Крах «автокефалистов»

Религия всегда была одним из основных «нацияобразующих» и «государствообразующих» институтов. Не так много можно найти государств и особенно народов, внутри которых приверженцы разных конфессий абсолютно мирно уживались бы друг с другом, тем более ощущали бы духовное единство.

Поэтому завоеватели часто стремились распространить свою религию на покоренные земли, а для их жителей именно родная вера становилась идеологической базой сопротивления. Так было и в Украине, где завладевшие ею в XVI веке поляки стремились насадить католичество (в специально созданном варианте Унии, или Католической Церкви Восточного Обряда).

Для восставших же казаков Богдана Хмельницкого именно единая с «московитами» православная вера стала решающим доводом в пользу принятия подданства российского царя.

Неудивительно, что с появлением «проекта «Украина» его апологеты озаботились разрывом религиозных, духовных связей между русским и украинским народами, которого стремились достичь через создание отдельной, полностью независимой от РПЦ, автокефальной православной церкви.

Такие попытки предпринимались в годы Гражданской войны, и естественно, возобновились с обретением независимости в 1991 году.

При прямой и активной поддержке властей был спровоцирован церковный раскол, создана неканоническая (т.е. не соответствующая церковным канонам и, по сути, не имеющая права называть себя православной) Украинская Православная Церковь Киевского Патриархата.

Но, несмотря на все создаваемые властями «преференции», многочисленные случаи насильственного захвата храмов, УПЦ КП за 23 года так и не смогла приблизится к УПЦ МП по количеству приходов и прихожан. Характерно, что и большинство украинских политиков вполне «патриотической» ориентации, включая нынешнего президента Петра Порошенко являются прихожанами последней, просто потому, что в отличии от многих обманутых простых верующих знают, что обряды и служения в «самосвятской» УПЦ КП не имеют канонической силы.

Поэтому «проблему» разрыва духовных скреп с Русской Православной Церковью, а по большому счету – со всем Русским миром, начали решать через поддержку сторонников автокефалии внутри самой РПЦ МП, которые действительно приобрели значительное влияние в омраченные тяжелым недугом последние годы жизни предстоятеля РПЦ МП митрополита Владимира.

Кончина предстоятеля, казалось бы, давала автокефалистам шанс на избрание нового главы церкви, полостью разделяющего их идеи, особенно на фоне антироссийского националистического психоза, охватившего практически все слои украинского общества.

Таковым, полностью поддерживаемым властью и украинскими СМИ кандидатом стал Митрополит Винницкий Симеон (напомним, Винница – «базовый» регион Петра Порошенко). О его позиции относительно развернувшейся братоубийственной бойне можно судить по следующим отрывкам из интервью, приведенным Дмитрием Скворцовым:

«Церковь молится за упокой душ воинов, отдавших свою жизнь, защищая нашу страну, а также о мирных жителях, пострадавших во время конфликта (т.е. речь о душах единоверцев-ополченцев не идёт, – Д.С.)… Относительно других дел, в которых Украинская Православная Церковь проявляет своё участие в жизни страны, это прежде всего поддержка украинской армии.... Винницкая епархия УПЦ… продолжает оказывать помощь винницким военным. Только в июне были приобретены и переданы 11 комплектов бронежилетов пятого уровня защиты (чтобы «сепаратистов» можно было расстреливать как можно более безопасно для себя, – Д.С.)… В наших храмах в Виннице и в районных центрах можно увидеть специальные прозрачные копилки для пожертвований на нужды военных…»

В итоге при выборах предстоятеля Симеон получил один голос, 25 голосов у Митрополита Антония, считающегося сторонником сохранения канонического единства с РПЦ, а новым предстоятелем с 48 голосами стал стал Митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий.

Именно Орест Владимирович Березовский (мирское имя владыки Онуфрия) в начале 1992 года стал одним из лидеров сопротивления тогдашнему митрополиту-раскольнику Филарету, был им смещён с кафедры, но при поддержке своих прихожан и церковного народа в целом стал одним из тех, кто настоял на смещении Филарета и избрании нового предстоятеля. Как пояснял митрополит Онуфрий, «если бы мы промолчали, возопили бы камни».

Он же не побоялся возвысить голос, когда в 2007 г. руководство УПЦ ответило принципиальным согласием на настоятельную просьбу Ющенко создать с УПЦ-КП «Комиссию по восстановлению единства Украинского Православия»: «Что касается идеи Виктора Ющенко организовать комиссию по созданию единой поместной церкви, при всем моем уважении к Президенту как к главе государства, считаю, что это не является его компетенцией. Церковным вопросом должна заниматься Церковь, а не президент. То, что Виктор Ющенко дает рекомендации Церкви, используя свое положение, является нарушением Конституции Украины…Хотелось бы, чтобы политики занимались своим делом – поднятием экономического уровня, а Церковь, в свою очередь, имеет свои обязанности. Пока в государстве каждый отдельный гражданин не начнет заниматься своим делом, у нас будет царить разруха и нищета».

На языке, понятном истинным верующим, а не самопровозглашенным «мессиям» это звучало так: «У нас нет никаких духовных аргументов в пользу того, чтобы отсоединяться от Московского Патриархата. Главная миссия Церкви ― это спасение человеческих душ. В нашей Церкви ― в Русской Православной Церкви ― эта благодать спасения по сей день существует. Чего еще можно большего искать в Церкви? Те люди, которые ищут своего в Церкви, а не Божиего,― они хотят отделения. Если оно совершится, то это будет против воли Божией. Если это произойдет, то я думаю, что на Украине Православие будет в очень большой опасности, и я даже уверен, что оно будет уничтожено…».

В 2008 г., когда митрополит Владимир принимает концепцию геноцида-голодомора, митрополит Онуфрий говорит: «Есть такие силы, которые пытаются сделать голодомор клином между Россией и Украиной, мол, русские, россияне угнетали украинцев. Но, я думаю, в России тогда от голодомора погибло больше народу, чем на Украине». Подробнее о жизненном пути и служении владыки Онуфрия можно прочесть у Дмитрия Скворцова.

Столь убедительное избрание митрополита Онуфрия наглядно показало истинные чаяния многих миллионов верующих, которые разделяет и священноначалие (или, применительно к определенной его части – вынужденно разделять). Столкновение двух линий, одной на прямую поддержку ведущейся властью войны, как и самого президента Порошенко (ведь Симеон неоднократно цитировал «мудрые слова» президента Порошенко и другой, призывающей к миру, говорящей о недопустимости братоубийства, не разделяющей единоверных православных по обе стороны линии фронта, закончилось сокрушительной победой последней.

«Протащить» своего предстоятеля не помог ни «административный ресурс», ни разнузданная кампания в СМИ, ни попытки организовать «церковный майдан».  Рискну предположить, что если бы выборы предстоятеля состоялись бы в более «спокойной» ситуации, до начала «майданных» событий, столь убедительной победы твердого сторонника славянского единства не было бы. Давление на каноническое православие, антироссийская истерия только способствовали сплочению православных вокруг пастыря, известного своей четкой и последовательной позицией.

Видимо, даже конформистски настроенная часть клира РПЦ поняла, что «прогиб» перед властью чреват потерей большего, чем «расположение» оной – доверия своих верующих, а главное, не дает гарантий от новых притеснений, ведь стратегическая цель правящих в стране националистов – полная ликвидация православия остается прежней. И в такой ситуации церкви нужен крепкий духом предстоятель.  

Сегодня же митрополит Онуфрий дал такую оценку происходящему: «Сегодня мы имеем противостояние, вражду и убийство между единокровными братьями. И люди могут задать вопрос, а как бы поступил святой князь Владимир? Я убежден, что равноапостольный князь Владимир решил бы эту проблему иным путем, руководствуясь принципом терпения и христианской любви... Люди далекие от Церкви считают терпение неким проявлением духовной слабости. По их мнению, если человек полон сил и имеет разум, имеет возможность отомстить своему врагу, то он просто должен это сделать. Но по-христиански все выглядит иначе. Тот человек обладает силой, который отдает право мщения в руки Божьи… Когда человек сам мстит за себя, он проявляет гордыню... Такой человек рано или поздно бывает посрамлен потому, что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать»

Нетрудно догадаться, что тем «человеком», о котором в первую очередь говорит владыка, является не просто прихожанин УПЦ МП, но и имеющий священный сан диакона Петр Алексеевич Порошенко. Прислушается ли он к словам своего архипастыря, чаяниям единоверцев и Божьему Провидению, выразившемуся в избрании владыки Онуфрия – вот в чем вопрос.

Впрочем, ответ на этот вопрос, похоже, уже получен. Президента, как и других высших руководителей государства не было на церемонии интронизации нового предстоятеля УПЦ, крупнейшей конфессии страны, имеющей больше приверженцев, чем все прочие, вместе взятые. Зато не прошло мимо внимания верующих принятие несколько месяцев назад Петром Порошенко и его семьей причастия в униатском храме, что для православного является тягчайшим грехом, чреватым отлучением от церкви.

Но, видимо, в Петре Порошенко политик давно победил верующего человека. А значит, атаки на церковь (причем в самом буквальном смысле), будут теперь только усилены. Свидетельством тому многочисленные факты обстрелов храмов УПЦ МП украинскими военными в зоне АТО, последовавшие сразу же за интронизацией Онуфрия поджоги двух храмов в Николаеве, а особенно открытое нападение на приход в с. Червоная Мотовиловка Киевской области сторонников Олега Ляшко.

Ни для кого ни секрет, что за этим персонажем стоят близкие и союзные Порошенко силы, что его функция «боевого пи…са» и заключается в том, чтобы нападать на тех, кого властям «в официальном порядке» пока не с руки.

Во всяком случае, без согласия (пусть и молчаливого) с «самого верха» он бы на такую «акцию» никогда бы не решился. И это самый четкий показатель нынешнего отношения президента к Православной Церкви.

Источник

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий