Ставка Верховного Главнокомандования XXI века

С 1 декабря 2014 года в России начнет полноценно функционировать новый орган федерального значения - Национальный центр управления обороной Российской Федерации (НЦУО). В построенный недавно комплекс на Фрунзенской набережной Москвы будет стекаться вся возможная информация о военной и военно-политической обстановке в мире, здесь она будет анализироваться, отсюда будет поступать политическому руководству для принятия необходимых решений.

В среде военных НЦУО иногда называют детищем Шойгу. Разумеется, принятие решения о создании такого органа управления - прерогатива президента страны, но могло ли такое решение быть подготовлено при той узости мышления и полном забвении оборонной стороны государственного дела, какими отличалось бывшее руководство Минобороны? 

Вспоминая времена Великой Отечественной войны, 70-летие победы в которой мы будем скоро праздновать, НЦУО зовут еще Ставкой Верховного Главнокомандования. Именно такой чрезвычайный орган был создан 23 июня 1941 года для стратегического руководства вооруженной борьбой с гитлеровской Германией и ее союзниками. В круг основных дел, которыми занималась Ставка, входили оценка стратегической обстановки, разработка планов военных кампаний и важнейших операций, постановка задач фронтам, флотам, объединениям ВВС и войск ПВО, организация взаимодействия между ними, управление их действиями и др. 

Некая аналогия между Ставкой и ныне созданной управленческой структурой просматривается. Однако, по мнению начальника Главного оперативного управления Генерального штаба ВС РФ генерал-лейтенанта Андрея Картаполова, называть НЦУО Ставкой ВГК все же не совсем правильно, и не только потому, что Центр разворачивается не в военное, а в мирное время. Само его назначение (и, соответственно, название) в большей степени отвечает требованиям сегодняшнего дня, характеру угроз и вызовов военной и в целом национальной безопасности России. Не случайно функционирование Центра выведено за рамки собственно Минобороны - на НЦУО будут замкнуты не менее 46 министерств и ведомств. 

Роль Минобороны при возникновении для государства военной угрозы, безусловно, является первостепенной. Однако собственно военная безопасность - понятие более узкое, чем национальная безопасность. В обеспечении последней своя роль отведена и Совету безопасности, и ФСБ, и МЧС, и МИД, и Министерству экономического развития, и структурам оборонного комплекса - проще, наверное, назвать те структуры, которые к решению этой задачи отношения не имеют. Информация о том, что делают и что планируют делать федеральные органы исполнительной власти в области обороны, в части их касающейся, крайне важна для политического руководства для организации взаимодействия этих органов.

В то же время запуск НЦУО в первую очередь касается ядра этой системы - Минобороны. В течение последних 50 лет управление Вооруженными Силами обеспечивалось посредством Центрального командного пункта Генерального штаба. Генералы и офицеры ЦКП отслеживали военно-политические процессы в мире, контролировали состояние специальных видов оружия, в первую очередь ракетно-ядерного, и обеспечивали управление его санкционированным применением. Сбор и анализ поступающей в ЦКП информации осуществлялись узко профильными органами военного управления, а обобщали информацию, а также обеспечивали координацию деятельности органов военного управления руководители различных уровней, делая это эпизодически в ходе продолжительных служебных совещаний.

Такая организация дела уже не может устраивать сегодня, когда невиданно выросли объемы и динамика обновления информации, а на принятие решения подчас остаются считаные минуты, а то и секунды. ЦКП Генштаба перестал удовлетворять предъявляемым требованиям и ныне упразднён. Информационное обеспечение руководства будет осуществлять теперь НЦУО за счет постоянного мониторинга процессов, происходящих в мире, стране и Вооруженных Силах, непрерывного комплексного анализа обстановки и выработки вариантов реагирования на ее изменения. 

Да и в целом вся существовавшая ранее в ВС громоздкая система сбора информации с оформлением письменных донесений уходит в прошлое. В составе НЦУО на всех уровнях управления развернуты и несут круглосуточное дежурство штатные оперативные дежурные смены, а это более тысячи военных и гражданских специалистов. В их распоряжении - защищенный программно-аппаратный комплекс, отвечающий самым современным требованиям и рассчитанный на обозримую перспективу. При этом вся техника и программное обеспечение - на 100% российского производства. 

Не следует думать, что НЦУО - это лишь Фрунзенская набережная. В четырех военных округах созданы региональные центры примерно с такими же функциональными обязанностями, что и в Москве. В армиях и корпусах имеются территориальные центры управления, в бригадах и дивизиях - командные пункты. Все информационные потоки от бригады и вплоть до департамента МО сводятся в единое русло и позволяют в реальном масштабе времени, на конкретный час и даже минуту знать обстановку по всей глубине построения войск. Информационный «ствол» Минобороны через средства связи и коммуникации завязан на другие министерства и ведомства.

С апреля 2014 года НЦУО функционирует в режиме опытного боевого дежурства. Как сообщил начальник Генштаба ВС РФ генерал армии Валерий Герасимов, апробация новой системы подтвердила, что цикл обработки информационных потоков значительно сократился, многие вопросы управленческой деятельности решаются в реальном масштабе времени. «По сути, Национальный центр представляет собой механизм круглосуточного управленческого воздействия на все сферы деятельности Вооруженных Сил», - подчеркнул начальник Генштаба.

В новую структуру вошли Центр управления стратегическими ядерными силами, Центр боевого управления и Центр управления повседневной деятельностью Вооруженных Сил, но НЦУО не подменяет собой Генштаб. Военные говорят: дублирования не будет, поскольку Генштаб занимается вопросами текущего, перспективного и долгосрочного планирования, а НЦУО занят подготовкой предложений непосредственно по происходящим событиям. Генштаб будет вступать в дело после того, как на основании информации, представленной НЦУО, руководство примет то или иное решение. Выполняя его, генштабисты станут прогнозировать ситуацию и влиять на ее развитие. А Национальный центр включится вновь, чтобы довести информацию до всех заинтересованных структур и проконтролировать выполнение поставленных задач.

«Я не хотел бы, чтобы сложилось впечатление, что созданный Центр подменяет или дублирует функции штабов и органов военного управления, - подчеркнул генерал В. Герасимов. - Нет. Мы перераспределили Центру те задачи, которые требуют непрерывного цикла выполнения и установили регламент информационного обмена и взаимодействия со всеми заинтересованными структурами. При этом на всех уровнях постоянно поддерживается обобщенная и актуализированная информация о составе, состоянии, характере действий войск (сил), их обеспеченности и степени готовности к решению задач».

Создание «стволовой», действующей сверху донизу на федеральном, региональном, территориальном и местном уровнях структуры непрерывного мониторинга, оперативного анализа обстановки и подготовки предложений руководству о целесообразных способах реагирования на нештатные или кризисные ситуации - дело для нашей страны, безусловно, новое. И вместе с тем неотложное дело, диктуемое резко усложнившейся военно-политической обстановкой в мире, попытками с помощью угроз и санкций испытать Россию на излом.

 

Источник

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Юрий Рубцов:
Все статьи автора
"Санкции Запада и ответ России"
Все статьи темы