Фантазии о Кудрине: скрытый смысл открытого спора

Сетевые аналитики пророчат скорую смену председателя правительства Росси

Дискуссия Кудрина с Путиным во время прямой линии и то, что ему не только предоставили возможность задавать вопросы, но и излагать свою позицию, причем неоднократно, стало трактоваться комментаторами как, с одной стороны, презентация Кудрина в качестве альтернативы Медведеву и первого кандидата на пост премьер-министра, с другой - основного разрешенного элитного оппонента Путина.

При этом существуют три трактовки смысла такой презентации.

Первая: Кудрин действительно готовится к этой должности, а общество - к его новой роли.

Вторая: Кудрин таким образом является инструментом давления на Медведева, напоминанием ему, что реальная замена действующему премьеру существует, и используется как средство «принуждения к миру», к тому, чтобы его крыло в правительстве перестало сопротивляться курсу Путина, сосредоточилось на исполнении инаугурационных указов, а не на раздаче государственных предприятий близким им бизнес-группам и рыночной идеологизации экономики, и занялось налаживанием производства (чего они не умеют и не хотят делать в принципе), а не борьбой с курением, «промиллями», переводами тех или иных «стрелок», борьбой с российским образованием и наукой.

Третья: презентация Кудрина является неким ответом производственно-этатистскому крылу элиты, требующему отставки Медведева; предупреждением, что в случае ухода Медведева смена нынешнего правительства может обернуться успехом кандидата еще более рыночного крыла. Причем Медведев не имеет личной прочной опоры на реакционные финансовые кланы (его поддерживают лишь в противовес Путину), тогда как Кудрин более органичен для этих групп, и его премьерство более выгодно именно им.

С точки зрения второй трактовки, давление на Медведева тоже имеет значение: смена последнего на бывшего министра финансов не вызовет впечатления «левого поворота», и за нынешнего премьера они вступаться не будут. А производственно-этатистское крыло тем более не станет за него вступаться, и он окажется без союзников в борьбе за свои позиции.

Другое дело, что Кудрин, скорее всего, тоже не сможет выполнить те же инаугурационные указы - просто в силу своей ментальности и экономических подходов. К решению этой задачи он годится еще меньше, чем Медведев. Чтобы выполнить эти указы, нужен человек с умениями управляющего-организатора наподобие Орджоникидзе, Косыгина, Устинова - некое современное издание типа сталинских наркомов-производственников. Чтобы поставил раскладную кровать в премьерском кабинете и сказал: «Спать буду здесь, пока работу не налажу». Правда, для того, чтобы такой тип управленца появился, нужно, с одной стороны, наделить его подобными полномочиями, а с другой - повесить над ним дамоклов меч ответственности по полной программе, по гамбургскому счету.

Медведев так не может: у него другой тип. Его амплуа - писать правила, заслушивать отчеты и выполнять отдельные поручения руководства. Но Кудрин тем более этого не может. Его тип - финансист, казначей; его умения - распределять потоки, фиксировать баланс и не допускать переходов. Первый может быть царским стольником, второй - хранителем казны. При этом первый далек от умений Меншикова, а второй - от распорядительности Кольбера.

... Медведев, с точки зрения определенной логики, - продукт масштабных предвыборных договоренностей. Одна из сильных сторон Путина - это соблюдение договоренностей, и это качество позволяет мириться с ним тем группам, которые скорее готовы быть его оппонентами. Верность обязательствам - составная часть его политического капитала, и ее утрата - не в его интересах. Хотя, как часто бывает, подчас приходится выбирать между капиталом элитного признания и капиталом эффективности и доверия.

Медведев приемлем для фундаменталистских рыночных прозападных элитных групп, полностью окружен и в значительной степени управляем их «делегатами», и отчасти является продуктом компромисса с ними.

Его отставке со сменой на эффективного премьера препятствуют оба эти фактора.

Если менять его сегодня на Кудрина, то второй отпадает, и вместо сопротивления со стороны рыночных групп будет иметь место их поддержка, окупающая препятствие в виде первого фактора. Но когда он провалит исполнение указов, то его отставке и назначению нормального главы правительства уже не будут препятствовать ни первый, ни второй фактор.

Проблема только в том, что тогда может оказаться уже поздно браться за их исполнение - как потому, что время окажется упущенным с экономической точки зрения, так и потому, что социальное напряжение действительно сможет актуализироваться.

Путину доверяют элиты, но Путину доверяют и массы. И чуть раньше или чуть позже, но одно придется приносить в жертву другому.

Поэтому подобный вариант, во многом выгодный с элитно-комбинационной точки зрения, более чем рискован с точки зрения развития реального политического и социально-экономического процесса.

Тем более что Путину назначить сейчас Кудрина премьером - это значит самому разрушить надежду на то, что он все-таки возьмется и наведет порядок; создать ситуацию, когда он будет восприниматься поддерживающими его низами не как лидер, противостоящий экономической линии начала 1990-х годов, а как лидер, ее воплощающий.

И в этом отношении мини-дискуссия Путина и Кудрина во время прямой линии, частично обозначая намеки и на предыдущие варианты, несла в себе в качестве основного иной смысл.

Первое: Путин публично показал, причем в выгодном для себя свете, в чем суть их расхождений: повышать или не повышать зарплату. Путин - за то, чтобы повышать, Кудрин против этого. То есть, переводя на публично-бытовой язык, Кудрин считает, что народу платят слишком много, он таких денег не отрабатывает. После подобного позиционирования даже если и назначать его премьером - это значит назначать его на должность виноватого за плохую жизнь народа.

Кстати, после этого любое лоббирование подобного назначения самых влиятельных и сильных кланов нейтрализуется простой репликой: «Да я и не против. Специально дал ему возможность высказать свою программу на людях. Но как теперь назначать, если он такое наговорил? Народ не поймет».

Второе. Путин прямо сказал, почему Кудрин не подходит на роль главы правительства: потому что он - очень хороший министр по экономическим вопросам, но не по социальным. И когда ему однажды дали воплотить свои замыслы, в истории с монетизацией льгот 2005 года он поставил страну к черте социального взрыва, хотя на телеэкране красовались Путин с забытым уже Зурабовым.

И в этом отношении Путин публично заявил, что находится с Кудриным в приятельских отношениях, интересуется его мнением, ценит как экономиста и финансиста, но считает опасным для страны давать ему власть.

И третье: он практически прямым текстом определил то место, которое считает адекватным для Кудрина, - наука и консультации министерства. Советы, но не власть: «Мы в контакте и с Алексеем Леонидовичем, с его коллегами, командами. Он занимается сегодня преподавательской работой, насколько я понимаю, достаточно эффективно. Надеюсь, что такое экспертное сопровождение того, что делает Ваше ведомство, то, которому Вы отдали много лет своей жизни (я знаю, Вы так живо переживаете за это, в контакте находитесь с коллегами), сохранится».

В политической жизни России, в общем-то, может быть все. Но если говорить о том, какие выводы можно делать из содержания прямой линии, на которую, собственно, и ссылаются те, кто видит в ней намек на будущее премьерство Кудрина, пока заявлено только то, что заявлено: роль консультанта и эксперта, но не больше.

Вот только многочисленные эксперты забыли спросить у самого Кудрина, нужно ли ему самому это место, хочет ли он стать ответственным за воплощение программы, в которую не верит и которую считает губительной для экономики страны. Одно дело - подыграть Путину в постановке шоу «Общение с народом», и совсем другое - взять на себя личную ответственность. Но это уже другой вопрос.

Источник

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий