Моё принятие национализма

Вспоминаем выдающегося русского мыслителя, деятеля национального русского возрождения Геннадия Михайловича Шиманова.


   
    - Какие события Вашей жизни Вы считаете главными?
   - Два события. Моё обращение к Богу. Причём, я не воспринимал Бога как-то иначе, чем в христианском видении. Даже мысли не было, что можно было выбирать между христианством и чем-то ещё. На самом деле: Христос воскрес. Поэтому обращение ко Христу и, следовательно, в православие - это первое и самое главное событие моей жизни.
   А второе событие - это моё обращение в национализм. Национализм у нас сплошь и рядом неправильно понимают. Я понимаю национализм как любовь к своему народу. Это не шовинизм, который является уже болезнью этой любви. Точно так же, как каждый человек должен выделять, прежде всего, свою семью, но это не значит, что он враждебен по отношению к другим. Точно так же и с нациями. Может быть, иногда меня заносило в сторону шовинизма в разговорах, но примерно год назад я написал статью о правильном и неправильном национализме, и в ней отражена моя позиция. Правда, до этой позиции я дорастал, интересовался соответствующей литературой, много читал.
   Как это ни парадоксально, но к осознанию смысла русского национализма меня подвел еврейский националист и сионист М. С. Агурский. Он был первым человеком, рассказавшим мне о «жидомасонском заговоре». Он проверял меня и рассказал, что существуют такие люди. Но я был человеком простодушным и ответил, что это в высшей степени нелепо: как целый народ может участвовать в заговоре! Второй вопрос с его стороны был контрольным. Он касался того, что Ветхом завете евреи уничтожают неевреев, поскольку Бог им велел, а значит, так и надо. И он успокоился, не зная, что из этого вырастет Шиманов. А у меня эти вещи фотографировались в памяти, но до определённого времени я даже их смысла не понимал. Я просто «фотографировал» их, а уже потом задним числом домысливал. После пещер Степана Разина я встретился с русским националистом. Он произвёл на меня большое впечатление, но убедить меня - не убедил. Но сам факт, что такое мышление вообще возможно, у меня в памяти сфотографировался.
   А то, с чего, собственно, началось моё знакомство с национализмом по-настоящему, - это русский самиздат. Сначала он был просто правозащитным, а где-то в 1969 году уже появились анонимные или псевдонимные распечатанные на бумажках статейки. Их было немного, но для меня началось с этого. Сначала я даже пытался высмеивать, говорил, что как можно унизиться до такого сознания: мы же всемирные! А потом оказалось, что в этом был смысл, которого я сначала не понимал.
   Вот каковы главные события моей жизни.
   
   - Каковы главные идеи Вашей жизни?
   - Я уже говорил о том, что, когда я поверил в Христа, я тут же сказал себе: «Я знаю, как мне жить». Хотя тогда я на три месяца что ли - я уже забыл, сколько времени я в первый раз находился в психушке - пошёл на добровольное заточение именно для того, чтобы размышлять о том, как мне быть. Но главное: я знаю, как жить - служить Господу Иисусу Христу и представлять христианство. Но потом оказалось, что проповедь о Христе порождала новые вопросы: как надо строить свою семью по-христиански, нужна ли община или не нужна, какой должна быть педагогика, как правильно воспитывать своих детей, как нужно относиться к своему народу, к нации, к государству. Число этих вопросов росло и росло, и я пытался посильно отвечать: сначала устно, потом делал наброски. У меня даже был выпущен мой сборник, который назывался «Трактат о любви», в котором содержались статьи о необходимости семьи и правильной общины. Потому что я уже тогда допёр, что вне общины в атомизированном обществе семья обречена на разрушение - не сразу, но тем не менее.
   Все мои дела были преимущественно умственными делами. Правда, я и разговаривал, и в церковь ходил, писал обращения. Я написал обращение к Патриарху, обращение к Л.И. Брежневу. Но в основном мои дела были связаны с мыслью, с моей литературой.
   
   - Каковы главные дела Вашей жизни?
   - Главной своей идеей я считаю то, что христианское вероучение праведно в своей основе. Но поскольку оно гораздо больше, чем основа, а в историческом христианстве были и свои недостатки, пороки и болезни, из-за которых в итоге и пришли к 1917 году, нам необходимо опознать свои болезни, чтобы христианство возродилось, сторонником чего я всегда выступал. Нам надо понять, почему эти болезни произошли, в каком виде они были, как с ними нужно бороться, не допуская их в будущем. Кроме того, нужно знать не только, что было в прошлом, но и какие-то наработки, которые были у нас в дальнейшем в связи с советской властью, скажем, плановая система хозяйства. Её не было в дореволюционной России, а это величайший порок. И ещё целый ряд моментов. Не было хорошо продуманной идеологии. У марксистов была дурацкая идеология, но она была хорошо продумана, организована - ещё как! Поэтому две мои главные идеи состоят в том, что православие истинно в своей основе, но оно должно совершенствоваться в истории. И сам Господь Говорил: «Будьте совершенны, как Отец мой небесный!» А поскольку человек не может жить в отрыве от общества, и общество должно совершенствоваться. Сколько у нас было святых, но они ничего не могли сделать, поскольку социальный вопрос, к сожалению, не был в православии как следует разработан. Нельзя сказать, что вообще не был, поскольку существовала теория Юстиниана, которая в основе своей правильная, но неразвитая. Налицо неразвитость социальной идеологии, а я считаю, что она должна рано или поздно стать частью православного вероучения, потому нация, народ созданы Богом, а значит, они должны стать основой всякого общества.
   Поэтому две мои главные идеи - это истинность православия и необходимость совершенствования исторического православия.
   
   - Какие люди сыграли в Вашей жизни особенную роль?
   - Для меня сыграли громадную роль самые простые русские люди. И я уже сказал про своих родственников. На самом деле, идеализировать их тоже нельзя, но тем не менее. Я мотался и по Сибири, и по остальной России много. Какое-то время я ездил за иконами и за книгами в Ярославскую область, Владимирскую, Вологодскую - в общем, по России я поездил. И на меня произвело впечатление, что так много по-настоящему хороших людей! Причём самых-самых простых. Кто-то из них даже необразован, но, тем не менее, они умные. Просто их обокрали по части правильного воспитания и образования. Это самое главное для меня, - почему я, собственно, никогда не мог согласиться с оппонентами, когда они дурно говорили о народе, - потому что это фундамент.
   А что касается более известных людей или более близких мне в дальнейшем, то их очень много, и всех их перечислить я не могу. Но три личности произвели на меня наибольшее впечатление. Во-первых, это Владимир Николаевич Осипов, с которым я далеко не во всём согласен, но который важен для меня как нравственный пример. Человек, который отсидел сначала 7 лет, а потом отсидит 8 лет, но, тем не менее, решится на выпуск первого русского самиздатовского журнала, зная, на что он идёт. Его мужество, его жертвенность во имя русского дела меня восхищают. Это был в своё время пример для меня - идти на такое - и для многих русских людей. Поэтому я считаю, что это проявление нельзя забывать, а его имя должно войти в состав великих, потому что это одна из лучших страниц в русской истории.
   Второй выдающийся человек, который произвёл на меня впечатление, это Галина Ильинична Литвинова. Я не был лично с нею знаком, но читал её работы и один раз видел её, когда она где-то выступала - то ли в какой-то редакции, то ли где-то ещё. Меня так же восхитили её мужество и жертвенность в деле защиты законных русских интересов. Для меня она - как святой человек. Я отношусь к ней с восхищением.
   А третий человек - это Олег Анатольевич Платонов. Он не только, можно сказать, возродил из небытия нашу русскую национальную идеологию в лице наших писателей, которые были, в общем-то, уничтожены при советской власти, так что доступа к ним не было, и я сам многих из них не знал; он не только это поднял, что уже само по себе - титанический труд. Но он также написал многие страницы о врагах русского народа, которые подавляющему большинству - почти всем - неизвестны. Причём этот труд настолько велик, что я внутренне всегда сравнивал его с Ильёй Муромцем - русским богатырём, который совершает невозможное. Это только то, что он сделал, а что он сделает ещё?..
   Вот эти три человека для меня наиболее значимы, потому что они показали, что можно сделать. Я сам со своими скромными силами - очень малая величина по сравнению с ними.
   
   - Какие существуют главные начала Русской идеологии?
   - Я думаю, что главным началом русской идеологии было, есть и должно быть православное вероучение. Это ядро Русской идеологии, без которого она несостоятельна. Но само по себе ядро бессильно без тех идей, которые должны окружать и вырастать из него. Это национальная идеология, которая представляет собой учение о правильной семье, о правильной общине - как нация сама их понимает, о правильной нации и правильном государстве. А дальше также следуют важные вопросы, которые обязательно должны входить в структуру идеологии. Какой должна быть экономика, правильная педагогика, правильная медицина, даже правильное свободное время - это всё важнейшие вопросы. Вот моя позиция: в основе всего находится православное вероучение, а дальше - ответы на все важные вопросы, которые задаются представителями самой нации, чтобы определить, как нам, собственно, вместе жить.
   Но я думаю, что дать ответы на все вопросы невозможно, что должны быть и расхождения, чтобы национальная идеология совершенствовалась. Потому что с ходом истории она должна постоянно эволюционировать, становиться более полной, более точной. Но одна идеология, даже самая правильная, народ не исправит, потому что среди людей - я подразумеваю современных людей - очень мало мыслящих, мало тех людей, для которых по-настоящему важны идеи. Гораздо больше действует пример. Иногда действует какое-нибудь отдельное слово или искусство.
   Вот у меня был приятель на самом раннем этапе моего обращения к христианству. Когда он вернулся из армии, и я начал ему рассказывать, он сидел ошарашенный, а потом спросил: «И ты, что же, и в ангелов веришь?!» Я отвечал: «И в ангелов верю». И ещё несколько месяцев я с ним беседовал, потом стал водить в храм, и вот однажды он заявил: «Я - христианин!» Я спросил: «С какой стати?» Он объяснил: «А я был в Бабынинском храме, и там услышал, что всякое дыхание да хвалит Господа». Для меня это обыденно: ясно, что «да хвалит», а вот на него это произвело такое ошеломляющее впечатление.
   Поэтому, учитывая, что люди очень разные, национальная идеология должна быть, во-первых, краткой и понятной, касаться основ. Она должна быть развёрнутой в книге, даже в многотомных изданиях. Она должна быть ориентирована на свою аудиторию: для артистов и людей искусства выделен один аспект, который им наиболее близок, для учёных - другой, для медиков - третий и т.д. То есть сам подход не должен быть простым.
   И, возвращаясь к начатому, одна идеология сама по себе людей не развернёт. Сейчас у нас ещё действует громадная инерция прошлого. Западное образование и советское образование страдают тем, что из них вымыты самые главные идеи, которые должны бы впитываться с молоком матери - о Боге, о правильной семье, о взаимоотношениях родителей и детей, о смысле человеческой жизни. У нас были величайшие конструкторы и учёные, а вот людей, которые бы здраво ответили на самые фундаментальные вопросы, не хватает. А ведь апостол Павел говорит: «Каждый, будь готов ответить о своей вере с кротостью и благоговением». Кажется, так. То есть всякий, даже рядовой христианин должен быть в какой-то степени богословом. А у нас даже из тех, кто постоянно ходит в церковь, большинство не знает основ. Все чудеса, обаятельные образы преподобного Сергия, нынешних святых людей - это всё, конечно, нужно знать, но этого недостаточно без основ.
   Так вот, я думаю, что вероучение и национальная идеология - это как раз необходимейшая вещь, но это не значит, что всё должно на этом закрываться. Вся культура должна быть заново воссоздана в более совершенном виде. И нам это нужно не для возвращения к тому, что было в прошлом, потому что прошлое всё-таки доказало неспособность бороться со злом. Нам нужен новый тип цивилизации - более совершенный. А это сложный процесс, и здесь множество вопросов. И проблема в том, что, как я уже говорил, люди в основном вразумляются не идеями, поскольку для этого надо быть самостоятельным мыслителем, а у нас в основном с детства начинается подражание тому-то и тому-то. Может быть, когда-нибудь общество дорастёт до того, что любой рабочий или дворник начнёт самостоятельно мыслить, но сейчас крайне важны примеры.
   
   - В чём главные особенности Русской цивилизации?
   - Я думаю, что особенность Русской цивилизации схожа со спецификой других христианских цивилизаций в том смысле, что те благие начала, которые у неё есть, в значительной степени ослаблены и разрушены ложной формой государства. Если государство правильное, то оно способствовало бы росту и развитию - как самого государства, так и этих благих начал. За первые столетия нашей эры, когда византийское государство развивалось, и были большие наращения духовных богатств, а затем началась стагнация, затем наступление капитализма с последующим его овладением государством - со всеми минусами, которые там были. Поэтому эти благие начала не были достаточно задействованы. Я хочу сказать, что противоречивость христианских цивилизаций, в том числе и русской, это характерная черта, которая в разной степени выразилась в христианских государствах. В Русской цивилизации мы становились капиталистическим государством в наименьшей степени, поскольку мы изначально связаны с православием и мы наименее капиталистический народ по своему духу. Нас капитализм внешне завоёвывал, разрушал и подчинял себе, но у западных народов в католицизме и особенно в протестантизме это гораздо сильнее развито. Но, тем не менее, нечто общее у нас есть: мы все оказались под этим колпаком наших врагов.
   
   - Какие существуют главные нравственные ценности русского народа?
   - Думаю, характерная нравственная черта - это стремление к справедливости. Это очень важная черта, которая чувствуется и в крестьянах, и в других слоях. По-видимому, стремление к справедливости есть в каждом народе или почти в каждом, но важно учитывать размеры, и вот у нас это чувство выражено в наибольшей степени.
   Затем у нас вместо стремления к конкуренции стремление к взаимопомощи. И здесь можно даже нащупать, почему так получилось. Вот люди ушли на непригодные для жизни земли, чтобы жить мирной жизнью, а в этих условиях без взаимопомощи просто невозможно прожить-то! И это вошло в плоть и кровь. Поэтому требовалось очень много потрудиться над разрушением русского народа, чтобы уничтожать, но стремление к этому есть. Это стремление, в общем-то, где-то и общечеловеческое, но опять-таки выражено в русском народе, на мой взгляд, в наибольшей степени.
   Затем следует понимание иерархии как необходимого строя общества, начиная с семьи и заканчивая государством. Оно опять-таки в русском народе было выражено и остаётся в большей степени, чем у многих других народов. Надо было почти уничтожить народ, чтобы довести до нынешнего образа жизни, когда каждый живёт для себя. Этот образ жизни противоестественен для человека вообще, а для русского человека - тем более.
   Русские - это удивительный народ. В состоянии гнева он может быть очень жестоким. Но он и отходчив, он может быстро опомниться. Это опять-таки христианская черта, которая в нём существует.
   Эти черты должны в народе возродиться и могут возродиться, если у нас будет правильное государство, правильная национальная идеология, и это может очень быстро пойти в рост. Поэтому я не отчаиваюсь.
   Я думаю, что, если каждый христианин будет заботиться только о спасении своей души и не будет обращать внимание на общество, в котором он живёт, этим обществом неизбежно завладевают его враги, которые потом, если не тронут его, то развратят его детей и внуков. Для нас крайне важно понять, что заботиться о своей душе, конечно, нужно, но вместе с тем нужно заботиться и об обществе. Я думаю, прекрасный пример даёт нас апостол Павел, который хотел быть отторгнутым от Христа, то есть оказаться в аду - ради спасения своего народа. Это ясный пример того, что национализм - это, в общем, прекрасная вещь. Вместе с тем, апостол Павел любил Бога больше, чем своей народ, поэтому он правильно себя вёл. Поэтому нам нужно научиться понимать, что спасение своей души - это необходимая вещь, но сказано в Евангелие: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя». То есть погубит ради спасения своих близких. Об этом у нас забывать нельзя, а у нас сплошняком идёт какая-то псевдомонашеская настроенность: уйти от мира, а там - будь что будет. У слова «мир» есть несколько значений. «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей», - здесь подразумевается то плохое, что стало результатом первородного греха, а потом родовых и личных грехов. Но как можно не любить мир как творение Божье? Как можно его не защищать? Вот эта мысль должна широко разъясняться, но, к сожалению, её не разъясняют.
   Как мне рассказывал один знакомый, который посещал лютеранский храм, такая ситуация встречается и в баптистских храмах. Он приходит молиться, и он всех знает, со всеми здоровается. Я вот прихожу в своей храм, и я никого там не знаю. Я уже не в том возрасте, чтобы самому подходить и с кем-то первым знакомиться. Там очень небольшой круг людей, которые знакомы между собой, и то - они идут из храма домой, и на этом взаимодействие в их общине исчерпывается. А она должна строиться на взаимопомощи! Должны проводиться не только церковные общие собрания, где священник проповедует, и ему никто словом возразить не может и ни о чём спросить не может, что абсолютно правильно, потому что богослужение - не место для дискуссий. Но вообще спорить необходимо! Обязательно должно быть выделено определённое место, чтобы люди обменивались своими мнениями. Так вот у лютеран в течение недели два вечера встречается молодёжь. Там парни и девушки знакомятся и проводят время не в подвалах, а узнают друг друга по самому хорошему. А русские девушки сейчас выходят замуж за инородцев, потому что считается, что нет ни одного нормального русского парня. Они есть, но просто они не соединяются! А надо их соединять, чтобы хорошие русские юноши женились на хороших девушках. А сейчас происходит наоборот: всякая дрянь, в общем-то, разворовывает наших девушек, в то время как хорошие ребята достаются всякой гадости.
   Наша проблема в том, что у нас очень плохо знают наше собственное православное вероучение. Я уже касался этого вопроса. В проповеди священники это игнорируют. Они лишь приводят пример святого, которому посвящён церковный праздник в этот день, вспоминают, как он жил, а потом говорят, что надо почаще ходить в церковь, молиться побольше и терпеть. Я думаю, что проповедь не должна этим ограничиваться. Необходимо учить людей самостоятельно думать и общаться. Ведь у нас нет подходящих мест для встреч не только в идейном отношении, но в нас также не воспитано умение говорить друг с другом. Я часто бываю на собраниях русских патриотов. Чуть ли не со второго-третьего выступления там начинают перебивать друг друга, кричать. Дисциплины и культуры нет никакой! А кто должен эту культуру прививать? Родители у них сами такие же: у них всё повыбито, они, если и умеют деликатно разговаривать, то только за столом, игнорируя какие-то темы. А нам нужно воспитывать самих себя, в том числе по части вероучения. К священникам у нас относятся как к каким-то цензам: благословляет, значит - говори, не благословляет - сиди и молчи! Ну, куда такое годится? Мы всё-таки верим в Господа Иисуса Христа, а главные авторитеты - это Священное Писание, это Священное Предание. А сейчас получается, что главный - любой священник: благословит или не благословит. В этом нужно меру знать.
   
   - Добро и зло, что это по-Вашему?
   - Добро - это Бог. Добро - это творение Божие. Добро - это соответствующее отношение людей к Богу, то есть вера, любовь к Нему, работа на Бога и друг на друга. А зло - это как раз равнодушие, противление, разрушительная работа.
   
   - Добротолюбие у русского народа, как Вы его понимаете?
   - В общем-то, то же самое. Это любовь к добру, к разным его видам.
   
   - А вот такое качество русского народа, как нестяжательство?
   - У нас как-то принято противопоставлять одно другому, и стяжательство, которое идёт от капитализма, от мамоны, действительно отвратительно, но вот здесь, я считаю, должно существовать и правильное стяжательство. Поэтому, когда наша Церковь причислила к лику святых и Нила Сорского, и его якобы противника Иосифа Волоцкого, она поступила очень мудро. Кому-то нужно нестяжательство, в первую очередь, конечно, монахам, поскольку для них это спасительная вещь. Но кому-то надо давать пример мирянам, как надо жить, и, мне кажется, должен быть особый вид монашества, который может показывать пример правильного стяжательства. Потому что, если все вообще будут нестяжателями, то всё материальное богатство перейдёт в руки плохих людей, и они в итоге подчинят себе хороших людей. А вот праведное стяжательство должно быть со стороны правильного государства, служащего своего народу, и праведных людей, которые законными методами накапливают богатство и используют его в интересах Церкви и своего народа. А не для личного материального обогащения, чтобы надеть на себя двести брюк и тысячу платьев. Поэтому я полагаю, что праведное стяжательство нам тоже необходимо.
   
   - Соборность у русского народа, как Вы её понимаете?
   - Я думаю, что у нас соборность часто путают с коллективизмом, и нечто общее действительно есть, но соборность - это, прежде всего, собрание людей, служащих, в первую очередь, Богу и, уже как следствие этого, друг другу. А коллективизм - это собрание людей, служащих друг другу без веры как самого главного, поэтому понимать это различие необходимо.
   
   - Что есть власть?
   - Если под властью понимать руководителей государства, то власть должна, в первую очередь, служить Богу и нести ответственность перед Ним, и в то же время - нести ответственность перед теми, над кем властвует. В нашей исторической практике власть понималась только как ответственность перед Богом, а ответственность перед своим народом отсутствовала, а это плохо. Я считаю, что народ представляет большую ценность, чем его руководители. Хотя в правильном государстве между народом и его правительством должны быть единство и взаимопомощь. А когда ответственность перед народом теряется - это начало катастрофы.
   
   - Патриотизм, что это по-Вашему?
   - Как я уже говорил, патриотизм и национализм должны быть в одной связке. Причём, национализм важнее, чем патриотизм, потому что это любовь к своему народу, а патриотизм - это любовь к месту своего рождения или жизни, или любовь к своей стране. Эти вещи тоже взаимосвязаны, но тут тоже должна быть иерархия, а в основе всего - любовь к своему народу.
   
   - Кто сыграл положительную роль в истории России?
   - Здесь надо очень многих перечислять, и, может быть, всех я сейчас не вспомню. Но, прежде всего, на мой взгляд, это святая княгиня Ольга, святой князь Владимир Красное солнышко; тоже наш святой - Александр Невский, преподобный Сергий Радонежский, святой митрополит Алексий, иконописец Андрей Рублёв, патриарх Гермоген, князь Д. Пожарский и гражданин К. Минин, затем, несомненно, А.В. Суворов. Это такие знакомые личности. Из более поздних времён ещё можно назвать наших крупнейших славянофилов и Ф.М. Достоевского.
   Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн. Вот чем он хорош! Владимир Красно солнышко - это было давно, когда был определённый тип людей, князь Дмитрий Пожарский и Кузьма Мини - это тоже давно. А вот послужить Богу и народу в наше время - это другое дело, и тут ярчайший пример - митрополит Иоанн! Его мужество в том, что он благословил русское патриотическое движение в нашу эпоху, в то время как подавляющее большинство остальных иерархов то ли равнодушно к этому, то ли боится. А он показал пример, как истинный иерарх должен относиться к своей Церкви и своему народу.
   
   - Кто сыграл отрицательную роль в истории России?
   - Я считаю, что переломная фигура - это Пётр I, который, как говорят, устроил реформу нашей Церкви, хотя на самом деле это не реформа, а революция сверху: он лишил Церковь свободы. Он был западником и перестраивал общество на западнический лад. Всех перестроить он не мог, но высший руководящий строй он переделал на западный манер, и в этом была причина последующей деградации нашего государства, которая закончилась в 1917 году. Многие отрицательные плоды этого западничества сказались и на состоянии простого русского народа. А потом добавилась ещё большая деградация в годы советской власти, и нынешнее положение - это тоже, в общем-то, результат всего отрицательного, что было в нашей истории. В целом я отрицательно отношусь ко всей династии Романовых, начиная с Петра I и даже Алексея Михайловича, который допустил, а, может быть, даже спровоцировал раскол церкви. Я думаю, что без этого раскола петровские реформы просто не удались бы. Это было их начало.
   Я считаю, что Александр III в целом не прервал эту линию западничества, но он хотя бы предпринял попытку её прервать. Поэтому по-человечески Александр III мне гораздо ближе, чем остальные. Ни один царь, ни один император не может быть всесилен, как у нас сейчас считают. Он всегда зависит от своего окружения. Вот Павел I захотел что-то по-своему провернуть - и его сразу задушили. Возможно, что-то подобное произошло и с Иваном Грозным. Поэтому я думаю, что Александр III хотел повернуть, но у него не хватило сил. Точно так же, как позднее произошло у Сталина, который тоже хотел провести свою политику, но он же не был абсолютным правителем. И я думаю, что главная ошибка Александра III - это его союз с масонской Францией против Германии. Это то, что он как раз не разглядел до конца. И, кстати, тут спорный вопрос: может быть, он-то как раз и мог бы тут что-то поменять, но в этом ситуации ему следовало менять своё окружение. Точно так же, как Николаю II было необходимо менять своё окружение, чтобы по-настоящему сопротивляться. А если он опирался на тех, кто в дальнейшем его предал, то так и должно было получиться.
   Но я уточняю, что эта отрицательная оценка, которую я дал нашим царям и императорам, это сугубо политическая оценка. Она не должна распространяться на саму полноту и глубину их личности, потому что судить мы можем по поступкам и по тому, что мы знаем, но мы знаем о них лишь ничтожную долю того, что знает о них Бог. Ещё неизвестно, как бы мы сами вели себя, окажись мы на их месте. Поэтому мы имеем право высказывать своё личное мнение, но при этом всегда подчёркивая, что это личное мнение, и я не претендую на ту оценку, которая будет признана абсолютно верной, потому что очень многого мы на самом деле не знаем.
   
   - Ваше отношение к Горбачёву?
   - Резко отрицательное: это же, в общем-то, предатель. Как к нему можно иначе относиться? Конечно, я думаю, что он не один виноват в разрушении советской системы, но он всё-таки сыграл существенную роль в этом процессе. Думаю, что это разрушение совершалось совместными усилиями. И наша «пятая колонна» старалась, и мощный Запад, где было двести или больше институтов, изучающих Советский Союз. Мы-то о нём мало знали, а там его просвечивали со всех сторон и на всех уровнях! Всё высчитывали, у кого какая болезнь желудка, у кого какие с кем связи. Так что там были задействованы могучие силы, но всё равно без помощи «пятой колонны» они бы не смогли ничего сделать.
   
   - Ваше отношение к Ельцину?
   - Сначала я надеялся на то, что он русский человек. Когда его ввели в Политбюро, и он выступал с первыми речами, я подумал, что действительно идёт новое поколение, которое будет проводить правильную политику. Я даже написал ему письмо. Во-первых, у меня была статья о тайной природе капитализма, которая так понравилась моим знакомым, что они даже решили переправить её М.С.Горбачёву через его супругу. И переправили, но это было совсем не то, что нужно им.
   
   - Ваше отношение к Путину?
   - Я признаю, что он остановил падение материального уровня населения, но это было сделано, как мне думалось и как часто думается сейчас, лишь потому, что необходимо сделать какую-то передышку, чтобы вымерло старшее поколение, которое в основном участвовало в этих демонстрациях и акциях. Но потом я стал думать, что, возможно на 95% так и есть, но не исключено, что на самом деле он человек благонамеренный, что он хотел бы восстановить страну, но не может, потому что находится во власти олигархов.
   И мне вспомнился пример Сталина, который до 1934 года вместе со всеми повторял, что главная опасность - это русский шовинизм. Возник предлог в виде А.Гитлера, чтобы изменить ситуацию, и он тут же его использовал. И сами евреи поняли, что, если Гитлер нападёт на Советский Союз, русский народ, воспитанный в космополитизме и русофобии, не будет защищать страну, и тогда им же придётся плохо. И тогда наиболее умные из еврейского народа, в общем-то, ни слова против не говорили, даже поддерживали русский патриотизм. И само государство дозировано, строго, под контролем готовило русский народ к войне. А дальше - больше.
   Я вот думаю: может быть, и В.В. Путин находится в такой ситуации? Это ведь не исключено, потому что мы не знаем и не можем знать, кто он такой: ноль - цена тому политику, который все свои карты раскрывает в такой ситуации. Их можно раскрывать среди друзей, а в змеюшнике необходимо всячески маскироваться. Некоторые данные говорят в пользу того, что Путин ждал момента, маскировался и, может быть, он что-то и сделает, хоть надежда и невелика. Во-первых, то, что он сначала разделил олигархов на две части, уже хорошо: вот это «хорошие» олигархи, а вот это - «плохие».
   Сталин точно так же разделил еврейских партийцев. Когда их товарищ Ленин умер, Сталин воспользовался этим, чтобы организовать ленинский призыв в партию из числа рабочих и крестьян, тем самым в громадной степени увеличив её численность и ослабив позиции её профессиональных деятелей из старых большевиков. Точно так же сейчас В.В. Путин перед выборами увеличил «Единую Россию» за счёт «Общероссийского народного фронта». Поэтому я всё-таки надеюсь на лучшее, но в целом мы ничего не знаем.
   Потом, если учесть, что при всей необъятной мощи масонства, Бог всё-таки сильнее их, и Он помогает преодолеть сложные ситуации, если мы, конечно, того заслуживаем.
   
   - Как Вы оцениваете 1917 год в истории России?
   - Я оцениваю 1917 год как величайшую катастрофу, последствия которой в дальнейшем оказались неоднозначными, потому что благодаря И.В.Сталину и, в первую очередь, русскому народу в советской системе проявились положительные возможности. Но, поскольку эти положительные возможности были духовно беспочвенными, у врагов появилась возможность проникнуть на руководящие посты и уничтожить всё это.
   Каждый оценивает, исходя из своего опыта, а опыт у каждого ограниченный: один жил в одной среде, а другой - в другой. У всех разные ракурсы, разные объёмы знаний, поэтому здесь можно спорить бесконечно, и я думаю, с этими спорами надо кончать. А каким образом кончать? Надо вычленить всё худшее, что было, и отбросить. Причём, вычленить не только то, что было в советской системе, но и в дореволюционной. А то лучшее, что было и в советской системе, и в дореволюционной, соединить. Это не гоголевское присоединение носа ко рту - это совершенно другое и вполне реальное. Если в человеке нельзя так перестроить, то здесь все добрые начала должны быть соединены.
   Критериев мы ещё не имеем и не будем иметь до тех пор, пока не узнаем будущее. Если русский народ будет уничтожен полностью, то, значит, революция была к смерти русского народа, а если русский народ возродится к жизни - к жизни более высокой - то, значит, та революция была к этой жизни. Так что на данном этапе мы можем делать предварительную работу, насколько можно оценивать наше прошлое, настоящее и будущее, и делать главное, что я уже сказал, - то есть вырабатывать национальную идеологию, национальный проект, учиться агитировать. То есть каждый на своём месте должен делать то, что посильно для спасения русского народа и нашей Церкви. А насколько это будет успешно? Если успешно, то Господь Бог нам поможет. Сами по себе без него мы ничего не можем сделать.
   
   - Как Вы оцениваете «перестройку» в истории России?
   - «Перестройка» была необходима, но она должна была совершенствовать советскую систему, на что и надеялось подавляющее большинство народа, а не разрушить её и подчинить нас Западу.
   
   - Как Вы оцениваете роль евреев в истории России?
   - Я думаю, что многие наши мыслители давали правильную оценку еврейству, но особенно проницательным был, как мне кажется Федор Михайлович Достоевский, который писал, что революция в России неизбежна, потому что нет противостоящих ей сил, и начнут революцию евреи. И что они начнут с разрушения храмов, и начнётся кровавая мясорубка, если передавать своими словами, и сто миллионов голов будет посечено, а затем наступит отрезвление и новая жизнь.
   Я думаю, что в либеральных и революционных партиях, которые были в России, евреи обосновались не случайно, хотя их было не так много по сравнению с остальным населением страны, но они занимали господствующие позиции. После распятия Христа роль евреев вообще стала разрушительной, причём не только для России, но и во всей последующей христианской истории. Разрушение разными способами шло и в России, и на Западе, но в конечном итоге всё это привело к революции, в которой евреи заняли господствующие позиции. Не только они, конечно, но они в основном. И занять эти позиции они могли только при одном условии: если они забудут о своём боге и станут атеистами. И их здесь характеризует материальный интерес, который оказался для них гораздо более высоким, чем интерес религиозный, потому что в подавляющем своём большинстве они стали большевиками, то есть атеистами. Одни искренне, другие неискренне, но, тем не менее, они изменили Богу. И интересно то, что зарубежные евреи их при этом не осудили! Это потому, что зарубежные евреи тоже были материалистами, и для них гораздо важнее, чтобы евреи господствовали в России, чем противодействовали революционерам. По-моему, это очень существенный показатель еврейского характера. И они действительно, по Достоевскому, устроили геноцид русского народа. Естественно, не только они, потому что и в русском народе были отбросы в результате всех этих разрушительных действий. Но они, были в основном руководителями или, во всяком случае, закулисной силой.
   И этот беспредельный геноцид продолжался до 1934 года, когда к власти в Германии пришёл А. Гитлер, и наиболее умные евреи стали понимать, что только в русском народе их спасение от уничтожения. И тогда они сознательно пошли на возрождение патриотического русского сознания - строго дозированное, контролируемое сверху государством. И так продолжалось до окончания войны. А как война закончилась, угроза для них исчезла, и они стали проявлять всё большее недовольство в отношении тех позиций, которые занял русский народ за весь этот период поблажки. Также добавился новый фактор - возникновение государства Израиль. Как только он появился, они тут же стали переносить свои симпатии в отношении Советского Союза, где они находились в наилучших условиях, на Израиль. А поскольку Израиль очень скоро стал союзником США и всего остального Запада, евреи из советских людей стали превращаться в антисоветчиков. Причём при И.В. Сталине и первые десятилетия после него это было опасно для них, поэтому они делали это тайком, а декларировали себя как советские люди, даже ярые советские люди, и они обличали противников. Но это двойничество у них уже было, и в ходе либерализации наиболее продвинутое еврейское меньшинство стало выступать в качестве сионистов, либо диссидентов. За это время подпольного еврейского возрождения они стали создавать кружки, которые увеличивались в своих размерах и соединялись друг с другом, а руководители этих кружков знакомились с зарубежными евреями, которые сюда приезжали в качестве представителей либо чисто еврейских организаций, либо правозащитных центров. В результате этой деятельности выросла не только неформальная пятая колонна, ядром которой было еврейство, хотя они старались захватывать в свои ряды как можно большее количество людей, но и обнаружился союз этой пятой колонны с руководителями Запада. Ведь и те, и другие были крайне заинтересованы в быстрейшем разрушении советской системы. Я уже говорил, что это требовалось сделать быстрее, потому что при упущенном времени здесь русские могут созреть, ну а тогда, как говорится, поезд ушёл. В итоге сообща они разрушили эту систему, и оказалось, что получили совсем не то, чего многие хотели. Еврейские писатели надеялись, что их по-прежнему будут издавать стотысячными тиражами, а это прекратилось, и т.д. А здесь разруха и по ним частично ударила. Не случайно они в основном выезжали и уехали отсюда.
   Но мне думается, что у них ещё всё-таки есть стремление вернуться сюда и заново начать отстраивать систему здесь под себя. А что получится, уже трудно сказать.
   
   - Как Вы оцениваете роль масонства в истории России?
   - Я думаю, что евреи были бы бессильны, если бы они не создали масонские организации с целью блокирования защитных сил других народов, разрушать изнутри эти силы и способствовать еврейскому вхождению в эти народы, их деятельности, их победе. Я думаю, что масонство - это их организация.
   Самые ранние формы таких организаций существовали ещё до Рождества Христова, когда язычество уже пребывало и в духовном, и в материальном кризисе, а еврейство, наоборот, расцветало по всей Римской империи. Они были великолепно организованы, они занимались в основном торговлей, но при этом им было важно переманить как можно больше язычников на свою сторону, потому что маленький народ не способен бороться за мировое лидерство. Поэтому они и привлекали язычников: одних они превращали в стопроцентных иудеев, которые полностью принимали Моисеев закон, Талмуд и всё остальное, а были те язычники, которые внешне сохраняли своё обычное состояние, но становились союзниками евреев. Это была могучая сила, охранявшая их и помогавшая евреям. Нечто подобное происходило и в дальнейшем. Я думаю, что на этой идее и основывалось новейшее масонство. Скорее всего, оно существовало в XVII веке, хотя это были какие-то предварительные формы.
   Хотя там есть разные уровни посвящения, и высший градус иногда делает то, о чём даже не знают низшие. Вот, скажем, российские масоны все были ориентированы на либерализм и права человека, а высший уровень, наоборот, хотел, чтобы явились большевики с их жёсткостью, чтобы они раздавили Православную церковь и русский народ. И вот так получалось, что масоны низшего градуса в Белой армии, а масоны высшего градуса обнимались с товарищем Троцким. И Ленин, по-видимому, об этом знал, но ничего не мог сделать и был вынужден идти этим путём, потому что без помощи масонства большевики к власти бы не пришли.
   
   - Каким Вы видите будущее России?
    - Если оно вообще будет, то я вижу так. Я думаю, что, если за последние столетия русских людей стягивала в основном психология, и основная масса занималась крестьянским трудом, связанным с патриархальностью, то в будущем в русском народе в значительной степени увеличится знание и правильная ориентация в истории и в мире. Я уже говорил о том, что для формирования правильного народа и правильного государства они должны друг друга поддерживать, ориентируясь на наши православные ценности. Причём, не только те ценности, которые были, но и те, которые только в потенции, должны развиваться. Поэтому дай Бог, чтобы получилось!
   
   - Что нужно сделать для улучшения положения русского народа?
   - Думаю, самое главное - чтобы русский народ хорошо себе представил, что с ним было, начиная с древности, и что должно быть. То есть знание и интеллект должны значительно возрасти, увеличиваясь в каждом новом поколении. Причём, под знанием я подразумеваю только те знания, которые связаны с нравственностью, потому что есть знания такого демонического характера, и они идут во вред. Я не против науки и техники. Они должны развиваться, но их развитие должно исходить из подлинного христианства, а не из того материалистического мировоззрения, от которого они развивались при капитализме.
   
   - Что Вы хотите пожелать русской молодёжи?
   - Молодёжи в России и не только в России, но, в первую очередь, русской молодёжи, я хотел бы пожелать понимания того, что лучшая доля у тех, кто ищет Бога, кто работает на Бога и свой народ, нежели у тех, кто равнодушен к этому или даже выступает против этого. Осознание - это начало всего.

 

Источник

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Геннадий Шиманов:
Воспоминания
Часть III. Об отце Александре Мене
24.10.2013
Воспоминания
Часть II
22.10.2013
Воспоминания
Часть I
16.10.2013
Все статьи автора