Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Трезвая политика

Игорь  Алексеев, Русская народная линия

Воинство Святого Георгия / 27.10.2005


Казанский монархист Александр Титович Соловьёв и дело всей его жизни …

В ноябре прошлого 2004 года, когда в столице Татарстана с нарочито-показушной пышностью отмечалось 200-летие Казанского государственного университета, не нашлось ни одного человека, который вспомнил бы добрым словом его бывшего казначея и начальника университетской типографии А.Т.Соловьёва. А сделать это было бы отнюдь не лишним, хотя бы из соображений элементарной исторической вежливости. Ведь этот выдающийся во многих отношениях человек не только сделал для тогдашнего Императорского Казанского Университета (ИКУ) значительно больше, чем некоторые ректоры, но и пролил за него свою кровь, отважно вступив в декабре 1906 г. в перестрелку с грабителями-экспроприаторами. Впрочем, данный укор касается не только университета, благополучно забывшего своего верного защитника, но и всей Казани, которая должна быть многим обязана А.Т.Соловьёву за его общественно-полезные дела. Однако, как это ни печально, имя это сегодня помнят лишь активисты местного трезвеннического движения да исследователи, занимающиеся историей черносотенного движения. Пора бы уж и другим очнуться от позорного беспамятства...

А.Т.Соловьёв принадлежал к той редкой "породе" людей, об общественной и профессиональной деятельности которых известно больше, чем об их личной жизни. И это вполне объяснимо: ведь для них общественная польза всегда была выше личного благополучия. По большому счёту, на таких людях всегда держалась и держится русская земля.

Александр Титович СоловьевРодился Александр Титович Соловьёв 6 ноября 1853 г. в семье обер-офицера. В 1870 г. он окончил курс обучения в Тетюшском уездном училище, а 4 марта 1874 г., выдержав в Нижегородской гимназии испытание на звание приходского учителя, был определён учителем в Балахнинское Покровское приходское училище. Однако долго А.Т.Соловьёв в нём не проработал, уволившись вскоре по собственному прошению.

С 1 октября 1874 г. по 1 сентября 1875 г. он работал учителем Билярского сельского начального училища (действовавшего в пригороде Билярск Чистопольского уезда Казанской губернии), после чего был перемещён на учительскую должность в Казанское 2-е Михайловское начальное училище, а 26 августа 1876 г. - в Казанское 7-е городское начальное училище. В том же 1876 г. А.Т.Соловьёв получил от министра народного просвещения Российской империи благодарность "за практическое руководство учителей на временных педагогических курсах". Однако трудовая деятельность Александра Титовича на учительском поприще оказалась относительно недолгой.

Вся его дальнейшая жизнь оказалась связана с Казанью, а профессиональная карьера - с её прославленным университетом. Уже 1 мая 1880 г. А.Т.Соловьёв был допущен к исполнению должности университетского экзекутора, в 1882 г. - назначен исправляющим должность казначея, а 19 апреля 1884 г. - временно исполняющим обязанности начальника типографии ИКУ. Будучи искренним ревнителем православия и активным участником церковной жизни, 23 сентября 1882 г. Александр Титович стал также временно исполняющим обязанности ктитора (церковного старосты) при университетской Крестовоздвиженской церкви.

При этом уже в скором времени приставки "и.д.", "и.о." и "вр.и.о." перестали иметь к нему отношение. Проявив редкое усердие и значительные способности к исправлению своих обязанностей, 20 декабря 1884 г. А.Т.Соловьёв был утверждён архиепископом Казанским и Свияжским Палладием (в миру - П.И.Раевым) в должности ктитора Крестовоздвиженской церкви, а 4 марта 1885 г. - назначен казначеем ИКУ. Кроме этого, он долгое время исправлял должность начальника университетской типографии, работа в которой занимала в его жизни особое место. Питая к книжному делу почтительно-бережные чувства, Александр Титович сделал всё от него зависящее для того, чтобы типография ИКУ превратилась в известный издательский центр.

При А.Т.Соловьёве она была удостоена престижных наград, в том числе золотой медали на выставке в г. Екатеринбурге в 1889 г. и высшей степени отличия - почётного отзыва - на выставке в г. Казани в 1890 г. В том же 1890 г., в качестве корректурного оттиска, незначительным тиражом был выпущен составленный Александром Титовичем каталог книг, отпечатанных в типографии ИКУ за всё время её существования. Через несколько лет, благодаря помощи профессора Николая Фёдоровича Катанова - верного соратника и помощника А.Т.Соловьёва, составившего каталог книг "восточного отдела" и алфавитный указатель авторов, переводчиков и издателей, вышло его второе издание. Помимо этого, в июле 1885 г. Александр Титович получил разрешение на издание в Казани газеты "Справочный листок", которая выходила под его редакцией в типографии ИКУ с 1886 по 1890 гг.

За относительно небольшой срок А.Т.Соловьёв сумел также вычистить оставшиеся ему от предшественников на экзекуторской и казначейской должностях бумажные "авгиевы конюшни", получив за это высокую государственную награду. "ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР, - говорилось в одном из его послужных листов, - по всеподданнейшему докладу Кавалерской Думы ордена Св.[ятой] Анны, Всемилостивейше пожаловать соизволил, в 3 день февраля 1886 г., г.[осподина] [А.Т.]Соловьёва кавалером сего ордена 3-й степени, в награду заслуг, оказанных им приведением в порядок накопившихся дел бывшего экзекутора и казначея ИМПЕРАТОРСКОГО Казанского Университета с 1815 по 1880 год и дел бывшего начальника типографии сего Университета, без упущения в производстве текущих дел". Учитывая то, какой бурной и насыщенной жизнью жил в конце XIX века ИКУ, остаётся лишь удивляться работоспособностью человека, разобравшегося (как сейчас принято говорить, "без отрыва от производства") с 65-летними "залежами" университетского делопроизводства.

В указанном отношении весьма показательной может считаться одна любопытная лаконичная запись, содержащаяся в датированной 1908 г. наградной "объективке" А.Т.Соловьёва. В графе под названием "Сколько времени был в отставке, отпусках и вообще вне службы" там значилось следующее: "Был в отставке с 2 сентября по 1-е октября 1874 года; в отпусках был: с 9 февраля 1887 г. на 7 дней, возвратился 11 февраля, с 4 по 19 мая, возвратился 14 мая; с 15 июня по 15 июля 1889 г., возвратился 14 июля; в 1906 г. - с 27 сентября по 14 октября, возвратился в срок; в 1907 г. - с 23 апреля по 5 мая, возвратился 3 мая. Всего находился вне службы 3 месяца и 7 дней".

Столь кропотливый, повседневно-упорный, буквально без роздыха, труд бывает по плечу лишь человеку с твёрдыми нравственными императивами, который выполняет любое доверенное ему дело "не за страх, а за совесть", искренне полагая, что все добрые и полезные поступки не останутся без небесного и земного воздаяния. Недаром, любимой поговоркой Александра Титовича была: "За Богом молитва, за царём служба не пропадёт". Этим принципом он и руководствовался практически весь свой век, твёрдо веря в прошедшие испытания многими столетиями идеалы традиционного русского уклада жизни. По своему религиозному мироощущению и политическим убеждениям А.Т.Соловьёв являлся глубоко верующим православным человеком, искренне убеждённым правым монархистом и русским националистом, был известен в обществе и среди сослуживцев как волевой и отзывчивый руководитель, честный и исполнительный работник.

При этом, помимо дел служебных, Александр Титович с не меньшим рвением отдавал себя и делам общественным, которые вскоре сделали его имя узнаваемым не только в Казани и в Казанской губернии, но и далеко за их пределами. Главным и, бесспорно, любимым детищем А.Т.Соловьёва стало "Казанское Общество Трезвости" (КОТ), открывшее свою деятельность 30 июля 1892 г. (как вспоминали затем его организаторы, "с 10 членами и с десятью рублями").

Следует заметить, что Александр Титович активно включился в борьбу за народную трезвость значительно раньше этого события. Ещё во второй половине 1880-х гг. на поприще борьбы за народную трезвость А.Т.Соловьёв тесно сблизился по переписке со Л.Н.Толстым, оказавшим ему активное содействие в антиалкогольной издательской деятельности. Сохранилось упоминание о том, что последний обронил даже как-то в одном разговоре реплику о том, что "мы с А.Т.[Соловьёвым] первые в России начали за последнее время борьбу с пьянством". Однако уже в конце 1880-х - начале 1890-х гг. его отношения с великим русским классиком прервались по причине принципиального несогласия А.Т.Соловьёва с "богоискательскими" экзерцициями Л.Н.Толстого.

Вместе с А.Т.Соловьёвым, являвшимся первым и единственным председателем Комитета КОТ на протяжении всей его четвертьвековой истории, у истоков КОТ стояло немало известных учёных, религиозных и общественных деятелей, внёсших заметный вклад в популяризацию идей трезвого образа жизни и спасение многих заблудших душ от смертельных объятий "зелёного змия". Кроме Александра Титовича, в Комитет общества в разное время входили член Судебной Палаты Н.Н.Галкин-Врасской, профессора А.И.Александров (в дальнейшем - после принятия монашества - ректор Санкт-Петербургской Духовной Академии епископ Анастасий)[1], Л.О.Даркшевич, Н.Ф.Катанов, княгиня Е.П.Крапоткина, епископ Мамадышский Андрей (в миру - князь А.А.Ухтомский)[2], известный религиозный писатель, инспектор Казанской Духовной Академии архимандрит Гурий (в миру - А.И.Степанов)[3], иеромонах Евсевий (в миру - Е.П.Рождественский)[4], игумен Казанского Спасо-Преображенского монастыря Иоасаф (в миру - И.И.Удалов)[5], священники П.А.Рождественский (ключарь Благовещенского Кафедрального собора), Е.Ф.Сосунцов, Н.М.Троицкий, М.М.Шерстенников, историк-краевед протоиерей А.П.Яблоков, известный проповедник протоиерей Н.А.Воронцов, казанский полицмейстер П.Б.Панфилов, врач М.А.Кулаев, личный почётный гражданин А.П.Аришин, купец Ф.С.Гребеньщиков и другие.

Цель КОТ заключалась в том, чтобы "противодействовать употреблению спиртных напитков среди населения гор.[ода] Казани и для сего помогать нуждающимся членам советами, материальными средствами и приисканием занятий", а в более широком смысле она формулировалась как "отрезвление русского народа, выяснение и указание ему истинного пути жизни". С самого начала своей деятельности общество заняло радикальные позиции в трезвенническом движении, пропагандируя полный отказ от употребления алкогольных напитков, признанных им ядом, и требуя от государства введения запрета на их производство и продажу. Понимая, что при этом последнее лишиться одной из основных статей своего дохода, КОТ предлагало выработать и ввести в действие целый комплекс компенсационных мер.

"Казанское Общество Трезвости, - вспоминал в 1912 г. А.Т.Соловьёв, - 21 г.[од] тому назад объявило, что вино яд, употребление вина преступно, причина гибели человечества, причина всех бед и зол вино, и гибнут люди и ставят себя в неблагоприятные условия жизни благодаря вину, к которому они прибегают, потеряв разумную цель жизни". Главную же причину самого пьянства идеологи КОТ усматривали в растущем отчуждении людей от Бога и их отказе от традиционно-христианских норм жизни. "Пьют люди потому, - указывал А.Т.Соловьёв, - что они не знают цели жизни человека-христианина, предписанной Господом нашим Иисусом Христом: "Ищите прежде всего Царства небесного, и всё остальное приложится вам, будьте совершенны, как и Отец Ваш совершен есть".

Человек, поставивший так цель своей жизни, пить не будет, вечный труд над собой и для других будет его наслаждением, и у него не будет времени для увеселений и развлечений". В случае, если меры убеждения окажутся недостаточными для того, чтобы остановить распространение пьянства, КОТ допускало применение к ответственным за это лицам и к самим пьяницам жёстких мер принуждения.

Поначалу столь недвусмысленная позиция общества не вызвала у большинства казанцев должного одобрения. "На первых порах, - признавалось на экстренном заседании Комитета КОТ 12 октября 1895 г., - оно не встретило сочувствия ни со стороны местного общества, ни также со стороны нашей печати, а были даже насмешки и издевательства.

Однако эти насмешки смолкли тотчас же, как только Общество показало, что оно прямо стремится к своей цели, выполняя точно устав и расширяя свою деятельность открытием чайной, столовой и ночлежного приюта".

Несколько лет потребовалось КОТ и его неутомимому руководителю А.Т.Соловьёву и на то, чтобы преодолеть непонимание со стороны казанских городских властей, недооценивавших огромное социальное значение развёрнутой обществом просветительно-филантропической (как она тогда называлась) деятельности. Так, к примеру, из-за отказа Казанской городской думы предоставить КОТ помещение провалилась попытка открыть в Казани "городскую народную читальню". Однако руководство общества отнюдь не собиралось впадать из-за этого в отчаяние и добилось того, чтобы Казанская городская управа передала ему "полуразрушенный дом на Булаке, где помещалась городская чайная". Умело взявшись за дело, казанские трезвенники уже 2 июня 1893 г. открыли в "отвоёванном" помещении первую чайно-столовую, а 5 марта 1895 г. - и долгожданную бесплатную народную библиотеку-читальню.

С этого момента деятельность общества, замеченная и поддержанная Казанским губернатором П.А.Полторацким, начала набирать заметные обороты: 7 января 1895 г. с его разрешения КОТ открыло "в доме Бочарова, на Булаке" первый мужской ночлежный приют, 31 декабря того же года - вторую чайно-столовую на улице Подлужной. Кроме того, непродолжительное время в переданном КОТ во временное пользование "бараке А.К.Гейнс" действовала третья чайно-столовая, открытая на выделенные Казанским губернатором П.А.Полторацким средства. В ней "могли пользоваться за дешёвую плату рабочие пищей и бесплатным ночлегом, причём, от всех ночлежников требовалось, чтобы они имели виды на жительство".

В "Отчёте Комитета по первому ночлежному приюту Казанского Общества Трезвости за 1-й год его существования" отмечалось, что по 1 января 1896 г. в нём "ночевало 42439 человек за плату, и за это время не отказывалось в ночлеге всем, неспособным к труду, обращавшимся в Общество". "Этот ночлежный приют "Казанского Общества Трезвости", - объяснялось далее его отличие от обычных заведений подобного рода, - давая приют трезвым пришлым рабочим, служил свою службу, главным образом, тем, что избавлял их от развращающего влияния частных ночлежных приютов, давая удобный и тихий ночлег всем, нуждающимся в отдыхе и сне после дневного труда. В зимние месяцы приют был положительно переполнен, и крайне отрадно было видеть, что приют "[Казанского] Общества Трезвости" и в праздники наполнялся исключительно трезвыми, трудящимися ночлежниками, тогда как в прежнее время многие из рабочих, не имеющих самостоятельных квартир, будучи принуждены и праздничный вечер заканчивать в частных ночлежных приютах, и сталкиваясь там с людьми в большинстве случаев праздными и опустившимися от лени и пьянства, увлекались дурными примерами и пропивали иногда весь свой заработок. Теперь, конечно, они имеют возможность совершенно здраво и нормально заканчивать праздничный вечер и сохранить заработанные трудом деньги. При приюте есть читальня из книг духовно-нравственного содержания, разрешённая Высокопреосвященнейшим Владимиром, в которой желающие из ночлежников могут проводить время за чтением".

Особую роль в становлении КОТ сыграл вышеназванный епархиальный архиерей - архиепископ Казанский и Свияжский Владимир (в миру - И.П.Петров). "Со дня возникновения Общества, - вспоминал в 1912 г. А.Т.Соловьёв, - принимал в нём участие почивший Архиепископ Владимир. Святой человек! Вечная ему память. Он радовался успехам Общества. Все учреждения возникали при нём, освящались его благословением и молитвою. Он благословил меня иконою Скоропослушницы и сказал: когда трудно будет, обращайтесь к этой иконе - ведь она Скоропослушница".

Вдохновлённый благоприятными результатами своей деятельности, поддержкой православного духовенства и пробудившимся в казанском обществе стремлением оказать всяческое содействие самодеятельному трезвенническому движению, Комитет КОТ постановил устроить в Казани "на Московской улице в д.[оме] Никитиной" новый ночлежный женский приют, но последний, "при небольшом количестве нуждающихся в нём женщин, вскоре был заменён безусловно необходимым вторым мужским приютом".

Дабы усилить пропаганду трезвого образа жизни "в своём районе деятельности", с 1896 г. КОТ приступил к изданию собственного журнала под лаконичным, но поразительно точным названием "Деятель", выходившего в Казани более двадцати лет. В качестве сотрудников в издании журнала принимали участие профессора А.И.Александров, Е.Ф.Будде, А.Ф.Гусев, Л.О.Даркшевич, И.М.Догель, Г.Ф.Дормидонтов, Н.П.Загоскин, В.Ф.Залеский, Н.А.Засецкий, М.Я.Капустин, Н.Ф.Катанов, Ф.Г.Мищенко, Н.А.Осокин, П.А.Никольский, Н.В.Сорокин, Е.П.Янишевский, известные учёные, публицисты и общественные деятели А.В.Нечаев, Б.Н.Агафонов, П.В.Арбеков, Р.В.Ризположенский, священник В.А.Охотин и многие другие. Первым редактором "Деятеля" являлся будущий епископ Чистопольский Анастасий (в миру - А.И.Александров), передавший вскоре свои обязанности А.Т.Соловьёву (утверждённому в должности в марте 1897 г.), который редактировал журнал вплоть до насильственного прекращения его выпуска после революционных событий февраля-марта 1917 г.

Помимо трезвеннической тематики, а также в рамках таковой, на страницах журнала освещались важные антропологические, экономические, медицинские, образовательные, этнографические, историко-религиоведческие, краеведческие и прочие темы, печатались социолого-статистические исследования. Согласно отчёту о деятельности КОТ с 1 сентября 1899 г. по 1 января 1901 г., в обмен на "Деятель" получалось 134, а в 1901 г. - уже 142 "названия журналов и газет", в числе которых имелись и иностранные. Так, среди городов, в которые журнал рассылался в 1900 г., значились, к примеру, Берлин, Лозанна, Нью-Йорк, Париж, София, Токио и другие. Долгое время - благодаря, главным образом, тому же А.Т.Соловьёву - журнал издавался в типо-литографии ИКУ (кроме того, печатался он и в действовавших в Казани типографии А.М.Перова и лито-типографии "УМИД").

Одновременно КОТ издавало, переиздавало огромными тиражами и распространяло по всей России дешёвые брошюры антиалкогольного и духовно-нравственного содержания, например, такие, как: "Всемерно должно удаляться от пьянства" (епископа Воронежского Тихона /в миру - Т.С.Соколова/), "Письма С.А.Рачинского[6] духовному юношеству о трезвости", "Спиртные напитки, как несчастие человека" (И.М.Догеля и А.Т.Соловьёва), "Слова отца Иоанна Ильича Сергиева против пьянства" и другие. Кроме этого, общество занималось активной популяризацией общероссийской и местной истории, выпуская в свет и распространяя (в качестве приложений к "Деятелю" и отдельными изданиями) книги А.И.Александрова "Царь-Освободитель: преобразователь и просветитель России Император Александр II", И.А.Ардашева "Развалины Болгар и древние Болгары (по описанию англичанина Э.П.Турнерелли)", К.Ф.Фукса "История Казани" и другие, а также - прививало прикладные знания сельскохозяйственного характера, которые содержались в таких, например, изданиях, как книга священника В.И.Веселицкого "Простое руководство к разумному пчеловодству (с рисунками)".

Сам Александр Титович являлся автором нескольких неоднократно переиздававшихся популярных брошюр: "Вино для человека и его потомства - яд", "Отчего происходят многие болезни" и других. Причём, брошюра под названием "Отчего происходят многие болезни. Защитникам умеренного употребления вина. Русским матерям. Отчего гибнут люди" была допущена учёным комитетом министерства народного просвещения для помещения в бесплатные народные библиотеки и читальни, а также - для народных публичных чтений.

Своеобразным апогеем деятельности руководимого А.Т.Соловьёвым КОТ в уходящем XIX веке стало открытие в Казани 27 марта 1896 г. в присутствии архиепископа Казанского и Свияжского Владимира (в миру - И.П.Петрова), Казанского губернатора П.А.Полторацкого, ректора ИКУ К.В.Ворошилова и других высокопоставленных лиц города и губернии первой в России специализированной больницы для алкоголиков, главным врачом которой с самого начала состоял известный российский невропатолог, автор первого отечественного учебника по нервным болезням профессор ИКУ Л.О.Даркшевич. На торжественной церемонии А.Т.Соловьёв, в частности, заметил, что "в основу "Казанского Общества Трезвости" его учредителями была положена вера в помощь Божию, необходимую во всяком добром деле". "Средства на содержание лечебницы, по-видимому, незначительны, - передавал его слова журнал "Деятель", - но, имея по-прежнему в основе веру и надежду на помощь Божию, Общество не задумывается о средствах, не нуждается в них и теперь: оно верит, что и в этом добром деле в пользу человечества не оставит Общество помощь Божия, которая выше всяких средств. Средства явятся сами, когда это будет нужно".

И средства, действительно, являлись. В первое время лечение в больнице для алкоголиков проводилось, по мере возможности, за плату. Однако уже 3 декабря 1900 г. члены Комитета КОТ, найдя, что "платные больные не дают возможности назвать больницу вполне благотворительным учреждением", единогласно постановили "не принимать в больницу платных больных, а принимать всех желающих лечиться от пьянства бесплатно, возложив на них труд по учреждениям Общества".

1 января 1898 г. общество организовало в Казани приют для безродных детей. А в 1900 г. под патронажем КОТ открыло свою деятельность "Общество Защиты Несчастных Женщин в городе Казани" (ОЗНЖ)[7], основной целью которого стала профилактика и борьба с проституцией. Первым председателем Правления ОЗНЖ 16 января 1900 г. был избран А.Т.Соловьёв, проработавший в новой для себя должности без малого одиннадцать месяцев (до декабря означенного года). За это время (то есть в первый год существования общества) ОЗНЖ, благодаря активной помощи казанских трезвенников, успешно приступило к осуществлению целого ряда собственных проектов, даже не имея на то необходимых финансовых средств.

Один из идеологов нового общества В.К.Никольский сообщал в своём "Обзоре деятельности правления" ОЗНЖ за 1900 г., что на заседании его Правления 23 января указанного года А.Т.Соловьёв предложил "организовать приют для призрения девушек, решивших бросить позорное ремесло". Официально, по его словам, приют был открыт 23 апреля 1900 г., "но в действительности функции его начались гораздо раньше". Временный приют "для бесприютных и ищущих труда" женщин был открыт в выделенном КОТ помещении на улице Подлужной, где тот помещался до 1 сентября 1900 г. Затем он переехал в уступленный В.Е.Григорьевой по просьбе А.Т.Соловьёва во временное пользование ОЗНЖ двухэтажный каменный дом. Кроме того, 23 января 1900 г. на Общем собрании ОЗНЖ был также поставлен вопрос об учреждении бюро, в котором бы "концентрировались предложения труда и спрос на него, и при котором, согласно уставу, должна быть организована консультация для защиты интересов обольщённых женщин". Такое бюро было решено учредить в квартире чайной КОТ, располагавшейся на Булаке.

15 сентября 1901 г. КОТ открыло в Казани также свой приют для женщин. "Пришлые из деревень и ищущие труда девушки, престарелые, не имевшие возможности попасть в богадельни в нынешнем году, в большом количестве обращались к "[Казанскому] Обществу Трезвости" с просьбою дать им временный приют и пропитание, - сообщалось в отчёте о деятельности КОТ с 1 января 1901 г. по 1 января 1902 г., - и приходилось помещать их при чайно-столовой, а затем Комитет, находя неудобным помещать женщин при чайной, так как некоторые имели детей, постановил нанять особое помещение, которое и было открыто 15 сентября на Булаке в д.[оме] Бочарова, где в течение 3-х месяцев призревалось 28 чел[овек]. <...> Призреваемые в приюте способные к труду женщины шили рабочим одежду, мыли бельё и полы в учреждениях Общества, готовили кушанья, а престарелые присматривали за детьми работавших женщин".

Благодаря упорному и кропотливому труду членов Комитета КОТ и, в первую очередь, бессменного председателя общества А.Т.Соловьёва, численность рядов КОТ и его отделов увеличивалась со стремительной скоростью. При этом наиболее интенсивный рост наблюдался на самом рубеже веков, когда оно уже добилось заметного общественного признания не только в Казанской губернии, но и далеко за её пределами. Согласно отчёту о деятельности общества за четвёртый год существования, до 31 августа 1896 г. был открыт 21 отдел КОТ. А уже к началу 1901 г. количество его отделов почти утроилось: согласно отчёту о деятельности общества с 1 сентября 1899 г. по 1 января 1901 г., насчитывалось шестьдесят отделов КОТ.

Вскоре после этого КОТ приступило к открытию своих филиалов за пределами Казанской губернии, в чём также заметно преуспело. В разное время таковые были созданы в городах Армянском Базаре Таврической губернии, Красноярске, сёлах Галиевке Житомирского уезда Волынской губернии, Сосновском Томской губернии и во многих других местах. При этом наибольшим размахом деятельности отличались отделы общества, функционировавшие в Сибири.

"Не было ни одного выдающегося события в жизни Казани, не было ни одного бедствия целого края, - констатировалось в отчёте о деятельности КОТ за 1912 г., - в котором, так или иначе, не приняло бы Общество своего участия. Оно шло всегда и везде на помощь населению. Ужасные пожары Казани - Общество принимает участие в погорельцах, предоставляя им приют, пропитание и одевая при помощи благотворителей; в годины недорода - организует трудовую помощь и прокормление, при помощи своих отделов; кормит, даёт приют, лечит и одевает неимущих города Казани". Следует признать, что эти утверждения отнюдь не являлись пустым бахвальством. Так, к примеру, один только Старо-Шенталинский отдел КОТ, действовавший в Спасском уезде Казанской губернии, содержал на частные средства с конца 1898 г. по 20 июля 1899 г. двадцать столовых на 1200 человек и два ясельных приюта.

Прочными гарантиями эффективной борьбы с пьянством, помимо продуманной постановки дела, стали бескорыстный труд членов КОТ и щедрая помощь благотворителей. Состав общества был в социальном отношении на удивление пёстрым: в нём состояли представители практически всех сословий - от простых крестьянин и чернорабочих до княгини Е.П.Крапоткиной и графини Н.Н.Каймо. Почётным членом КОТ был избран протоиерей Кронштадтского Андреевского Собора Иоанн (И.И.Сергиев), благословивший деятельность общества и пожертвовавший на его нужды 300 рублей. Помимо него, почётными членами КОТ в разное время состояли вышеназванный епископ Чистопольский Анастасий (в миру - А.И.Александров), экзарх Грузии Алексий (в миру - А.В.Молчанов) и епископ Саратовский и Царицынский Алексий (в миру - А.Я.Дородницын),[8] архиепископ Волынский и Житомирский Антоний (в миру - А.П.Храповицкий), архиепископы Казанские и Свияжские Владимир (в миру - И.П.Петров) (1892 - 1897 гг.), Арсений (в миру - А.Д.Брянцев) (1897 - 1903 гг.) и Иаков (в миру - И.А.Пятницкий) (1910 - 1917 гг., с 1917 по 1919 гг. - митрополит), епископ Пензенский Митрофан (в миру - М.В.Симашкевич), епископ Олонецкий и Петрозаводский Никанор (в миру - Н.А.Надеждин), министр финансов России С.Ю.Витте, Самарский губернатор А.С.Брянчанинов, Казанские губернаторы П.А.Полторацкой, М.В.Стрижевский и П.М.Боярский, член Государственного Совета М.Н.Галкин-Врасской, член Третьей Государственной Думы, городской голова Самары М.Д.Челышев, управляющий акцизными сборами Казанской губернии С.М.Баженов, городской голова Казани С.В.Дьяченко, ректор ИКУ Г.Ф.Дормидонтов, академик А.И.Соболевский, председательница Казанского Управления Российского общества "Красного Креста", супруга командующего войсками Казанского военного округа В.Д.Мещеринова, профессора Л.О.Даркшевич, И.М.Догель, П.В.Знаменский, Н.П.Загоскин, Н.Ф.Катанов, потомственный почётный гражданин Л.А.Матвеевский и другие.

В роли благотворителей КОТ выступали самые разные люди: от простых обывателей до тех, кого знала вся Россия. К ним относились: хорошо известные в Казани купцы В.Ф.Булыгин, И.К.Крестовников, Я.Ф.Шамов и П.В.Щетинкин, купец из Мамадыша А.О.Захаров (благодаря пожертвованиям которого был открыт отдел общества в селе Красная Горка одноимённого уезда), предприниматель А.С.Баташёв (выславший, помимо прочего, восемьсот рублей на содержание больницы для алкоголиков), проживавшая в столице дворянка А.П.Синельникова (не только лично отдававшая Старо-Шенталинскому отделу КОТ деньги на открытие столовых, но и способствовавшая тому, чтобы "многие жители [Санкт-]Петербургской губернии пожертвовали на тот же предмет не одну тысячу рублей"), епископ Чебоксарский Борис (в миру - В.П.Шипулин)[9], М.Л.Стрижевская (оставившая КОТ, членом которого она состояла, согласно завещанию, после своей смерти в мае 1916 г. три тысячи рублей), и даже Премьер-министр России П.А.Столыпин (чей вклад в 100 рублей, как и пожертвования Иоанна Кронштадтского, безусловно, имел для общества, "знаковый" характер).

Особую предрасположенность к КОТ, как нетрудно догадаться, выказывало православное духовенство. Многие рядовые священники по собственной инициативе возглавляли отделы КОТ на местах. Помимо упоминавшегося уже выше отца В.И.Веселицкого, к их числу в разное время относились, в частности, священники А.П.Азановский, В.С.Васюков, Е.В.Воинов, Н.Г.Гремячкин, А.К.Кулясов, М.И.Орлов, Я.И.Смирнов, А.Ф.Тёмин, М.П.Чебоксаров и многие другие. Заслуживает особого внимания и тот факт, что в отделы КОТ вступали также мусульманские духовные лица, которые иногда занимали в них руководящие посты.

Активное участие в деятельности КОТ представителей православного духовенства, большинство из которых придерживалось традиционалистских взглядов на дальнейшее развитие церковной и общественной жизни, и религиозно ориентированной русской интеллигенции, не было, конечно, случайным явлением. Отвратив русский народ от греха пьянства, они надеялись тем самым вернуть его к традиционным духовным, государственным и общественным ценностям и убедить в опасности всякого рода крамольных социальных учений, которые входили с таковыми в полное или частичное противоречие. "Посмотрите, - взывала, к примеру, в июле 1905 г. к своим читателям газета "Русь Православная и Самодержавная", - кто участвует в [революционном] движении, кто проповедует в прокламациях избиение, кто главные руководители, и окажется - всё это нервнобольные, нравственно изуродованные, а за ними идут дети [из] учебных заведений, проститутки, прачки, пьяные рабочие и ненормальные (переутомившиеся или переучившиеся) учёные люди. Если вы проверите жизнь этих несчастных руководителей, то в большинстве - это дети пьяниц, больных, изуродованных сифилисом и другими болезнями людей или так называемых нейрастеников[10] и психопатов, и не найдёшь ни одного среди этих так называемых двигателей, чтобы он был потомком здоровых родителей и чтобы его можно было назвать нормальным".[11]

Кроме того, идеологи трезвеннического движения надеялись за счёт отрезвления русского народа вернуть ему утраченную, по их мнению, духовно-религиозную и национальную конкурентоспособность. Вовсе не случайно поэтому, что подобного рода усилия заслужили глубокое понимание и получили заинтересованную поддержку именно в Казанской губернии, где в конце XIX - начале ХХ веков по преимуществу мирная, но, тем не менее, вызывающая серьёзные опасения у православного русского населения, межконфессиональная конкуренция ислама и православия приобрела для последнего достаточно неблагоприятный характер.

Вполне закономерно, таким образом, что практически уже с момента появления КОТ на свет началась его политическая эволюция в сторону черносотенства. В силу специфики решавшихся им задач, основными объектами деятельности общества выступали представители низших сословий и классов общества. Однако в подавляющем большинстве, в его чайно-столовых, приютах и прочих учреждениях собирались вовсе не праздно шатавшиеся маргинальные элементы и не готовые на любое преступление "тёмные личности", о которых особенно любили твердить советские историки. Согласно секретным отчётам агентов Казанского Губернского жандармского управления, основной контингент слушателей трезвеннических чтений составляли мастеровые, приказчики, рабочие, ремесленники, торговцы и т.д. И просвещали их там не одними антиалкогольными лекциями и церковными проповедями, но и чтением произведений героико-патриотической, лирической и религиозно-нравственной литературы (в том числе рассказов и стихов А.В.Кольцова, В.Г.Короленко, Н.А.Некрасова и А.П.Чехова), а также беседами на злободневные темы тогдашней русской действительности.

И чем сильнее и мотивированнее становилось для членов КОТ такое "искушение" трезвостью, тем ближе и понятнее казались им рассуждения о пагубности для России любой социальной смуты, подрывающей устои традиционного русского мироустройства. Вот, как, к примеру, описывала газета "Казанский Телеграф" годичное собрание членов КОТ, прошедшее в Казани 30 января 1905 г.: "Огромное здание чайной-столовой, - сообщалось в ней, - было переполнено рабочими и бедняками. Собрание удостоил своим присутствием преосвященнейший ректор дух.[овной] академии, епископ Чистопольский Алексий,[12] который после совершённого им молебствия с водосвятием, сказал прочувствованное слово, соответствующее целям этого общества и современному брожению рабочих классов. Рабочие с глубоким вниманием слушали преосвященного Алексия, говорившего просто и ясно о свободе евангельской и о свободе мнимой, проповедываемой в настоящее тяжёлое время.

Затем прочитаны были поздравительные телеграммы "Казанскому обществу трезвости" от Высокопреосвященнейшего Антония, митрополита С.[анкт]-Петербургского и от известного протоиерея о. Иоанна Кронштадтского, не мало помогающего деньгами Казанскому Обществу Трезвости".[13]

Именно в это "смутное" время председатель Комитета КОТ А.Т.Соловьёв, а вслед за ним и большинство членов общества, сделали свой трезвый политический выбор: в конце 1904 - начале 1905 гг. руководство общества приняло решение учредить в Казани отдел "Русского Собрания". Мощным толчком к этому послужила высокая оценка деятельности КОТ, сделанная самим Императором Николаем II. 30 января 1905 г. состоялось Общее собрание КОТ, на котором А.Т.Соловьёв объявил об уже состоявшемся решении. "После молебствия, совершённого Его Преосвященством Преосвященным Алексием, Епископом Чистопольским, и сказанного им слова, - говорилось, в частности, в протоколе Общего собрания, - доложены телеграммы: Епископа Волынского и Житомирского Антония, следующего содержания: "От души приветствую христианскую деятельность полезнейшего из всех Обществ", и о. И.И.Сергиева Кронштадтского: "Призываю благословение Божие на Богу угодное дело", и письмо Его Высокопреосвященства, Высокопреосвященнейшего Д[и]митрия, Архиепископа Казанского и Свияжского, в котором он пишет: "Да благословит Бог добрым успехом дальнейшую деятельность общества". Затем председатель сказал: "Государь Император зорко следит за проявлением общественной деятельности на пользу и благо человечества, что видно из того, что Он обратил внимание на нашу скромную деятельность, сделав отметку на всеподданнейшем отчёте Казанского губернатора о деятельности общества "полезный пример"; это милостивое внимание к деятельности Общества Государя Императора даёт смелость членам "[Казанского] Общества Трезвости", как верноподданным Государства Российского, выразить Государю Императору свои верноподданнические чувства и усилить свою деятельность на пользу отечества, приходя на помощь верноподданным Руси Святой". Общее Собрание единогласно постановило выразить свои чувства в такой форме: "Великий Государь и Отец земли Русской! Члены "Казанского Общества Трезвости" в двенадцатую годовщину его существования после просительного к Господу Богу молебствия об укреплении власти Твоей Самодержавной, к славе и крепости Русского Государства служащей, выражают свои искренние верноподданнические чувства и твёрдо верят, что до скончания мира непоколебимо будут стоять на Руси, непобедимой и Христом Богом хранимой, власть Самодержавная и Святая вера Православная.

В целях единодушной защиты веры Православной, власти Самодержавной и народности Русской, члены Общества постановили основать "Русское Собрание", которое бы сплотило всех истинных сынов Общества на борьбу с врагами внешними и внутренними.

Приими же, Великий Государь, нас, членов "Казанского Общества Трезвости", под Твоё Всемилостивейшее Покровительство!"

Однако особенности идеологического и организационного становления Казанского отдела "Русского Собрания" (КО РС) (и, в первую очередь, затянувшаяся процедура согласования с Советом РС его будущих программно-уставных положений) почти на год отодвинули официальное открытие отдела, которое состоялось 6 декабря 1905 г.

Впрочем, это вовсе не означало, что в эти крайне тяжёлые для России месяцы А.Т.Соловьёв и его сторонники бездействовали. Совсем наоборот. Не сомневаясь в благополучном исходе дела и не дожидаясь окончательного решения об учреждении в Казани отдела РС, его члены-учредители развернули кампанию по привлечению в ряды своей организации представителей местного населения. Уже 17 февраля 1905 г. в газете "Казанский Телеграф" появилось объявление следующего содержания: "Организованный в Казани отдел "Русского Собрания" просит желающих принять в нём участие прислать свои заявления А.Т.Соловьёву. Членами собрания могут быть и студенты высших учебных заведений".

Под влиянием накалявшейся общественной обстановки беседы в чайно-столовых и прочих учреждениях КОТ стали всё больше "разбавляться" разговорами на политические темы. Одновременно члены-учредители КО РС приступили к активной печатной контрреволюционной пропаганде, рупором которой стали журнал "Деятель" и начавшая выходить с июня того же года газета "Русь Православная и Самодержавная".

Прошение А.Т.Соловьёва об издании новой газеты, девятым пунктом программы которой предусматривалось печатание протоколов РС, рассматривалось в различных инстанциях на протяжении марта - апреля 1905 г. В характеристике, данной лидеру КОТ 12 марта 1905 г. и.д. казанского отдельного цензора, сообщалось в частности, что "личность издателя журнала "Деятель" Коллежского Асессора Александра Титовича Соловьёва здесь, в Казани, хорошо известна, как безусловно честного, идейного труженика по распространению просветительной и благотворительной деятельности созданного им "Общества Трезвости".

"Глубоко религиозный, преданный идее "Самодержавия", защитник интересов русской народности, противник и обличитель всяких смут, волнений и забастовок, - говорилось далее, - г.[осподин] [А.Т.]Соловьёв представляет из себя выдающуюся по энергии личность. Мне известно, что г.[осподин] [А.Т.]Соловьёв ходатайствует о разрешении ему открыть в Казани отделение патриотического "Русского Общества" и, я уверен, просимая им газета "Русь Православная и Самодержавная" явится выразительницей взглядов этого Общества, в случае его разрешения". В конце автор характеристики заключал, что ходатайство А.Т.Соловьёва должно быть удовлетворено, "тем более, что проектируемая им газета при весьма дешёвой цене может распространяться в полуинтеллигентной среде и в простом народе, т.[о] е.[сть] [в] таких классах, которые особенно нуждаются в надлежащем руководстве их умственным настроением".

После получения долгожданного разрешения А.Т.Соловьёв сразу же постарался придать "Руси Православной и Самодержавной" отличный от обычных повременных изданий характер. "Статьи, - говорилось в первом номере газеты, - принимаются от людей, желающих блага и процветания Руси Православной и Самодержавной, от людей бескорыстных, и потому за статьи редакция платить не будет, так как цель редакции послужить на благо Руси". Конечно, в наше насквозь "проплаченное" время это заявление можно расценивать как проявление политической наивности А.Т.Соловьёва и его соратников, однако для них самих такая позиция, безусловно, являлась делом высокого принципа.

Вообще, на фоне активно распространявшихся с января 1905 г. во многих крупных российских городах (в том числе и в Казани) слухов о появлении организованной "чёрной сотни", избивающей либерально и революционно настроенную интеллигенцию, студентов и вообще всех "сюртучников", любые резкие заявления в защиту самодержавия рассматривались напуганными обывателями как доказательство причастности их авторов к этому "неблаговидному" делу. Однако данное обстоятельство, судя по всему, отнюдь не пугало местных правых монархистов. Не желая оставаться в стороне от текущих политических процессов, подрывающих основы существования государственного строя Российской империи, "Деятель" оперативно включился в острую полемику с либеральными и революционными силами в лице их местного печатного издания - газеты "Волжский Листок", чем моментально завоевал себе репутацию черносотенного журнала.

Активная борьба с революционной крамолой привлекла в лагерь "соловьёвцев" значительное число сочувствующих, как в самой Казани, так - и "на местах". Но одновременно с этим она вызвала также недовольные возражения и протесты против политической деятельности А.Т.Соловьёва и казанских трезвенников со стороны либерально настроенных руководителей и членов некоторых отделов КОТ (и особенно - Чистопольского отдела общества). Однако, как решительный идейный организатор, А.Т.Соловьёв не стал разменивать поддержанные большинством традиционалистские принципы на мнимую либеральную "аполитичность" меньшинства и продолжил взятый курс на создание первой в Казани и одноимённой губернии право-монархической организации.

23 сентября 1905 г. Александр Титович был избран действительным членом РС, о чём руководителя КОТ - с уверением в своём глубоком уважении и преданности - тут же уведомил председатель его Совета князь Д.П.Голицын. А 7 октября 1905 г. состоялось постановление Общего Собрания РС по Казанскому отделу и его уставу (составленному с теми же дополнениями, которые ранее были сделаны для Харьковского отдела РС), ходатайство о разрешении на открытие и утверждение которых князь Д.П.Голицын представил министру внутренних дел. Наконец, 6 декабря 1905 г. - в день тезоименитства Императора Николая II - в торжественной обстановке прошло первое Общее Собрание "членов "Русского Собрания" г.[орода] Казани", объявившее об официальном открытии Казанского отдела РС. В числе членов Совета на нём были избраны: председателем Совета - А.Т.Соловьёв, его товарищем (заместителем) - С.Д.Бабушкин и делопроизводителем - В.А.Белилин.

Всего несколькими днями ранее в Казани произошло оформление ещё двух черносотенных организаций - "Царско-Народного Русского Общества" (ЦНРО), которое возглавил профессор ИКУ В.Ф.Залеский, и "Общества церковных старост и приходских попечителей города Казани" (ОЦСПП), во главе которого встал купец А.И.Кукарников. В тесной связке с ними КО РС начал осуществлять работу по созданию единого право-монархического противовеса либералам и революционерам всех мастей, которым в по преимуществу инородческой Казанской губернии практически заранее был гарантирован политический перевес.

Кульминационной точкой объединительной политики местных правых монархистов стало создание "Областной Управы Объединённого Русского Народа" (ОУ ОРН), решение о котором, по сообщению "Газеты "Правых", было принято в Казани 13 декабря 1906 г. Ведению ОУ ОРН (в которую, как явствует из того же источника, вошли В.Ф.Залеский, А.И.Кукарников и А.Т.Соловьёв) подлежали все губернии Волжско-Камского края. 10 января 1907 г. на заседании казанских эрэсовцев было доложено, что вышеозначенные лица избрали ещё одним членом Управы архимандрита Казанского Спасо-Преображенского монастыря Андрея (в миру - князя А.А.Ухтомского), который, согласно целому ряду документальных свидетельств, был также избран её председателем.

Во время избирательной кампании в Первую Государственную Думу А.Т.Соловьёв - в качестве одного из наиболее предпочтительных кандидатов от местных правых монархистов - был включён в список выборщиков от Соединённого Совета ЦНРО, КО РС и ОЦСПП "по 1-му участку" города Казани. Одним из наиболее любопытных эпизодов борьбы Александра Титовича за голоса избирателей стало активное использование агитационных листовок, которые в то время многие консерваторы и даже умеренные либералы считали чуждым западным явлением. "В Казани, - с нескрываемым возмущением писала, в частности, 21 января 1906 г. местная октябристская газета "Обновление", - разбрасываются красные листки. Вы думаете, что это какая-нибудь "прокламация" революционеров? Ошибаетесь. На листке крупными буквами написано: "Казанцы, выбирайте Александра Титовича Соловьёва!"

Однако, несмотря на свою значительную общественную известность и достаточно грамотно построенную по меркам того времени "пиар-кампанию", ни А.Т.Соловьёв, ни другие лидеры местных правых монархистов в Первую Государственную Думу так и не прошли. Не произошло это и на выборах в последующие "издания" российского парламента. Слишком "наэлектризованным" революционными и либеральными идеями было тогда местное общество и слишком очевидным являлось влияние на избирательный процесс в Казани и Казанской губернии инородческого фактора, чтобы "пропустить" в Государственную Думу людей, убеждённо и открыто отстаивающих принципы лозунг "Православие. Самодержавие. Народность".

Кроме того, со временем дали о себе знать и весьма неприятные обстоятельства борьбы за лидерство внутри самого местного черносотенного движения, расколовшей его на враждующие лагеря. Главными её фигурантами стали А.Т.Соловьёв и В.Ф.Залеский, за плечами каждого из которых стояли тысячи сторонников. С самого начала существования местного черносотенного движения в таковом обозначился своего рода "дуумвират". Безусловно, кроме А.Т.Соловьёва и В.Ф.Залеского, в нём имелось ещё немало ярких и уважаемых людей, обладавших отдельными лидерскими качествами, но "по совокупности" последних эти двое всегда оставались вне конкуренции. Причём, первоначально они достаточно гармонично дополняли друг друга. Дело в том, что "по-мужицки" крепкий, рассудительный и "неговорливый" организатор-хозяйственник А.Т.Соловьёв, не дотягивавший - при всех своих очевидных достоинствах - до университетского уровня образования, заметно уступал по части научной и политической эрудированности, а также ораторским способностям потомственному дворянину, профессору В.Ф.Залескому. А последнему же, в свою очередь, всегда не хватало некоего "приземлённого" соловьёвского постоянства, редкого умения ладить с людьми и сплачивать их вокруг себя не только во время проведения митингов и съездов, но и в "мирное" время. Поэтому пока А.Т.Соловьёв и В.Ф.Залеский работали в одной обойме (имея к тому же за плечами особо не афишировавшуюся поддержку, соответственно, епископа Андрея /в миру - князя А.А.Ухтомского/ и профессора ИКУ К.С.Мережковского[15]), дела в местном черносотенном движении шли в гору.

С начала ноября 1906 г. начал функционировать Казанский Губернский отдел "Союза Русского Народа" (СРН), председателем Совета которого стал профессор В.Ф.Залеский (одновременно остававшийся руководителем ЦНРО). Вскоре А.Т.Соловьёву, В.Ф.Залескому и их единомышленникам удалось без особых усилий "опутать" всю Казанскую губернию густой сетью отделов СРН. Однако уже в скором времени до Казани докатились волны столичных распрей и расколов, накрывшие с головой всё местное черносотенное движение. Опуская подробности противостояния пустившегося в "вольное плавание" В.Ф.Залеского и оставшегося верным председателю Главного Совета СРН А.И.Дубровину А.Т.Соловьёва, следует констатировать, что в результате него в местном черносотенном движении вместо "дуумвирата" возникло "двоецентрие" (на смену которому затем - после появления здесь отделов "Русского Народного Союза имени Михаила Архангела" - пришло формальное "троецентрие").

Ядром первого из "центров" стало ЦНРО, а второго - КО РС. Причём, вокруг последнего объединились: ОЦСПП, Второй отдел СРН в Пятницком приходе города Казани, Боголюбский отдел СРН и целый ряд иных "союзнических" отделов продубровинской ориентации, открытых к тому времени в Казанской губернии А.Т.Соловьёвым и его единомышленниками. Новая черносотенная структура, действовала под именем "Объединённых монархических обществ и союзов при Казанском отделе "Русского Собрания" (или попросту "объединённых обществ"). Вначале её руководителем считался епископ Мамадышский Андрей (в миру - князь А.А.Ухтомский), однако уже в скором времени полный контроль над ней перешёл к А.Т.Соловьёву, избранному председателем "объединённых обществ". "Конкурирующая" с ней право-монархическая сила оказалась представлена ЦНРО, Казанским Губернским отделом СРН и верными В.Ф.Залескому "союзническими" отделами.

Причём, несмотря на изнурительное, с переменным успехом, "перетягивание каната", которое долгое время наблюдалось в самой Казани, А.Т.Соловьёв и его соратники по-прежнему продолжали достаточно активно действовать в общероссийском "дубровинском" пространстве. По сведениям, собранным историком А.Д.Степановым, Александр Титович являлся участником целого ряда общероссийских монархических съездов и совещаний. Так, он принимал участие в Третьем и Четвёртом Всероссийских съездах Русских Людей, проходивших, соответственно - в Киеве 1 - 7 октября 1906 г. и в Москве 26 апреля - 1 мая 1907 г. Во время раскола в право-монархическом движении А.Т.Соловьёв участвовал в Пятом Всероссийском съезде СРН (известном как "Съезд сторонников Дубровина"), проходившем в Москве 21 ноября - 1 декабря 1911 г., на котором был избран товарищем председателя съезда, а по его итогам - кандидатом в члены Главного Совета "Всероссийского Дубровинского Союза Русского Народа". Кроме того, Александр Титович также принимал участие в Петроградском совещании монархистов 21 - 23 ноября 1915 г.

При этом, одновременно с политической деятельностью, А.Т.Соловьёв не на миг не прекращал заниматься делами КОТ. Причём, определить, что здесь являлось для него приоритетом, практически невозможно, так как две руководимые им организации - КОТ и КО РС - по сути дела слились между собой, превратившись в своеобразный гибрид политической право-монархической организации и религиозно-просветительного общества. Уже 15 декабря 1905 г. и.д. Казанского губернатора полковник А.А.Рейнбот, заметно благоволивший к правым монархистам, дал разрешение Совету КО РС на открытие при чайно-столовой КОТ "читальни-библиотеки" из книг, относящихся к задачам "общества".

То же самое, по сути дела, произошло и с отделами КОТ по всей Казанской губернии, на базе которых с конца 1906 г. начали возникать многочисленные отделы СРН. При этом процесс образования на местах отделов первого заметно замедлился, но отнюдь не прекратился. Мало того, в самой Казани и ещё в целом ряде населённых пунктов Казанской губернии деятельность КОТ продолжала развиваться по восходящей, несмотря на то, что её политизация оттолкнула от общества ряд несогласных с черносотенной идеологией активистов трезвеннического движения. "До 1905 г. было более 60 отделов, - признавалось в отчёте КОТ за 1912 г., - но этот год шатания умов, год иноверного подлого движения заставил Общество открыть в Казани отдел "Русского Собрания" и затем "Союз Русского народа", и, так как шатание было заметно и в отделах, то постановлено объявить членам "[Казанского] Общества Трезвости", что они должны быть или членами "Русского Собрания", или членами "Союза Русского народа", причём, главным образом, твёрдо стоять за православие, неограниченное самодержавие и заботиться о благе русского народа; но некоторые отделы не пожелали подчиниться этому постановлению, почему и были закрыты, а имущество их было передано "Попечительству о народной трезвости".

15 декабря 1906 г. КОТ организовало в Казани бесплатный ночлежный приют, в котором на протяжении, например, одного лишь 1913 г. призревалось 60852 человека. А 27 апреля 1907 г. при КОТ - на улице Подлужной - открылся Храм во Имя Всемилостивого Спаса, ставший духовным центром казанских трезвенников, эрэсовцев и представителей близких к ним просветительно-благотворительных и общественно-политических организаций. Мысль об открытии собственного храма, возведением и обустройством которого общество занималось без малого шесть лет, принадлежала будущему епископу Чистопольскому Анастасию (в миру - А.И.Александрову), через коего поступило и первое пожертвование на него. Освятил Храм во Имя Всемилостивого Спаса тогдашний епископ Чистопольский Алексий (в миру - А.Я.Дородницын). Первым старостой его был избран профессор А.И.Александров (затем эту должность долгое время исправлял профессор Н.Ф.Катанов), а священником храма стал о. А.М.Троицкий.

Кроме этого, в 1907 г. КОТ организовало в Казани единственную тогда в своём роде в России специализированную лечебницу для больных волчанкой, в которой уже в 1908 г. помещались 36 человек из девяти губерний. Для съезжавшихся со всей страны больных был создан особый приют, на поддержание которого сто рублей пожертвовала сама вдовствующая императрица Мария Фёдоровна (на её же средства была оборудована и созданная при клиниках ИКУ в целях борьбы с этим тяжёлым заболеванием светолечебница).

Вскоре под патронажем КО РС было создано "Казанское Общество Православных Русских Женщин" (КОПРЖ), устав которого был утверждён Казанским Губернским по делам об обществах Присутствием 1 апреля 1908 г. Согласно последнему, целью КОПРЖ являлось объединение православных русских женщин города Казани для распространения в обществе "православных русских взглядов на воспитание, развитие чувства патриотизма и укрепление основных устоев русского народа". При этом в числе членов-учредителей (а точнее - учредительниц) общества выступила и жена А.Т.Соловьёва Л.Л.Соловьёва. Весьма показательно также, что одним из благотворителей общества являлся лидер "Русской Монархической Партии" (с 1911 г. - "Русского Монархического Союза") протоиерей И.И.Восторгов.

В том же году под председательством известного мастера А.М.Тюфилина было создано "Общество ремесленников строительных работ при "Русском Собрании" (ОРСР при РС). Согласно его уставу, утверждённому Казанским Губернским по делам об обществах Присутствием 18 июня 1908 г., целью ОРСР при РС являлось объединение "русских православных, преданных Самодержавному ИМПЕРАТОРУ, ремесленников по строительным работам" и пополнение их знаний по производству, для чего оно брало на себя обязательство помогать нуждающимся "советом, средствами и приисканием работы". Как явствует из протоколов заседания Совета КО РС, его открытие состоялось 16 июля 1908 г., а уже осенью следующего года при ОРСР при РС было создано ссудо-сберегательное товарищество.

"В настоящее время, - говорилось, в частности, в отчёте о деятельности КОТ с 1 января 1908 г. по 1 января 1909 г., - "[Казанское] Общество Трезвости" даёт помещение для приюта "[Казанского] Общества православных русских женщин", для собраний и библиотеки [Казанского отдела] "Русского Собрания", "Союзу Русского Народа" и "Обществу ремесленников [строительных работ при Казанском отделе РС]" и церковному попечительству".

26 февраля 1912 г. - после десяти лет безрезультатных обращений за помощью к столичному "Братству Царицы Небесной" - "соловьёвцы" открыли на свои средства ещё одну благотворительную организацию - "Казанское Общество во имя Всемилостивого Спаса призрения малолетних слабоумных и калек". Подобные учреждения существовали к тому времени уже во многих городах Российской империи, но в Казани душевнобольные и искалеченные дети не пользовались практически никакой специализированной социальной и медицинской поддержкой. Взяв на себя почин в этом благородном деле, его учредители попытались, по мере возможности, исправить сложившееся положение. Несмотря на постоянные финансовые проблемы, в скором времени обществу удалось открыть в Казани приют для убогих детей (к февралю 1914 г. "спасовцы" приобрели под него в Казани уже два дома), в котором его обитатели содержались и, по возможности, обучались тому, что "обыкновенные дети узнают сами". И хотя число призреваемых в приюте всегда было невелико, он не прекращал функционировать даже в тяжёлые годы Первой мировой войны.

КОТ организовало также приют для "приготовляющихся на учительское звание и учащихся в учебных заведениях", в который в большом количестве принимались и инородцы (больше всего в нём, как следует из сообщений "Деятеля", перебывало чуваш), мастерские (живописную, переплётную, портняжную, сапожную, слесарную, столярную) и ряд других мелких "дочерних" учреждений. Долгое время КОТ даже арендовало в Ягодной слободе Казани ("по улице Кокуй") сад, уступленный затем своему Ягодинскому отделу, в котором устраивались "народные гулянья и детские игры".

С ещё большим, чем до создания КО РС, рвением КОТ проявляло себя в массовых антиалкогольных акциях и различных торжествах. Со временем, благодаря вовлечению в них многочисленных представителей право-монархических организаций, экипированных собственными хоругвями и прочими политическими и церковными атрибутами, таковые приобрели вид красочных театрализованных представлений. Ежегодно - 29 августа (в День усекновения главы Иоанна Предтечи) - общество принимало активное участие в организации и проведении в Казани "праздников трезвости", а также участвовало в мероприятиях аналогичного свойства, проходивших в других губерниях и городах Российской империи: например, в Противоалкогольной выставке, устроенной в 1909 г. в Нижнем Новгороде (в саду "Народная забава") в рамках тамошней ярмарки. Высокий статус КОТ был признан не только в России, где оно получило несколько престижных наград (в том числе - малую серебряную медаль Всероссийской гигиенической выставки в Санкт-Петербурге и почётный отзыв выставки, проводившейся в 1909 г. Московским Комитетом грамотности), но и заграницей: например, на Всемирной промышленной выставке в Турине (Итальянское королевство) 1911 г., где обществу была присуждена высшая награда (grand prix), а его руководителю А.Т.Соловьёву - большая серебряная медаль. Причём, в Италию казанские трезвенники послали "только отчёт и снимок учреждений общества", однако даже этого оказалось достаточным для столь престижной победы.

Среди социальных проектов КОТ важное место занимал проект создания в Казани так называемого "Дома трудолюбия", идею которого оно в разной форме вынашивало с первых лет своего существования. Устав дожидаться, пока "отцы города" и местные благотворители окончательно проникнутся его важным социальным значением, "соловьёвцы" сами сделали первые шаги в данном направлении. "Доложено председателем, - сообщалось в протоколе "заседания собрания "[Казанского] Общества Трезвости" 16 февраля 1912 г., - что в приюте "[Казанского] общества трезвости" клеят пакеты, щиплют паклю, шьют кули. Пакля доставлена С.А.Земляновым, кули - М.Л.Свешниковым и пакеты - из разных мест. Помещение для работ тесно, а потому следует для способных к труду открыть Дом Трудолюбия в Подлужной [улице] на 100 человек. Постановлено: оттопить и устроить для дома трудолюбия деревянный дом в саду". В планах местных трезвенников было также открытие в Казани собственной типографии.

Благодаря своей активной социальной позиции, КОТ и его бессменный руководитель А.Т.Соловьёв стали частыми участниками разного рода городских и губернских совещаний и комиссий. Их опыт постановки благотворительной деятельности оказался востребован и принёс немало пользы жителям Казани и одноимённой губернии. Так, например, 21 июля 1910 г., во время, когда здесь свирепствовала холера, А.Т.Соловьёв был приглашён на заседание думской (городской) санитарной комиссии для участия в разрешении вопроса об организации в Казани дешёвых чайных и столовых (с бесплатным отпуском питания для неимущих лиц), на котором рассказал о том, как это делает КОТ. "После некоторых прений, - сообщала газета "Казанский Телеграф", - решено открыть чайные и столовые по типу существующих в 4 пунктах - в конце Суконной слободы, в Плетенях, в Засыпкиной ул.[ице] и в Адмиралтейской сл[ободе]. Члены комиссии обратились к А.Т.Соловьёву с усиленной просьбой принять на себя организацию чайных и столовых и общее руководство делом".

28 марта 1914 г. А.Т.Соловьёв и почётный член КОТ профессор И.М.Догель (в качестве представителя ИКУ) принимали живое участие в работе "Особого Совещания по вопросу о борьбе с нетрезвостью", проходившего под председательством Казанского губернатора П.М.Боярского. Помимо прочего, на нём было решено направить А.Т.Соловьёва, как самого убеждённого сторонника трезвого образа жизни, для обмена опытом в Царицын. В начале Первой мировой войны, по предложению лидера казанских трезвенников, под приют для неимущих семейств призванных на неё воинов в Казани (на Большой Проломной улице, "под Крепостью") было выделено помещение КОТ. В это же трудное для России время общество, выступившее активным проводником "сухого закона", оказывало значительную помощь раненым воинам: так, например, оно открыло в Казани лазарет (N 38) для раненых воинов, при котором действовал кружок "Вера, Надежда и Любовь", а также помогало в своём приюте проходившим через город беженцам.

Борьба за народную трезвость, религия, благотворительность и политика у возглавлявшихся А.Т.Соловьёвым черносотенцев настолько тесно переплелись между собой, что не могли уже существовать раздельно друг от друга. Возможно, именно это "хитросплетение" наиболее адекватно передавало то состояние, в котором пребывали тогда многие консервативно мыслящие представители русского народа, лихорадочно искавшие пути выхода из сложного лабиринта истории.

Однако, как известно, открытое отстаивание ставших в одночасье "реакционными" и "отсталыми" традиционных начал русского мироустройства было сопряжено в то "смутное" для России время с вполне реальной угрозой для жизни правых монархистов (исходившей от многочисленных "народных мстителей" и активно науськивающих их на "слуг царского режима" либералов), а значит - требовало от них личного мужества и постоянной готовности к самопожертвованию. Не минула чаша сия и А.Т.Соловьёва. 20 декабря 1906 г. - во время вооружённой "экспроприации" в ИКУ, защищая с оружием в руках казённые деньги, он был ранен, но Господу Богу было угодно отвести от получившего три огнестрельные раны Александра Титовича угрозу гибели, которая в обстоятельствах фронтальной перестрелки сразу с несколькими злоумышленниками казалась неминуемой. Всего же во время вооружённого налёта на университетского казначея пострадали четыре невинных человека, двое из которых - служитель ИКУ М.В.Тимофеев и лектор английского языка А.И.Михайловский - через несколько дней скончались от ран. При этом находившиеся тогда при А.Т.Соловьёве около двадцати пяти тысяч рублей "экспроприаторам" так и не достались.

Закончившаяся провалом кровавая попытка ограбления университетского казначея, в силу своей откровенной публичности и нарочитой дерзости, моментально стала достоянием широкой общественности и вызвала заметный переполох не только на городском и губернском, но, в определённой мере, и на столичном уровне. Как и следовало ожидать, отчасти этому способствовала личная известность А.Т.Соловьёва как общественно-политического лидера. Так, уже на второй день после случившегося, то есть 21 декабря 1906 г., на имя Казанского губернатора М.В.Стрижевского пришла телеграмма за подписью председателя Совета РС князя М.Л.Шаховского следующего содержания: "Благоволите телеграфироват[ь] [о] здоровье [А.Т.]Соловьёва, раненого вчера злоумышленниками". В ответ 22 декабря 1906 г. в Санкт-Петербург из Казани телеграфировали: "Председателю "Русского Собрания" Князю [М.Л.]Шаховскому. Причинённые злоумышленниками Казначею Университета [А.Т.]Соловьёву поранения признаны неопасными. Состояние здоровья раненого не внушает опасения. Управляющий губернией".

До сих пор нет полной ясности, преследовал ли этот революционно-бандитский налёт, помимо "экспроприаторской" цели, ещё и вполне определённую политическую цель, а именно - физическое устранение известного "реакционера" А.Т.Соловьёва. Но хорошо известно, что "прогрессивная" студенческая молодёжь и подыгрывавшие ей либералы неоднократно выражали ему в различной форме свои "порицания". Поэтому вполне допустимо, что во время вооружённого ограбления казначея ИКУ имело место совмещение сразу двух "благородных" революционных целей. Как вполне заслуженно писали затем в одном из поздравительных адресов своему руководителю верные ему "союзники": "Ваша служба Престолу и Родине запечатлена Вашей кровью".

Несмотря на то, что А.Т.Соловьёв и дальше продолжал активную общественную и политическую деятельность, полученные раны оказали сильное отрицательное влияние на его и без того не завидное здоровье. Именно из-за них Александр Титович постепенно потерял профессиональную трудоспособность, вследствие чего в апреле 1911 г. был уволен со службы в отставку по болезни. При этом выяснилось, что личное состояние А.Т.Соловьёва, в распоряжении которого - по долгу службы и в силу обстоятельств его общественной деятельности - находились значительные финансовые средства и множество объектов недвижимости, было более чем скромным. Так, ходатайствуя перед попечителем Казанского учебного округа о назначении А.Т.Соловьёву усиленной пенсии, ректор ИКУ Г.Ф.Дормидонтов подчёркивал, что тот "человек крайне бедный, содержащий себя и свою семью исключительно на своё, более чем скромное жалованье". "Имея семью, получая весьма ограниченное содержание, - говорилось в другом ректорском ходатайстве, - он не в состоянии был сделать каких-либо сбережений, поэтому, конечно, не может, как следует заняться и своим здоровьем, предстоящая же старость, при пенсии за 35-тилетнюю службу в размере всего только 171 р.[убля] 60 к.[опеек] в год, положенной по закону, грозит ему полным материальным необеспечением". К чести тогдашнего руководства ИКУ, ему удалось "пробить" для А.Т.Соловьёва "усиленную пенсию", что спасло Александра Титовича и его семью от грозившей им нищеты.

Благодаря своей искренней преданности монархическому строю и бескорыстной общественно полезной работе, вплоть до революционных событий 1917 г. А.Т.Соловьёв пользовался высоким доверием местных властей, обладая правом делать личные доклады Казанскому губернатору и проводить заседания руководимых им обществ без обязательного разрешения полиции. Помимо выборов в Государственную Думу различных созывов, А.Т.Соловьёв принимал живое участие в деятельности органов местного самоуправления, являлся членом разного рода городских и губернских совещаний и комиссий, а во время Первой мировой войны - одним из наиболее активных организаторов оказания помощи раненым российским воинам и беженцам.

В разное время А.Т.Соловьёв состоял членом и сотрудником целого ряда санкт-петербургских, московских и местных благотворительных, научных, просветительных и иных обществ. Например, являлся действительным членом "Императорского Казанского экономического общества", членом Казанского губернского Комитета "Попечительства о народной трезвости", Комитета "Российского общества защиты женщин", членом-сотрудником "Российского общества покровительства животным", "Императорского русского археологического общества", "Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском Университете" (по отделу антропологии), казначеем "Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете". Кроме того, он получил известность как коллекционер археологических ценностей, монет, книг и рукописей. К маю 1911 г. А.Т.Соловьёв был награждён шестью орденами (Святого Владимира 4-й степени, Святой Анны 2-й и 3-й степеней, Святого Станислава 2-й и 3-й степеней), серебряной медалью на Александровской ленте в память Императора Александра II и знаком Красного Креста, а также дослужился до чина коллежского асессора.

Личная жизнь Александра Титовича долгое время складывалась достаточно благополучно. Он был женат на дочери коллежского советника Лидии Лаврентьевне (которая вместе с мужем входила в состав Совета КО РС и занималась активной работой в других общественных организациях). Бог дал им трёх детей: дочерей Елизавету (1887 г. рождения), Ольгу (1890 г. рождения) и сына Бориса (1893 г. рождения), которого он прочил в продолжатели своего дела. Однако война навсегда разлучила его с любимым сыном, павшим в мае 1915 г. на фронте в Галиции. Единственным утешением оставалась работа, которой Александр Титович отдавал себя без остатка.

Неожиданным, ошеломляющим ударом для А.Т.Соловьёва и его соратников стало крушение монархии в феврале - марте 1917 г., после чего публично заниматься как политической, так и общественной деятельностью для местных монархистов не представлялось уже никакой возможности. Деятельность КО РС, как и других черносотенных организаций, была запрещена властями. Тем не менее, в этих условиях Александр Титович продолжал делать отчаянные попытки сохранения КОТ.

12 марта 1917 г. прошло "заседание членов Казанского Общества Трезвости", на котором состоялись выборы руководства КОТ. Характерно, что, несмотря на революционную сумятицу, все его ключевые фигуры сохранили за собой свои прежние посты: председателем Комитета КОТ был вновь избран А.Т.Соловьёв, его товарищем (заместителем) - Н.Ф.Катанов, секретарём - П.А.Рождественский, казначеем - Ф.П.Павлов. Одновременно, на том же заседании, была продемонстрирована осторожная готовность КОТ к сотрудничеству с новыми властями. "Доложено, - говорилось, в частности, в его протоколе, - что все организации избирают представителей в "Комитет Общественной безопасности", и потому избраны представителями от "[Казанского] Общества Трезвости": Штабс-капитан И.А.Анисимов, ключарь Кафедрального собора П.А.Рождественский и протоиерей Кафедрального же собора А.П.Яблоков. Постановлено: уведомить избранных и "Комитет Общественной безопасности".

Как и прежде, КОТ пыталось заниматься благотворительностью, но делать это ему становилось всё труднее и труднее. Одно из последних газетных объявлений (а, возможно, и самое последнее) о проведении казанскими трезвенниками широкой благотворительной акции было помещено в газете "Голос Казани" за 28 марта 1917 г. "По примеру прежних лет, - говорилось в нём, - комитет "[Казанского] общества трезвости" постановил в первые дни Светлого Христова Воскресения для всех неимущих жителей Казани устроить обеды. Желающие принять участие в устройстве бесплатных обедов могут посылать свои пожертвования в чайно-столовую под Крепостью и к председателю "[Казанского] общества трезвости" А.Т.Соловьёву в Подлужную [улицу]".

Однако, как оказалось, опьянённые неожиданно лёгкой победой левые либералы и социалисты, не склонны были проявлять милосердие не только к своим поверженным политическим противникам, но и к действующим под их контролем благотворительно-просветительным организациям. 28 апреля 1917 г. - в газете "Камско-Волжская Речь" была опубликована короткая заметка под названием "Ликвидация общества трезвости". "Исполнительный комитет общественной безопасности, - говорилось в ней, - рассмотрев вопрос о деятельности местного общества трезвости, основанного и руководимого "известным" А.Т.Соловьёвым, постановил: "в виду крайне нежелательного направления этого общества, ликвидировать его, и дела его передать в городское управление".

В тот же день - по "горячим следам" данной публикации - казанские трезвенники провели экстренное заседание Комитета КОТ, на котором было постановлено "запросить Комитет Общественной безопасности [о том], было ли такое постановление, и, если было, то запросить, что является крайне нежелательным в деятельности "[Казанского] Общества Трезвости", действовавшем на основании Устава, и обратиться с ходатайством к власти оградить деятельность "[Казанского] Общества Трезвости", которое в течение 25-летнего своего существования считалось полезным не только членами Общества, но и всеми честными жителями гор.[ода] Казани, нужды которых оно удовлетворяло".

Однако наивные ожидания руководства КОТ на то, что новые власти трезво оценят общественную роль и значение их организации, оказались напрасными. 27 мая 1917 г. в газете "Камско-Волжская Речь" появилась ещё одна маленькая заметка под названием "Ликвидация чайных общества трезвости", ставившая своего рода информационную точку в существовании этой просветительно-благотворительной организации. "Исполнительный комитет Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, - сообщалось в ней, - в виду переполнения библиотек при чайных [Казанского] общества трезвости погромною литературой, предложил комитету Общественной безопасности библиотеки эти осмотреть, всю обнаруженную в ней черносотенную литературу изъять из обращения, остальные же книги и брошюры, в случае пригодности их, передать культурно-просветительской секции Совета р.[абочих] и с.[олдатских] д.[епутатов]. Самые помещения чайных передать в ведение городского управления, с просьбою использовать их для районных политических клубов".

В апреле - мае 1917 г. в Казани окончательно перестали выходить все местные монархические издания (ещё ранее - в 1916 г. - из-за трудностей военного времени прекратился выпуск газеты "Русь Православная и Самодержавная"). Последний по времени выхода в свет номер журнала "Деятель", который удалось обнаружить автору (N 4 - 5 за 1917 г.), был датирован именно этими месяцами.

Вскоре после этого подвергшийся нападкам либерально-революционной прессы А.Т.Соловьёв отошёл как от политических, так и от общественных дел. О последних годах его жизни практически ничего не известно. До недавнего времени даже не была известна точная дата смерти А.Т.Соловьёва. В ряде источников в качестве таковой фигурировал 1919 г., однако документальных обоснований этому не имелось. Новый свет на послереволюционную биографию Александра Титовича пролили его потомки, обнаружившие могильный камень, на котором в качестве конечной даты земного существования А.Т.Соловьёва значилось 3 декабря 1918 г. От чего же скончался Александр Титович до сих пор доподлинно не известно...

В настоящее время в Казани проживает один из внуков А.Т.Соловьёва (сын его дочери Ольги Александровны) - известный учёный-эндокринолог, член-корреспондент Академии наук Татарстана В.В.Талантов, у которого хранятся некоторые оставшиеся от деда семейные реликвии. От него также стало известно о том, что после свержения монархии А.Т.Соловьёв подвергался аресту, но крайние репрессивные меры к Александру Титовичу - ввиду его широкой общественной известности - новые власти применять так и не решились.

11 сентября 2005 г. активисты ряда общественных и государственных организаций провели в Казани "праздник трезвости", который, помимо прочего, включал в себя организованную в Музее Е.А.Боратынского Казанским отделением "Международной независимой ассоциации трезвости" (МНАТ) однодневную экспозицию под названием "О неизвестных страницах истории Казани (из истории "Казанского общества трезвости": 1892 - 1917 гг.)". На ней внук А.Т.Соловьёва В.В.Талантов представил главную сохранившуюся реликвию своего деда - именную "большую серебряную медаль", полученную им на Всемирной промышленной выставке в Турине. Хранить материалы, связанные с личностью Александра Титовича, в 1920-е - 1930-е годы было настолько опасно, что его родным пришлось затереть "крамольную" фамилию. Однако стереть память о человеколюбивых делах руководителя КОТ и его соратников в благодарных людских сердцах никакому режиму оказалось не под силу...

Во многом благодаря ей, казанским "мнатовцам" удалось пробить хоть и весьма небольшую, но крайне полезную брешь в местном общественном сознании, возродив в 1995 г. в столице Татарстана "праздники трезвости" и начав в 2001 г. сбор подписей за переименование в Казани Школьного переулка в Катановский - в честь "правой руки" А.Т.Соловьёва, его товарища (заместителя) на постах председателя Комитета КОТ и Совета КО РС профессора Н.Ф.Катанова. И вот, несмотря на многочисленные насмешливо-ёрнические комментарии и скептические оценки, в июле 2005 г. на карте Казани появился Катановский переулок, а 11 сентября того же года Казанское отделение МНАТ начало сбор подписей за присвоение одной из казанских улиц имени А.Т.Соловьёва. 28 сентября к предложению казанских трезвенников присоединились и их нижнекамские единомышленники. Всё это вселяет надежду на то, что дело, которому Александр Титович Соловьёв посвятил всю свою жизнь, возродится и, как и прежде, будет способствовать укреплению трезвой духом и телом, единой и неделимой России.



СНОСКИ:
1. Ещё до основания общества он заведовал устройством в городе Казани народных чтений, а после открытия деятельности КОТ, помимо этого, более двадцати лет состоял председателем его общеобразовательных учреждений.
2. На проходившем в октябре - ноябре 1981 г. Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви заграницей расстрелянный в 1937 г. (по одной из основных версий) архиепископ Андрей (князь Ухтомский) был прославлен в лике святых новомучеников и исповедников российских.
3. Последняя церковная должность - архиепископ Суздальский. В 1937 г. (по другим данным - в 1938 г.) священномученик Гурий (Степанов), уже отбывший к тому времени многолетний срок наказания, был расстрелян в исправительно-трудовом лагере под Новосибирском. (См., например: Архиепископ Гурий (Степанов) // http://www.pravoslavie.ru/put/sv/guriy.htm)
4. Последняя церковная должность - архиепископ Шадринский, управляющий Свердловской епархией. Священномученик Евсевий (Рождественский), в декабре 1930 г. в очередной раз арестованный богоборческой властью и приговорённый - в январе 1931 г. - к десяти годам лишения свободы, в ноябре 1937 г. был расстрелян по постановлению "Тройки УНКВД по Новосибирской области". (См.: Архиепископ Шадринский Евсевий (Рождественский) // http:/www.ekaterinburg-eparhia.ru/History/Arhipaster/Ek_Arh/Episcops/evseviy.html )
5. 2 декабря 1937 г. - в день, когда православная церковь чтила память Святого Иоасафа, царевича Индийского, священномученик епископ Чистопольский Иоасаф (Удалов) был расстрелян "в Казанской внутренней тюрьме НКВД". (См.: Журавский А.В. Жизнеописания новых мучеников казанских: год 1918-й / Изд. 2-е, испр. и доп. Москва, 1996. С. 44, 203).
6. Рачинский Сергей Александрович (1833-1902) - один из лидеров трезвеннического движения в России, племянник выдающегося русского поэта Е.А.Боратынского (Баратынского).
7. Формально данное общество появилось на свет в 1899 г.
8. Оба - бывшие епископы Чистопольские и ректоры Казанской Духовной Академии.
9. Последняя церковная должность - архиепископ Ташкентский.
10. Так в оригинале.
11. Русь Православная и Самодержавная. - 1905. - N 10 (июль).
12. Будущий экзарх Грузии Алексий (в миру - А.В.Молчанов).
13. Казанский Телеграф. - 1905. - 6 февраля.
14. Русь Православная и Самодержавная. - 1905. - N 1 (июнь).
15. Родного брата знаменитого русского писателя-мистика Д.С.Мережковского.



ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:
Национальный архив Республики Татарстан. Ф. 1. Оп. 4. Д. 2239. Л. 5., Ф. 977. Оп. "Совет". Д. 11193. Л. 183 об., Д. 11278. Л. 186.;
Алексеев И.Е. Чёрная сотня в Казанской губернии. - Казань: Издательство "ДАС", 2001. - 335 с.;
Алексеев И.Е. Во имя Христа и во славу Государеву (история "Казанского Общества Трезвости" и Казанского отдела "Русского Собрания" в кратких очерках, документах и комментариях к ним): В двух частях. - Часть I. - Казань: Изд-во "Мастер Лайн", 2003. - 304 с.;
Отчёт о деятельности Общества защиты несчастных женщин в Казани за 1900 год. - Казань: Типо-литография В.М.Ключникова, 1901. - С.с. 20 - 21, (32).;
Деятель. - 1917. - N 4 - 5 (апрель - май). - С.с. 59 - 60.; Казанский Телеграф. - 1906. - N 3941 (21 марта).


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме