«Поуправлять Фронтом у тех, кто хочет сделать себе карьерку, уже не получится»

Сегодня и завтра в Москве пройдет Съезд Общероссийского народного фронта, где организация будет преобразована в движение. Кроме того, будут внесены кардинальные изменения в Устав Фронта, о чем ранее писало Накануне.RU. Так же стало известно о том, что среди учредителей ОНФ будут представители трех партий - "ЕР", "Патриотов России" и "Родины". Правда, это пока неофициальная информация. В общем, в любом случае мероприятие, которое посетит и сам президент Путин, обещает быть интересным. О том, каким будет ОНФ после знакового съезда и кому туда точно закроют дорогу, в интервью Накануне.RU рассказала депутат Госдумы от ОНФ Ольга Тимофеева (одна из кандидатов в сопредседатели ОНФ - РНЛ).

Вопрос: Что изменится для ОНФ и для обычных людей после регистрации Общероссийского Народного Фронта?

Ольга Тимофеева: Площадка, которой сегодня является ОНФ, неформальная, потому что она не закреплена в законодательном акте, в Минюсте. То есть сегодня это такое эфемерное понятие - Фронт. После регистрации это будет более структурированная система для взаимодействия граждан и государства.

Задач у ОНФ несколько. Во-первых, это поднимать региональные проблемы на федеральный уровень, спрашивать мнение субъектов, краев, областей по тому или иному законопроекту, который будет на уровне всей территории. То есть тут должна быть такая двойная связь между регионами. Также не маловажна защита гражданских активистов в регионах, потому что с ними не желают считаться, не хотят разговаривать, и когда эта система будет более структурирована, будет проще защищать людей.

Ольга Тимофеева, Госдума|Фото:Понятно, что сейчас велико желание большого количества руководителей на местах поуправлять Фронтом, поставить своих сопредседателей, поставить свои оргкомитеты, как это было при подготовке, потому что у них есть некие опасения, что Фронт в регионах начнет спрашивать и с губернаторов, и с мэров, но другого пути, кроме как взаимодействовать и искать компромисс, - нет.

После съезда ОНФ мы не проснемся в другой стране, мы проснемся все в той же стране, но, я надеюсь, с новым импульсом и желанием у как можно большего количества людей что-то делать. Меня немного пугает та пассивность, которая сейчас наблюдается в народе. Я депутат-одномандатник. Совсем недавно прошли перевыборы, спустя год, и явка на моем избирательном округе в Ставрополе составила 4%. И все говорили - "а зачем нам выбирать депутата? У нас есть Тимофеева, она там в Думе, она нам поможет". Когда люди выражают такую пассивность, когда не хотят проблемы свои решать своими же руками, очень хочется, чтобы глаза их все же загорелись, чтобы несколько активистов, объединившись в регионе, начали бы сплачивать вокруг себя людей. Цель это благородная, так как цель не заработать, не какие-то политически очки себе отбить, а двигаться вперед и менять мир вокруг. Мне режет слух, когда говорят - "эта страна, и в ней вот так все плохо, и в ней власти - негодяи". Мне режет слух, потому что мы это допускаем. Когда начнется регистрация, и Фонд начнет показывать в регионах, что есть точка зрения, и если ее поддержит большинство, с ней нельзя не считаться, вот тогда мы немного поменяем мозги и чиновникам, и обычным людям в том числе.

Вопрос: Кто может вступить в ОНФ?

Ольга Тимофеева: Сегодня устав обсуждается, будет обсуждаться он и завтра. Принят он будет только на съезде, и хотя обсуждаются разные варианты, сегодня есть принципиальная позиция, что это должны быть просто граждане России. Сегодня мы сознательно уходим от общественного членства, потому что даже если в организации, состоящей из сотни человек, кто-то встанет и скажет, что нам не по пути, и вообще мы в другие партии, фракции, и вообще нам ваш лидер не нравится, они тоже будут правы, потому что это их точка зрения. Когда ты кого-то заставляешь насильно - ничего не получается, а если ты индивидуален, защищаешь, к примеру, незаконную вырубку деревьев или ты главврач больницы и ты понимаешь как изменить на местном уровне ситуацию в здравоохранении, тогда ты смело можешь приходить в ОНФ. Это объединение тех, кому не наплевать. И мы берем не количеством, а качеством.

Вопрос: Но количество членов как-то ограничено?

Ольга Тимофеева: Абсолютно нет. Только это участие, а не членство. Ты просто декларируешь, что хочешь участвовать. На съезде будет принята декларация - это некие требования к самим себе, что мы хотим и для чего идем во Фронт, будет принят программный документ, устав, мы выберем руководство на разных уровнях - и руководителя штаба, и сопредседателя, и лидера. Это будет более структурированная система. Что же касается того, как мы будем отбирать людей, то тут будет как в саморегулирующейся системе - если ты негодяй, и пришел для того, чтобы когда-нибудь построить себе карьерку, то сама система, сами общественники тебя выгонят.

Вопрос: Фронт все равно же получается, будет строиться по иерархической системе?

Ольга Тимофеева: Знаете, я думаю что ни в одном еще движении, ни в одной партии не было 300 председателей. Сегодня мы вводим отсутствие монополии на власть, делим между ними полномочия и предлагаем то же самое сделать на уровне регионов. В ряде регионов было огромное количество желающих поуправлять, и даже были определены фамилии людей, которые будут этим заниматься, так как они подконтрольны губернатору и местной власти. Эта идея не сработает. Мы объясняли главам субъектов - "вы поверьте, если вы соберете общественников, они вам вычленят проблемы вашего региона и подскажут пути решения этих проблем, у вас у самих будет меньше проблем". Некоторые пока этого не понимают. Что важно, это то, что сегодня в уставе прописан механизм ежегодной ротации первых трех человек. Ты приходишь туда не потому, что ты такой богатый и важный, и хочешь всем порулить, а потому что тебе доверили дело, и через год тебя поменяют, если ты с этим делом не справишься.

Вопрос: А лидером ОНФ все же станет Путин?

Ольга Тимофеева: Ну, есть предположение, что лидером станет первое лицо страны, потому что мы объединяемся вокруг Владимира Владимировича Путина. Именно поэтому мы говорим о том, что нам неважно, из какой ты партии, фракции, если ты за страну и за сегодняшнего легитимно выбранного президента, то ты можешь вступить во Фронт.  Что касается участников ОНФ, то обсуждаются абсолютно разные фамилии, но я не готова об этом говорить. Могу сказать лишь то, что есть и абсолютно неожиданные, новые в политике фамилии. Возможно, в этом и есть смысл Фронта - дать возможность тем, кто только начинает свой путь, попытаться на какой-то срок взять на себя ответственность.

Вопрос: Как формируется бюджет для ОНФ?

Ольга Тимофеева: Все это сегодня находится в процессе обсуждения. Пройдет съезд, и тогда придет понимание о том, как мы двигаемся дальше, в каком формате работаем. Знаю, что в рамках Фронта будут создаваться некие исследовательские центры по разным направлениям, мы будем привлекать абсолютно разных людей для обсуждения тех или иных проблем, причем из совершенно разных партий. Например, в сфере ЖКХ сегодня обсуждается фамилия Хованской. Если она согласится, то возглавит это направление, несмотря на то, что она яростный "справедливоросс", важно, что это очень большой профессионал в своем направлении. Важно сегодня, как можно больше таких людей собрать, и когда будет понятен путь решения проблемы, будет легче решить. Ведь мы живем разными проблемами. Где-то нужно поднять проблемы на федеральный уровень, где-то, наоборот, все решается на уровне субъектов и губернатора.
Самое главное, очень хочется не разочароваться в этом, потому что сегодня очень много предпосылок к созданию действительно рабочего аппарата. Другого пути у нас нет, потому что мы хотим детей в школы водить, в садики, и жить нам в этой стране, не в чужой, а нашей.

Вопрос: Если будет какое-то желание со стороны "болотной" оппозиции принять активное участие в ОНФ, будет ли им открыта дорога?

Ольга Тимофеева: Нельзя говорить, будем мы работать с оппозицией или нет. Идет работа с отдельными людьми. Если люди предлагают конструктив, и если это не политические амбиции и не желание на этом попиариться, а действительно предложение, которое может изменить ситуацию, то думаю, разговаривать надо со всеми. Сегодня озвучивались цифры - 70% россиян заявили, что хотят обсуждать проблемы в трудовых коллективах, они хотят, чтобы с ними обсуждали законы и слушали их. И вот это сейчас самое важное.

Вопрос: ОНФ существует уже два года. Как Вы думаете, почему именно сегодня Владимир Путин решил сделать акцент на этом движении?

Ольга Тимофеева: Фронт создавался как политическая сила, и тогда просто отобрали людей по всей стране, и по квоте дали 80 из них пройти в Госдуму. И я одна из таких. Почему сегодня? Потому что Фронт в ряде регионов создан чисто формально, потому что был создан хороший институт доверенных лиц, потому что был создан некий механизм работы. Можно все это похоронить, вернуться через три года, под выборы, и заняться им, но за три года можно и упустить очень много бытовых проблем. Нас многие обвиняют в том, что ОНФ важных политических вопросов не ставит, вопросы ЖКХ не рассматривает, коррупцию не трогает. Зато мы взяли вопрос школьной формы, мы взяли вопрос о закрытии 500 тыс. предприятий по стране, вопрос "золотых парашютов", тему покупок чиновниками машин стоимостью свыше 3 млн. И могу сказать, что к вопросу о той же школьной форме каждый родитель, бабушка или дядя имеет отношение. Это мы думаем, что вся страна живет политикой, первыми лицами, знает губернаторов. Ничего подобного. Они живут зарплатой, думают, чисто ли у них во дворе, есть ли чем заплатить завтра за детский садик и есть ли место для ребенка в детском саду и т.п. И задача сегодня просто не упустить время, пока есть наработанный механизм, и очень хочется верить, что эти механизмы будут работать. Хотя понимаю, что в любой шестеренке обязательно найдется тот, что захочет поставить палку.

Вопрос: То есть Путин хочет взять этот механизм уже в свои руки и развивать его дальше?

Ольга Тимофеева: Скорее, дать ему импульс. Потому что уже хватит спрашивать с власти. Да, негодяи, да, не сделали, а когда спрашиваешь - "Ребят, а вы сами-то что сделали? У вас в подъезде почему грязно?" - "Да вот, ЖЭК не убирает" - " А мусорит-то кто? ЖЭК приходит, плюет или курит в вашем подъезде?". Это бытовой пример, который указывает на то, что, если вы хотите влиять на что-то, пожалуйста, влияйте.

Вопрос: Накануне врио мэра Москвы Сергей Собянин заявил, что не будет баллотироваться в мэры от "Единой России", а будет самовыдвиженцем. Получается, еще один удар по "единороссам" на фоне усиления ОНФ?

Ольга Тимофеева: Знаете, я не согласна, когда говорят про упадок или не упадок "Единой России", или что в "Единой России" сплошные негодяи. "Единая Россия" - это тоже люди, и там есть очень много талантливых профессиональных людей, которые очень много чего делают. Поэтому не надо все обобщать. Я была в Мордовии, где у "Единой России" 92%, и она не очень хорошо живет, у нее такие же проблемы, такой же скоромный бюджет, но жители понимают, что власть с ними советуется, и это не натянутая цифра рейтинга. Страна живет по-разному.

Что касается Собянина, то я думаю, что это сделано по той же инициативе, что у Фронта - привлечь к себе в сообщники как можно больше людей. Как только он пойдет по партийному признаку, он сразу же отсечет большое количество людей, которые возможно готовы были бы его поддержать, но не поддержат, потому что они представляют другую партию. Кроме того, для того, чтобы быть самовыдвиженцем, Собянину будет необходимо собрать 70 тыс. подписей. Это такой механизм личной конкуренции, когда ты понимаешь, что должен это сделать и открываешься перед людьми. Есть разница, когда ты прикрываешься какой-то партией и говоришь - "вот, я от этой партии, мне ничего не надо, меня партия назначила, она партия власти" - или идешь к людям и говоришь - "если вы за меня, я потом перед вами лично буду отвечать". Может быть, в этой обратной коммуникации с людьми есть очень большой плюс. После этого ты уже от людей не отмахнешься. Они завтра тебя на улице встретят,  спрашивать будут лично с тебя.
 

Анастасия Колесова
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий