Удастся ли Путину раскошелить толстосумов?

Минфин нашел у крупного бизнеса потенциальные проекты на 70 трлн рублей

Минфин нашел у крупного бизнеса потенциальные проекты на 70 трлн рублей. Такое заявление сделал замглавы ведомства Андрей Иванов на заседании в Совете Федерации, где обсуждался законопроект о защите и поощрении капиталовложений, пишут «Известия». Парламентарии из Совфеда и Госдумы поддержали идею стабилизации условий ведения бизнеса, но раскритиковали документ за дискриминацию прав регионов. По их мнению, субъекты фактически не имеют права голоса при рассмотрении инвестпроектов, тогда как гарантировать неизменность фискальных условий планируется главным образом за счет местных бюджетов.

При подготовке законопроекта «О защите и поощрении капиталовложений и развитии инвестиционной деятельности» (СЗПК), внесенного в Госдуму в начале ноября, Минфин «в ручном режиме» провел опрос владельцев российских крупнейших компаний, а также миллиардеров из российского списка Forbes. Ведомство интересовалось, сколько денег они готовы вложить в экономику, если введут предусмотренный будущим законом механизм стабилизации условий, сообщил Андрей Иванов сенаторам.

— Мы начали активно работать с бизнесом — спросили перспективно, если такой инструмент появится, сколько вы готовы дать. В ручном режиме спрашивали. Получили проектов на 70 трлн рублей. То есть запрос (на регулирование. — РНЛ) велик, — сказал замминистра.

В беседе с «Известиями» Андрей Иванов уточнил, что до 2024 года из этих 70 трлн Минфин рассчитывает привлечь хотя бы 30 трлн.

Ключевая идея законопроекта — гарантия неизменности для инвесторов условий ведения бизнеса, прежде всего фискальных. Предусмотрено два режима: общий и проектный. Первый предусматривает защиту на три года от любых норм, ухудшающих условия инвестиционной деятельности. Проектный режим еще более лоялен, однако ориентирован на крупные мероприятия. Он гарантирует неизменность ставок по ряду налогов (на прибыль, на имущество, транспортному и земельному) на срок от 6 до 20 лет, а также условий техрегулирования, лицензирования, землепользования и застройки территорий минимум на три года.

Чтобы получить такую стабильность инвестор заключает с государством соглашение и обязуется вложить не менее 250 млн рублей, если проект реализуется в социальной сфере (образование, здравоохранение и так далее), 1,5 млрд — в цифровой экономике, обрабатывающей промышленности и сельском хозяйстве, 5 млрд — для других областей. Если государство нарушит условия договора, то инвестору компенсируется ущерб, который он понесет в результате ухудшения условий. Со своей стороны предприниматель обязуется довести проект до конца.

Как пояснил Андрей Иванов в Совете Федерации, от правительства соглашения будут заключаться специально уполномоченной структурой. При этом избирательного подхода к проектам не будет, заверил замминистра. Если инвестор готов вложить требуемую сумму, правительство — федеральное или региональное — не вправе ему отказать в стабилизации условий. В будущем планируется заключать соглашения автоматически: будут созданы специальные реестры инвестпроектов. Сам факт включения в списки будет означать подписание договора.

В Госдуме и Совете Федерации в целом идею создания неизменных для бизнеса условий поддержали. Однако законопроект парламентарии раскритиковали. Комитеты Госдумы, уполномоченные доработать документ, — по бюджету и налогам, по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям, а также по финрынкам — увидели в документах дискриминацию регионов.
Подавляющее большинство базовых механизмов и основополагающих процедур инвестирования в рамках соглашений — устанавливается подзаконными актами правительства, говорится в заключении на законопроект комитета по природным ресурсам («Известия» ознакомились с документом). Таким образом, роль регионов в этих вопросах сведена к минимуму. В комитете по бюджету и налогам в целом солидарны с коллегами.

Представители комитета по финрынкам критикуют законопроект еще более резко. Там уверены: документ стимулирует инвестиции за счет ущемления прав региональных и местных органов власти. Дело в том, что ограничения на рост налоговой нагрузки в основном связаны либо исключительно со сборами в местные бюджеты, либо с налогом на прибыль, большая часть которого также поступает в казну регионов. Схожей точки зрения придерживаются в Совфеде.

Андрей Иванов критику парламентариев парировал тем, что соглашения в своем базовом варианте не предполагают никаких мер господдержки, отражающихся на доходах местных бюджетов. Более того, в предлагаемых будущим законом механизмах заинтересован не только федеральный уровень, но и региональный, поскольку проекты не могут быть реализованы в отрыве от субъекта, добавили в пресс-службе Минфина, отвечая на уточняющий вопрос «Известий». Это формирует новые рабочие места, производства, инфраструктурное развитие территории. Кроме этого, предусмотрена возможность заключения региональных СЗПК, для которых установлены пониженные требования к объему собственных инвестиций и бюджету проекта, уточнили там.

По сути, предлагаемое регулирование востребовано среди инвесторов. Однако притоку инвестиций мешает не только изменчивость правовой среды, но и забюрократизированность, заявил «Известиям» член комитета СФ по бюджету и финрынку Эдуард Россель. По его мнению, это касается, например, длительных сроков согласования разрешительных документов или выдачи лицензий. Для того чтобы резко ускорить вложения в экономику, необходимо создать долгосрочную программу инвестиций. Такого системного документа у нас пока нет. Кроме этого, в России довольно высокие ставки по кредитам. Доля заемных средств в экономике у нас в несколько раз ниже, чем у развитых стран, добавил он.

Региональные бюджеты действительно и так лишены значительной доли налоговых поступлений, которые генерируются на их территории: НДС, части акцизов и так далее, подчеркнул партнер юридической компании Taxology Михаил Успенский. С другой стороны, у субъектов есть собственные механизмы стимулирования капиталовложений, те же РИПы (региональные инвестпроекты). Кроме того, для субъектов режим обещает создание новых рабочих мест и инфраструктуры. Насколько он будет успешен, сказать сложно, отметил эксперт. Действующие преференции для инвесторов характеризуются рядом проблем: например, многие проекты в специальных экономических зонах не доводятся до конца.

Ситуацию прокомментировал в телефонном интервью «Русской народной линии» д.э.н., профессор, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова Валентин Юрьевич Катасонов

Заявление заместителя министра Иванова мне напоминает дележку шкуры неубитого медведя. Сначала нужно убить медведя, а потом уже думать о том, как эту шкуру использовать и делить. С моей точки зрения, это совершенно запредельные фантазии. Я немного по-другому пересчитываю эти 70 триллионов — это один с небольшим триллион долларов американской валюты. Но, видимо, в Министерстве финансов посчитали, что толстосумы вернут все то, что они наворовали и разместили в оффшорах. 

Хочу напомнить, что у нас были три амнистии для беглого капитала, и, образно говоря, «гора родила мышь». Я точные цифры не помню, но несколько каких-то жалких миллиардов вернулись в Россию, заплатили налоги, и на этом все кончилось. 

Поэтому все это фантазии и какие-то утопии. Насчет того, что будут какие-то гарантии по неизменности нормативной базы для бизнеса, то никто в это не верит. В это не верят ни крупные предприниматели, ни малый бизнес, ни домохозяйки, которым обещают то одно, то другое, то третье, ни те граждане, которые потеряли свои деньги в Сбербанке в 1991 году. Между прочим, обязательство Минфина по вкладам в Сбербанк на тот момент оценивается в несколько годовых бюджетов. 

Это просто какое-то сотрясение воздуха. Я не думаю, что сотрясение воздуха приведет к тому, что 1 миллиард даже не долларов, а рублей будет выделен толстосумами. Это совершенно бредовые заявления. 

Если бы Министерство финансов производило расчёты того, сколько было выведено в оффшоры! В данном случае они пользуются оценкой «Блумберг», которая была распиарена в мае 2019 г. В свое время мне пришлось комментировать эту оценку. Блумберг считает по нижней планке. С моей точки зрения там 3 триллиона долларов. Я объяснял, почему они недооценивают масштаб вывоза капитала за пределы России.

Три амнистии показали, что «гора родила мышь». Они даже не опубликовали результатов третьей кампании по амнистии капитала, потому что стыдно публиковать. Они создали для беглых олигархов две оффшорные зоны — остров Русский на Дальнем Востоке и остров Октябрьский в Калининграде (на самом деле это не остров, а просто часть города Калининграда). Я не поленился, посмотрел, что там произошло за последний год. Там зарегистрировалось несколько небольших юридических лиц и всё. Просто потеха.

Они не соберут даже 26 триллионов рублей, которые необходимы для реализации национальных проектов, которые предусмотрены майским указом 2018 года. Другое дело, что эти национальные проекты по майскому указу скорее не национальные, а антинациональные, но это тема особого разговора. Этих денег они соберут. Сейчас они пытаются собрать какую-то часть этой суммы за счёт увеличения НДС, за счёт пенсионной реформы, за счет введения каких-либо новых налогов под видом обязательных платежей. 

Все эти потуги приведут только к тому, что экономика ещё быстрее рухнет. Потому что и так у нас низкий платежеспособный спрос, а эти поиски дополнительных денег приведут к тому, что экономика рухнет. Это азы экономической теории, а они делают всё с точностью до наоборот. Подобное можно назвать поведением геростратов. Видимо, они хотят прославиться тем, что допустили такой обвал экономики.

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий