное восстановление прежнего своего (многовекового!) православного духа - на пути чаемого созидания себя как в первую очередь сознательно христианского православного сообщества.

Другого пути у России нет - и это пора, наконец, понять всем нам!

А к чему, соответственно, приводит уклонение страны от этого, единственно возможного для ее дальнейшего сохранения и достойного существования пути, к чему приводит государственно провозглашенный «штурм Небес» - показывает вся страшная физически и трагическая в духовном отношении жизнь (в итоге - всех граждан нашей страны, а не только православных) на протяжении последнего столетия.

Особой принципиальной строгости и законности в многонациональной России требует поддержание в ней подлинного межэтнического равновесия, то есть проведение такой соответствующей внутренней и внешней политики (одновременно!), при которой единение всех коренных народов страны неизбежно (ибо только так и возможно) будет происходить вокруг основной - в 80 % - части ее населения, отнюдь не ущемляя при этом каких-либо иных религиозных и культурных традиций остальных граждан (не православных и не русских), проживающих на территории исторически сложившейся Русской земли.

Строжайшее равновесие прав и обязанностей, одинаково обязательное для всех российских граждан, должно быть единственным - политически разумным и жизненно оправданным принципом существования целостного Русского государства. Только такая твердая позиция центра может предотвратить - пока не поздно - внутренний раскол России по национально-религиозному принципу.

О сепаратизме и религиозно-цивилизационном противостоянии у нас и на «пост-христианском» Западе

Для сохранения общенародного (и межнационального - в том числе) государственного единства России необходимо проявить (причем, пока не поздно, уже в самое ближайшее время!) параллельным образом и мудрую доброжелательность, и вполне определенную общегосударственную духовно-политическую жесткость, ибо и сейчас уже можно наблюдать явную дискриминацию тех же русских в ряде наших национальных автономий и попытки местных правящих элит, по мере возможности, дистанцироваться от центральной власти, превратив «свои» федеративные субъекты в своего рода полуроссийские анклавы удельно-княжеского типа! И это даже при том, что, например, те же татарские или башкирские мусульмане представляют собой наиболее традиционно мирные и достаточно лояльные группы исламского населения в России.

Сегодня центральная власть в большинстве случаев старается закрывать глаза на отмеченные здесь, пока тихо идущие (но потенциально в достаточно всё же сепаратистском направлении) процессы - и в силу слабости своего государственнического сознания, и в силу отравленности его политическими штампами еще коммунистической эпохи (в значительной мере как раз и подтвердившими свою полную несостоятельность самим фактом крушения СССР).

В других же случаях власть даже прямо поддерживает и приветствует проявления местнического эгоизма автономий, становящих порой прямыми «коллаборационистами» в процессе разрушения российской государственности ведущими представителями российских же (но, по сути, вполне по-антироссийски настроенных) олигархов. И здесь, естественно, немаловажное значение имеет уже взаимная коррупционность и закулисный экономический (преимущественно осуществляемый в личных целях) сговор между центральным начальством и начальством автономий.

При этом следует заметить, что осуществляемая в условиях подобной политики система подкупа местных автономий - в первую очередь потворством растущему экономическому аппетиту их «элит» - может сдерживать подспудные центробежные тенденции лишь до поры, до времени.

Особенно же опасная критическая масса постепенно всё более накапливается в отношении первостепенной важности вопроса, - вопроса о сохранении единства и твердой мощи России перед лицом исподволь усиливающихся настроений подчеркнуто религиозно-идеологизированного сепаратизма мусульманской части ее населения в отдельных регионах.

Именно тут «национальные страсти» вполне сознательно подогреваются - в собственных эгоистических интересах - местными верхами, и именно тут подобные тенденции находят достаточно активных приверженцев в части «среднего класса» (более политизированного и более амбициозного, чем остальные слои населения подобных автономий).

Основная же часть «титульного» местного населения, как это обычно и бывает, мало интересуется политическими разборками, почти ничего не имеет от них экономически и спокойно готова жить и далее в рамках единого Русского государства - без излишних сепаратистских амбиций, как это имело место и в досоветский да и в советский периоды, если бы и ее порой не соблазнял мелкопоместный националистический угар региональной элиты.

Центральная власть, заявляя порой нечто невразумительное о ее нынешних якобы достижениях по «восстановлению федеральной законности в национальных образованиях», всячески старается, дабы «не будить зверя» сепаратизма, делать хорошую мину при явно нехорошей игре, не заостряя внимания на этой проблеме вообще. Но шила в мешке не утаишь... И нездоровые антироссийские тенденции указанного типа, похоже, начинают (пусть и пока с трусливой оглядкой) всё более и более укрепляться, грозя в дальнейшем многими бедами и русским, и местным коренным народам в их возможном будущем противостоянии Российскому государству - в духе Чечни...

Учитывая всё это (в том числе и полное отсутствие у правительства РФ социально-политической и экономической концепции «умиротворения» мусульман-горцев), следует ожидать в дальнейшем на Северном Кавказе нового, причем еще более мощного, всплеска антироссийской сепаратистской борьбы: понимать это и заранее готовиться к этому России следует уже сегодня.

Вообще тему сепаратизма в нашей стране можно было бы, пожалуй, здесь и не затрагивать, если бы, к сожалению, за нею не стоял особо взрывной элемент всей российской жизни - вполне вероятная сугубо религиозная (причем отнюдь не по форме, а по всей духовно-цивилизационной своей сути) межэтническая конфронтация (и даже, возможно, в самом географическом центре России)!

Как мы знаем, смертоубийственная для всех зараза межцивилизационного противостоянии расползается ныне уже по всему миру. И было бы непростительной глупостью закрывать глаза на вполне очевидный факт современной международной жизни: в мире уже сейчас в глобальном масштабе существует сразу несколько фронтов или «театров военных действий», которые в любой момент могут разразиться буквально общепланетарным кризисом, катастрофическим для большей части человечества. И одна из важнейших составляющих этой новой мировой войны есть, безусловно, война между всегда и ранее противоборствовавшими, религиозно несовместимыми в своей основе, принципиально антагонистичными на глубинном духовном уровне, вполне явственно полярными цивилизациями - то есть, говоря прямо, между «Западом» и «Востоком» (пока еще только в мусульманской его модификации, хотя о «Востоке» - в перспективе будущих возможных его гегемонистских устремлений - уже сейчас следует говорить в гораздо более расширительном смысле).

Подогреваемые собственными религиозно-экстремистскими лидерами, а зачастую и провоцируемые некоторыми кругами Запада, ведущими в этом вопросе двойную и порой весьма двуличную политику, исламистские силы, по сути, уже вышли на арену третьей мировой войны! Это: и повседневный терроризм, и войны - на Балканах, на Ближнем Востоке и в Азии, и фактически уже начавшаяся, пока относительно еще «мирная», интервенция мусульманами многих стран Западной Европы и ряда важнейших регионов США (в западноевропейских странах сейчас проживает порядка 16-17 миллионов мусульман, в США - около 1,5-2 миллионов).

То, что исламисты собираются последовательно развивать свою интервенцию и далее, постепенно переходя ко всё более нахрапистым действиям, подтверждают, например, известные события в Париже, где мусульманский бунт (который некоторые, недалекие в своем полудетском либертарианстве, политики предпочли связать с социально-экономической проблематикой) является первой ласточкой явно начинающейся теперь «горячей фазы» цивилизационного (в первую очередь в основе своей именно национально-религиозного!) - в самом прямом смысле «не на жизнь, а на смерть» - противостояния ислама «постхристианской» Европе.

Это противостояние, конечно же, имеет преимущественно религиозно-цивилизационный характер. Социально-экономические же проблемы оккупированных ныне мусульманами некоторых окраин французской столицы - всего лишь подпитывающая «энергетика» для антиевропейских настроений и действий со стороны чуждых и глубоко враждебных Европе этносов. И показательно, что точно такую же враждебность мы наблюдаем сегодня и в Вене, и в Лондоне, и в Мадриде, и в Бельгии, и в Германии, да и не только в Европе, ибо подобные же события начинают разыгрываться уже и в далекой Австралии...

Особенно, увы, богатые перспективы в этом отношении - вплоть до возникновения этнически-»гражданской» войны - имеют США, до сих пор не имеющие государственной воли остановить огромную и опаснейшую иммиграционную волну.

Совершенно ясно, что с подобными рода эксцессами вскоре особенно жестко придется встретиться и многим коренным жителям Европы. Более того - при нынешнем либертарианском попустительстве европейских правительств - процесс этого противостояния будет только расширяться, захватывая всё новые и новые страны и оборачиваясь для них большой кровью.

При этом можно смело утверждать: пусть завтра Западная Европа буквально озолотит воинствующих исламистов - положение не улучшится ни на йоту!

Западноевропейскому сознанию, привыкшему всё мерить степенью своей социальной обеспеченности, никак пока не понять, что есть общества, где существуют совсем иные шкалы цивилизационных (в первую очередь - именно национально-религиозных, для всякой более или менее духовно-ответственной личности наиболее драгоценных) ценностей и где есть совсем иные алтари, в жертву которым те же исламисты всегда готовы приносить свои жизни (не говоря уж о чужих!) - точно так же, как они делали это и сотни лет назад, - в отличие от нынешней «постхристианской» Западной Европы, в основной массе своей ставшей глубоко равнодушной к вере своих предков.

Но Бог поругаем не бывает - и вот уже горят окраины (пока еще только!) Парижа...

При этом весьма показательно, что, хотя мы постоянно слышим о мусульманах-смертниках, взрывающих вокзалы, кафе, магазины и автобусы с детьми не только в Израиле, но вот уже - убивающих и европейских «неверных», никто еще пока вовсе и не слыхивал ни об одном европейце, согласившемся совершить в подобной же стилистике «религиозного камикадзе» свой акт возмездия - за погибших в Лондоне, Мадриде или в той же Москве! Однако было бы вполне понятным и естественным, если бы это являлось следствием сознательного христианского неприятия терроризма - как явления внутренне негуманного, в нравственном отношении зачастую граничащего с откровенной подлостью, бесчеловечностью и варварством...

Но - нет, даже и за этим «беззлобием» явно стоит по большей части лишь общеевропейская расслабленность, лень и развращенность души, ибо как ветхозаветный принцип «око за око», так и христианский гуманизм умиротворения, - равно от этой, ныне вообще во многом уже попросту внерелигиозной, духовно кастрированной (атеизмом, гуманизмом, демократизмом, плюрализмом, прогрессизмом и т.д. и т.п.) души весьма и весьма далеки.

«Стопроцентному» французу, и поныне, увы, не стыдящемуся своей, также весьма варварской, «Великой Июльской революции», омытой кровью бесчисленных жертв, в том числе - точно так же, как и «Великая Октябрьская», кровью множества священников (в итоге французского «Июля» на гильотине погибли 17 тысяч человек, в контрреволюционной Вандее был убит почти каждый второй ее житель (как у нас на Тамбовщине в 1921 году), а всего в результате последовавших затем «революционно-освободительных» наполеоновских войн - полегло костьми около 4 миллионов французов!), - такому французу-»вольтерьянцу» трудно, почти невозможно понять, что человек иной цивилизации может бунтовать вовсе не из-за лишней тарелки супа или даже какого-нибудь «Ситроена», а только из-за природного неприятия «чужих», то есть христианского в своих истоках европейского сообщества, - из сознательной или же подсознательной (у кого как, но результат всегда один и тот же) ненависти к «христианским собакам», в пределе же - к Самому Господу нашему Иисусу Христу как подлинному Сыну Божию!

И никакой демократический псевдохристианский гуманизм, никакие социальные программы здесь не помогут... Помогут же только: возвращение европейцев к единственному своему жизненному истоку - вселенскому христианству и религиозно-цивилизационно осмысленные адекватные силовые ответы на объявленный Европе террор (фактически же - религиозную войну!), ответы неизбежно суровые - с параллельным массовым лишением гражданства явно нелояльных элементов и последующей неумолимой их депортацией (не говоря уж о решительном полном и жесточайшем пресечении иммиграции незаконной).

Отсутствие же всяких дальнейших мирных перспектив в этом, неумолимо развивающемся, фактически этно-»биологическом» (ибо религиозные идеологемы здесь всё-таки вторичны, хотя и подчеркнуто программны!) противостоянии цивилизаций позволяет с прискорбием заранее утверждать, что всё в итоге сведется (выразимся чрезвычайно неполиткорректно!) только к соревнованию геноцидов - например, политизированного мусульманства и не менее же политизированного в таком случае «постхристианства». Такова жестокая логика истории...

Европейская идеология, однако, в данном случае (причем равно как «христианизированных», так и вне-религиозных общественных групп) должна быть предельно простой и ясной, говорящей всем: мы этого не хотели! Однако поскольку враждебные элементы «Востока» имеют долговременную программу именно антизападной, именно антиевропейской агрессии, то, увы, столь же последовательно непримиримо-агрессивным - для защиты своего цивилизационно-культурного типа бытия - должен стать и безотлагательнейший ответ Европы, если только она хочет выжить как цивилизация в целом.

Жаль, конечно, что, хотя исламисты воспринимают европейцев как, так сказать, «природных» христиан, сами современные европейцы в массе своей таковыми вовсе не являются, и подчеркнуто религиозно-цивилизационным свое противостояние ощущают, и мыслят, и артикулируют пока только мусульмане!

Но, заметим, если у них есть мощное психологическое оружие - вера в их Бога, в Аллаха, то у «среднего» европейца сегодня, чаще всего, за душой нет ничего, кроме веры в личную и, как ему представляется, подлинную «свободу» (в частности, например, в «свободу слова», «свободу печати», «свободу совести»). А на такой «вере», к тому же расслабленной сопутствующим ей беспринципным плюрализмом - далеко не уедешь!

Здесь необходима осознанная и вновь восчувствованная массовая ре-христианизация Европы, ее возврат на путь продолжающейся ведь и теперь евангельской истории, ибо явно требуемая ныне от европейцев необходимо мощная пассионарность может зиждиться только на религиозно-традиционном фундаменте.

Или Европа в целом вновь ощутит себя, по выражению Ф.Достоевского, «страной святых чудес», вернувшись из своего языческого сибаритства к великим источникам Духа Христова, или, по всем человеческим меркам, гибель ее окажется вполне вероятной! При этом стоит подчеркнуть, что в значительной мере похожие же проблемы могут в дальнейшем самым непосредственным образом коснуться и нас, сегодняшних российских граждан...

Ныне на повестку европейского дня вполне реально ставится - конечно же, в первую очередь духовно, а затем и политически, - вопрос о полном переосмыслении самой Европой ее нынешних идеологических ценностей и о новом ее христианском воцерковлении.

Только это и сможет (учитывая колоссальную энергетическую мощь современного исламизма) обеспечить в дальнейшем возникновение очередного (для всех людей доброй евангельской воли, - только ответного и только вынужденного!), всеевропейского, религиозно и цивилизационно осмысленного, движения превентивного противостояния экспансии исламизма.

Вновь, как столетия назад, во времена давней мавритано-арабской угрозы, в Европе должен прозвучать пассионарно мобилизующий всех призыв: «Христиане всех стран, объединяйтесь!»

Скоро вслед за Францией исламский натиск придётся испытать, конечно же, и другим западноевропейским странам. Но, увы, расслабленная ныне - в местечковом, предельно индивидуалистичном своем разобщении, основанном на эгоистических принципах либерализма (на Западе эта система шкурнических принципов саморазрушения общества изящно именуется «этическим индивидуализмом»), размагниченная Европа - в уже наступающем для неё сейчас ужасе и самой смертельной опасности! - всё ещё не проснулась и пока ничего не может противопоставить органичному религиозному напору иммигрантов, преимущественно выходцев с мусульманского Ближнего Востока и из Северной Африки.

Недаром такой воинствующий «западник» левого толка, как А.Зиновьев, скорбя о развале западноевропейской цивилизации, охарактеризовал сегодняшнюю общую позицию европейцев следующими словами: «...западноевропейский мир почти без боя сдает все величайшие завоевания своей цивилизации... не эпидемия, а скорее, пандемия феноменальной глупости, трусости, подлости, предательства, гадкой слизи» (Зиновьев А. Что мы теряем // «Литературная газета». 22-28 марта 2006 г. N 1-12 (6063). С. 1, 3).

И потому будет вполне логичным и ничуть не удивительным, если исламисты, видя такое состояние европейского общества, вполне реально будут стремиться - и, пожалуй, уже в не слишком отдаленном будущем - попросту захватить все бывшие христианские (теперь - «постхристианские») европейские государства.

В этом случае единственный, полностью адекватный ответ очередному мусульманскому нашествию на мир европейской цивилизации - это, повторим, немедленное возвращение народов Запада к традиционной вере своих предков: если Европа не хочет погибнуть в противостоянии с исламским сепаратизмом на собственной своей исконной территории, она вновь (и как можно скорее) должна стать вновь христианской.

Параллельно с этим Европа заново должна стать и подлинно национально-европейской, начав наконец процесс постепенной, но последовательной раскассировки (частью через расселение, а частью и через прямую депортацию нежелательных элементов) образовавшихся внутри нее сепаратистских по существу, становящихся постепенно всё более опасно централизованными и автономными, исламистских анклавов (масштабы их уже сегодня колоссальны: так, например, во Франции мусульмане составляют более 10% населения, в Англии их порядка 3-х миллионов, в Германии - около 2,5 миллионов, если не больше (в одном только Берлине, например, турок проживает уже более четверти миллиона), в маленькой Дании - около 100 тысяч мусульман!). И это тем более естественно, что многие их представители начинают всё чаще и чаще вполне открыто и нагло противостоять самой типологии, самим принципам «западной» государственности как таковой, во множестве являясь при этом лишь номинальными, фальшивыми и лицемерными «гражданами» различных европейских стран.

Достойным же и единственно спасительным для Европы действием, вызываемым мусульманской, уже полностью определившейся по отношению к ней и начавшей реализовываться агрессией, может быть и должна стать (повторим): одна только - пока не поздно - решительная и всеобщая подготовка к оборонительной Реконкисте XXI века!

Подобные же мнения порой высказываются ныне и достаточно трезво мыслящими вполне официальными представителями нашей Церкви. Так, например, на одном из проводившихся в Москве в 2004 году «круглых столов» тогдашний заместитель главы Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин прямо заявил: «...сегодня очевидно, что идея поликультурного общества потерпела крах... Будущее христианства в Европе сегодня зависит от того, насколько оно снова сможет научить жителей Старого света сражаться и умирать...» (Интерфакс. 5. 07. 2004).

Ныне же вместо общеевропейского христианского объединения мы видим, как чиновники Евросоюза, эти наемные пастухи европейских народов, духовно окрадываемых дешевым либертарианством «общества потребления», вымарывают из европейской Конституции - как современные наследники библейского Хама - любые упоминания о Своем Творце и христианских корнях европейской цивилизации!

И кто посмеет удивиться, когда и над Европой в конце концов вновь прогремят не раз уже исполнявшиеся в мире слова Господни: «Се, оставляется вам дом ваш пуст...» (Мф. 23, 38)?

Ибо что может дать западноевропейскому обществу - становящемуся, действительно, всё более «постхристианским» - предельно индивидуалистичная (а не граждански-ответственная) либертарианская, то есть самодостаточная, свобода?

Что может она дать, кроме свободы не «от», а «для» греха «самости», иначе говоря, для рабства самому себе, своим эгоистичным, сиюминутным и, в общем-то, довольно примитивным страстям? Ведь весь предыдущий многовековой опыт общеевропейской истории учит нас тому, что только верность христианским идеалам, только «духовный путь следования Богу есть единственное средство обретения личностью свободы» (Обращение Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II к клиру, Приходским советам храмов гор. Москвы, наместникам и настоятельницам ставропигиальных монастырей на Епархиальном собрании 21 декабря 2005 года... С. 17).

И потому неудивительно, что именно Святейший Патриарх Алексий II в свое время весьма критично высказался по поводу современного духовного одичания так называемого «Совета Европы», заявив: «Несмотря на игнорирование или даже открытое отвержение современным миром христианского мировоззрения, для всякого непредвзято мыслящего человека очевидно, что именно благодаря влиянию Церкви на жизнь государства и общества появилась европейская цивилизация, не желающая сегодня видеть своих христианских корней.

Совсем недавно принималась Европейская конституция, в проекте преамбулы которой говорилось, что вся европейская культура имеет христианские корни. И несмотря на то, что Римско-Католическая Церковь выступала за сохранение этого положения, что мы обращались в Совет Европы, к сожалению, это место из преамбулы Европейской конституции всё-таки было изъято. <...>

И отвержение христианства, в конечном счете, неминуемо приведет к торжеству иных антропологических принципов, не обремененных представлениями о Богоподобном достоинстве и Богодарованной свободе человека» (Там же. С. 17, 18).

Впрочем, отвержение это уже и сегодня приводит, как мы видим, к весьма прискорбным для Европы результатам - в том числе и в сфере начавшегося ее цивилизационного конфликта с исламистами, заставшего ее (именно в силу ее Богоотступничества) вполне закономерно врасплох! Что ж, она пожинает, увы, достойные ее плоды...

Ну, скажите, разве посмел бы кто-нибудь в каком-нибудь, например «Совете Ближнего Востока» выбросить из соответствующей «конституции» преамбулу об основополагающем значении ислама? Думается, что дни такого безумца были бы сочтены!

Или история с публикацией известных карикатур в Дании: какой шум и какая волна прямых антиевропейских погромов прокатилась по значительной части мусульманского мира - из-за юмористических перехлестов «либертарианской» свободы печати, выразившейся в дешевых газетных карикатурах.

И что же мы наблюдаем? С одной стороны - вполне, подчеркнем, вполне правые в своем религиозном гневе исламисты, с другой - вполне жалкие в своем запечном либертарианстве, не имеющие никакого духовного стержня и никакого духовного компаса европейцы...

И ведь, заметим, - как никто из них и ранее не осуждал исламистов за антихристианские их кощунства (например - в Югославии), так же точно не напомнил им об этом и теперь - когда это было бы вполне уместно и справедливо: не напомнил о тех сотнях! (в отличие от, кажется, двух бестактно-карикатурных газетных картинок) оскверненных или даже сожженных, полностью разрушенных албанскими мусульманами христианских храмов в Сербском Косово, многие из которых издавна признаваемы одновременно и как великие святыни православного мира, и как культурные памятники европейской цивилизации (занесенные в охранные списки ЮНЕСКО)!

Не менее страшными явились и те проявления кровавого исламского фундаментализма, что оказались связанными с упомянутой публикацией в Дании антимусульманских карикатур (перепечатанных затем - на волне поднятого мусульманами скандала - и в ряде других европейских газетных изданий).

Притом следует подчеркнуть, что, безусловно, эти кощунственные для ислама карикатуры вышли отнюдь не из христианской, а из чисто либертарианской, попросту - вообще безбожной среды, которой равно чужды духовные ценности и ислама, и христианства. Но весьма показательно, что исламистами эти рисунки были восприняты именно как христианский вызов, поскольку сама Европа, пусть в значительной мере уже и вовсе безрелигиозная, ими всё еще продолжает восприниматься как цивилизация, полностью отличная от исламской, ибо средоточие ее - не пророк Аллаха Магомет, а Сам Сын Божий, Христос.

И, несмотря на все призывы обезбоженной в своей массе Европы к мусульманам положительно воспринять ее либеральную плюралистическую «ценностную систему», те остаются последовательно глухи к подобным наивным призывам, проявляя свое неприятие европеизма именно на уровне противостояния откровенно цивилизационного типа. Такова жизненная правда, сколько бы ни пытались прятать от нее в песок свои наивные головы современные либертарианские страусы - эти прекраснодушные и межеумочные европейские «гуманисты».

И имевшие место предельно жестокие акции исламских фундаменталистов по поводу датского скандала только лишний раз подтверждают сказанное. Вот хотя бы несколько примеров.

Только в одной мусульманской Нигерии из-за «датских карикатур» была сожжена 31 церковь; там же убито немало христиан (более пятидесяти) - в том числе три ребенка и католический священник, которого сожгли в собственном доме! Там же сожжена и резиденция епископа г. Майдугури. На одну из жертв натянули автомобильную покрышку, а затем облили бензином и подожгли... Католический священник убит и в турецком Трабзоне. Уже официально и имам Пешавара в Пакистане, а вслед за ним и шариатский суд индийского штата Уттар Прадеш предлагают крупное вознаграждение тому, кто убьет и датского художника - автора карикатур на пророка Мухаммеда.

Вот вам и глубоко мирная суть ислама, на которой и поныне пытаются настаивать близорукие либералы Европы.

И глядя на всё это, право, задумаешься: уж не нам ли, не дай Бог, в конце концов придется остаться последним христианами Европы и последними защитниками некогда общеевропейской веры Христовой?

Ведь если, например, «Организация Исламская конференция» (ОИК) призвала Евросоюз принять закон, привлекающий к уголовной ответственности за разжигание исламофобии, то что-то никто из нас ни разу не слышал ничего о подобных же инициативах Всемирного Совета Церквей относительно христианофобии... И требовал ли кто-нибудь из просвещенных европейцев в ООН или в Европейском суде привлечь к уголовной ответственности исламистов, взрывающих и по сей день православные храмы в сербском Косове?

Слава Богу, у нас в России мало кто всерьез воспринимает либертарианские сказки об «общечеловеческих ценностях» (недаром в том же «Обращении» 2005 г. Святейший Патриарх Алексий II высказался о них однозначно критически так: «По сути своей те принципы отношения к людям, которые сегодня принято именовать «общечеловеческими ценностями» и на основании которых утверждаются представления о неотъемлемых правах и свободах личности, являются редуцированным и потому искаженным [выделено мной. - Г. М.] вариантом христианского видения человека (Там же. С. 18) - как мало и тех нравственных уродов, что называют все вышеотмеченные исламистские эксцессы элементами якобы справедливой социальной или религиозной борьбы «угнетенных граждан Востока», а не попросту экстремизмом бандитского толка, с которым у нас не может быть примирения.

И, действительно, что, например, общего в христианском и мусульманском типах последовательно религиозно (а потому и весьма различно) трактуемой нравственности?

Другое дело, что житейская бытовая традиция нередко достаточно длительного совместного, относительно мирного проживания христиан и мусульман (за рубежом, например, в Сирии и в какой-то мере в Палестине; у нас - в Поволжье) порой смягчает и - из чисто прагматических соображений - затушевывает религиозно-мировоззренческие коренные различия между христианской и исламской цивилизациями. Но внутренне они от этого не перестают быть кардинально противоположными, не перерастая в потенциально возможные конфликты лишь из-за пока сохраняющейся более или менее традиционной взаимной лояльности соответствующих групп населения.

Впрочем, в любом случае события парижского рода у нас невозможны - ибо еще в самом зачатке их будут русской нацией предельно суровым образом пресечены: слишком много раздражения, обиды, гнева «против всех!» накопилось в русском человеке за последнее столетие вообще, чтобы он стал, подобно значительной части французов, проповедовать «спецгуманизм» по отношению к представителям любых иных цивилизационных групп, если они вздумают заняться - как в Париже - откровенным разбоем.

И если такого рода силы попытаются спровоцировать нечто похожее в России, то это кончится для них (в том числе, к сожалению, и для абсолютно даже невинных их представителей) всеобщей и полной катастрофой: русские в подобных ситуациях всё же становятся «пассионариями» - впрочем, как известно из нашей истории, только тогда, когда их вконец уж берут за горло! Но, повторим, не дай Бог, чтобы это случилось у нас... Слишком много тогда греха придется взять на себя нации ради собственного самосохранения и выживания - перед лицом безумной, не идущей ни на какие компромиссы (как это можно было наблюдать и в Париже) агрессии враждебных общеевропейской цивилизации, порой стремящихся к подрывной автономии, в культурном отношении также всегда антиевропейских, в итоге же - попросту антихристианских сил.

Однако, Москва - не Париж, и Россия - не Франция. Именно поэтому для любого, решившегося выступить против нас в каком-либо глобальном цивилизационном противостоянии (безразлично - внешнем ли, внутреннем ли), то есть на уровне религиозно-этнической самоидентификации (в той или иной степени чреватой человеконенавистническим геноцидом), такой шаг будет безусловно смертелен для сделавших его: новая Куликовская битва - причем с тем же результатом - будет нами и здесь обеспечена!

Тем не менее, опасность именно такого развития события не только в Западной Европе, но и в России вполне реальна. Ведь типологически и там, и там провоцирующие отмеченный цивилизационный конфликт силы, по сути, абсолютно одинаковы.

Поэтому стоит и нам присмотреться к тем факторам, что способствуют всё большему разрастанию межцивилизационного противостояния в Европе, чреватого попросту новой мировой войной - к тому же почти религиозного типа.

Наиболее активно споспешествуют такому печальному развитию событий в Западной Европе два внутриевропейских фактора.

Первый из них - это увлеченность, буквально порабощенность «просвещенных» европейцев идеями либерализма, сулящими им временные условия относительно гедонистического существования, но в итоге приводящими к нравственной, личной и гражданской безответственности, к разобщению человеческого европейского единства и, в конце концов, к полной потере воли к жизни вообще!

Но, разумеется, такое возможно лишь в том случае, если человек полностью меняет свои прежние евангельские нравственные императивы и тем самым разрушает прежние многовековые христианские скрепы общества.

В основе же такого процесса всегда лежит примитивный отказ от религиозной осмысленности и от религиозно окрашенного целеполагания жизни. При этом человек перестает быть достойным «рабом Божиим», приобщенным к Божественной свободе Святого Духа, и оказывается «рабом свободы», то есть самого себя, - своей собственной, постепенно всё более дичающей «воли».

И естественным результатом такого разрушительного религиозно-политического процесса становится не только постепенно всё усиливающаяся духовная расслабленность европейцев в целом, но и почти полный духовный паралич отдельных «пост-христианских» государств.

В основе их прежней крепости ранее всегда лежала - при всех земных искажениях любого государственного бытия греховными устремлениями человека - более или менее выраженная ориентация на объективные нравственные ценности, на богоустановленные истины и заповеданные нам нормы человеческого существования. И потому о каком единстве и внутренней силе стран «европейской цивилизации» (причем не обязательно только в Европе) можно говорить сегодня, когда современный либерализм отрицает уже и само понятие истинной нравственности, утверждая относительность ее норм и полагая единственной истиной и целью индивидуалистическую «свободу» личности? При таком целеполагании человеку, естественно, становится (в пределе) безразлично или даже ненавистно всякое государство (как в той или иной степени ограничивающий личность общественный организм) - в том числе и свое собственное!

Как может далее существовать государство западного типа вообще, если нынешние идеологи такой «свободы» утверждают и проповедуют сознательное и последовательное безразличие человека к заповедям человеческой морали (как естественной основы любого общества и любого государственного устройства), заявляя, например, что либерального типа государство вообще «должно быть нейтральным в... вопросе о том, какая жизнь считается правильной... [и] политические решения должны, насколько это возможно, быть независимыми от каких бы то ни было концепций правильности жизни или того, что придает жизни ценность» (См. подробнее рассуждения такого рода в кн.: Dvorkin Ronald M. Sovereign Virtue: The Theory and Practice of Equality. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 2000 (Цит. по: Фукуяма Ф. Наше постчеловеческое будущее. М., 2004. С. 172))?

То же самое в принципе декларирует и один из столпов современного либертарианства - известный социолог и историк Ф.Фукуяма, так прямо и заявляющий: «Собственные интересы индивида - это менее благородная, но более стабильная основа для общества, чем добродетели» (Фукуяма Ф. Великий Разрыв. М., 2003. С. 22. Кстати, вот и весьма показательный факт из области современного западноевропейского политического быта, показывающий, к чему приводит такая «стабильная основа»: например, Европарламент Европейского Союза резко отклонил кандидатуру итальянского политика Рокко Буттильоне на пост Комиссара юстиции и внутренних дел Европейской комиссии - из-за полного неприятия им гомосексуализма как якобы законной нормы «свободных» межличностных отношений!).

«Собственные интересы - стабильнее добродетелей»... Достаточно цинично, но, как искренне представляется Ф.Фукуяме, - вполне трезво и, главное, практично. Что ж, дальше идти, пожалуй, и некуда...

Но жизнь всегда показывала и еще покажет, что государство, где большинство граждан начинает думать и жить именно так, обречено лишь на гибель!

И потому вполне естественно, что сначала измена самому христианству, а затем уж и измена всем ценностям общеевропейской христианской традиции, лишающая современных ее «потомков» истинного понимания, в частности, и института государства (приводящая также и к измене ему), имеет своим результатом постепенную утрату прежних государство-сберегающих сил.

Но все эти сознательно совершаемые измены вполне закономерно требуют наказания Божия - причем наказания Им не только отдельной личности, нагло предающей Его заповеди, но и целых сообществ, самой сферы предательского по отношению к Нему общественного бытия: так не явятся ли орудием Его гнева именно новые орды с исламского Востока?

Европа сегодня представляет собой потенциальное (и все более актуализирующееся) поле повсеместного крушения «западного» общества - как становящегося всё более религиозно-индифферентным. И в нем ныне нет абсолютно никаких сил, противостоящих этому процессу духовно-цивилизационной элиминации Европы - а за ней и всего «цивилизованного» мира! Что такое, например, этот политически рахитичный «Евросоюз», эта федерация европейских государств, которую, как источник (она же - и завершитель) крушения Европы, предсказывал еще более века назад К.Леонтьев?

Евросоюз - объединение, конечно же, скорее экономическое, чем политическое, причем вполне олигархического характера. И потому такое «единство» европейских стран (внутренне, духовно ничем не обоснованное) предельно эфемерно: они, по существу, ничем и не объединены - кроме «еврика»... Это есть корпорация европейских «верхов», то есть группки наиболее богатых, наиболее «раскрутившихся» европейских обывателей вполне мафиозного склада (пусть и внешне как бы «цивилизованных» - на своей душевной «поверхности»), сколотивших свой «общак» для проведения приятного во всех отношениях пикника на каком-нибудь швейцарском озерке.

Каких-либо иных (тем более - «высоких») принципов в «евросоюзнической» идеологии местных магнатов и их приказчиков (в правительственных сферах) явно не наблюдается. Но те же самые принципы «цивилизации всеобщего потребления» пронизывают и всё европейское общество - до самого низа. Именно такая идеология интереса только к сытой жизни и к сообща увеличиваемому количеству порой уже откровенно зоологических «удовольствий» и есть на сегодня основная идеология всех стран «постхристианской» Европы (а за нею - и многих стран в других частях мира, где так или иначе ориентируются на подобную же «философию бытия»).

Но основанная на такой идеологии жизнь, будучи в принципе глубоко «самостной» (по православному определению) - то есть эгоцентричной и эгоистичной, исполнена, естественно, столь же глубочайших внутренних противоречий, недопонимания, давних фобий и недоверия между странами и народами Евросоюза, а главное - внутреннего полного равнодушия их друг к другу. Случись завтра всеобщий мировой пожар, сход политической или экономической лавины, неведомый еще нам ураган межцивилизационных столкновений, - и все нынешние члены этого союза (оставаясь в нынешнем своем духовно-разобщенном состоянии!) разбегутся во все стороны: все будут только искать свою собственную щель, свою нору, свою, уводящую от всеобщей беды тропу, где можно было бы попытаться переждать, спрятаться, пережить; куда можно было бы убежать от беды, от самой жизни, требующей праведности, твердости, чести и жертвы! И при этом все они - при своем, «демократически» воспитанном эгоистическом индивидуализме, совершенно - в пять минут! - наплюют на своих же соседей и нынешних «союзников». И подтверждающий этот прогноз прецедент у всех еще на почти живой нашей памяти: ведь именно всё это уже и можно было видеть в период германского аншлюса и последующей капитуляции большей части Европы перед Гитлером!

Евросоюз жив - только до первых хотя бы относительно глобальных трудностей, до первых серьезных политических противостояний, до первых экономических кризисов...

За этим искусственным космополитичным объединением не стоит никакого реального международного, межнационального единства, потому что такое единение, увы, в принципе, в силу религиозно-осмысленной всеобщей «падшести» человечества, абсолютно невозможно на путях внерелигиозных, тем более - безбожных (а разве думает о Боге «объединенная» Европа?) Вообще такого рода «союзы», основанные преимущественно на чисто экономических, «животных» интересах, спровоцированные и национальными, и транснациональными олигархиями, уже изначально чреваты расколами и внутренними противостояниями, фантасмагоричны и рушатся при первой же буре.

Возможно, пока - ради дальнейшего роста «благ цивилизации», а в ближайшем будущем и из, так сказать, «страха иудейска» перед лицом ползучей экспансии исламской иммиграции, - Евросоюз некоторое время еще сможет как-то сохранять фундамент своего единства, но надолго европейских духовных ценностей (уже слишком убогих) явно не хватит.

Ведь вряд ли можно сомневаться в том, что мусульманская иммиграция, при сегодняшнем всеевропейском попустительстве и сладкой демократической «политкорректной» дреме, в недалеком будущем придет к мысли о необходимости и, главное, полной возможности окончательного своего «религиозного освобождения» от постхристиан-европейцев, этих «неверных собак», - на территории самой Европы... И что она сможет противопоставить им тогда - при своем духовном, религиозном, этическом, государственническом и всеобщем пассионарном кризисе?

Сегодня Евросоюз - это нечто вроде политической пародии на «Четвертый Рим», но только без самого «Рима» - как «столицы народов» и как метафизического средоточия имперской государственности: «Империя» в Европе везде, а центра - нигде! Ну не Брюссель же сойдет теперь за Рим августейших цезарей?

Безбожное, насквозь эгоистично-шкурное и абсолютно безответственное, потакающее человеческим страстям и потому повсюду проникающее либертарианство, ведущее к духовному, а также и ко все убыстряющемуся физическому вырождению и демографическому кризису западноевропейских народов, иначе говоря, воинствующее либертарианство, - таков первый фактор полнейшей внутренней нестабильности Европы (относительно чрезвычайной показательности и полной закономерности демографического упадка европейского мира известный автор и ведущий телепрограммы «Однако» Михаил Леонтьев как-то заметил, что ныне все принадлежащие к «западной белой... христианской цивилизации... этносы обнаруживают отрицательный естественный прирост, кстати, на фоне колоссального прироста представителей иной, нелиберальной, если не антилиберальной, культурной традиции. Отказ от воспроизводства - это верный, буквально биологический признак вымирания в данном случае не просто этносов, а определенной цивилизации, цивилизационной идеи. Тем более, что есть основания полагать, что в основе этого отказа лежат именно специфические ценности либерализма: разрушение традиционных религиозных, по сути, институтов семьи, общины, крайний индивидуализм, идеология личного успеха, секуляризм и политкорректность, колоссальное стимулирование гедонистических ценностей. Таким образом, отказ от биологического воспроизводства и вымирание носителей либерализма являются прямым результатом торжества либеральных идей». - Леонтьев М. Однако, до свиданья. М., 2005. С. 317). И становящиеся всё более трагичными последствия именно этого, смертельного для любой нации фактора «либертарианства» лишний раз показывают нам, чего мы должны избегать, как огня, на будущих наших путях строительства единого и неделимого, а отнюдь не «союзного» или же федеративного характера, Российского государства.

Отслеживая на примере западноевропейских соседей наиболее опасные для дальнейшего хода укрепления и развития России политические тенденции, мы неизбежно приходим ко вполне однозначному выводу: именно сепаратизм (у нас особо осложненный религиозным фактором) является на сегодня чрезвычайно опасной силой, исподволь уже разрушающей целостность либерально-европейского типа государственности и общественного «толерантного» принципа бытия в целом - на Западе, но точно так же потенциально способной на это и у нас..

Сепаратизм как глубинная тенденция внутриполитической жизни ряда стран Европы, несмотря на образование их чисто «внешнего» Евросоюза, постепенно охватывает всё большее и большее число стран, разъедая их изнутри.

Как пишет Ж.Барзун в книге, посвященной истории Запада: «Основной тенденцией минувшего (XX-го. - Г.М.] века был сепаратизм, повлиявший на все формы общественной деятельности. Идеал плюрализма был развенчан и уступил место сепаратизму; как выразился один из партизан нового времени, «салатница лучше плавильного тигля» (здесь повторены слова из пьесы драматурга И.Зангвилла «Алембик»: «Америка - плавильный тигель Господа... в котором плавятся и пересоздаются заново все нации Европы». - Цит. по: Бьюкенен П. Дж. Смерть Запада. М., 2003. С. 13)... При внимательном рассмотрении не замедлит выясниться, что величайшее политическое образование Запада, национальное государство, находится на краю гибели. В Великобритании бывшие королевства Шотландии и Уэльса имеют автономные парламенты; во Франции бретонцы, баски и эльзасцы требуют права на самоопределение; Корсика настаивает на своей независимости и праве говорить на своем языке; в Италии существует Лига, жаждущая отделить Север от Юга; в Венеции образована партия, мечтающая об отделении этого города от государства...» (Barzun J. From Dawn to Decadence: 500 Years of Western Cultural Life. N.-Y.: Harper Collins Publishers, 2000. P. 774 (Цит. по: Бьюкенен П. Дж. Указ. соч. С. 14-15).

Вообще ныне можно повсеместно наблюдать фактически уже идущее крушение прежнего европейски ориентированного цивилизационного порядка, поскольку из-под самогó общеевропейского дома уходит былая твердая его почва - фундамент христианства. А «без Меня, - говорит Христос, - не можете сотворить, не можете построить ничего»! Но точно так же - без Него, в конце концов, ничто не сможет и устоять...

К вопросу о «духовной», изначально геноцидной, подоснове исламского фундаментализма

Постепенно, но явно всё более ускоряющийся крах прежнего мира с необходимой ясностью воспринимается не только религиозным, христианским зрением. Это признается как уже непреложный факт и современными политологами, экономистами, культурологами - всеми теми, чьё трезво-критическое зрение не искажено влиянием всевозможных прогрессистски-либертарианских химер, кто не предпочитает, подобно страусу, прятать голову в песок от буквально вопиющей со всех сторон опасности европейским (христианским!) началам жизни.

В целом же катастрофизм становится реальнейшим фактом жизни всего мирового сообщества.

Но ни там, ни, тем более, в России - почти никто не воспринимает всерьез неумолимо надвигающиеся на мир угрозы, о чем так, например, с сожалением пишет один из российских современных политологов: «Мир вступил в новую фазу глобального противостояния. Сейчас, за порогом третьего тысячелетия, начинает разворачиваться трагедия, которая по масштабам своим может превзойти всё до сих пор известное человечеству. Признаки этой трагедии уже налицо. Дым от пожаров в Нью-Йорке застилает не только Европу и США, но и самые отдаленные регионы планеты. Вероятно, ни одна страна в мире не может считать себя в стороне от разгорающегося конфликта, и никакое правительство, насколько бы ни было оно озабочено своими внутренними проблемами, не может строить политику, в том числе и экономическую, без учета этой новой реальности.

И вместе с тем, если судить по интегральной реакции мирового сообщества на нынешнюю ситуацию, возникает странное ощущение танцев на поверхности огромного оползня. Никто как будто даже не подозревает об истинных размерах надвигающейся катастрофы, и никто как будто не видит, что сроки мирового обвала уже близки.

Это - слепота пассажиров тонущего «Титаника», и она может иметь те же самые роковые последствия» (Столяров А. Сумерки богов (Послесловие) // Бьюкенен П. Дж. Указ. соч. С. 413.

И, действительно, сегодня только слепцы (чаще всего политики-»либертарианцы») не видят уже вполне откровенно происходящих событий.

Мир западной (пусть для него во многом теперь - «пост-христианской») цивилизации стоит перед буквально вселенским по своим масштабам вызовом исламского мира, продолжая тем не менее порой заигрывать с ним, наивно и недальновидно надеясь хоть как-то использовать его отдельные части в своих интересах. Дав ему на протяжении XX века возможность чисто внешнего восприятия достижений западных технологий и своеобразной поверхностной «образованщины», дав ему оружие и умение им пользоваться, но не сумев «цивилизовать» его на свой лад, Запад, с крушением системы колоний и протекторатов, выпустил из бутылки поистине потенциального своего могильщика - джина «джихада», или священной войны против «неверных», который вовсе не собирается оставаться послушным слугой своего неосторожного освободителя и учителя.

Этому тем более способствует то, что мусульманский мир, вне всякого сомнения, вовсе не признаёт - пусть хотя бы и относительных - «общечеловеческих» ценностей европейского «гуманизма», и потому никаких совестных ограничений от него ожидать не приходится.

И вот, когда сказка о всеобщем мире и благоденствии, якобы обеспечиваемых европейской верностью «правам человека», эта мифологема мещански-обывательского Запада, всё более забывающего о своих христианских истоках, подойдет в конце концов к неизбежному завершению, вот тогда джин ислама встанет во весь свой угрожающий рост перед поздно прозревшей Европой и перед всеми нами. И хотим мы того или не хотим, всем нам тогда придется понять, что отступать уже некуда: или мы - или они!

Ибо сами исламисты откровенно провозглашают абсолютную несовместимость своей цивилизации с западноевропейской.

В этом отношении весьма показательны, например, слова главы мусульман Боснии Изетбеговича, заявившего в своей «Исламской декларации»: «Первое и главное... это несомненная невозможность для ислама иметь какие-либо связи с другими, неисламскими системами. Нет ни мира, ни сосуществования «религии ислама» с неисламскими социальными и политическими институтами... Ислам ни в коем случае не дает чуждым идеологиям право существовать на своей территории... В современных условиях естественной задачей для установления исламского порядка является сближение всех мусульман, всех мусульманских общин мира. Эта тенденция означает, что необходимо бороться за создание великой Исламской Федерации от Марокко до Индонезии, от Тропической Африки до Центральной Азии» (Izetbegoviĉ Alija. Islamska Deklaracija. Saraievo, 1990. P. 11. Цит. по: Ключников Б. Исламизм, США и Европа. М., 2003. С. 102).

Что ж, не подтверждение ли этих слов мы находим и в почти уже всемирном терроризме наиболее активных представителей исламизма, в палестино-израильском противоборстве, в позиции Ирана, ныне открыто грозящего стереть израильтян с лица земли? И не откровенный ли это со стороны боснийского мусульманского лидера призыв к геноциду чисто национал-фашистского, но главное - и религиозного! - типа?

И разве мятеж в Чечне, мусульманский джихад, добравшийся теперь и до России, тихая оккупация значительной части западноевропейских стран выходцами с арабского Востока, готовыми пока притворяться гражданами этих «наивно-демократических» и расслабленных своим материальным изобилием государств, - не свидетельство ли всё это уже начавшейся и постепенно расползающейся по миру третьей мировой?

И если ранее такие войны провоцировались только материальными интересами противоборствующих стран преимущественно западного мира (хотя бы их борьбой за рынки или источники энергии) и, тем самым, были всего лишь внутренними разборками европейской или хотя бы «европоцентристской» в целом цивилизации, то нынешнее разгорающееся противостояние есть борьба не за больший экономический или национально-психологический комфорт для той или иной страны - здесь речь идет не о выгодах тех или иных финансово-промышленных групп, но уже о самÒм нашем историческом бытии!

И потому именно эта, всё более подступающая к нам, реальная и страшная правда жизни, именно ее новые, не мыслимые ранее катастрофические обстоятельства, скорее всего, и заставят нас объединиться в процессе почти наверняка грядущего нашего противоборства с пожелавшей быть враждебной нам цивилизацией - причем объединиться именно на основе духовных ценностей, как минимум равных по масштабу уже начавшейся исламистской экспансии, то есть на основе ценностей христианских.

С иной - той же, например, либертарианской системой ценностей - ни Европе в целом, ни России, в частности, против грядущего нашествия Востока (с его исламистским энтузиазмом) не устоять!

Явный, ничуть не скрываемый религиозный пафос воинственных устремлений исламского мира должен заставить и Западную Европу, и нас, хотим мы этого или не хотим, осмыслить и наше противостояние - как противостояние в основе своей также безусловно религиозное!

И это именно так - сколько бы Европа не убеждала себя (и даже не пыталась убедить самих мусульман-террористов) в том, что это они шалят «просто так», по давней своей социально-исторической средневековой разбойничьей привычке или же из-за «проклятой политики» и даже «экономики», но уж никак из-за активной их верности Аллаху, хотя именно в этой смертоубийственной верности и заключается вся их полуторатысячелетняя политическая доктрина, и другой они не знают и знать не хотят!

Сегодня Иран бросает угрозы Израилю, и можно, конечно, посчитать, что это - их, восточные разборки, к нам особого отношения не имеющие. Но послезавтра те же угрозы услышат и Германия, и Австрия, и Франция, и Англия, жаждущие притока более дешёвой рабочей силы и в жадности своей принимающие тысячи и тысячи приезжих с Востока, пиля сук собственной внутренней государственно-этнической целостности: пусть европейцы на нем пока еще и сидят, но всё более, похоже, уже как-то «боком». И если исламский терроризм говорит с ними еще только угрожающим шепотом, то, взорвав в сентябре 2001 года два нью-йоркских небоскреба с тысячами ни в чем не повинных людей, он крикнул американцам о своей ненависти (причем не только как к проклятым империалистам, но и как к представителям именно иной, «христианизированной» цивилизации) - прямо в лицо и во весь голос!

Сегодня взрывают американские небоскребы, а завтра будут взрывать всё, что угодно и где угодно, продолжив эти исламистские «шахидские» подвиги в том числе и у нас. И поскольку никто из нас не додумался и, похоже, не собирается «по-христиански» взрывать жилые дома, кафе, детские школы, вокзалы, поезда и автобусы в каких-либо странах ислама (как это делают с нами их граждане «по-мусульмански»), то со временем не будет ничего удивительного в том, что нам могут вновь понадобиться былые Сергии Радонежские, посылающие своих иноков на Куликовские битвы, - ибо с голым, «растительным», бездуховным национал-патриотизмом в межрелигиозно-цивилизационных столкновениях еще никто никогда не побеждал...

И если сейчас большинство из нас с искренним недоумением воспринимает явные сигналы (тем более - предупреждения) о подобного рода грядущих событиях, а о церковных патриотах типа преподобного Сергия, иноков-воинов Пересвета и Осляби или же старца-инока Иринарха (Смутного времени) мы, при нашем духовном оскудении, пока можем только мечтать, то сама жизнь выдвинет и необходимых в таких случаях святых воинов и их святых наставников. И не мы ли вновь (в который раз!) окажемся тогда - как и во времена Чингисхана и Батыя или того же неоязычника Гитлера - спасителями Европы?

Перед надвигающимся на европейскую цивилизацию мусульманским тайфуном мы, безусловно, будем вынуждены в общегосударственном, общенациональном масштабе - желаем того или нет - самим ходом событий именно религиозно осмыслить (если только хотим победить) наши задачи и пути сопротивления: наше вынужденное противостояние, наши оборонительные Куликовские битвы...

Однако не мы выбираем такой будущий исторический путь вселенской беды и всемирных кровавых боен, одной из которых может не избежать и Россия. Но это вполне может случиться, если ее правительственные верхи и впредь будут проводить свою нынешнюю слепую, бездарную и бездеятельную политику в отношении «проблемы ислама» на территории нашей страны - особенно с учетом компактного проживания в отдельных регионах Русской земли мусульманских «национальных меньшинств». Ведь не секрет (и это показывает не только чеченский мятеж), что немало наиболее агрессивных неформальных исламистских лидеров этих «меньшинств» призывает их к противостоянию Москве и к религиозно оправданному сепаратизму, угрожая великороссам даже прямой войной!

В этом смысле чрезвычайно показательна изданная в Киеве (издательством «Наука»!) книга одного из самых последовательных врагов России, идеолога исламизма и мятежника, дагестанца Магомеда Тагаева, осужденного (за свои «литературные» и иные подвиги) в 2006 году на десять лет заключения. Книга эта была написана им в 1993-1994 гг. и называется: «Наша борьба».

Страницы ее буквально пропитаны ядом ненависти к России и хорошо иллюстрируют тайные чувства немалого числа сочувствующих автору «немирного» типа мусульман.

О том, что «идеи» Тагаева находят среди них известную поддержку, сам он свидетельствует так: «Мой труд... прошел экспертизу самых, на мой взыскательный взгляд, честнейших людей, а также алимов Дагестана. Все, кто прочитал эту рукопись, подтвердили, что она не противоречит Корану» (Тагаев М. Наша борьба... Киев, 1997. С. 8).

Вот, к чему, в частности, призывает в своей книге М. Тагаев и что вовсе не противоречит, по мнению ряда «честнейших» мусульман Дагестана, идеям Корана: «К ружью, господа дагестанцы!..

Мы будем сражаться на полях, в городах и на море. Вдоль и поперек, в Поволжье, на Урале и в Сибири, на Севере и Дальнем Востоке. Мы создадим... отряды особого назначения... Хорошо обученные и мобильные для ведения малых войн, эти отряды будут в состоянии поднять угнетенные татарские народы, народы Южного Урала, Сибири и Дальнего Востока в нашей борьбе против империи... мы будем вынуждены взорвать несколько ваших атомных электростанций...

Мы перевернем море и землю, дорожные и надводные мосты, аэродромы, аэропорты и авто- и железнодорожные вокзалы, как гражданские, так и военные, автопарки и элеваторы, электроэнергетические системы всей вашей империи... мы не нарушим данное нами обещание сражаться за полное освобождение родной земли от русских варваров. Кровь за кровь, смерть за смерть... Мы уже никогда не сможем жить с русскими вместе... Все на войну с империей. Все на войну с русскими... Смерть русским захватчикам и оккупантам. Смерть, смерть и еще раз смерть!!!..

Земля под русскими ногами будет гореть на Кавказе и на всех других территориях, вплоть до окраин Москвы... Русские всегда будут чувствовать наше дыхание за своей спиной.

Мы постараемся увеличить цифру убитых русских, воюя на русской территории с мирным населением... мы поднимем все народы на борьбу с кровопийцами. Мы будем зимой и летом, осенью и весной, ночью и днем, утром и вечером жечь, взрывать, резать и убивать, чтобы у вас кровь стыла в ваших жилах от ужаса нашего возмездия... убить кровопийцу - значит совершить благое, святое дело здесь и на том свете... мечом и огнем сжечь все дотла и дорезать, кто остался жив, чтобы ни один не уполз... Такой должна быть позиция каждого кавказца, войти в его кровь и плоть, должна быть приоритетной во всех направлениях нашей деятельности и жизни.

Мы призываем всех к войне против кучки обормотов и голодранцев, пьяниц и прелюбодеев, у которых заканчивается спиртное и съестное, сужается их берлога... Будем разрушать все от Дагестана до самой Москвы, включая Кремль. Что нам история, мы напишем несколько новых кровавых страниц в новую историю нашего народа, мы сами будем делать свою историю, даже если при этом придется погибнуть всем на земле...» (Тагаев М. Указ. соч. (Цит. по: Смолин М. Ислам - религия земного господства // Имперское возрождение. Политическая аналитика. М., 2007. С. 261-262).

Вот такие дела... И читая подобные мусульманские откровения с программой тотального уничтожения, увы, не существующей пока в действительности «русской империи» (а если понадобится, то и всего мира!), лишний раз убеждаешься в необходимости самого скорейшего ее создания, дабы подобным исламским отморозкам неповадно стало не то что с пулеметом «идти на Русь», а даже и лопотать-то подобные бредовые речи.

Кто-то из «либералов» по поводу тагаевских призывов может сказать: ну, это, мол, так, частные высказывания патологического уровня «фундаменталиста», не имеющие отношения к духовным основам самого ислама и к его - якобы вполне толерантной и религиозно терпимой - позиции в истории.

Но это - ложь!

Если ислам и бывает порой относительно «мирным», то только до тех пор, пока он сдерживаем политическими реалиями и не может в силу этого быть полностью адекватным самому себе, то есть до тех пор, пока не почует всю свою силу и явную слабость «неверных»!

Скажем прямо: в варианте последовательного и до конца принципиального ислама христиане для него всегда есть лишь «неверные собаки», «многобожники», ибо веруют они не в одного только «Аллаха» (которому, в понимании монотеистов-мусульман, якобы «соответствует» христианский Бог Отец), но и в Пресвятую Троицу, и в Сына Божия Иисуса Христа), что неприемлемо для последователей Магомета, а потому - в исламистском идеале - все христиане обязаны или принять ислам, или умереть!

В Коране об этом так прямо и говорится: «А когда вы встретите тех, которые не уверовали, - удар мечом по шее» (Коран, 47, 4) (вариант перевода: «Когда встретитесь с неверными, то ссекать с них головы дотоле, покуда не сделаете совершенного им поражения!». - Коран. Перев. с арабск. Г.С. Саблукова. СПб., 2004. С. 355). И далее итог: «А неверные... гибель им!» (Там же).

Относительно же применения времени и места этой благочестивой меры дается следующая рекомендация: «И убивайте их, где встретите» (Коран, 9,5) - без каких-либо угрызений совести и сомнений в собственной правоте, поскольку «...не вы их убивали их, но Аллах убивал их» (Коран, 8, 17)!

Как отмечает один из современных историков-религиоведов: «На первом этапе своей проповеди, когда община верующих была еще малочисленна и слаба, Мухаммад старался привлечь людей миролюбивыми речами, цитаты из которых широко используются в настоящее время как доказательство миролюбивого характера исламского вероучения.

Однако, когда община верующих возросла числом и силой, усилилось и сопротивление проповеди Муххамада, и от увещаний он в своих проповедях всё чаще стал переходить к угрозам, а затем и к прямым призывам применить к противникам насилие, что не было чем-то необычным ни для тогдашних исторических условий, ни для нравов и обычаев населявших Аравийский полуостров племён...

Вообще же слово «мир» употребляется в Коране в своем главном значении только по отношению к единоверцам, как, впрочем, и традиционное для мусульманских стран приветствие «салям алейкум» (мир вам), которым полагается приветствовать только братьев по вере» (Редкозубов А.Д. Ислам в современной России - друг или враг? // Ежегодная Богословская Конференция Православного Свято-Тихоновского Богословского Института. М.: Изд-во Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного Университета, 2005. С. 432)

И всё это отнюдь не исключение в тексте Корана, но почти рефрен - то же самое в отношении «неверных», «многобожников» сказано и в главе 4-ой: «Если они отворотятся, то берите их, убивайте их, где ни найдете их» (стих 91) или «...берите их, убивайте их, где ни застигнете их» (стих 93), и в главе 8-ой: «Воюйте с ними до тех пор, покуда не будет никакого искушения [от них]» (стих 40), и далее: «Пророк! Поощряй верующих к битве» (стих 66). Не забыто об этом же и в главе 9-ой, где мы читаем: «убивайте многобожников, где ни найдете их; старайтесь захватить их, осаждайте их, делайте вокруг них засады на всяком месте, где можно подстеречь их» (стих 5), «воюйте с ними: Бог накажет их руками вашими» (стих 14), «ревностно воюй с неверными» (стих 74)!

И подобных же примеров якобы «миролюбивого» (в своей самой, мол, глубинной основе) духа ислама, судя по его священной книге - Корану, можно привести еще весьма и весьма большое число.

Однако не менее откровенные призывы к повсеместному именно насильственному насаждению ислама в мире - как прямой завет Аллаха - содержит и Сунна (сборник «хадисов» юридического характера).

Здесь, в также священных для мусульманина текстах, можно, например, прочитать: «Пророк сказал: «Мне приказано воевать с людьми, пока они не засвидетельствуют, что нет Бога, кроме Аллаха, и что Мухаммед Его слуга и Его Посланник, пока они не повернутся в направлении нашей киблы (направление для молитвы), не будут есть то, что мы убиваем, и не будут молиться, как мы. Когда они станут делать так, мы будем не вправе отнять их жизнь и собственность [а до того можно и даже нужно! - Г. М.], кроме того, что причитается от них»« (Абу Дауд, хадис 2635); или: «Пророк сказал: «Сражаться на пути Аллаха (джихад) - обязательно для каждого из вас наравне со всеми другими правилами»« (Абу Дауд, хадис 2527) (Цит. по: Максимов Ю. «Русский ислам» и битва с фантомами // «Благодатный огонь». Православный журнал. Приложение к журналу «Москва». N 14. 2006 г. С. 59).

И в подобных текстах нет ничего исключительного для ислама - таков самый принцип утверждения этой религии в человеческом сообществе, ибо уже изначально в Коране мы читаем: «Пусть сражаются во имя Аллаха те, которые покупают будущую жизнь ценой жизни в этом мире. Тому, кто будет сражаться во имя Аллаха и будет убит или победит, Мы даруем великое вознаграждение» (Коран, 4, 74); и Сунна лишь вторит ему, когда обещает погибающему на джихаде, что тот «будет возвеличиваем за свои дела до Дня Воскресения, и будет свободен от загробного Суда» (Муслим, 2494).

И, по-видимому, - как чаемый в грядущем результат именно такого боевого подхода к своему делу со стороны исламистов конкретно у нас в России - мы уже сегодня можем наблюдать на одном из российских интернет-сайтов изображение московского Храма Христа Спасителя с мусульманским полумесяцем на куполе вместо православного креста, а вверху - бегущую строку со вполне соответствующим откровенным призывом: «Русские люди! Принимайте ислам!» (Там же. С. 60).

В живой - и мистической, и исторической реальности, а не в отвлеченно-умозрительных оценках отдельных либеральствующих «миротворцев»-политологов и востоковедов-»плюралистов» (частью просто слепотствующих, частью же в той или иной степени ангажированных исламистскими кругами и потому явно лукавящих), реальный дух «фундаменталистского», то есть подлинного, исламизма чрезвычайно и планомерно-последовательно агрессивен, нетерпим к иноверным и в итоге почти всегда достаточно жесток. В результате же мы и видим сегодня, как приверженцы и последователи его уже «делают засады на всяком месте» - и в Лондоне, и в Мадриде, и в Грозном, и даже в самой Москве, и уже «осаждают» Париж, выполняя завет основателя ислама: «Верующие! Воюйте с теми из неверных, которые близки к вам: знали бы они в вас вашу жестокость» (Коран, 9, 124).

Если же мы уподобимся современным «пост-христианским» парижанам - с порождаемыми «демократическим» эгоизмом расслабленной толерантностью и наивным плюрализмом, столь свойственными им, то нас будут ожидать события гораздо страшные парижских!

Об этом прямо и неустанно предупреждали и предупреждают нас пастыри Русской Церкви.

Так, ставший теперь, по сути, новомучеником, убиенный московский иерей Даниил Сысоев, преподаватель Перервинской Духовной семинарии и секретарь Миссионерского центра «Шестоднев» в свое время особо подчеркнул, что исламисты «считают своим величайшим врагом иудео-христианскую цивилизацию, которую они отождествляют с Америкой. Не случайно, что многие патриоты симпатизируют исламу, хотя он и поставил перед собой задачу уничтожения России и превращения ее в Московский Халифат [заметим: такова, например, позиция редактора газеты «Завтра» А. Проханова, пищущего - в характерной для него несколько взвинченной романтической манере - восторженные панегирики главарям исламских террористов: к сожалению, этот небесталанный писатель в силу своей невоцерковленности искренне не понимает, какому бесу кадит - Г.М.]. Именно среди русских мусульман [имеются ввиду новообращенные в ислам ренегаты - Г.М.] возникла эта идея. Обычно называется 2032 год - как дата окончательного превращения России в шариатское государство. Если это произойдет, то Православие в России испытает гонения, по суровости сравнимые с коммунистическими. Думаю, что всякий, кто пропагандирует союз с исламом, должен быть готов ответить за кровь тех, кого убьют агаряне» [теперь, как мы знаем, и за кровь самого о. Даниила. - Г.М.] (Иерей Даниил Сысоев. Современные течения ислама - православная оценка // Имперское возрождение. Политическая аналитика. М., 2007. С. 286).

Кстати, спросим А.Проханова и разделяющих его положительную точку зрения на ислам: согласны ли они на такой свой ответ или нет? И, призывая ныне к дружбе с «антиамериканским» исламом, не говорят ли они сегодня по отношению к якобы любимой ими России слова распинавших Христа иудеев: «Кровь Его на нас и на детях наших»?!

...Но недаром отец Даниил далее подчеркнул, что «уже сейчас именно русские мусульмане отличаются необычайной ненавистью ко Христу, апостолам, Евангелию и Церкви... Особую же ненависть вызывает у них, как и у евреев, апостол Павел, которого они обзывают самыми отвратительными словами. Особо отличается этим бывший протоиерей Али Полосин.

Какова православная оценка русского ислама? Это гнусное предательство Христа Спасителя. Если совращенные были крещеными, то они подпадают церковной анафеме. За их беззаконие они будут наказаны вечным огнем» (Там же).

 Такова реальная ситуация в явно обостряющемся сегодня цивилизационном противостоянии мира ислама и мира европейской культуры; такова печальная, но действительная суровая суть вещей - сколько бы ни старались ныне усыпить и себя, и европейскую бдительность «глубинным гуманизмом» исламистов (с их лишь якобы обостренной жаждой социальной справедливости) всевозможные «миротворцы» и за рубежом, и у нас в России. А ведь к подобным недалеким «страусам»-»гуманистам», ко всё еще никак не желающим мыслить стратегически нашим отечественным «миротворцам» можно отнести, к сожалению, и некоторых наших деятелей науки и культуры, и политиков (в том числе и в МИД-е), и даже порой отдельных ведущих представителей религиозных кругов России, продолжающих весьма и весьма недальновидно (вполне еще в духе и стилистике прежней советской внутренней дипломатии) политиканствовать в этом всё более и более назревающем и болезненном вопросе.

Недаром известный религиовед Ю.Максимов обращает ныне особенное внимание на тот весьма тревожный факт, что «реальная пропаганда ислама среди русских продолжается и даже набирает обороты. Издаются книги. Публикуются статьи. Крутятся по ТВ ролики. Строятся мечети. Гибнут души наших сродников по крови. А что же православные?

По-прежнему на страницах православных изданий люди, для которых вопрос о спасении от американской глобализации является куда более насущным, чем вопрос о спасении от греха, продолжают словоблудить о необходимости «объединения Православия с исламом», измышляют мифы об «исторической дружбе и добрососедстве русских с мусульманскими народами».

И тут же, видимо, в качестве «укрепления дружбы» неизменно подается преклонение перед арабско-мусульманским Востоком, льстивые именования Мухаммеда «пророком» и утверждения, что нас-де объединяет поклонение одному Богу. Хотя таковые мнения Церковью официально и недвусмысленно осуждены как ересь (см. чин приема из ислама, а также решения Константинопольского Собора 1180 г. - в журнале «Благодатный огонь» N 13)...» (Максимов Ю. Указ. соч. С. 60).

Ту же тревогу выразил и о. Даниил Сысоев, отметивший весьма прискорбный факт проникновения (ради абсолютно бесперспективного «замирения» с воинствующими исламистами) вполне апостасийных настроений и в саму Православную Церковь России, - по этому поводу он, в частности, заметил: «К сожалению, сейчас произошло то, чего не бывало все века в Церкви: не только власти, но и некоторые церковные люди утверждают мусульман в их заблуждении, говоря, будто бы мы верим в одного Бога. Это утверждение является ересью и обманом по отношению к мусульманам» (Священник Даниил Сысоев. Об ошибках нашей миссии среди мусульман // «Благодатный огонь». Православный журнал. Приложение к журналу «Москва». N 14. 2006 г. С. 54).

Что ж, тревога эта представляется вполне обоснованной. Вот уже нередко и наши иерархи духовно уравнивают христианство и с исламом, и даже с буддизмом: чего стоит только присутствие несколько лет назад православного архиерея на освящении буддийского центра в Калмыкии - с воздвигнутой там огромной статуей Будды.

Известно, что, например, святитель Митрофаний Воронежский и ради страха смертного не согласился освящать здание, украшенное языческими статуями, - а именно это требовал от него Царь Петр I... Точно так же отказался быть и на освящении ворот, украшенных подобным же образом, другой наш святой архиерей - митрополит Московский Филарет, несмотря на недовольство Императора Николая I...

Но, к сожалению, такого рода прежний церковный опыт иной раз бывает уже абсолютно чужд отдельным нашим современным архипастырям, явно излишне «толерантным» по отношению к местным властным структурам и кланам, чаще всего вполне мафиозного типа.

В результате же мы увидели (сюжет прошел в новостях ТВ) соблазнительные действия и слышим вопиюще недопустимые для христианина слова калмыцкого архиерея о том, что он чувствует себя на данном торжестве язычников «Как дома!»...

Разумеется, можно и нужно уважать иноверческих граждан России, подтверждая тем самым их полное право исповедовать любую религию, но ценой ли неуважения к своей собственной, чьи каноны безусловно запрещают православным (тем более - пастырям!) участвовать в торжествах нехристиан-язычников? «Как дома»...

И ведь подобный «плюралист» - у нас не один!

Но «...Горе тем, которые зло называют добром... тьму почитают светом, и... горькое почитают сладким» (Ис. 5, 20)!

К сожалению, порой даже и самые высшие эшелоны нашей церковной власти всё еще никак не могут отказаться от следования псевдогуманистическим принципам в своих церковных отношениях с иноверцами, то есть с практически отрицающими единую Истину (в приложении ее ко вселенскому человеческому бытию) - Истину Самого Христа и Его евангельского учения!

Однако, возводя подобную систему отношений, например, с теми же мусульманами - на уровень межрелигиозного общения (против чисто человеческого доброго отношения пусть и к заблудшему творению Божию кто бы стал возражать?) и даже призывая к религиозному диалогу с ними, не лишаем ли мы сами себя Истины Христовой и не игнорируем ли мы, мягко говоря, вековечной правды Святых Отцов о духовной неправде любых нехристианских вер?

Но - вместо такой четко определенной православной позиции - мы всё еще нередко слышим от некоторых наших православных архипастырей призывы чуть ли не к «поверх-христианскому» обсуждению с иноверцами истин (чуть ли не общих с Кораном!) православной святоотеческой веры. Но подлинно ли Христовой остается тогда наша вера?

Живой пример такого «обсуждения» - состоявшаяся года два тому назад встреча российской церковной делегации с мусульманами иранского Тегерана, направленной туда с целью «утрясти» с ними последние вопросы относительно «конца света» и нашего, якобы общего с исламистами участия в нем!

Однако - какое может быть собеседование с непризнающими Богосыновства, Богочеловечества Самого Иисуса Христа? О чем? Зачем?

Неужели нам, христианам, до сих пор так и не стало понятно, что сама единственность сверхбытия Христова как Сына Божия полностью, в принципе, на уровне Вечной нашей жизни в Нем, напрочь исключает какие-либо, даже самые духовно-микроскопические дозы любой идейной толерантности, пресловутого плюрализма и - в итоге - беспринципного релятивизма в делах христианской веры?!

Разумеется, исходная толерантность необходима по отношению к любому человеку - даже и к искренне заблуждающемуся, но она полностью исключена по отношению к его заблуждениям, если мы признаем нашу веру единственно истинной и спасительной - и честно, ни на йоту и ни на секунду ее не предавая, духовно порядочно и совестливо ей следуем, не покупаясь на фальшивые обертки мирского внерелигиозного «гуманизма».

Или ложь - слова великого византийского православного богослова XIV века, святителя Фессалоникийского Григория Паламы, прямо заявлявшего, что весь ислам изначально «порожден войной, мечом, убийством и грабежом; из всего этого ничто не исходит от Бога, Который истинно Благ»?! Или наши современные богословы уже не доверяют мнению своих же прославленных святых и знают какую-то, открывшуюся им ныне, совершенно иную и более истинную истину?

К сожалению, ныне даже и в православной среде нередки попытки отнестись к святоотеческому наследию Церкви - в угоду стихиям «мира сего» - как уже к чему-то устаревшему, как к излишнему в настоящее время «средневековому» ригоризму слишком якобы косных в своей вере, а потому уже и вовсе «не современных» христиан прошлого.

Именно такая тенденция проявляется порой даже и в отдельных заявлениях официальных представителей нашей Церкви.

Например, явно дезавуируя высказывания, подобные вышеприведенным словам святителя Григория (как и самый его подход, например, к оценке ислама) один из ведущих сотрудников Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата, к сожалению, позволил себе утверждать, что «часто такие слова произносились в те века, когда на Востоке трем религиям - христианству, исламу и иудаизму - важно было отличаться друг от друга и мировоззренчески размежеваться. Но сейчас былые обвинения уходят в прошлое и жесткие оценки многовековой давности почти не употребляются, хотя могут быть встречены в переиздании исторических памятников» (Протоиерей Всеволод Чаплин. Церковь в России: обстоятельства места и времени... С. 308).

Оказывается ныне уже можно попросту отправить святительские слова в архив Средневековья, списав их в отработанный «церковный утиль» - как обычный «памятник» древнехристианской «литературы» - раз они не слишком удобны для современной «церковной дипломатии».

Что ж, сегодня у нас уже нет никаких «отличий» от других вероисповеданий и «размежевываться» с ними нам вовсе не нужно?

Но нет, совершенно, совершенно прав был святитель Григорий. Как прав он был тогда - точно так же прав он и сегодня.

И, подчеркнем, святитель Григорий Палама был отнюдь не одинок в признании абсолютно антихристианской сущности ислама.

Например, Симеон Фессалоникийский (XV в.) определял, с христианской позиции, мусульман язычниками, «подобными совершенно безбожным... после того, как, узнав нечто об истинном Боге, не признали безначального Отца, единородного и [предвечно] неплотски [рожденного] Сына, и Святого Духа» (Цит. по: Максимов Ю. Одному ли Богу поклоняются христиане и мусульмане? // Благодатный огонь. Приложение к журналу «Москва». N 13. 2005. С. 44). Вообще же еще ранее, на Константинопольском Соборе 1180 года особым томосом была «провозглашена анафема учение Мухаммеда, в котором он исповедует, что Господь Бог и Спаситель наш Иисус Христос не является Сыном Божиим» (Там же. С. 48).

...Весьма показательно, что каждый раз, как только ислам оказывается способен воплотить в жизнь описанные выше заветнейшие религиозно-дискриминационные, отнюдь не «толерантные» постулаты своей веры, - он его неизменно воплощает, лишний раз только подтверждая «средневековую» правоту Святых Отцов. Ибо оставь надежду - всяк под ним ходящий (и не желающий стать мусульманином)...

И это как раз - одно из вопиющих его «отличий» от Православия великого Фессалоникийского святителя, а равно и многих ему подобных святых Отцов Церкви Христовой.

Исламу в принципе непонятны, чужды (и абсолютно им не приемлются) западноевропейский «гуманизм» и его веротерпимость - как и любые иные формы мировоззренческого плюрализма! И только духовно-расслабленные и религиозно-безответственные жители современного Запада могут удивляться нахрапистости и агрессивному упорству выходцев с мусульманского Востока: у первых, у сегодняшних европейцев, нет чаще всего никакого Бога, никакой духовной оси и никаких заветов, а только одни «права и свободы», в то время как у вторых - и вера с Кораном, и «иджма» толкований, и «шариат» с жесточайшими законами охранения веры.

Ну как обычному либеральному парижанину, давно забывшему все Библии на свете, выстоять против твердо упертого на камне своей веры араба, который шариатом с пеленок научен: «Хула на ислам или на его основателя карается смертной казнью. Проповедь [христианства] среди мусульман... карается... смертной казнью... перешедший в иную веру должен быть казнен» (Максимов Ю., Смоляр К. Православное Религиоведение: Ислам. Буддизм. Иудаизм. М., 2005. С. 74)?

И всё это никакое не Средневековье и никакие не передержки «воинствующих», «нехороших» исламистов - в отличие от якобы добрых и мирных, «хороших»... Всё это - и сегодняшняя предельная, внутренне абсолютно целостная программа ислама, всё это и сегодня существует - как самая наиреальнейшая и вполне обыденная реальность! - в целом ряде мусульманских государств.

Так, например, 306-ая статья Конституции Мавритании прямо гласит: «Всякому мусульманину, виновному в отступничестве от веры словом или делом, надлежит принести покаяние в течение трех дней, в противном случае он приговаривается к смертной казни как вероотступник, а его имущество подлежит конфискации и передаче в доход государства» (Цит. по: Там же)...

Подобное мусульманское законодательство находит реальное воплощение на практике: так, «в 1991 году в Иране за обращение в христианство был повещен Хусейн Судманд. В 2000 году в Йемене был приговорен к смертной казни за то же самое Муххамед Омер Али Хаджи. В 1995 г. в Саудовской Аравии были отрублены головы филиппинским христианам, которые тайно собрались на молитву перед Рождеством (в этой стране запрещены также любые немусульманские религиозные собрания)» (Там же).

Все упомянутые конкретные факты приведены здесь, разумеется, не для пресловутого «разжигания религиозной ненависти» (тем более, что у нас в России мы, например, спокойно обходились без нее в приволжских районах со значительной долей татарского населения на протяжении периода XVIII - начала XX в.), но только для того, чтобы лишний раз показать, какую подспудную угрозу для целостности России в современных кризисных условиях таит фундаменталистский, а не тот, пока полусонный, «местечково»-обывательский, «тихий», то есть идеологически облегченный, вариант ислама, что всё еще, слава Богу, в основном наличествует в том же «Татарстане».

Однако особая ныне для России опасность как раз и заключается в том, что этот, вынужденно зауженный вариант ислама многие и у нас, а не только на Западе, пытаются принять (а некоторые и выдать - из сугубо временных, тактических соображений) за реальный образ ислама.

На самом же деле панисламизм в своих собственных стратегических устремлениях не имеет ничего общего с его «толерантным» образом, сочиненным фантазерами-»плюралистами», и подспудно уже сегодня готовится к дальнейшему практическому осуществлению своих глобальных религиозных идеи. Непонимание этого и русской нацией, и сегодняшней российской властью как раз и может привести нас к смертельно опасным стратегическим ошибкам.

Недаром известный лидер американских консерваторов П.Бьюкенен (отнюдь не приветствующий нарочито агрессивную военную политику США на Ближнем и Среднем Востоке) констатирует: «Ислам делит земной шар на дар ал-ислам (мир ислама) и дар ал-харб, территорию войны, обитель неверных. Почти повсеместно сегодня исламский мир соприкасается с дар ал-харб... вдоль того, что гарвардский профессор Сэмюель Хантингтон назвал «кровавыми границами». Воины ислама сходятся с индийцами, китайцами, русскими, сербами, израильтянами и западными христианами в джихаде, главным оружием которого является террор.

«Как следует из мировой истории, распространение ислама никогда не шло мирным путем, - пишет специалист по международным отношениям Уильям Линд. - Сегодня мученической смертью погибают больше христиан, чем во времена Римской империи, и большинство лишается жизни от рук воинов ислама» [выделено мной. - Г. М.].

Чтобы победить веру, нужна иная вера» (Бьюкенен П. Правые и не-правые. М., 2006. С. 125).

Где уж тут безбожным, безверным парижским или лондонским голубым гуманистам тягаться с ассасинами XXI-го века?

Увы, как продолжает Бьюкенен, «Запад, судя по всему, остается равнодушен к избиениям христиан в мусульманской среде... Мы восхваляем равенство всех вероисповеданий. Там, где ислам доминирует, он отвергает равенство, ибо по его канонам существует лишь одна истинная вера. Ислам позитивен и агрессивен, а Запад политкорректен и готов извиняться по любому поводу...» (Там же. С. 125-126).

Однако извиняйся не извиняйся - прощения не получишь...

Хорошо было бы, конечно, если бы разум и человеческое милосердие взяли верх над политической глупостью и псевдорелигиозной озлобленностью, но, надеясь на лучшее, всегда надо быть готовым к худшему, ибо в своей греховной слепоте человечество до самого своего конца будет неизменно выбирать последнее. Ибо если это не так, то как совершится предреченный Господом апокалипсис будущих времен и суд над всеми нами? Слово же Господне нерушимо.

Однако и сегодня, и до самого конца общечеловеческой истории мы должны жить, а потому - и бороться! И возглавить эту борьбу придется, наряду с государственными мужами, и Церкви. Ибо только классической ролью этического судьи - Церкви в данном случае не обойтись... Ей, хочет она того или нет, всё же придется взять на себя тяжкий крест духовной защиты нашей веры и христианской идентичности - как европейской цивилизации в целом, так непосредственно и российской государственности, и всей русской нации, - даже в нынешнем ее, полу-воцерковленном виде.

Сама жизнь ставит ныне и еще неотвратимей поставит в дальнейшем перед Церковью - кроме вечной, метаисторической задачи вечного же спасения ее паствы во Христе Иисусе и приведения всех верных в Царство Небесное - еще и временную, историческую задачу, а именно - христианское возрождение России! И российской Церкви нужно к этому активно готовиться, помня о том, что она - как Тело Христово - Христу же и подобна. И как, по слову Св. Апостола Павла, Господь был «распят в немощи, но жив силою Божиею», точно так же и мы, Его Церковь Христова, «хотя и немощны в Нем, но будем живы с Ним силою Божиею» (2 Кор. 13, 4)!

Футурологические прогнозы нашего вполне реального нелегкого будущего уже сегодня ясно говорят нам, что места для сколько-нибудь демобилизующего и ограничительного понимания роли Православной Церкви в России не остается.

А потому совершенно естественно, что и соответствующая ее общенациональная, общегосударственная роль - как духовной руководительницы противостояния русского народа современным (и в еще большей степени грядущим) самого разного рода экспансиям (и западным, и восточным, и южным, в том числе и исламистским) - будет в дальнейшем только усиливаться: и в опаснейшей для нас ныне ситуации не будет преувеличением сказать, что в самой ближайшей исторической перспективе Всероссийский Патриарх окажется перед необходимостью стать не только Главой Церкви и Отцом своей паствы, но духовным отцом всей нации, всего русского народа, всей Русской земли!

Причем следует самым решительным образом подчеркнуть, что только от четко проявленной и принципиальной, религиозно и национально осмысленной, твердой позиции Церкви в грядущих противостояниях и будет зависеть ее дальнейший авторитет в душе православного русского человека.

Именно к полному пониманию и принятию на себя столь серьезной и столь обязывающей роли Церкви в становлении и защите новой имперской России (и в не слишком уж отдаленном будущем) она и должна готовиться уже сегодня - от самого смиренного рядового прихожанина и до самых высоких ее архипастырей!

В то же время и само русское общество должно ныне ясно осознать, принять и поддержать - и разумом, и сердцем - мысль о том, что значение Церкви как духовной скрепы нации и хранительницы Русской земли будет (и обязано) в дальнейшем возрастать не только в чисто религиозном плане, но (вынужденно!) и в сфере наисекулярнейшей политики - должной рассматриваться самою Церковью как «духовное делание» во имя спасения Православной Христовой Руси, ради духовно-нравственного и физического спасения русского народа, а затем, возможно, и ради свидетельства о Господе нашем перед лицом всего, ныне отрекающегося от Него, мира.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 6

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

6. брат Матвей : По поводу ключевой фразы...
2010-01-19 в 00:42

Читать - ну очень тяжело!Может, кому то подобное чтиво и нравится, ну, разве что, любителям так же тяжело писать и наворачивать одно на другое...
Пережевывать все невозможно, возьмем лишь одну коронную фразу, похоже, вся статья как раз ради этого и написана:
"...Всероссийский Патриарх окажется перед необходимостью стать не только Главой Церкви и Отцом своей паствы, но духовным отцом всей нации, всего русского народа, всей Русской земли!.."
- это что? Это как понять? Это, извините, что <...>?
А куда денутся все те, кто не захочет его принять в качестве "Отца нации"? В расход их?....
А вы не подумали, что даже среди православных уже сейчас не все признают его в подобном качестве?
К чему плодить подобные провокационные призывы?
И неужели такие заявки делаются в здравом разуме?
А главой и отцом нации, к вашему сведению, должен стать Царь-батюшка!
Как вы, готовы к такому варианту развития событий?!
брат Матвей (bratstvo.kiev.ua)
5. А.Рогозянский : Re: Россия, Европейский мир и цивилизационное противостояние ислама
2010-01-18 в 23:30

Нет, работа большая и вдумчивая. Хочется поддержать автора, комментарии которого были всегда заметными, в частности, на Богослов.ру. На РЛ д. Георгий дебютирует в общеполитологическом качестве. С Божией помощью всё получится. Спасибо! Хороший подбор источников и цитат. Мне понравились особенно слова о. Всеволода Чаплина о необходимости научить людей бороться и умирать. Это замечательная максима, которая, Бог даст, станет руководством к действию для вновь образованного ОВЦО. Поскольку пока более выражена линия на "хорошо и интересно жить", а не "бороться и умирать". Православные ночные клубы, мотошоу и пр. Ну там коленками об асфальт, мы помним. Вымученный пафос преодоления, который в общем-то не даёт понимания, что же нам делать с исламом, евреями, Ватиканом и многими другими, которые еще больше нашего хотят также хорошо и интересно жить.
4. Вера. : Все жмут на Православие
2010-01-18 в 18:04

"Но тогда стоит задаться другим вопросом: а способен ли нынешний Ватикан стать во главе этой цивилизационной борьбы европейских народов?"
http://www.rusk.ru/n...o_usililsya_nazhim/
"Чувствуется, что на папу римского усилился нажим"
Соответственно, и папа римский усиливает нажим...
3. елена : Правда - первые три четверти статьи - вещи общеизвестные.
2010-01-18 в 17:57

А вот если наши власти (и церковные и государственные) промолчат?.. А если они нас предадут?..Так посмотришь - Буданов, Кондопога, да и этого злобного писаку только на 10 лет посадили, да я даже и перечислить не смогу всех тех случаев, когда к "ним" проявили всяческую толерантность, а к "нам" - всяческую нетерпимость...Вот что тогда делать?..Поодиночке отстреливаться будем?
2. Вячеслав Степанов : Re: Россия, Европейский мир и цивилизационное противостояние ислама
2010-01-18 в 16:59

Вопросов много к автору... Вот, скажем, его фраза: «исламский терроризм (а автор напрямую связывает его с исламом, «мусульманским тайфуном», «религиозным пафосом воинственных устремлений исламского мира»)... крикнул американцам о своей ненависти (причем не только как к проклятым империалистам, но и как к представителям именно иной, «христианизированной» цивилизации». Во-первых, (не принимая самого террора) с каких это пор американцы стали «представителями... иной, «христианизированной» цивилизации»? Это, в основном, представители новых «десяти колен», отложившихся от Нового Израиля — Вселенской Церкви. Язычники по жизни в подавляющем большинстве своем. Во-вторых, известно, что и некоторые православные общественные организации «кричат американцам о своей ненависти», но не лично к ним — к гражданам США, - а к их государству, осуществляющему политику государственного терроризма, к их «мироправителям тьмы века сего».

Вызывает непрятие и попытка автора превратить кровь убиенного о. Даниила Сысоева в аргумент: «Так, ставший теперь, по сути, новомучеником, убиенный московский иерей Даниил Сысоев, преподаватель Перервинской Духовной семинарии и секретарь Миссионерского центра «Шестоднев» в свое время особо подчеркнул, что исламисты «считают своим величайшим врагом иудео-христианскую цивилизацию, которую они отождествляют с Америкой. Не случайно, что многие патриоты симпатизируют исламу, хотя он и поставил перед собой задачу уничтожения России и превращения ее в Московский Халифат [заметим: такова, например, позиция редактора газеты «Завтра» А. Проханова, пищущего - в характерной для него несколько взвинченной романтической манере - восторженные панегирики главарям исламских террористов».
Вопрос к автору: почему исламисты не считают таким главным врагом, скажем, Западную Европу? Не потому ли, что в Европе воплощение в жизнь «либертарианских» идей, несмотря на вековые усилия либералов, значительно отстает от того уровня, что имеет место в языческих США?

И где это автор увидел «восторженные панегирики главарям исламских террористов» от Проханова? То, что Проханов на стороне народа Палестины, борющегося за свою свободу и независимость — это несомненно. В этой борьбе есть свои лидеры. И многие, в том числе и православные люди, не считают большинство из них «главарями исламских террористов».
Ну а вот эта перспектива довольно сомнительна: «и в опаснейшей для нас ныне ситуации не будет преувеличением сказать, что в самой ближайшей исторической перспективе Всероссийский Патриарх окажется перед необходимостью стать не только Главой Церкви и Отцом своей паствы, но духовным отцом всей нации, всего русского народа, всей Русской земли!» Об этом в последнее время часто говорят, но представить такое очень трудно. Быстрее произойдет Второе Пришествие Христа...
1. Георгий Р : Re: Россия, Европейский мир и цивилизационное противостояние ислама
2010-01-18 в 16:28

Хотел уже бросить читать.
Кажется, что начальные 3/4 статьи, где написано много смешанного,противоречивого, скучного, общеизвестного, (в т.ч. и предисловие) можно смело пропустить.

Все это либо обоснование актуальности, либо сознательно напущенный туман для важной темы, критически заявленной в последней четверти статьи, где автор начинает говорить о том, что нас касается непосредственно - о нашей Церкви, её отношении к проблеме ислама и роли в обществе. За это благодарю.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме