Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Расстрелянные за веру

Дмитрий  Соколов, Русская народная линия

24.10.2009


Крымское православное духовенство и политические репрессии 1917-1930-х гг. …

История православной Церкви в Крыму в XX столетии насыщена трагическими событиями. После падения российской монархии на территории полуострова сменилось несколько политических режимов, каждый из которых по-разному выстраивал свои отношения с духовенством и верующими. При этом, несомненно, наибольшей враждебностью к православию характеризовалась политика советских правительств. За время Гражданской войны большевики занимали Крым трижды, и всякий раз установление "рабоче-крестьянской" власти сопровождалось жестокими репрессиями против священнослужителей, грабежами и осквернением храмов.

Важно отметить, что эти преследования не были исключительно местной инициативой. Воинствующее безбожие лежало в основе большевистской идеологии, провозгласившей своей целью осуществление мировой революции и объявившей религию "наследием эксплуататорских классов".

Наглядной иллюстрацией этому служат многочисленные высказывания В.И.Ленина, требовавшего "бороться с религиозным туманом" и призывавшего уничтожить "контрреволюционное духовенство", применив к нему "беспощадный массовый террор".

Первые убийства православных священнослужителей в Крыму произошли уже в декабре 1917 г. Так, в ночь с 19 на 20 декабря 1917 г. в Севастополе был убит настоятель военной Свято-Митрофаниевской церкви на Корабельной стороне протоиерей Афанасий (Чефранов). Священника расстреляли на паперти храма.

Архиепископ Иоаким (Левицкий)В декабре 1917 г. неподалеку от Севастополя революционные матросы казнили архиепископа Иоакима (Левицкого); тогда же в своей квартире был убит другой священнослужитель - отец Исаакий Попов.

Начавшись в Севастополе, большевистский террор вскоре распространился на другие города Крыма. 14 января 1918 г. Симферопольском уезде красногвардейцами был убит настоятель Покровского храма села Саблы протоиерей Иоанн Углянский. Издевательски поинтересовавшись у настоятеля, почему у него на лампаде лента зеленая, а не красная, "вершители революционного правосудия" вывели священника на церковный двор и расстреляли. Собрав сельских жителей, красногвардейцы запретили под страхом смерти предавать тело отца Иоанна земле, сказав: "Пусть его собаки съедят". Рискуя жизнью, сельчане нарушили этот запрет, и перенесли тело убиенного с места казни к дому, где оно, слегка присыпанное землей, пролежало в течение двенадцати дней. Только 28 января останки священнослужителя были перевезены в Симферополь и захоронены по христианскому обычаю. В некрологе, напечатанном в "Таврических епархиальных ведомостях", говорилось, что отец Иоанн стал жертвой "тех темных сил, которые в революционное время обыкновенно направляют свои удары против христианства, Церкви Христовой и ее служителей".

Длившиеся на протяжении нескольких месяцев жестокие убийства, погромы и грабежи, прекратились только весной 1918 г., после занятия полуострова войсками кайзеровской Германии.

* * *

Следующая попытка установления советской власти в Крыму была предпринята в апреле-мае 1919 г.

Краткий период пребывания коммунистов у власти ознаменовался новыми гонениями на Православную Церковь. Одним из своих первых декретов правительство провозглашенной Крымской Советской Социалистической Республики национализировало монастырские земли. Наряду с этим, имели место и убийства священнослужителей.

Так, в апреле 1919 г., за несколько дней до наступления Пасхи, красноармейцами был зверски убит настоятель храма великомученика Георгия Победоносца в Армянске протоиерей Владимир Веселицкий. Священника отвели на пустырь, веревками привязали к столбу и подвергли мучительным пыткам. После многочасовых истязаний его обезображенное тело бросили на городской площади и запретили хоронить. Но православные жители Армянска нарушили этот запрет и на следующий день перед заходом солнца погрузили останки отца Владимира на телегу, укрыли от посторонних глаз травой и соломой и похоронили на городском кладбище.

Оставив полуостров под натиском деникинских войск в июне 1919 г., красные вновь (на этот раз окончательно) заняли его осенью 1920 г. Практически сразу в Крыму развернулась кампания всеобщего истребления, оставившая далеко позади все прежние ужасы.

Тысячи людей были расстреляны, столько же было утоплено, повешено либо погребено в земле заживо. Уничтожались без счета поверившие обещаниям об амнистии и не эвакуировавшиеся за пределы страны солдаты и офицеры армии Врангеля, сестры милосердия, чиновники, учителя и врачи. Не избежали общей участи и многие православные пастыри.

Протоиерей Константин Аггеев 4 декабря 1920 г. в Феодосии постановлением "тройки" Особого отдела ВЧК 13-й армии по обвинению в "активной помощи контрреволюции в ее борьбе за свержение власти пролетариата" к расстрелу были приговорены священники Виктор Толковид и Алексей Родионов; 16 декабря 1920 г. за "произнесение в храме проповедей, направленных на дискредитацию советской власти" феодосийской ЧК был расстрелян священник Екатерининской церкви села Сарыгол протоиерей Андрей Косовский. Аналогичная участь постигла последнего директора алупкинской климатической колонии для учителей церковно-приходских школ протоиерея Константина Аггеева. 2 января 1921 г. священника приговорили к расстрелу. 5 января 1921 г. в Евпатории "за публичное осуждение репрессий" был расстрелян 72-летний священник Владимир Сластовников.

13 февраля 1921 г. в Бахчисарае по обвинению в угрозе физической расправой председателю местного революционного комитета был арестован священник Иван Спано. Арест священнослужителя вызвал многочисленные протесты со стороны населения. Ежедневно в Особый отдел приходили толпы людей и требовали освобождения арестованного. Несмотря на это, 12 марта 1921 г. "тройка" Особого отдела ВЧК 4-й армии вынесла постановление, согласно которому Спано и вступившиеся за него члены церковного совета В.Х. и С.К. Канаки подлежали расстрелу.

Массовые убийства в Крыму продолжались до мая 1921 г., после чего их волна стала понемногу спадать.

* * *

Многочисленные несчастья и беды, обрушившиеся на Русскую Православную Церковь в годы Гражданской войны, были только началом развернутых властью жестоких гонений. Ужас развязанной большевиками братоубийственной бойни Церкви удалось пережить, в основе своей оставшись несокрушенной. Именно поэтому сразу же после окончания боевых действий властями разрабатываются коварные планы искоренения религии в Советской России. При этом главный удар предполагалось нанести именно по православию, которое расценивалось Лениным и его окружением как исключительно враждебная режиму оппозиционная сила, все еще располагающая значительными материальными ценностями, и, несмотря на репрессии и унизительные декреты, по-прежнему обладающая огромным влиянием на помыслы и души людей.

Удобным предлогом для наступления на религию стал охвативший страну чудовищный голод.

23 февраля 1922 г. советским правительством был принят декрет о принудительном изъятии церковных ценностей. Стараясь не отставать в столь важном революционном деле от центра, 4 марта 1922 г. II сессия КрымЦИК постановила: немедленно изъять все ценности из монастырей и церквей.

30 марта 1922 г. вышло распоряжение, предписывающее всем православным храмам в течение 36 часов с момента получения циркуляра опечатать все ценности, сдать их в Наркомфин и сообщить об исполнении в 6-часовой срок.

А поскольку за время революции и Гражданской войны все храмы епархии были в той или иной степени обворованы, к циркуляру было сделано дополнение, согласно которому лица, являющиеся хранителями церковных ценностей "по своему юридическому или фактическому положению", привлекались к ответственности "наравне с совершителями краж".

Архиепископ Димитрий (Абашидзе)С самого начала мероприятия власти встретили глухое сопротивление священников и мирян. Так, в Симферополе в Александро-Невском кафедральном соборе работа комиссии по изъятию несколько раз прерывалась возмущенными прихожанами, не желавшими безучастно взирать на святотатство. Аналогичными трудностями сопровождалось изъятие в других храмах. Несмотря на это, безбожники продолжали свое черное дело, и вскоре из храмов епархии было изъято все, что возможно.

В это же время в Крыму состоялся ряд показательных судебных процессов над православными священнослужителями, которых обвиняли в сокрытии церковных ценностей, подделке документов и кражах, а также ведении антисоветской агитации. После недолгого судебного разбирательства священников приговаривали к различным срокам тюремного заключения либо высылали из Крыма.

В частности, подобная участь постигла архиепископа Димитрия (Абашидзе), к этому времени устранившегося от управления делами епархии и принявшего монашеский постриг. Арестованный в апреле 1923 г., владыка был выдворен в Киев. Не менее драматично сложилась судьба других священнослужителей. 1 декабря 1922 г. ревтрибунал при КрымЦИК приговорил к 8 годам лишения свободы преемника владыки Димитрия - архиепископа Никодима. Отсидев почти год в нижегородской тюрьме, владыка был выпущен по амнистии, после чего в течение 2-х лет пробыл в ссылке. В июне 1926 г. архиепископ приехал в Москву, где вскоре был вновь арестован. 4 апреля 1927 г. в Керчи по обвинению в антисоветской агитации был арестован священник греческой церкви, Иосиф Куницкий. Постановлением Особого совещания при коллегии ОГПУ от 17 февраля 1928 г. священник был выслан из Крыма.

* * *

Александро-Невский собор в Ялте. Февраль 2009 г.Следующее наступление большевиков на религию началось в 1929 г. В отправленной на места директиве за подписью Лазаря Кагановича религиозные организации назывались единственной легально действующей контрреволюционной силой, имеющей влияние на массы. Этот документ положил начало массовым арестам священников и мирян, закрытию и разрушению храмов.

Особенно страшный удар по православию в Крыму был нанесен в 1937-1938 гг. Именно в этот период список репрессированных служителей Церкви, более чем за все предыдущие годы, пополнился множеством новых имен. К сожалению, формат публикации не позволяет перечислить всех пастырей, погибших в то суровое время. Назову только некоторых из них.

1 декабря 1937 г. как "член контрреволюционной группы церковников" к расстрелу с конфискацией имущества был осужден священник ялтинского Александро-Невского собора, Дмитрий Киранов.

Выписка из акта о расстреле иеромонаха Варфоломея (Ратных).В июле 1937 г. в Симферополе был арестован иеромонах Владимир Пищулин. Обвиненный в антисоветской агитации (критиковал советскую Конституцию, указывал на антихристианский характер марксизма, выражал недовольство по поводу его превращения в"непреложную и обязательную для всех истину, подносимую на штыках и вдалбливаемую в сознание граждан-рабов прикладами"), 10 декабря 1937 г. священнослужитель был приговорен к расстрелу.

10 февраля 1938 г. на основании постановления "тройки" НКВД Крымской АССР по обвинению в "распространении клеветнических слухов о жизни народов СССР" был расстрелян иеромонах Варфоломей Федорович Ратных. Вся вина священнослужителя состояла лишь в том, что он не убоялся написать правду о жизни в Советском Союзе, от которой "сколько страдают, сколько слезы проливают. И даже кто не христианин. Нас же, христиан, лишают всего..."

Выписка из протокола заседания *тройки* НКВД Крымской АССР по делу иеромонаха Варфоломея (Ратных).14 февраля 1938 г. к расстрелу за "контрреволюционную деятельность" были приговорены священник Покровской церкви в Судаке протоиерей Иоанн Блюмович и священник симферопольской Свято-Троицкой церкви протоиерей Николай Мезенцев.

К июню 1941 г. церковная жизнь Крыма подверглась разгрому. Многие храмы епархии были превращены в хранилища и сельские клубы, либо разрушены; святыни - безвозвратно утрачены. Но самое страшное - погибли десятки просвещенных и ревностных пастырей, истинных подвижников благочестия. Таково было отношение властей к православию накануне начала войны с нацистской Германией. Жестокие поражения первых месяцев, в результате которых войсками противника были заняты огромные территории, заставили советское руководство несколько пересмотреть свое отношение к духовенству и верующим.

И хотя репрессии против православных священнослужителей продолжали осуществляться и в этот период, они уже не принимали столь массовый и жестокий характер, каков им был присущ в 20-30-е годы.

Подписи к фотографиям:

1. Архиепископ Иоаким (Левицкий)
2. Протоиерей Константин Аггеев
3. Архиепископ Димитрий (Абашидзе)
4. Александро-Невский собор в Ялте. Февраль 2009 г.
5. Выписка из акта о расстреле иеромонаха Варфоломея (Ратных).
6. Выписка из протокола заседания "тройки" НКВД Крымской АССР по делу иеромонаха Варфоломея (Ратных).

Впервые опубликовано в журнале "X Files Секретные материалы 20 века. ДОСЬЕ", специальный выпуск №9(39) 2009 - с.73-78



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 7

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

7. тов.Сухов : Прости Господи, страшная тема
2011-02-28 в 20:32

А что было раньше?
Как бы ни было на самом деле, гельсингфорсский расстрел стал актом революционной трагедии России, хотя в марте 1917 года еще не было ни белых, ни красных, а русский царь не сделал никаких попыток удержать власть... 1/14/ марта 1917 года на кораблях Балтийского флота, стоящих в его главной базе — Гельсингфорсе, было объявлено о падении монархии в России и переходе власти к Временному правительству.
...
2/15/ марта, в день подписания отречения императора Николая II, российские газеты сообщили: «Свершилось. Великая Русская Революция произошла. Мгновенно, почти бескровно, проведенная гениально». Но уже на следующий день в Гельсингфорсе произошли события, перечеркнувшие это восторженное сообщение.
...
В Российском государственном архиве военно-морского флота в Санкт-Петербурге удалось разыскать любопытный документ: «Список офицеров и чиновников, выбывших в связи с переворотом». По данным этого списка, в первые дни марта в Гельсингфорсе было убито 39 офицеров, ранено 6, без вести пропало 6. Четверо офицеров покончили с собой.

http://www.vokrugsve....ru/vs/article/668/

Поэтому с утверждениями
Важно отметить, что эти преследования не были исключительно местной инициативой

можно согласиться отчасти. Очевидно, в то время у людей были между собой какие-то особые взаимоотношения.
Воинствующее безбожие лежало в основе большевистской идеологии, провозгласившей своей целью осуществление мировой революции и объявившей религию "наследием эксплуататорских классов"...

с самим по себе таким утверждением согласиться нельзя (отсебятина), а с выводом... и ПОЭТОМУ во всех случаях убивали священников подавно нельзя.

А вот с утверждением по поводу
"тех темных сил, которые в революционное время обыкновенно направляют свои удары против христианства

согласиться можно стопроцентно.
И именно с этим есть смысл тщательно разбираться, не перекладывая с больной головы на здоровую. Правда, я понимаю, что это само по себе очень трудно и очень не хочется!
6. тов.Сухов : описка в предыдущем посте
2011-02-28 в 18:49

Однако хромают разделы "Анализ" и "Выводы", которые представляют как раз наибольший интерес. Раздел "Факты", как мне сдаётся, тоже не совсем полный, точнее сказать, не сбалансированный.
5. тов.Сухов : Данной темы хватит ещё на сто лет, но ста лет Господь не даст
2011-02-28 в 17:12

Факты убедительные, спасибо!
Однако хромает

Господь поставил пастырей пасти стадо. Всё необходимое для этого у пастырей имелось. Вдруг стадо сошло с ума и внутри себя начало друг друга уничтожать. Учинился огромный падёж. Стадо, заметим, было не из самых плохих.
а) Должен ли Господь взыскать с пастырей за Своё стадо?
б) Должны ли пастыри наконец серьёзно разобраться в том, что произошло? Или пастыри должны только причитать ой, нас обидели - ой, нас обидели.

Да, обидели! Почему?
Именно это важно сейчас, дабы не допустить повторения. Что толку бесконечно причитать о преступлениях? Мы хотим, чтобы Господь снова стал так же вразумлять? Нет! Тогда есть смысл разобраться?
1. Что значит отступили от Бога?
2. Кто именно и как отступил?
3. Отступление сразу произошло или постепенно?
4. Если постепенно, это фиксировалось, меры принимались?

И так далее.
Иначе, где гарантия, что восстанавливаемое ныне Православие тоже не приведёт к "отступлению от Бога"?
4. Alla : священник Егоров
2011-02-28 в 15:05

кстати, Вам не попадались номера Крымского вестника за 1918 год? Мне посоветовали в севастопольском архиве. Некоторые номера хранятся в РГБ, но в эл. виде их нет.
3. Alla : священник Владимир Егоров
2011-02-28 в 15:02

Дмитрий, спасибо за ответ. Извините за задержку. Я ждала, что ответ придет на адрес эл. почты и не заглядывала на сайт. К сожалению, никаких записей и воспоминаний нет. Может быть, только уточнение, что расстреляли о. Владимира не в 1920 году , а в феврале 1918 года. С Севастопольским архивом я уже общалась, там действительно нет расстрельных списков. Радует уже то, что на Владимира Егорова они завели архивную карточку. Сейчас мы уже знаем многие сведения о его служении в Уфимской епархии. По фотографии разбираемся с его наградами. Работа кропотливая и очень интересная.Если можно, сообщите мне ваш эл. адрес. Будем поддерживать связь по почте. С уважением. Алла.
2. Дмитрий Соколов : Re: Расстрелянные за веру
2010-12-26 в 21:22

Уважаемая Alla! Во-первых, спасибо за развернутый комментарий и высокую оценку моей скромной работы. А во-вторых, отвечаю на Ваш вопрос.
Материалы по расстрельным делам священников хранятся частично в Государственном архиве АРК:
http://www.daark.org.ua/
Можете сделать им соотвествующий запрос.
При этом обращаю Ваше внимание, что дела священников - они персонально от общей массы дел репрессированных не отделены.
И, что немаловажно - в Крыму находится весьма незначительная часть дел той поры. Многое находится в Киеве в архиве СБУ, многое разбросано по разным областям и местным архивам. А что-то и в ГАРФ отложилось.
Конкретно по названному Вами священнику мне информация не попадалась.
В Севастополе, смею заверить, документов по репрессиям вообще практически нет в архивах.
П.С. По чекисту Михельсону весьма интересно. Имеются сведения, что этот Михельсон - будущий нарком НКВД Крыма, который много зверствовал в "ежовщину" (сам лично пытал людей при допросах), а затем был сам расстрелян.
Вот его фото
http://www.memo.ru/h...d/biogr/czeka336.htm
Но профессиональные историки "органов", например, сомневаются, что этот Михельсон и тот, что был здесь в 20-е - одно и то же лицо.
Так что весьма интересно...
А что подробно бабушка о терроре в Крыму успела рассказать и остались ли какие-то от нее записи?
1. Alla : расстрелы священников в севастополе в 1920 году
2010-12-15 в 18:12

Уважаемый Дмитрий!Во-первых, огромное спасибо Вам за столь детальное расследование. Страшную трагедию пережил русский народ. Отголоски этой трагедии до сих пор бередят душу.Был расстрелян священник Егоров Владимир Николаевич. Бабушка, которая после расстрела мужа эмигрировала в Харбин, говорила о начальнике ЧК-еврее. видимо, это был Михельсон. Она еще была в Севастополе, когда расстреляли Михельсона. Священник Егоров В.Н. служил в Уфимской губернии, затем был военным священником Александро-Невского храма в Тифлисе. Его фамилия есть в списках Собора РПЦ в 1917-1918 годах.Как он попал с семьей в Севастополь, никто уже рассказать не может. Не могли бы вы подсказать, где могут храниться материалы по расстрельным делам священников, даст Бог, мы найдем хоть какие-то известия.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме