«Перевес по очкам» остался за иранцами

По следам обращения Трампа к нации

 

Конфликт Ирана и США: ждать ли снижения напряженности на Ближнем ВостокеИсточник: Спутник.Азербайджан

Как иранцы смешали Трампу карты, было ли убийство Сулеймани обдуманным шагом и уйдут ли американцы с Ближнего Востока, объяснил политолог Дмитрий Евстафьев.

 

Президент США Дональд Трамп в своем обращении к нации затронул ряд важных вопросов, включая проблему Ирана, убийство иранского генерала Касема Сулеймани и ситуацию на Ближнем Востоке. О том, какой вывод стоит сделать из сказанного американским лидером, Sputnik Азербайджан поинтересовался у политолога, профессора Национального исследовательского университета "Высшая школа экономики" Дмитрия Евстафьева.

- Что в целом хотел своим выступлением сказать Трамп?

- Как обычно: что он победил и враги повержены. Что бы ни происходило в мире, все заявления американского президента сводятся именно к этой нехитрой мысли, дополненной еще более простыми объяснениями, почему это так. Это, конечно же, шутка, в которой есть доля шутки.

Если говорить серьезно, то второй слой выступления Трампа сводится к тому, что он не хочет пока крупного конфликта и готов оставить "все как есть". Это фактически предложение перемирия Тегерану. Естественно, оно обставлено так, чтобы все считали, что Вашингтон пошел на это перемирие "с позиции силы", но это не совсем верно. "Перевес по очкам" остался за иранцами.

Другой вопрос, что Трамп, как истинный бизнесмен, воспринимает политику в качестве разновидности бизнеса и вполне может "отбить свое", предложив иранцам диалог по ряду направлений и попытавшись "снять сливки" как миротворец и лоббист интересов американского бизнеса. А заодно обострив этим предложением традиционные противоречия между "реформаторами" и "радикалами". Но насколько эти предложения могут сработать сейчас - очень трудно сказать.

То, что Трамп подобные предложения не озвучил в нынешнем выступлении, естественно. Он очень ограничен внутриполитической ситуацией в США. Предложи он диалог сейчас, после неожиданно жесткого ответа иранцев, он был бы обвинен в капитулянтстве. Поэтому сейчас надо внимательно посмотреть, как будут действовать обе стороны, а главное - кто будет пытаться взять на себя роль посредника.

- Сейчас ходят разговоры, что Трамп, мол, "проглотил" ответ Ирана, и все, на что его хватило, это ввести санкции. Насколько такое утверждение справедливо?

- Разговоры эти вполне понятны и естественны. Впервые с момента прихода в Белый дом Трампу не удалось однозначно закрепить за собой "позицию силы". Это, конечно, ничья, но, как говорится, "в пользу Тегерана" - не сильно, но тем не менее. И моральное, и качественное преимущество осталось за ним.

Сотрудники службы безопасности посольства США в Багдаде, фото из архива
© REUTERS / THAIER AL-SUDANI
 

И тут важный момент: иранцы опередили Трампа в скорости реакции. Трамп на момент иранского ответного удара (который был демонстрацией возможностей и политической воли к эскалации конфликта) готов не был даже к ограниченному конфликту, а тем более - к масштабному. К ограниченной воздушной кампании он был бы готов недели через две. К ограниченному конфликту с элементами наземной операции с целью обезглавливания руководства Исламской республики и разрушения инфраструктуры управления - дней через тридцать. К полноценной наземной операции, думаю, уже никогда.

Даже повторить первую и вторую войны против Ирака будет крайне сложно и финансово неподъемно, а Иран куда более крупная страна, чем Ирак. Но угрозу "обезглавливающей" операции американцы, думаю, считали вполне адекватной для сдерживания иранского руководства.

Поэтому после того, как иранцы показали, что к ответным ударам готовы (и, кстати, технические параметры атаки на авиабазу Айн-аль-Асад очень любопытны и заслуживают дополнительного изучения), Трампу оставалось не просто остановиться, но и сделать шаг назад, чтобы дальнейшая эскалация не произошла по воле "полевых командиров" с американской или иранской стороны и не привела бы к реальному конфликту.

Сейчас главным индикатором того, как будет действовать Трамп, станет то, насколько продолжится концентрация сил для хотя бы ограниченной воздушно-наземной операции против Ирана. Если переброска ударной группировки в регион приостановится (я не говорю о военных советниках и "контингенте поддержки" для Саудовской Аравии), то тогда можно будет сказать, что кто-либо что-то "слил". Но пока мы находимся вблизи очень значимой развилки.

- Понимал ли Трамп, отдавая приказ об устранении Сулеймани, к чему это может привести на Ближнем Востоке?

- Думаю, что если и понимал, то не до конца. Вообще убийство Сулеймани выглядит каким-то довольно ситуативным решением и по времени, и по политическому контексту, и по продумыванию возможных последствий. При том, что с военной точки зрения исполнено все было блестяще, а разведанные свидетельствуют о наличии у американцев источников очень высокого уровня.

Военная техника США на Ближнем Востоке, фото из архива
© AFP 2020 / DELIL SOULEIMAN
 

Если бы все последствия были просчитаны, то тогда не было бы такого странного и не вполне логичного отката от нагнетания напряженности, причем в момент, когда иранцы перебросили "мяч" на "поле" американцев. Если бы все последствия и варианты были просчитаны, то наготове стояла бы группировка сил и средств, способная хотя бы сымитировать "маленькую победоносную" воздушную кампанию, как это было в Сирии. Если бы все варианты и последствия были просчитаны, то тогда так не истерили бы американские союзники.

Хочу сказать, что удар по атлантической солидарности, нанесенный убийством Сулеймани, гораздо сильнее, чем все выкрутасы Трампа на саммитах НАТО вместе взятые. Так что, думаю, Трамп рассматривал ликвидацию Сулеймани как некую пиар-акцию, легкую и беспроблемную, если хотите, одноходовку, а получилось иначе.

Мне кажется, идея состояла в том, что убийство Сулеймани не будет иметь слишком большого негативного резонанса, поскольку иранский генерал стал слишком сильным игроком и в Сирии, и в самом Иране. И что Тегеран ограничится некими ритуальными действиями политического характера и, возможно, ударом по американским союзникам, прежде всего, саудовцам, которых в Вашингтоне уже точно никому не жалко.

Надо сказать, что основания так считать у Вашингтона были, да я и сам считал, что ситуация пойдет именно по этому сценарию, поскольку реальные возможности иранцев с точки зрения проецирования силы относительно невелики. Они, скорее, игроки в proxy warfare (война чужими руками - ред.) и американцы к этому привыкли, хотя противодействовать пока получается не очень.

Но иранцы решились на то, на что до них не решался ни один противник США - на превентивный удар. Пусть и демонстрационный, с предупреждением, но все же превентивный. И Трамп сразу же лишился своего любимого инструмента – управления темпом развития событий и масштабами событий. Как в Сирии в 2017 году, как в ситуации вокруг КНДР и так далее. Трамп вообще способен эффективно играть только "первым номером".

Думаю, действий иранцев на опережение предсказать не мог никто. И дело здесь в конфигурации внутриполитических сил в Иране: расклад такой, что для сохранения своего влияния и КСИР, и духовному лидеру аятолле Хаменеи, можно было играть только на эскалацию. И в чем-то принимать решения вне традиционных политических институтов. Особенно с учетом того, что Трамп не предложил вообще никаких "пряников". Из этих новых черт в поведении иранцев стоит сделать выводы и нам.

- Можно ли сказать, что Трамп, уйдя с Ближнего Востока, выиграет больше, чем проиграет?

- Сейчас так сказать точно нельзя. Американцам не нужно быстрое обрушение системы отношений на Ближнем и Среднем Востоке. Они, конечно, не слишком против взрывной трансформации, но до ее начала должны "выдоить" из своих союзников нефтедоллары, поднакопленные за последние два - два с половиной года.

Но главное – американцам нужно, чтобы ближневосточный вакуум, неизбежный в случае взрывной трансформации, не заполнил бы Китай. В особенности это касается ситуации в Персидском заливе. А угроза усиления КНР вполне реальна: напомню, что генерал Сулеймани считался одной из ключевых фигур в ирано-китайских отношениях, став привлекательной целью еще и с точки зрения сдерживания китайского проникновения в регион.

Другой вполне очевидный приоритет на среднесрочную перспективу: обеспечить поток нефтедолларов в американские финансовые инструменты. Но обе эти цели недостижимы без прямого военного и политического присутствия США в регионе.

Их уход сейчас напоминал бы бегство, после которого доверие (и так не очень высокое) к США как к серьезному игроку, способному помочь в случае кризиса, упало бы до отрицательных значений.

Однако уходить Трампу нужно и не только потому, что он это обещал. Американский лидер вообще хозяин своего слова, а в данном случае можно прикрыться и реально существующим давлением со стороны демократов, Конгресса и прочим, но и потому, что в сегодняшней конфигурации американский контингент крайне уязвим в случае широкомасштабных действий. Причем не только в Ираке, но и в северной Сирии, а также в Турции, где американцы на базе Инджирлик стали не силовым "активом", а фактически заложниками.

Трампу придется в любом случае переконфигурировать присутствие на Ближнем Востоке и почему бы в таком случае не вывести часть войск туда, где безопаснее. Но полный уход из региона невозможен ни в краткосрочной перспективе (из-за политической ситуации в США), ни в среднесрочной – по геоэкономическим причинам.

Александра Зуева, Sputnik Азербайджан

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий