Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О ложных альтернативах, "православном сталинизме" и советском наследстве

Владимир  Семенко, Русская народная линия

Сталин / 09.10.2009

От редакции: Публикацией статьи известного православного публициста Владимира Петровича Семенко мы хотели бы начать широкую и обстоятельную дискуссию о советском наследии. Автор справедливо отметил, что жаркие споры на страницах РЛ вокруг фигуры генерала Власова - частный случай этой общей проблемы (хотя, конечно, сама тема предательства в русской истории имеет самостоятельное звучание). Представляется, что настал момент, когда нужен ясный и вразумительный ответ на вопрос - от чего в советском наследии мы отказываемся, а от чего не отказываемся. Иначе мы - православные русские люди - окажемся идейными заложниками новых псевдореформаторов и перестройщиков.

«Мои университеты» прошли на полуподпольных христианских семинарах 1980-х. Именно тогда многие из моего поколения «приходящих в Церковь» открывали для себя гигантский айсберг русской православной традиции, русской философии, литературы, богословской мысли и веры, тот русский мир, который виделся нам безвозвратно утерянным. Мы «чистили себя» не под Лениным - но под Россией. Наше личностное становление проходило под знаком осознания своей сверхзадачи, своей миссии - вернуть, насколько возможно, ту «Россию, которую мы потеряли», восстановить историческую преемственность в развитии великой страны, великого континента русской имперской цивилизации. Среди длинного ряда авторов, в решающей степени повлиявших на становление, формирование нашего мировоззрения, главными были, несомненно, И.А.Ильин и А.И.Солженицын, чья историософия сформирована во многом под влиянием этого титана русской философии и блестящего писателя.

Под их (и многих других) воздействием мы проясняли для себя историческую перспективу, учились любить и понимать Россию и русское в своей стране и в своем народе под наслоениями пропагандистской лжи и «советчины». И именно поэтому, потому, что мы внимательно читали «О республике и монархии» и «Наши задачи», «Архипелаг ГУЛАГ» и «Красное колесо» и отнюдь не были поклонниками большевизма, нам довольно скоро стала ясна двусмысленность и ложь «перестройки».

Я хорошо помню ожесточенные дискуссии второй половины 80-х, ведомые в «толстых» официальных журналах и то, как они воспринимались на фоне исторической правды, духовных, интеллектуальных и просто исторических открытий, которые мы сами делали для себя, пользуясь ширящимся доступом к «самиздатским» и «тамиздатским» сокровищам. Ильин, Солженицын, Бердяев неопровержимо показывали нам - всем, кто хотел услышать - духовное родство антирусского либерального «феврализма» и погромного большевизма, а на страницах «Нашего современника» и «Знамени», «Нового мира» и «Молодой гвардии» шла ожесточенная борьба либеральной сволочи и компатриотов, «шестидесятников» и «молодогвардейцев». Уже тогда было отчетливо видно, как стране, стоящей на распутье, чья-то невидимая рука умело подсовывает абсолютно ложный выбор: либо замшелый советский «патриотизм», а значит - «руководящая роль КПСС», идеологические запреты и ГУЛАГ, всегда маячивший за спиной относительно мягкого «брежневизма» - либо новый февраль, либеральная революция, слом всего и вся и главное - только на Запад! Ты патриот? Ты хочешь сохранить Россию? - Тогда подпирай собою прогнивший коммунистический строй и помни о Большом Брате. Ах, тебе надоело и ты хочешь перемен? - Тогда под дых ее, «Россию-мать, Россию-суку» (А.Синявский), ибо «тоталитаризм» - ее естественный продукт; ужасный коммунистический деспот Сталин - есть естественное продолжение двух «православных» деспотов - Ивана Грозного и Петра, и, чтобы перестать быть рабом, надо всего лишь перестать быть русским. Русский смысл, русская традиция в ее исконном, подлинном виде, на которой, тем не менее, все только и держалось - усиленно искажалась и загонялась в подполье обеими сторонами - и либерал-большевиками и компатриотами. «Перестройка» стала путем к развалу страны и преступлением, а не выходом к возрождению и новому цивилизационному рывку - потому что она прошла под знаком «Детей Арбата» и «Огонька», вскоре трансформировавшегося в НТВ и «Эхо Москвы», а не «Красного колеса» и русской эмигрантской прессы.

И вот теперь, спустя двадцать лет, мы продолжаем пожинать плоды этого преступления.

Имея некоторые знания (надеюсь, не слишком замутненные страстями), а также некоторый опыт мысли и жизни, поневоле воспринимаешь как настоящее «дежавю» ту борьбу между «православными сталинистами» и либералами, которая, по-моему, с весны (то есть уже несколько месяцев) не утихает на страницах РЛ. Похоже, что пришла пора высказаться и об этом.

Философско-логическое определение развития


Обсуждение идеологических проблем, так или иначе, всегда замутнено нашими пристрастиями. Рассуждать на идеологическую тему и мыслить чисто «научно», холодно-объективно - весьма затруднительно. Поэтому начать следует не с истории, историософии или политики, а с чисто диалектического, логического анализа. Собственно говоря, о чем идет речь? Ведь не Сталин и не генерал Власов составляют главный, сокровенный интерес спорящих! Ясно, что за всевозможными, пусть и важными, частностями кроется совсем другое - проблема а) исторической преемственности; в) современной русской идентичности и с) соотношения в том субъекте, который мы ныне называем Россией, собственно, исторически русского и «советского».

Есть исторический субъект, называемый «Россия». На протяжении всего времени своего существования он претерпевает некие трансформации, изменения, иными словами - растет, развивается. Что есть развитие с философско-логической точки зрения? Развитие - это такой процесс, в котором на каждом новом его этапе в субъекте появляется нечто качественно новое, доселе еще небывалое (в гегелевской терминологии такие скачки называются «перерывами постепенности»), и в то же время на всех этапах процесса сохраняется некая константа, которая, собственно, и есть субъект развития. Если этой константы нет, тогда непонятно, а что, собственно, развивается-то? Тогда развитие есть сплошной и бессвязный поток неизвестно чего, и никакая история вообще невозможна! Все это - есть чистая логика, в которой нет ни грана идеологии. А отменить логику, диалектические законы развития возможно лишь в двух случаях: а) если наше сознание с какого-то момента становится шизофреническим, для которого никакие логические законы вообще не писаны и б) если мы выходим за рамки всей христианской традиции в целом (порождением которой, собственно, и является линейная модель истории), традиции, как ни крути, магистральной для мировой цивилизации, и становимся постмодернистами. В постмодернизме - нет и не может быть развития, ибо «история кончилась», а может быть лишь произвольное сочетание всего со всем, бесконечное «перелистывание книги истории». Впрочем, глубокое внутреннее родство постмодерна и шизофрении хорошо известно и самим постмодернистам. (Ср. фундаментальный двухтомный труд Делеза и Гваттари «Капитализм и шизофрения» (1972 - 1980) с его ключевым понятием «шизоанализ». Поскольку же мы не относим себя ни к постмодернистам, ни к шизофреникам, то и считаем приведенное выше логико-диалектическое определение развития абсолютно неопровержимым.

Понятие исторической преемственности


Итак, с философской (а, стало быть, и с историософской) точки зрения серьезного обсуждения достоин, в конечном счете, только один вопрос: сохранена ли в России после 1917-го года историческая субъектность или же «советский» субъект - есть совсем другой, абсолютно новый? (То есть, следует ли вести речь о появлении принципиально нового исторического субъекта, а не о трансформации (революции, болезни, катастрофе, движении, развитии), происходящей со старым?) Один из главных «виновников торжества» протоиерей Георгий Митрофанов выбирает именно такой ответ, говоря, что историческая идентичность России и русского народа прервана в 1917 году. Чем, во-первых, сразу отождествляет себя с большевиками-революционерами раннего призыва, эпохи «военного коммунизма», а, во-вторых, сразу же полностью изобличает себя как убежденный и законченный апологет коммунизма. Ибо: именно «ранние» революционеры, эти «комиссары в пыльных шлемах», были столь высокого мнения о своей революции, что полагали ее (и себя) способными в одночасье изменить мир (а уж отдельно взятую страну тем более). А главное: если, как утверждает прот. Г. Митрофанов, историческая субъектность России утеряна в 1917-м году, то кто же тогда, так сказать, автор всех великих достижений советского периода (отрицать которые невозможно), кто создатель великой культуры, которая в советское время оставалась все еще имперской и классической (сравните Ахматову и Пригова, Булгакова и Сорокина и т.д.) и, самое главное: кто победил нацизм? Получается, что коммунизм! Итак: сила коммунистической идеи, в одночасье упавшей на доселе традиционную православную страну, была такова, что русские сразу стали советскими (за исключением погибших в гражданской войне и репрессиях и ушедших в эмиграцию) и совершили величайшие деяния в мировой истории! Это серьезно, это покруче, чем «Ранние экономическо-философские рукописи» и «Государство и революция»!

Думается, вполне ясно, что если рассуждать серьезно, так мыслить никак невозможно! То, что 1917-й год стал катастрофой, то, что истоки этой катастрофы, в конечном счете, следует искать в религиозно-духовной сфере, то, что Россия поныне (и сейчас особенно!) тяжело больна - это один вопрос. Но так упрощать свое понимание истории, так примитивно мыслить о ней, как это делают сейчас некоторые - все это, конечно же, ничего общего с серьезным и научным пониманием ее не имеет. В конце концов, следует все же различать научное изучение истории (в котором, конечно же, вполне могут быть и ошибки) и заведомое и более чем примитивное идеологизирование.

«Субъект» революции


Здесь сразу же возникают два важнейших вопроса. Первый - это понимание революции, ее природы и истоков. На фоне того моря литературы, которое на эту тему существует, повторять: «1917-й год - катастрофа», как мантру и считать, что этим все понимание проблемы исчерпывается - значит просто издеваться над историей как наукой. «Взгляд» этот типично образованческий, и ничего общего ни с каким действительно «белым» (как понимал его, к примеру, тот же Ильин), конечно же, не имеет.

В этом плане чрезвычайно показательна эволюция А.И.Солженицына, к которому прот. Г. Митрофанов вроде бы относится не без симпатии. Солженицын начинал как убежденный советский человек, эволюционируя затем к умеренно-западническому либерализму и далее - все более к почвенническим и православно-патриотическим взглядам, тоже принципиально «центристским» и умеренным. Для нас, однако, в данном случае важно не столько его собственное итоговое мировоззрение, сколько эволюция его трактовки российской революции. Вначале писатель полагал, что собственно катастрофа - это Октябрь. Но постепенно, все более погружаясь в источники, он открывал для себя ту истину, которую ныне знают, в общем, все, не очень ленивые и не окончательно заангажированные люди (не готовы признать ее лишь наиболее «упертые» либералы): настоящая революция, подлинная катастрофа, приведшая к коренной ломке традиционного уклада и главных оснований российской жизни - это Февраль и ничего больше! 1905-й год был неудавшейся репетицией, а Октябрь сами ведущие большевики спустя 10 лет все еще называли «переворотом». Они-то хорошо знали, как было дело! И лишь потом, по мере вырезания Сталиным главных лидеров большевизма, старой верхушки партии, а также формирования новой «элиты» и советской государственной мифологии стало усиленно формироваться представление об Октябрьской революции как «величайшем событии мировой истории». Работая с историческими источниками, опираясь на наследие русской философской публицистики, Солженицын в своем «Красном колесе» показал грандиозную картину того, как губительный либеральный вирус на протяжении, по меньшей мере, многих десятилетий разлагал когда-то здоровое тело нации и заражал ее душу; как усиление, так сказать, «концентрации» этой заразы приводило к формированию в стране все более радикальных, левых, революционных движений.

Начиная видимым образом со знаменитых «Вех», общим местом для лучших умов России было представление о том, что именно сословие, претендовавшее на роль морального и духовного лидера нации, то есть либеральная интеллигенция (а отнюдь никакие не большевики) несет главную ответственность за нарастание революционных тенденций и впоследствии - за катастрофу 1917-го года. В феврале-марте большевики были вообще никем, они, за исключением второстепенной фигуры Шляпникова, сидели в эмигрантских закоулках и не имели никакого влияния на ход событий в России. (Известно высказывание Ленина о том, что «нынешнее поколение революционеров не доживет до революции, но вот наши дети и, быть может, внуки» и т.д.) И лишь когда революция уже совершилась, когда была создана в России благоприятная почва, они (а также другие радикалы из революционной эмиграции) оказались срочно востребованы, и возник знаменитый сюжет с Парвусом, с так называемыми «немецкими деньгами» (на самом деле - деньгами Уолл-Стрита) и «пломбированным вагоном» (на самом деле - тремя поездами), которыми революционеры приехали в Россию. «Субъект» революции, приведшей к свержению монархии, к кардинальному изменению политического строя и ломке традиционного уклада, на самом деле трояк. Это, во-первых, так называемое либеральное общество (в том числе и прежде всего, конечно, думцы), во-вторых, предавшие царя и присягу заговорщики из тогдашней «элиты», в том числе и военной (что особенно страшно во время войны) и, в-третьих, что особенно прискорбно - определенная часть самой романовской фамилии, о чем сейчас имеется достаточно материалов. Отречение государя-мученика Николая Александровича - было духовным, христианским ответом на предательство «элиты», тех высших слоев общества, которые должны были быть опорой трона и вполне вписывается в «непротивленческую» традицию русской святости. (Не могу не заметить, что в оценке отречения я, как религиозный монархист, существенно расхожусь с Александром Исаевичем, который, как представляется, все же в значительной степени скатывается здесь от собственно монархической к, так сказать, «белогвардейской» позиции).

Революция нарастала не снизу, но сверху. Именно из среды так называемого «образованного общества» распространялись разлагающие народное сознание либеральные и радикально-революционные идеи, и даже в момент самой революции, самого Февраля именно Дума и генералы-заговорщики, подталкивавшие царя к отречению, а отнюдь не волнения в нескольких запасных батальонах гвардии, расквартированных в Петрограде и не по большей части мифический (особенно на фоне позднейшего голода) недостаток продовольствия выполнили роль главного «запала» революции.

Итак, главный субъект февральской революции - это как раз зараженные либеральным вирусом высшие слои тогдашнего общества, а отнюдь не народ, вовлеченный в нее лишь на последующем этапе.

В «Красном колесе» наглядно показан механизм разнуздания в народе революционной стихии, стихии насилия - той бури выплеснутых вовне греховных страстей, которая, собственно, и привела к гражданской войне. В частности (о чем весьма убедительно писал еще Ильин в «Наших задачах»), совершенно особая роль принадлежала известному «Приказу N 1», состряпанному Нахамкесом и Гиммером и распространенному по телеграфу (что привело к окончательному развалу армии). А чего стоит знаменитая речь Милюкова в Думе («глупость или измена»), сказанная в начале ноября 1916 года, разжегшая в так называемом «обществе» губительный огонь недоверия и ненависти к царской семье!

Во всем этом пока еще не было никакого «сталинизма» и даже «красного террора». Но ликвидация самого института монархии, скреплявшей народную общность подобно «замку» (самый верхний камень в кирпичном своде, без которого весь свод осыпается), и стала спусковым крючком дальнейших событий.

Все это - прописные истины. Но с упорством, достойным лучшего применения, сегодняшние наследники либерального февраля старательно выводят из-под удара своих идейных предшественников, замалчивая главное: ответом на что, на какое нравственное «опускание» народа, разнуздание стихии насилия, войны всех против всех, произведенное сбросом монархии и отказом от особой роли Православия, явился действительно сверхжесткий государственный террор последующего советского строя! (В этом плане хороший образ принадлежит Дмитрию Мережковскому. Государственный тоталитаризм в СССР, говорил он, это застывшая лава революции, та же самая субстанция, но данная в своем, так сказать, охлажденном виде, охлажденном государственным насилием созданной большевиками небывалой машины подавления). В феврале 1917-го (который стал лишь завершающим моментом довольно длительного процесса) народ оказался лишен двух главных скреп своей жизни и своего сознания: монархии и православной нравственной основы. Десятилетия либерального оплевывания этих главных народных святынь, расшатывания этих главных опор, на которых держалась жизнь великой страны, не прошли даром. «Умирить» стихию всеобщего насилия (о чем молился царь-мученик) теперь можно было лишь страшным государственным насилием, на которое не решился никто, кроме секты большевиков с ее безумной (и вполне антирусской) программой.

И, однако же, результат в конечном счете получился совсем другой, нежели тот, на который рассчитывали пассажиры «пломбированного вагона».

Так что же такое «советский проект»?


«Ранние» большевики, деятели 10-20-х годов, в основном уничтожали традицию, «сбрасывая с корабля современности» большую и лучшую часть российского исторического наследия. И, однако, уже здесь не все так просто. Например. Сейчас уже опубликовано достаточно материалов, из которых неопровержимо следует, что многие (и не самые худшие!) представители высшего генералитета русской армии в конечном счете поддержали большевиков, а отнюдь не Белое движение. Почему же? И стоит ли их всех считать предателями? Ответ, думается, вполне очевиден. Эти достаточно умные и профессиональные люди хорошо понимали: Троцкий и К°, какими бы они сами не были и какие бы цели не преследовали, дают возможность армию - восстановить, поскольку этим армия - нужна, а на плечах действительно достойных всяческого уважения и даже восхищения белых героев в Москву намерена въехать всевозможная республиканская и либерально-демократическая сволочь, которая способна лишь продолжить восьмимесячный февралистский развал и сдать Россию так называемым «союзникам». А значит (поскольку вся эта февралистская публика в принципе неспособна управиться с самой субстанцией власти, а развал не может все же длиться вечно), эти страшные (действительно страшные!) большевики все равно окажутся рано или поздно востребованы! Что такое власть и как с ней управляться - генералы генштаба хорошо понимали!

Однако наша главная тема - отнюдь не перипетии гражданской войны. Уже поздний Ленин, после угара недолгих лет «военного коммунизма», начал понимать, что даже революционер, пришедший к власти (а традиционную, историческую Россию он глубоко и сознательно ненавидел, как говорится, до последнего вздоха), если ему в принципе нужны страна и государство (неважно, для каких целей), не может строить свою «реальную политику» лишь на войне с традицией, на стремлении ее уничтожить. Необходимо использовать, эксплуатировать традиционные энергии и ресурсы народа, созданные на протяжении его истории - как материальные, так и духовные. Это, вполне прагматическое, понимание проступает у позднего Ленина буквально накануне его окончательного безумия (которое, конечно же, стало расплатой «за все хорошее»), мучительно продираясь сквозь одержимость революционной утопией. Политика НЭПа - есть во многом плод этого понимания, окончательно наступившего после того, как, по признанию самих лидеров партии, их власть висела буквально на волоске, и лишь неимоверная жестокость Тухачевского, потравившего боевыми газами и расстрелявшего из полевых орудий окруженное тамбовское восстание, спасла режим от почти верной гибели.

Но ленинский призыв партии, в котором на руководящих постах преобладали пассажиры пресловутого «пломбированного вагона», еще слишком живо и яростно ненавидел историческую Россию. При Сталине, в коллективизации доведшем дело революции до конца, но вскоре после этого начавшем уничтожение старого ядра партии, кропотливая работа с историческим наследием приняла качественно новый характер, была несоизмеримо расширена и углублена.

Суть советского (сталинского) проекта, в отличие от собственно коммунистического, «красного», заключалась в попытке соединить коммунизм и традицию, отбросив в ней то, что представлялось абсолютно антагонистичным, прежде всего - Православие и монархию. Но ведь, по сути, от традиционной для России роли Православия и монархии отказались уже «февралисты»! «Построение социализма в отдельно взятой стране» шло по пути использования и безумной, жесточайшей эксплуатации традиционных энергий народа. При этом была сделана попытка именно сращивания препарированной и трансформированной «народности» с новыми, коммунистическим смыслами.

В конечном счете, этот советский проект был обречен на неудачу (о причинах - скажем ниже). Но нельзя сказать, что внутри него не было успешных частных попыток. Таких попыток было более чем достаточно! Возьмем, например, весьма важную сферу советской массовой культуры. Современная молодежь воспринимает многие советские песни эпохи «большого стиля» как сугубо народные, как элемент фольклора. Между тем мало кто знает, какая тонкая и сложная работа проводилась, начиная еще с 1930-х годов для изучения мелодики русской народной песни, для того, чтобы, освоив ее, создать новую и вполне авторскую музыкальную культуру на основе фольклорных традиций. И советские композиторы (по иронии судьбы, в основном еврейского происхождения), под нависавшим дамокловым мечом репрессий вполне справились с поставленной задачей! Музыкальная традиция народной песни здесь не уничтожалась, но вполне успешно осваивалась, сращиваясь с новой, советской «народностью», с «современным» содержанием. Аналогичные процессы происходили и в других сферах культуры, хотя и не везде столь успешно, а кое-где - и совсем безуспешно.

Никто из партийных бонз того времени, разумеется, и не думал отказываться от коммунизма и целей революционно-завоевательной экспансии по всему миру. Однако разница между идеологией, условно говоря, 20-х - начала 30-х и конца 30-х - 40-х годов общеизвестна и несомненна. С определенного момента опора на традицию начинает занимать все большее место в политике режима. Если в ранние годы революции тогдашняя «новая», комсомольская молодежь воспринимала слова «патриотизм» и «русский» скорее как ругательные, то ближе к концу 30-х гг., по мере приближения новой войны, уже отнюдь не зазорно было ощущать свои русские корни и рассуждать о патриотизме, пусть и в трансформированном, суррогатно-искаженном советском варианте. Кроме того. Если в ранние революционные годы на ключевых постах в партии и государстве преобладали выходцы из еврейско-космополитических партийных кланов с их глубокими и не всегда прозрачными международными связями, то впоследствии Сталин, скажем так, радикально уравновесил эту часть советской «элиты» «русскими» и кавказскими группировками. И именно в этом - скрытое, подспудное «элитное» содержание «большого террора» 1937-1938 гг.

Итак, уже «большой террор», с его инсценированными процессами над «врагами народа» и избиением партийных кадров, носил довольно двойственный характер. С одной стороны, режим, конечно, радикально не поменял своей антирусской и антихристианской сути, ибо в ядре проекта оставался все тот же коммунизм с его «интернационализмом» и богоборчеством. Заниматься новым мифотворчеством и замалчивать то немыслимое, неимоверное количество лучших русских людей, которое уничтожил Сталин - могут либо нечестные, либо неадекватные люди. Однако, с другой стороны, наряду с этими весьма многочисленными «щепками», были уничтожены радикально-революционные кадры фанатиков - носителей «красной» (не советской, а именно красной, интернационально-революционной) идеи, и измордованное, нещадно эксплуатируемое русское, пусть и в достаточно искаженном и суррогатном виде, начинало все более проступать сквозь звериный оскал тоталитарного режима. Ибо совсем, радикально гнобить традицию, уничтожать ее и в то же самое время эксплуатировать - по определению невозможно. Так или иначе, власти приходилось все больше приоткрывать шлюзы для выхода загнанной в духовное и социальное подполье - но все еще полной жизни традиционной энергии народа, чтобы, канализировав, направлять ее в нужное ей, власти, русло «социалистического строительства». И советская квазиимперия поневоле все больше начинала приобретать традиционно-исторические черты.

Во всем этом нельзя не признать явное действие Промысла: Россия, при всех понесенных ею страшных потерях, все-таки в итоге не была принесена в качестве жертвы «на алтарь мировой революции», а постепенно, страшной ценой своих великих жертв - начинала все более походить на самое себя. И делалось это руками человека, который (не стоит питаться легендами и мифами), конечно же, был палачом и совсем не был никаким православным, то есть руками Сталина. Не в этом ли кроется секрет бешеной ненависти либеральной образованщины и к нему и к его фактическому госперевороту 1937 года?

Целят в «сталинизм» или в Россию?


Новая порция проклятий, изрыгаемых ныне (казалось бы, ни с того ни с сего) в адрес Сталина, начатая известным решением ПАСЕ и практически синхронными заявлениями некоторых высокопоставленных лиц РПЦ, наводит на грустные размышления. Ибо здесь мы имеем новое издание все той же либеральной идеологии, столь хорошо знакомой нам по официально разрешенной перестроечной публицистике. Здесь главная ложь не столько в самих обличениях, сколько в сопутствующей им фигуре умолчания. Можно подумать, что массовые репрессии начал Сталин, заодно придумав и концлагеря. (В действительности первые концлагеря создали еще англичане во время англо-бурской войны 1902-1903 гг., а на территории Европы впервые эту прелесть опробовали австрийцы в 1914 году, в самом начале войны). Что же касается массовых репрессий в советской России, то они начались сразу после прихода большевиков к власти. Хрестоматийные примеры: «красный террор», начатый осенью 1918 года с «неудавшегося» покушения на Ленина, организованного самим чекистами; массовый геноцид казачества в период гражданской войны (главный идеолог - Троцкий); обманные расстрелы в Крыму (белых, поверивших честному слову новой власти и не ушедших в эмиграцию); искусственно вызванный голод в Поволжье и т.д. и т.п. Не забудем, разумеется, и зверское убийство царской семьи и другие, аналогичные, «эксцессы» гражданской войны. Ко всему этому Сталин вовсе не имел прямого отношения. Так что в плане жестокости и цинизма режима товарищ Коба не внес ничего принципиально нового, а лишь слегка (или не вполне «слегка»?) начал менять его идеологический вектор. Почему же главный упор в своих обличениях наши гуманисты делают именно на фигуру Сталина, который, при всей своей неимоверной жестокости, государство - отстраивал, а не приносил в жертву революционному интернационалу? (Напротив, самый Коминтерн был принесен в жертву). Ответ см. выше.

Другое умолчание (со стороны Запада) заключается в том, что практически все 30-е годы лучшие либеральные умы этого самого Запада буквально носили Сталина на руках, как «вождя великого социального эксперимента», тем самым изобличая духовное и идейное родство либеральной и интернационально-коммунистической идеологии, а после войны, когда стало окончательно ясно, что «мировой революцией» и не пахнет, а СССР стал все больше напоминать (пусть в основном лишь по некоторым внешним признакам) Российскую империю - после знаменитой Фултонской речи Черчилля началась «холодная война» и опустился (причем, с обеих сторон) «железный занавес».

Не жестокость сталинского режима так волнует его «новых» критиков. (Разве то, как союзники, без всякой, в общем, военной необходимости, «раскатали» Дрезден или уничтожение атомной бомбой (единственный раз в мировой истории) мирных городов Хиросимы и Нагасаки - не беспрецедентно жестокое дело?) Не «коварство» Сталина так беспокоит их. (Чем «Мюнхенский сговор», отдавший Чехословакию на растерзание Гитлеру, лучше пресловутого «пакта Молотова - Риббентропа», бывшего во многом вынужденным из-за затягивания Англией и Францией переговоров с СССР?) Их цель - навсегда замазать «сталинизмом» все наше прошлое, заставить русских окончательно отречься от себя и своей истории и сдать последнее, что худо-бедно (хотя, прямо скажем, и очень ублюдочно) начало восстанавливаться при Путине после лихих лет ельцинского развала и без чего «Перестройка - 2» пойдет как по маслу - свою историческую субъектность и идентичность. Цель всей этой кампании - в том, чтобы окончательно отбить у русских историческую память, чтобы сама мысль о воссоздании империи - воспринималась как страшная крамола. Ваше прошлое, вся ваша история настолько ужасны, что ни о какой преемственности здесь речи быть не может. А потому (согласно известной теории С.Белковского) единственный выход для русских - смена самого субъекта, достойная смерть и - внешнее управление. И понятно, что главный удар наносится по тому периоду советской истории, когда собственно русское и советское - оказались в наибольшей степени переплетены, когда традиционные духовные энергии народа в наибольшей степени вышли на поверхность, то есть по Великой Отечественной войне и по нашей Великой Победе.

40-е годы XX в. как вершина советского проекта


Заметим (что бросается в глаза абсолютно всем, обладающим сколь либо незашоренным сознанием): весь этот новый виток либерального обличительства как-то фатально вертится вокруг войны. Погром России, произведенный «ленинской гвардией» дореволюционного призыва и фанатиками, пришедшими в революцию в ее первые, садистско-утопические годы (вспомним хотя бы знаменитую одесскую чрезвычайку, запечатленную В.Катаевым в романе «Уже написан Вертер»), избиение «тихоновского» духовенства или геноцид казачества), мало интересует этих «новых» критиков. Зато муссируется польская Катынь и «преступления сталинского режима против народов Прибалтики». При этом старательно замалчиваются и выводятся из-под удара такие факты, как договор с тем же Гитлером, едва не заключенный страдалицей-Польшей незадолго до пакта Молотова - Риббентропа, или небывалые, особо массовые и изощренные зверства эстонских, латышских, западно-украинских эсесовцев, поражавшие даже видавших виды немцев. Свое духовное родство с большевизмом эти либеральные обличители, на самом деле не имеющие ничего общего ни с какими «белыми», проявляют, в частности, в том, что поднимают на щит очень неоднозначную фигуру «сталинского сокола», ставшего перебежчиком - генерала А.Власова, а отнюдь не идейных «белых» (как, скажем, казаки Шкуро и Краснова, в конце войны выданные союзниками на съедение тому же Сталину). Никто из нынешних ожесточенных обличителей «сталинизма» совсем не хочет воскрешать память о собственно русском, пережившем столь трагическую судьбу, оказавшись по ту сторону линии фронта.

Война - дала небеспочвенные надежды на действительную «реставрацию». В ее первые месяцы, время наибольших успехов немцев, выяснилось, что, даже при численном и техническом превосходстве (впрочем, быстро утерянном благодаря гениальному руководству лучшего полководца всех времен и народов), армия, построенная на основе «красной» идеологии, неспособна к войне. Никакими стратегическими просчетами командования (которые, конечно же, имели место) не объяснить факт, абсолютно небывалый в истории русской армии, всегда сражавшейся очень стойко: три миллиона пленных в первые месяцы войны. Поколение «сталинских соколов», эти, в большинстве своем, ровесники революции, оказалось во многом выбитым либо попало в плен. На их место пришла вторая очередь призыва - после 28 лет, 30-40-летние мужики, в подавляющем большинстве отнюдь не растерявшие глубинной, корневой связи с той, настоящей Россией, погребенной под наслоениями «красных смыслов», коммунистического эксперимента, но, несмотря на это - все еще живой и способной к подвигу, к активному историческому действию.

И тогда «хозяин» своим звериным чутьем угадал, что в этот «момент истины» спасти может лишь одно - решительное обращение к Традиции. Это понимание и последовавшие за ним решения носили, разумеется, чисто прагматический характер, подобно ленинскому переходу к НЭПу. Все разговоры о каком-то духовном перерождении Сталина относятся, несомненно, к области чистейшей исторической мифологии, не имея под собой никаких реальных оснований. Сталин вообще был достаточно холодным человеком, понимая значение символов и национально-государственной мифологии, но сам, как чистый прагматик, не веря ни в Бога, ни в черта. В этом его отличие от своих предшественников и врагов внутри партии, которые хотя бы в черта верили...

Как бы то ни было, факт заключается в том, что за красную идею народ очевидным образом воевать не хотел и не стал бы. Лишь когда война была объявлена Великой и Отечественной, когда народу позволили осознать, что он защищает не «очаг мировой революции», но Родину (а архетип родины для русского человека, не порвавшего с традицией, это, как ни крути - православное царство), ценой величайших жертв произошел перелом в войне. Сыграла роль, безусловно, и становившаяся все более известной жестокость завоевателей. (Между своим и чужим угнетателем народу было естественно выбрать все же своего).

Здесь, конечно, следует понимать, что исторические этапы никогда не следуют друг за другом, в строго линейной и однозначной последовательности, но, как правило, сменяют друг друга с некоторым «перехлестом». Частичный, очень дозированный и выхолощенный, поворот в сторону «русского» был начат Сталиным еще до войны, но и во время нее ни у кого не хватило духа и решимости отказаться от красно-коммунистической идеологической «надстройки». Даже армия была переименована из «красной» в «советскую» лишь в 1946 году, уже после Победы. Однако те немногие из фронтовиков, кто решался просто вспомнить и рассказать правду (с некоторыми посчастливилось лично общаться), весьма нелицеприятно живописали реальную (то есть, в основном, вполне деструктивную) роль так называемых политработников-комиссаров, - как, например, действительно сидевший в окопах и получивший серьезное ранение (то есть увидевший войну глазами отнюдь не штабного или пусть даже полевого офицера, а самого что ни на есть рядового солдата) В.П.Астафьев (см. его во многом очень неоднозначный роман «Прокляты и убиты»).

Настоящее, лишенное пропагандистских прикрас лицо войны - очень страшное, оно гораздо страшнее, чем мы думаем. Но, дабы не растекаться мыслию по древу, раз и навсегда жестко пресечь мерзкие разговоры о «победобесии», доносящиеся ныне, как ни прискорбно, из церковной среды, приведем одно малоизвестное высказывание одного фронтовика, ныне, пожалуй, наиболее авторитетного в нашей Церкви (а мне оно известно абсолютно точно от его непосредственных духовных чад) - архимандрита Кирилл (Павлова). «Мы победили, - говорил старец, - только потому, что в народе была еще очень сильна мужская вера» (то есть вера тех, кто непосредственно сидел в окопах и шел в атаку). Будучи, слава Богу, пока еще живой совестью нашей земной Церкви, великий старец этим своим высказыванием, без сомнения, спас честь всего духовного сословия, всей корпорации РПЦ, включая и ныне воссоединившихся с нами наших глубокоуважаемых и почтенных «зарубежников».

Слабость и причины краха советского проекта


Великая Победа стала, без сомнения, вершиной советского периода. Но тогда же (или сразу после) произошел и решающий перелом, сделавший неизбежным постепенную деградацию и конечный крах советского проекта.

Здесь следует говорить о двух моментах. Во-первых, использование традиционных духовных и социальных энергий народа для своих целей, постепенное, все большее приоткрытие шлюзов для выхода этих энергий приводило к постепенному преображению страны и народа (они начинали приобретать все более традиционные черты), но отнюдь не вело к принципиальному изменению самого режима, который оставался по-прежнему коммунистическим и, что самое главное - атеистическим, модернистским. Реабилитация Церкви носила весьма относительный характер (уже с 1948 года начался новый зажим), и даже русская культура «разрешалась» очень дозировано. Над всем продолжала довлеть примитивно-ублюдочная схоластическая марксистская философия (теоретическая основа идеологического господства партии), а также партийная надстройка незамысловатых управленцев, с течением времени становившихся все менее адекватными реальной сложности самой страны, и репрессивный аппарат НКВД - МГБ - КГБ с сопутствующей «дочерней» армией добровольных и вынужденных сексотов. Страна и «элита» расходились все больше. Поэтому, сохраняя свою коммунистическую программу, властям приходилось постоянно «корректировать» ситуацию репрессиями. Солженицын в «Архипелаге» обращает внимание на характернейшую (и важнейшую!) «деталь»: самый массовый поток репрессированных, во много раз превосходивший по численности 1937-38 гг., - это поток 1946 года, то есть поток фронтовиков! Вскоре после победы режим начал уничтожать лучших из тех, кто эту победу обеспечил, ибо люди, вкусившие своеобразной свободы фронтовой жизни, привыкшие опираться на собственную творческую инициативу, а не на бездумное и рабское исполнение комиссарских приказов (иначе на войне выжить невозможно), стали представлять для достаточно косного режима серьезную опасность. В очередной раз в советской истории режим уничтожал лучших - ибо слишком велика была опасность того, что они могут выйти из-под контроля и «непоправимо»-решительно повернуть страну в сторону традиции, в сторону русских православных ценностей, которые в определенной степени были извлечены «из-под глыб» истории в годы войны, благодаря чему и была достигнута Великая Победа. Режим хотел по-прежнему лишь эксплуатировать традицию для своих целей, отнюдь не желая реального поворота к ней.

Во-вторых, вскоре по истечении «инерционных» 50-х в полной мере «заработало» основное противоречие советского проекта. Весь механизм его «работы», функционирования был основан, как мы указывали, на эксплуатации традиции с одновременной попыткой сращивания традиционных энергий и смыслов народа с коммунистической идеологией и «канализацией» их в нужное режиму русло. Однако два начала эти - «красное» и связанное с традиционной, исторической Россией, органически чужды друг другу на уровне не просто идеологии, но, так сказать, метафизики. «Метафизика» большевизма - темная, сатанинская. Все настоящие революционеры, из числа тех, кто за одну ночь мог расстрелять сотню-другую врагов революции, кто в подвалах ЧК для сохранения бодрости подпитывался свежей человеческой кровью, черпали свою разрушительную энергию отнюдь не в христианстве, а из прямо противоположного источника. Ни к какому созиданию это поколение революционеров было органически не способно. Поэтому для своих описанных выше целей прагматичный Сталин был вынужден избавиться от них, отправив их «на алтарь революции».

Но одновременно не была в полной мере восстановлена и живая, духовная связь с источником иных, позитивных, созидательных энергий, которые русский народ на протяжении веков черпал в православной вере. Запас этих энергий, накопленный за предыдущие столетия, был необычайно велик, и именно он стал главным фактором, обеспечившим возможность всех выдающихся достижений советского периода, в том числе и Великой Победы. Но, поскольку связь с источником этих энергий не была в полной мере восстановлена, и запас их с течением времени практически не пополнялся, то, по мере истощения этого запаса, вся конструкция теряла свою динамику, а общество - то, что многие называют «пассионарностью». Вернуться к традиции в полной мере, вернуться к духовным основаниям Великой России, то есть к Святой Руси - означало для Сталина вновь заменить ядро проекта, то есть отказаться от коммунизма в пользу Православия и монархии. А принять Православие лично для себя - означало покаяние, а следовательно, уход от власти. Для верного ученика Ленина, «отца народов» и лучшего друга всех зэков - это было решительно невозможно!

В силу всего изложенного «традиционность» сталинской квазиимперии - СССР оставалась чисто внешней, очень ограниченной и относительной. Развитие, историческое движение СССР очень быстро приобрело инерционный характер, оно основывалось на безумной, расточительной трате традиционных энергий народа, прикрытой коммунистической «крышей», идеологической надстройкой, но не несло в себе столь необходимого для подлинного развития духовного импульса, связи с трансцендентным.

И вот, по мере ухода из активной жизни поколений, рожденных до революции или в первые послереволюционные годы (у которых еще сохранялась историческая память, живая связь с традицией) и прихода на их место новых поколений - «советских людей» народ медленно, но верно превращался в «население», все меньше был склонен проявлять свою традиционную жертвенность, самоотверженность и нестяжание и вскоре пышным цветом расцвело советское мещанство с его главным лозунгом - «дайте жить». Вся конструкция начинала все больше гнить изнутри, хотя запас прочности был все еще велик. И именно в этом, а отнюдь не в производном, вторичном по сути «заговоре номенклатуры» - главная причина последующего крушения СССР.

От какого наследства мы отказываемся?


Я, если сказать мягко, никогда не любил большевиков - ни ленинского, ни сталинского, ни последующих призывов. Мне всегда была чужда коммунистическая утопия. Но надо быть справедливыми: даже они, преследуя свои, вполне чуждые исторической России, цели, оказались гораздо мудрее либералов всех поколений - как февралистского, так и нынешнего, «августовского» призыва. Ибо, после недолгого угара и страшного опыта «военного коммунизма» - не просто поняли, но, так сказать, кожей, всеми фибрами души ощутили: политик и народ, полностью отрекающийся от исторического наследия своей страны и в том числе (и прежде всего) от того периода, который является для него непосредственно предшествующим и от которого он в своей деятельности отталкивается - обречен на очень скорое поражение и уход в историческое небытие, сброс на свалку истории. От чего (и в какой мере) в историческом наследстве отказаться, а что использовать, взяв с собой - это очень сложная и тонкая проблема, не решаемая кавалерийским наскоком русофобствующего либерал-большевизма.

Для того, чтобы решить ее, мало обладать даже той мировоззренческой целостностью, какую дает глубокое и широкое знание русского богословия, философии и культуры, в том числе и главным образом XX века. Надо прежде всего самому питаться живой, реальной связью со Христом - святым Православием и верой в Россию - той верой, которая на протяжении веков вдохновляла наших великих предков. Надо обладать живым чувством богочеловеческой реальности Церкви, чувствовать в себе биение ее неотмирных энергий, любить свою страну и свой народ, ощущать живую связь с его славной и трагической историей. Нужно, чувствуя эту неразрывную связь, уметь и сметь приносить покаяние за грехи прошлого и гордиться - не собой, но своей принадлежностью к великим достижениям и победам этого прошлого. И лишь тогда мы сможем обрести достойное будущее. Нужно научиться отделять зерна от плевел, понимая свою историю и любя ее. Национальное покаяние неотделимо от национальной гордости - вот истина, недоступная мозгам либерала, зараженного трупным ядом ненависти. Национальное покаяние - это деяние Петра, руководимого любовью, омывшего свой грех покаянными слезами, а не поступок Иуды, вместе с грехом возненавидевшего собственную жизнь. Как можно не понимать, что нас сейчас толкают именно в эту сторону!

Сейчас перед нами стоит неимоверно трудная задача. Коммунисты попытались срастить свой коммунизм с традицией, выкинув из нее православно-монархическое ядро. Нам же предстоит произвести как бы обратную операцию. Но поскольку в одну и ту же реку невозможно войти дважды, простое возвращение в «Россию, которую мы потеряли», по определению невозможно. Нужно научиться находить и различать русское в советском - иного пути нет. Тонко отделить историческую национальную органику от наслоений тоталитарной идеократии и вновь соединить ее, для будущих поколений, с нашим исконным, православно-монархическим ядром - труднейшая и деликатнейшая задача! Она требует неимоверной любви, сострадания, духовных и интеллектуальных усилий, самоотверженности и терпения. В вымирающих ветеранах Великой Отечественной - мы должны (через любовь и сострадание!) научиться видеть вечного русского солдата, гениально запечатленного и воспетого В.П.Астафьевым в «Пастухе и пастушке». В подвиге наших современников - легендарной 6-й роты - мы должны суметь увидеть проявление несгибаемого и непобедимого русского духа. В безвестных тружениках фронта и тыла, в покорителях целины и ликвидаторах Чернобыля - нам следует научиться прозревать безвестных ополченцев, спасших Россию от Мамая и Наполеона. В увешанных фронтовыми орденами косноязычных переростках, переживших духовное перерождение на фронте и в 1946-м пришедших поступать во вновь открытые духовные школы - надо суметь увидеть наследников преподобного Сергия и Иосифа Волоцкого, преп. Нила Сорского и Серафима Саровского - и не смотреть на них свысока, с позиций знатоков парижского богословия. Надо чувствовать исконно русский дух - в музыке Свиридова и повестях Распутина, в картинах Глазунова и его учеников и в стихах Ю.Кузнецова, в поэзии сложнейших формул, выведенных тружениками ФИАНа и Арзамаса-16, в созданном ценой неимоверных жертв ядерном щите Родины и уникальной школе ВПК, залихватски разваленного и распроданного новыми февралистами.

Впрочем, что значит «надо»? Если любви нет - она ведь не родится от моих слов!

Советская история полна ошибок и заблуждений, она страшна и трагична. Но ведь сам факт нашего бытия трагичен! В предвоенный период земная Церковь в России едва не исчезла. Но ведь и Писание говорит: Сын Человеческий, егда приидет, обрящет ли веру на земли? (Лк. 18, 8). Народ много грешил, - но сколько он жертвовал и созидал! Посмотрите в телевизор - вам это нравится больше?

2009 г., Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 22

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

22. Наблюдатель : Разделить неразделимое - невозможно!
2010-09-07 в 15:59

Владимир Петрович, благодарю Вас сердечно! Ваши
мысли, Ваш анализ проникнуты любовью к нашей От-
чизне, её истории, к русскому человеку. Извлёк
для себя огромную пользу, многое стало на свои
места. Самое главное, что чётко проставлен водо-
раздел между теми, кто желает перечеркнуть нашу
приемственность с исторической Россией и истины-
ми патриотами, любящими свою Родину.
21. lucia : Re: О ложных альтернативах, "православном сталинизме" и советском наследстве
2010-09-07 в 12:12

Статья прекрасная, но люди не переменятся. Любители всего советского. которые до этого кричали, что советский период - пик развития останутся при своем. и скажут, что самоубийство иудино - это именно хоть в чем-то критиковать советский период. Монархисты...да. впрочем, все и так все знают.
20. Русский Сталинист : 19. Галина Борсуковская
2010-09-07 в 10:22

Спасибо Вам за Ваш комментарий, написанный от сердца и от души.
19. Галина Борсуковская : Владимиру Семенко большое спасибо за его статью.
2010-09-07 в 06:32

" - Развитие - это такой процесс, в котором на каждом новом его этапе в субъекте появляется нечто качественно новое, доселе еще небывалое... и в то же время на всех этапах процесса сохраняется некая константа, которая, собственно, и есть субъект развития."

Поместив такое научное положение в самом начале статьи, Владимир Семенко задает критерий оценки советского периода России. Многие оценивают исторический период развития государства по техническим достижениям или по его территориальным завоеваниям. Но здесь автор обращает гораздо больше внимание на сохранение страной своей идентичности и собственного пути развития. Это - действительно, христианский подход. Здесь как-будто речь идет о безсмертной душе страны, которая может быть утрачена, но должна быть сохранена при любых внешних изменениях. С этих позиций автор дает обьективно-сдержанную, но все же положительную оценку этому невероятно сложному и неоднозначному периоду в жизни нашей страны. Выявляет логику развития событий, поставивших страну на самый край пропасти.
Россия должна была погибнуть, но осталась жива. Россия осталась сама собой, несмотря на все ее внешние изменения. Это значит, что советский период имеет право считаться частью ее биографии.
Автор делает очень глубокое наблюдение: " - политик и народ, полностью отрекающийся от исторического наследия своей страны и в том числе (и прежде всего) от того периода, который является для него непосредственно предшествующим и от которого он в своей деятельности отталкивается - обречен на очень скорое поражение и уход в историческое небытие, сброс на свалку истории."

Я согласна с такой оценкой и в целом согласна с проведенным анализом. Хочу только еще немного добавить от себя.
Советский период сохранил основной вектор развития России, который был издревле присущ нашему народу и исходит из его христианского мировоззрения. Он направлен на создание справедливого общества, способного беречь и защищать любимую землю. Возможно, что именно это и было основной движущей силой революционного процесса, вызванного возмущением русского народа против предательства своей европеизированной элиты. Процесса глубоко эмоционального и спонтанного, а потому деструктивного, которым умело воспользовались негодяи. Но возможно, что именно за это стремление к справедливости Господь помиловал Россию и отвел ее от погибели, которая даже сейчас, по прошествии стольких лет, видится почти неминуемой. Это чудо, которого могло и не быть. Я думаю, что чудо было явлено через душу невысокого конопатого человека по имени Иосиф. Который был одним из банды захватчиков власти, и поэтому оказался от рычагов власти совсем близко. Он был одним из них и знал их планы на Россию, знал, что ей готовиться погибель. Он участвовал в этих планах. Но Господь сделал так, что Иосиф не захотел гибели России. Я ставлю себя на его место и понимаю, что ему потребовалось сначала пройти через кардинальную переоценку ценностей, через катарсис. Среди своего окружения он оказался один на один со своими мыслями, которые нужно было тщательно скрывать и советоваться ему было не с кем. Он должен был постоянно испытывать чувство огромной ответственности и напряженя. Только одна сила способна на тот титанический подвиг, который он совершил, чтобы спасти Россию - это сила любви. Это значит, что Сталин любил Россию. Поэтому Россия любит Сталина. Несмотря ни на что.

Владимиру Семенко большое спасибо за его статью.
18. Читательница : Re: О ложных альтернативах, "православном сталинизме" и советском наследстве
2010-02-24 в 12:00

Прекрасно написано, согласна.
17. андрей : автору
2010-01-19 в 15:07

Очень длинная статья с множеством вопросов.
================================
В 80х годах СССР был во многом уже страной под Западным влиянием.
Революция же - это был не заговор или воля каких то отдельных личностей, а борьба бедных с богатыми. Революция была христианской по своей сути. Вспомним её лозунги из Евангелия: "Кто не с нами тот против нас", "Кто не работает, тот не ест", "Горе богатым, да будут они прокляты"....
Черчилль называл большевизм - "христианством с топором".
16. Антидот : Re: О ложных альтернативах, "православном сталинизме" и советском наследстве
2010-01-19 в 10:41

- Среди длинного ряда авторов, в решающей степени повлиявших на становление, формирование нашего мировоззрения, главными были, несомненно, И.А.Ильин и А.И.Солженицын, чья историософия сформирована во многом под влиянием этого титана русской философии и блестящего писателя...

Ильин сильный автор. Но Со-лженицын - увольте. У него слишком дубовый русский язык для "блестящего писателя".
15. Антидот : Поток 1946 года
2010-01-18 в 14:56

- Солженицын в «Архипелаге» обращает внимание на характернейшую (и важнейшую!) «деталь»: самый массовый поток репрессированных, во много раз превосходивший по численности 1937-38 гг., - это поток 1946 года, то есть поток фронтовиков! Вскоре после победы режим начал уничтожать лучших из тех, кто эту победу обеспечил... В очередной раз в советской истории режим уничтожал лучших...

Я бы предложил автору несколько более взвешенно подойти к данному вопросу и не доверяться Солженицыну, как барышня жениху, чей "ГУЛАГ" есть всего лишь "опыт ХУДОЖЕСТВЕННОГО исследования", как он сам написал. Википедия отдыхает.

Цифры и факты, приближенные к реальности, можно посмотреть здесь:
http://stalinism.ru/...voennoplennyih.html

И здесь у Земскова: http://scepsis.ru/library/id_1234.html

Авторы итожат:
1 - "Несостоятельна легенда о том, что почти все репатрианты якобы были репрессированы. Мы признаем, что судьба десятков тысяч советских перемещенных лиц (особенно офицеров) сложилась трагически. Однако большинство репатриантов избежало арестов. Даже многие прямые пособники фашистов были удивлены тем, что в СССР с ними обошлись далеко не так жестоко, как они ожидали".

2 - "к 1 марта 1946 г. было репатриировано 5 352 963 советских гражданина (3 527 189 гражданских и 1 825 774 военнопленных). Однако из этого числа следует вычесть 1 153 475 человек (867 176 гражданских и 286 299 военнопленных), которые фактически не являлись репатриантами, так как не были за границей"

3 - "из военнопленных, освобожденных во время войны, подверглось репрессиям менее 10%, из освобожденных после войны - менее 15%".
14. Ольга М : "lucie"
2009-12-12 в 15:36

Я так специально написала, хотелось, чтобы кто-нибудь возразил.
13. Ковшекъ : Гибель 2 Ударной
2009-12-09 в 19:54

Давыайте будем честными. Кто сгубил 2 Ударную Армию - генерал-лейтенант Хозин. Генерал Хозин сосредоточил все подразделения 2-Ударной в одном квадрате. Если генерал Хозин сосредоточил весь штаб армии на одном узком квадрате,то Власов с 15 апреля рассредоточичил части армии по периметру обороны. В войска был отдан приказ расширить захваченный плацдарм, после отработки местности реактивными установками. Прод-фуражное снабжение 2-ударной было восстановленно. Были восстановлены погибшии полки 2 Ударной Армии. В апреле 42-го прошло удачное наступление оставшихся полков 2 Ударной, они перекрыли Любаньскую железную дорогу и месяц держали станцию остатками 1102 полка, остатки 13 кав. корпуса, и 191 дивизии командиры подразделений которых застрелились. Если бы командование Лен.фронта ударило в тот момент по-немцам, то блокада была бы прорвана. Если бы...

Части всех изчевнувших подраздений оседлавших Любаньскую дорогу стояли до конца, надеялись на удар Лен.фронта. Эти ребята рвали блокаду своими телами. Подразделения 2 Ударной стянули всю немецкую мотопехоту с южного участка Лен.фронта.

"Действия генерал-лейтенанта Андрея Власова являлись благонамеренными и относительно жесткими, была попытка расстрелять командира кав.корпуса Гусева, оставишего позициию " Это последнее донесеие Особого отдела 2 Ударной
12. Монархо-социалист, православный сталинист, национал-футурист : О ложных альтернативах
2009-12-09 в 17:55

Я бы не стал путать "советское" и "коммунистическое". Советы как форма русского земского самоуправления возникли очень давно... Мы знаем о "Совете всей Земли", о Земских Соборах... Советы - это в сущности исконая, традиционная форма русской демократии... Совета всей Земли, Соборов не стало в эпоху царствования династии Романовых. Романовы уничтожили русскую соборную демократию и земское самоуправление. Та земщина, которая функционировала во второй половине 19 века, была лишь квазиземщиной, жалким подобием земщины Московской Руси. Зато Романовы позволили собраться провокационной, либерастической Государственной Думе... Романовы не созвали Земский Собор для решения назревших национально-государственных проблем, а созвали съезд партийных пустобрёхов, революционных демонов и провокаторов... Романовы, получается, сами готовили почву для Февраля и Октября... Кроме того, династия Романовых так и не смогла решить ни русский вопрос, ни вопрос еврейский. Русские для Романовых всегда были людьми второго сорта в сравнении с европейцами и даже с другими народами империи. Тогда как русский народ страдал от крепостного рабства, все остальные народы пользовались свободой, даже удмурты и коми. Романовы, кроме последних Александра Третьего и Николая Второго, всегда были настроены не русофильски, а европофильски и европоцентристски. Романовы были немцами, западниками на русском царском троне и использовали русский народ в европейских интересах. Этим они немного отличались от большевиков, которые использовали русских в интересах мирового демонического "коммунизма". А вот большевики и эсеры били в точку, когда выдвинули лозунг "Вся власть Советам!"... Большевики в отличие от правительства Романовых понимали значение Совета как формы народной демократии... тут они ПРАГМАТИЧЕСКИ использовали народную традицию в своих дьявольских целях. А использовал бы Советы император, никакой революции и в помине не было бы... В царствование династии Романовых христианский принцип социальной правды-справедливости не соблюдался, социальные права трудящегося класса (рабочих, крестьян) не имели юридического оформления, повсюду царил произвол собственников, богачей, помещиков и капиталистов, умноженный на произвол онемеченной бюрократии. Власть большевиков утвердила принцип социальной правды=справедливости, но без Христа. В этом её коренной порок. Однако достижения Советов нельзя умалить. Безплатные гарантированные образование, здравоохранение, уничтожение безработицы, введение справедливого Трудового Кодекса, законодательное оформление и утверждение социальных прав и льгот трудящихся без различия пола, возраста, национальности, социального статуса и пр. - всего этого при Романовых не было, а если что-то и было, то в состоянии зачаточном. Я уже не говорю о научно-технологическом и индустриальном прорыве, который свершил СССР и которого бы не было без СОЦИАЛИЗМА в политике и экономике. Поэтому нечего огород городить. Народ прекрасно знает от какого наследства ему надо отказываться, а какое безоговорочно принимать. А выбор народа таков: долой капитализм, да здравствует социализм!, долой атеизм, да здравствует Православие! долой западную демократию, да здравствует демократия русская Соборная, демократия Советская! долой капиталистическую олигархию, да здравствует народная православная монархия, даже православно-монархическая диктатура! долой дикий криминальный рынок и рыночная анархия, да здравствует государственное стратегическое экономическое планирование и управление! долой открытость мировой рыночной анархии, да здравствует экономическая независимость и Автаркия!
11. Елена_С : Очень понравилась статья
2009-12-08 в 15:35

Очень понравилась статья, спасибо автору
10. иерей Александр Зайцев : Осмысление эпохи
2009-12-08 в 02:41

Не мог умолчать,прочитав статью,созвучную моим чувствам и представлениям,опыту и оценкам.
Лукавый основательно компосирует мозги провославным неофитам(эта болезнь бывает хронической), дабы страшный,почти невыносимый,опыт 20-го века был затёрт и дискридитирован.
Дерзну предречь,что неоднозначность, мудро удержанная автором,породит упрёки в противоречиях у тех ,кто привык мыслить плоско и однозначно.
Просто диву даешся: едва Сталину появилось мало-мальское историческое оправдание(таковое можно отыскать и у Иуды),как повели его во святые.Я сразу не поверил такому фарсу от лукавого,но этот яростный сумрак сознания характерен для русской души,иначе не было бы у нас ни старообрядческого раскола,ни религиозного нигилизма.
Статья даёт ключ к правильному пониманию уникальных особенностей русской истории советского периода,которую Бог неожиданно благословил в начале и также внезапно сокрушил в конце.Мы по-еврейски не понимаем близкого участия Бога в истории и по-русски перегружаем роль личности в ней.
9. lucia : Это уже не народ, а население, (имею ввиду основную массу, не всех) им ничего не нужно.
2009-12-08 в 00:48

Я так думала еще в юности. И пожилые люди, которых я уважаю в своей юности тоже так думали. Стало быть не менее 40 лет назад. Но если б это впечатление было верным, от нас теперь даже пыли не осталось бы. А мы еще есть. И храмы полны. Потому будем надеяться - это лишь кажется!
8. Ольга М : О ложных альтернативах, "православном сталинизме" и советском наследстве.
2009-12-03 в 16:47

"Нам нужен лидер - человек со стальным, деятельным характером и твердой, глубокой православной веры. Время собирать камни."

Где же взять такого лидера? Где предпосылки? Это уже не народ, а население, (имею ввиду основную массу, не всех) им ничего не нужно.
7. Физтех-87 : Re: О ложных альтернативах, "православном сталинизме" и советском наследстве
2009-12-03 в 02:25

[q]Заниматься новым мифотворчеством и замалчивать то немыслимое, неимоверное количество лучших русских людей, которое уничтожил Сталин - могут либо нечестные, либо неадекватные люди... И тогда «хозяин» своим звериным чутьем угадал, что в этот «момент истины» спасти может лишь одно - решительное обращение к Традиции. ...А принять Православие лично для себя - означало покаяние, а следовательно, уход от власти. Для верного ученика Ленина, «отца народов» и лучшего друга всех зэков - это было решительно невозможно![/q]
[q] Их цель - навсегда замазать «сталинизмом» все наше прошлое, заставить русских окончательно отречься от себя и своей истории и сдать последнее, что худо-бедно (хотя, прямо скажем, и очень ублюдочно) начало восстанавливаться при Путине после лихих лет.[/q]
[q]Надо чувствовать исконно русский дух - в музыке Свиридова и повестях Распутина, в картинах Глазунова и его учеников и в стихах Ю.Кузнецова, в поэзии сложнейших формул, выведенных тружениками ФИАНа и Арзамаса-16, в созданном ценой неимоверных жертв ядерном щите Родины и уникальной школе ВПК, залихватски разваленного и распроданного новыми февралистами.[/q]

Статья противоречивая. Вроде бы многое верно ("бочка меда"), но по сути (с примесью "ложки дегтя") получилось безвкусное варево.
"Русское" в "советском", оказывается, Сталину потребовалось для сохранения власти. Ну а почему же у современной власти (что "начала восстанавливать" чего-то там) это невостребовано? Молчит автор об этом. Но призывает видеть поэзию в формулах и музыке, созданных в сталинский период. Призывает также видеть наследников святых во фронтовиках, но хотелось бы увидеть, что ему (а также его лже-герою Солженицину) сказали бы эти фронтовики с глазу на глаз. Для тех, кто изучает нашу историю по таким конспектам, информация к размышлению.
1. 1917 год - закономерный конец Российской Империи (см. Византийскую империю, Киевскую Русь). Причина: духовное падение всего народа (и в первую очередь светской и церковной знати). Наказание: пленение инородцами.
2. Гражданская война: очищение от "старого мира" (старой элиты). "Белые", предав Царя, ничего народу предложить не смогли и были обречены на поражение.
3. Постепенный переход от идеи перманентной "мировой революции" (Троцкий) к идее построения социализма "в отдельной стране". За отсутствием всякой идеологии (православие такой перестало быть, прежде всего, из-за отступничества церковнослужителей от Правды Божией), в качестве таковой выступила утопия-коммунизм.
Народ, сохраняя в сердце веру, инстинктивно потянулся за социальной справедливостью.
В борьбе с троцкистами победили сталинисты - страна занялась окроплением себя "мертвой водой" - восстановлением тела народного. РПЦ (как организация) была спасена (хотя и в рудиментарном состоянии) именно последними.
4. Отечественная война. Советская Русь, истекая кровью, встала стеной перед фашисткой Германией. Именно для этого и был Богом призван Сталин ("богоизбранный" правитель по словам св. арх. Войно-Ясенецкого). Без Сталина эту Победу так же невозможно представить, как и отстояние идеалов Святой Руси Иоанном Грозным.
5. Послевоенный период. Убийство Сталина "настоящими" коммунистами (Хрущев и компания).
Деградация советского народа под "мудрым" коллективным руководством КПСС. Инерционное и постепенно замедляющееся (в сравнении со сталинским ускорением) развитие промышленной базы. "Совкизм" и "диссиденство" - две уродливые крайности.
6. Крах Советского Союза, осуществленный "пятой колонной", взращенной в рядах КПСС. Заключение ими договора "о ненападении" с "мировым сообществом". Планомерное (согласно договору) уничтожение интеллектуальной, промышленной и оборонной базы СССР.
7. Нынешнее "смутное" время. Возрождение русского духа и русского идеала Православного Царства - необходимого для возрождения как тела ("мертвая вода"), так и духа ("живая вода") русской государственности. Одновременно с этим - государственная политика подмены идеи здорового русского национализма безликим "российским патриотизмом" (с сохранением власти олигархов-космополитов).

Нам нужен лидер - человек со стальным, деятельным характером и твердой, глубокой православной веры. Время собирать камни.
6. Ольга М : О ложных альтернативах
2009-11-30 в 21:33

Уважаемый Владимир, мне Ваша статья близка по духу, Вы своевременно подняли очень насущную важную тему. Статья довольно объективная. В 80-х, да и в 90-х мы тоже читали Солженицына, "Наш современник", "Молодую гвардию", а сейчас слушаем "Православное радио СПб", "Радонеж", историков, богословов и все как-то постепенно укладывается в голове - что, зачем и почему, но не всегда все было понятно, а Вы разложили все по полочкам.
Некоторое непонимание было, например, по поводу Власова - зачем РПЦЗ его выгораживать? Ведь с ним и так все понятно, но у Вас довольно хорошо объяснен этот момент, за что Вам и спасибо. И по поводу Сталина все как-то укладывается. Конечно, понятно, что его не просто так поносят. Хотя кое-какие сомнения есть. Сталин - фигура неоднозначная, о нем сложно судить.

Но вот некоторые моменты все же остались затемненными. "Страна и «элита» расходились все больше.Поэтому, сохраняя свою коммунистическую программу, властям приходилось постоянно «корректировать» ситуацию репрессиями". Так было по началу, но в конце 70-х, 80-х и репрессий практически не было и в церковь свободно стали ходить, уже никому до этого дела не было, во всяком случае, это касается простого народа. "И вот, по мере ухода из активной жизни поколений, рожденных до революции или в первые послереволюционные годы (у которых еще сохранялась историческая память, живая связь с традицией) и прихода на их место новых поколений - «советских людей» народ медленно, но верно превращался в «население», все меньше был склонен проявлять свою традиционную жертвенность". Это все так, но народ все же начал активно возвращаться в храмы именно в этот период. "И именно в этом, а отнюдь не в производном, вторичном по сути «заговоре номенклатуры» - главная причина последующего крушения СССР." Наверное, все же " производное" сыграло очень большую роль. Кто в номенклатуре- то был? А роль "пятой колонны"? Этот момент не очень освящен. Тогда основная масса людей еще была "живая", мыслящая. А сейчас думать не хотят, разброд в мыслях, мешанина: патриоты-язычники, патриоты-коммунисты, православные, монархисты, сталинисты и т.д.. И каждый стоит на своем "до смерти", кому, что больше подходит, нравится, нет гибкости в мышлении, как лебедь, рак и щука, а все желают процветания своей родине, своему народу. А самая большая часть населения вообще равнодушна. Они копаются в своих машинах, дачах, ремонтах, добывают деньги и думать о другом не хотят, ни на что другое у них времени нет. Так кому заниматься "труднейшей и деликатнейшей задачей". Даже многих православных это не волнует. Много лет в приходах призывали заниматься только собой, спасаться "чтобы вокруг тысячи спаслись" (а вот это плохо получается). И вот православные проявляют "послушание" и "смирение", устраивают свой духовный мир (это, конечно, в первую очередь необходимо), а другое им тоже неинтересно (не всем, конечно). Все хотят комфорта, кто материального, кто душевного, кто духовного. Но кто остается? Очень малая часть. Где предпосылки...? Конечно же унывать нельзя, все это попущено Богом не просто так и самое важное, наверное, -это упование на Господа! Но и действовать нужно. Хорошо бы это по-больше людей понимало. Еще раз спасибо за статью.
5. Вера. : Re: О ложных альтернативах, "православном сталинизме" и советском наследстве
2009-11-30 в 01:00

Возможно, желающих станет больше - запретный плод сладок.
А за фашистскую символику где-нибудь сажают?
4. читательница : Re: О ложных альтернативах, "православном сталинизме" и советском наследстве
2009-11-29 в 23:20

В тексте много правльного, но пару вещей мне все же непонятны -
Все же проскальзывает - если не сталинист, значит либерал, а тем временем сталинизм и либерализм совсем не противоположны, а сталинизм есть всего лишь крайним проявлением либерализма, т.е. свободы от Бога. Уж Сталин и его приспешники предоставили себе в своих действиях полную раскрепощенность и свободу от Бога и Его законов.

Также, каким образом:
"политик и народ, полностью отрекающийся от исторического наследия своей страны и в том числе (и прежде всего) от того периода, который является для него непосредственно предшествующим и от которого он в своей деятельности отталкивается - обречен на очень скорое поражение и уход в историческое небытие"

Как это "отрекающийся", и откуда такая особенность отвлеченного понятия "непосредственно предшествующего"? Разве можно "отрекаться" от "периода"? По-моему можно только его осмыслять. По-моему никто, например, не отрекается от новомучеников, а это что, разве не часть того периода? И напротив, если России как государства(!) просто не было в любой период, то его не высосешь из пальца по щучьему велению.

Иногда реальность жизни и истории не вкладывается в какие-то схемы - вот в истории должно и может быть только так а не так. Было так как было. Надо искать содержательные смыслы в том что было - с этим работать, а не с чем иным.
3. lucia : Re: О ложных альтернативах, "православном сталинизме" и советском наследстве
2009-11-28 в 17:54

http://top.rbc.ru/po...11/2009/349581.shtml
- интересно, у их, что так много желающих?
2. протоиерей Вячеслав Пушкарёв : Всё правильно
2009-11-28 в 17:06

Всё правильно! Я согласен со всем написанным здесь Владимиром, но тема значительно объёмнее. Много автор не договорил...
1. lucia : Re: О ложных альтернативах, "православном сталинизме" и советском наследстве
2009-11-28 в 15:31

@Нужно научиться находить и различать русское в советском - иного пути нет. Тонко отделить историческую национальную органику от наслоений тоталитарной идеократии и вновь соединить ее, для будущих поколений, с нашим исконным, православно-монархическим ядром @
- для этого нужно прекратить тянуть одеяло нашего бытия в три разные стороны.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме