Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Бессмертный полк» на необитаемом острове

Михаил  Щеглов, Русская народная линия

Бессмертный полк / 15.05.2017

С детства мне отец привил любовь к природе и навыки рыбалки. Места у нас под Казанью в устьях Камы и Мёши, да и на Волге - чудные, красивые и рыбные - если повезёт, и если уметь, конечно. Особенно интересна рыбалка в мае - природа пробуждается с каждым днём и рыба - та, что не занята нерестом - ловится интереснее, с сюрпризами.

Ещё родители установили традицию на майские праздники выбираться на рыбалку, живя прямо на не обитаемом острове на Каме неделю, а то и две, рыбацкой компанией.

Вот, и мне с друзьями чаще всего на майские праздники удаётся на несколько дней выбраться в заветные места, порыбачить, душой отдохнуть.

Ставим мы обычно на это время два лагеря примерно в километре друг от друга - в нашем только казанские рыбаки, а в соседском - кроме казанских собираются специально и москвичи, и белорусы. У них лагерь и побольше и побогаче, поскольку люди в основном состоятельные. И если на 9 мая мы оказываемся на острове - обязательно отмечаем этот день, если второй лагерь ещё стоит, то, конечно, у них - на стол всё самое лучшее, припасённое ставим, поминаем всех погибших, поём военные песни у костра под гитару...

Вот, год назад, я и предложил всем провести прямо на острове свой «Бессмертный полк», если Бог даст собраться.

Подготовились, собираясь, вместе с удочками и обычными рыбацкими вещами взяли флаги и портреты. Прямо тут смастерили рамки, закрепили на шестики, подняли портреты и флаги, и наш немногочисленный лагерь двинулся в лагерь к «москвичам-белорусам».

Щеглов

Начало шествия «Бессмертный полк» на необитаемом острове на р. Кама. Алексеевский р-н, Республика Татарстан

Дойдя до второго лагеря, мы уже застали наших соседей за представлением своих воевавших предков. Запомнилась содержательная история об отце старожилов этих рыбалок братьев Хусаиновых - Дамира Бареевича и Ильгиза Бареевича. Первый был здесь многие годы главным организатором майских выездов команды рыбаков, в которую входили и мои родители, на остров. Любил песни у костра, порой затемно сидели с ним и пели под гитару вдвоем, когда остальные уж давно спали. И коротко так поминал он за этими песнями порой своего отца, воина. Самого Дамира Бареевича уже нет больше десяти лет, на остров продолжает ездить сын, внук, племянник и его младший брат Ильгиз Бареевич. Вот он в этот раз и поведал подробную историю их отца, восстановленную по письмам и семейным документам. Коротко - так: Барей Хусаинов был помощником стрелка противотанкового ружья, воевал справно, был сильно ранен, в госпитале спасти не смогли...

Дошла очередь и до наших уст, у товарища моего Павла - дед готовил миномётчиков, погиб от мины, разорвавшейся в стволе.

Я, когда готовился, думал не долго - для меня все четверо родителей моих родителей - герои. Мамин отец Василий Дмитриевич Маринов был авиационным инженером - готовил самолёты к боевым вылетам, содержал их в порядке. У нас  как-то больше лётчиков любят, ассов, но они не имели бы смысла без тех, кто самолёты создаёт, содержит и готовит, а ведь это ещё десятки воинов на каждого пилота приходится, и на каждом этом человеке - свой боевой участок работы. Его супруга, моя бабушка, Анна Алексеевна - школьный учитель, жена офицера, и значит тоже герой. Папин отец Щеглов Дмитрий Александрович был всю жизнь на партийной работе, в войну работал парторгом колхоза в голодной Костромской глубинке. «Отец круглые сутки на работе и всё время есть охота и добывать любую еду надо, чтобы семья выжила...» - вот главные воспоминания моего отца о том времени. Мать его Людмила Спиридоновна - фельдшером тут же в колхозе - вся здешняя медицина на ней. А однажды дед разрешил крестьянам сено разобрать по дворам остатки - не успевали колхозом до дождей собрать. Судили за это деда. Потом оправдали.

А те девчонки, которые, стоя на ящике, детали точили на токарном станке, потом на том же ящике прикорнут на часок-другой как-нибудь - и снова в бой за свои детали -  не герои? Партию самолётов срочно нужно отправить на фронт, так и работала моя тёща с подругами на казанском авиационном заводе в войну. И дальше, дальше, дальше... Даже дети, помогавшие матерям в поле, или в поисках грибов и ягод в тайге, как мой отец, чтобы в зиму заготовить и до весны  продержаться. Сейчас, вот  со времени окончания самой войны, наверное, можно считать, что по пропитанию в стране всё-таки достаток. И, вот, уже я не понимал - почему у отца такое трепетное отношение к еде? Он до самой смерти  не мог наесться.

Что говорить - вся страна - один сплошной могучий герой!

Так, вот, мы и вспомнили, посидели у костра на своём необитаемом острове, всё это в день победы 9 мая 2017 года.

Щегловы

Мои герои - дедушки-бабушки. Мамины - Мариновы Анна Алексеевна и Василий Дмитриевич

Щегловы

И папины - Щегловы Дмитрий Александрович и Людмила Спиридоновна

А, возвращаясь к нынешней повседневной и ровной жизни, тоже не раз заметишь признаки великого человеческого потенциала людей в нашей стране.

Да хоть в том же Алексеевском районе Республики Татарстан на берегу Камы, можно, например, наблюдать удевительную картину, как прямо из воды выезжает ... трактор с весёлой ватагой местных рыбаков.

Тут надо пояснить, что у нас, ведь, в стране до сих пор «фашисты» орудуют. В городах они на кануне Дня победы они тепло в домах отключают. А на реках - воду спускают - прямо во время нереста! И мне лично много раз приходилось наблюдать гроздья рыбьей икры на кустах и траве после сброса воды на нашем Куйбышевском водохранилище. И если убывают запасы рыбы в наших реках, то не из-за браконьеров, или тех, кто ловит рыбу на два крючка в то время, когда разрешена ловля только на один крючок. Рыба кончается в реках от того, что ежегодный сброс уровня воды во время нереста лишает её элементарного воспроизводства, а резкий сброс в конце ледостава - убивает её в ямах заморами, лишая кислорода. А ещё оттого, что её травят предприятия, коих не счесть вдоль рек и не напастись проверяющих, кто бы контролировал сбрасываемое в реки с этих предприятий.

Так, вот, людям-то местным - что делать, когда вода отступает за неделю на несколько сотен метров, а поверхность, бывшая недавно дном оживлённого водоёма, превращается в безжизненную жижу? Так, вот, вид трактора, стоящего в воде в километре от берега посреди водоёма, несведущих людей может удивить. Ещё более неясно, когда к этому трактору вдруг подъезжает лодка. А через несколько минут всё становится ясным - лодка прямо со всем грузом цепляется к трактору и вывозится им на трейлерной тележке, или с лодки всё перегружается в кузов и вывозится, а лодка остаётся на воде на якоре - до следующего приезда трактора со снаряжением и рыбаками.

Вот, носишь ты сам свои вещи в лодку вручную за сотни метров, чтобы на наш остров переправиться. А груза ведь на целый лагерь - не мало. И, вдруг, такая боевая машина прямо из воды, да с весёлым людом рыбацким! Нет, думаешь, не пропадёт русский человек - при любых обстоятельствах! И врага любого одолеет.

Буквально выживать в этом году пришлось и нам самим, особенно под конец.

Нет, как правило, погожих майских деньков на нас - хватает, и эти несколько дней можно насладиться и рыбалкой и природой.

Но  этой и так холодной весной, в дни отъезда с острова, когда все уже отбыли, и только нам с Павлом предстояло собрать наш лагерь и переправиться на большую землю, отправиться домой - нас ждали всевозможные погодные сюрпризы.

Утро началось с обильного снега, совсем не майского - он сильно усложнил разведение огня и обогрев, ухудшил настроение. Обычно милые сердцу пейзажи превратились в унылость, промозглость. Всё было снегом не просто завалено, а пронизано, пропитано - деревья, вещи, трава, даже удочки...

лодка

«Не ласковый май». Утро после майского снегопада, бывает и такое.

Щеглов

Только через час нам удалось затеплить печку, вскипятить чай, приготовить горячий завтрак.

Без огня в лагере не будет жизни, мы отряхнули от всепроникающего бокового снега заранее сложенные под плёнку дрова, нащепали сосновой просмоленной лучины и стали разводить огонь. Только через час после подъёма и первых впечатлений нам удалось затеплить печку, вскипятить чай, приготовить горячий завтрак, за ним и собраться с мыслями.

Паковать вещи в таком виде было бессмысленно - потом не просушить. Я предложил попробовать рвануть на жереха - вдруг повезёт. На том и порешили, рванули. Не повезло. Да и не бывает таких чудес - только налим любит плохую погоду, а места здесь не налимьи.

Узнали прогноз на завтра - обещают штормовой ветер и ливень. Ну, даже в ливень, а не то что в снег - можно выбраться с острова на материк, а штормовой ветер - просто почти верная смерть на открытой воде. На десятках километров водных просторов в устье Камы - разгуляться ветру место есть. А по опыту мы знаем, что сильный ветер может и на несколько дней заладить - так, и сделает тебя вынужденным узником острова.

Да и сегодня задул с запада, погнал на нас мокроту. Правда, к вечеру должно стихнуть, но после обеда - дождь обещают - к этому, судя по всему, и идёт.

Поторопились собирать лагерь.

Дело не быстрое, но до дождя успели, прикрыли вещи, сами спрятались под плёнку, растянутую над столом, с аппетитом пообедали горячим супом, а ещё через пару часов ожидания, ветер ощутимо поутих и дождь закончился.

Рванулись грузиться в лодку, ещё раз проверили лагерь - всё ли в порядке оставили до следующего года, и - в путь, с Богом!

Выезжая с нашей тихой лагуны на камский простор, видим, волна ещё лупит вовсю. Выбираем косой угол к ней, чтобы не захлестнула, и поднимая плёнку повыше, когда волна, ударяясь о борт, изрыгает снопы брызг прямо на нас, прорываемся к прикрытию за остров, отгораживающий деревенский берег от больших камских просторов, здесь потише.

Путь осложняет не только волна, но и очень низкая вода. Надо идти по канавкам, где хоть на двадцать сантиметров, но поглубже, а канавки точно знают лишь местные рыбаки, мы - только приближённо. А если на мель сядешь - последствия непредсказуемы, может и лодку с содержимым волной кувыркнуть, а тогда хоть и не утонешь, но беды не оберёшься.

Бог миловал, вышли на более-менее безопасную акваторию, можно оглядеться, полюбоваться, сфотографировать друга Павла, застать ещё в напряжении и слегка напуганного - рулил-то я, он мог лишь переживать. Закат - грозен, но всё на глазах успокаивается. И, надо же так, уже причаливая к берегу - застать последний миг сегодняшнего солнца! Как тут без «селфи» с ним, родимым?

Уже прибыв домой убеждаемся, что выехали, как говорится, по лезвию бритвы - уже на завтра шторма и ливни.

И рыбалка на этот раз была, мягко скажем, «не очень» ведёрочко рыбки засоленной, да пол ведёрочка свежих карасиков. Но всё равно, дома пожарили, с роднёй пообедали, вспомнили...

Надо ли нам ещё ездить на наш остров -  на следующий год в другие года в мае?

Не знаю, будет ли отдых души, рыбалка? Знаю только абсолютно точно одно, что, кроме нас, вспомнить на нашем необитаемом острове «Бессмертный полк» 9 мая некому.

Михаил Щеглов, председатель Общества русской культуры Республики Татарстан, председатель Казанского отдела «Русского Собрания» 

Щеглов

Закат - грозен, но всё на глазах успокаивается. И, надо же застать последний миг сегодняшнего солнца! Как тут без «селфи» с ним, родимым?



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме