Решит ли технологический прорыв в военной области задачи развития России? 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Решит ли технологический прорыв в военной области задачи развития России?

Санкции Запада и ответ России / 05.03.2018


Экономист Олег Сухарев о причинах технологического рывка в оборонке, извечных проблемах гражданского сектора и вытеснении труда новыми технологиями …

В своём послании Федеральному Собранию Президент России Владимир Путин отметил важность технологического прорыва. Ему на Международном форуме труда в Санкт-Петербурге вторила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, заявившая, что побочные последствия развития новых технологий и «восстание машин» могут сократить число рабочих мест и стать угрозой в будущем, сообщает РИА Новости.

«Мы живем в удивительное время, когда стираются границы между настоящим и будущим. Когда новая технологическая реальность влияет на все сферы жизни человека, включая производственные отношения и характер труда. Со страниц книг, с экранов электронных устройств в нашу повседневность переходят роботы и беспилотные аппараты, искусственный интеллект, умные роботизированные устройства выполняют рутинную работу. Они не знают усталости, эмоционального напряжения и, что особенно ценно, не нарушают трудовую дисциплину. Однако, учитывая то, что восстание машин является популярным сюжетом фантастики, такую угрозу тоже сбрасывать со счетов нельзя», - предостерегла Матвиенко.

По ее словам, «побочным результатом внедрения новых технологий является высвобождение большого числа работников промышленности, в сельском хозяйстве, сфере услуг».

Выступление Матвиенко прокомментировал в интервью «Русской народной линии» экономист, доктор экономических наук, профессор Олег Сергеевич Сухарев:

В Послании Федеральному Собранию Президент говорил о необходимости технологического прорыва. С этим вряд ли кто-то поспорит, хотя важна оговорка, что нужны не только «новые» технологии, но и отсутствие потерь по «старым» технологиям. Однако, из многочисленных комментаторов мало или вообще никто не обратил внимания на то, что Владимир Путин призвал понизить роль государства в экономике, точнее, долю государства (государственного сектора). Также он говорил о продаже активов, на которые в этом случае, по идее, должна понизиться цена, заявил о необходимости понижения ипотечной ставки до 7%. Однако на следующий день, 2 марта, председатель правительства Дмитрий Медведев уже снизил, в уточняющем режиме значение слов Президента об ипотеке, пугая агентов «ипотечным пузырём». Если вспомнить модель «иррационального оптимизма», описывающую образование пузырей, то эта ситуация развёртывается при росте цены. Конечно, снижение ставки расширит доступность ипотеки, рынок жилья может не успевать удовлетворить спрос - такая опасность может возникнуть, но ведь снижение ставки - это и снижение затрат, что действует в сторону снижение стоимости жилья, расширяя его доступность. При расширении предложения за счёт новых технологий в строительстве никаких пузырей обычно не возникает, если соответствующим образом регулировать рынок. Здесь есть, о чем говорить, но зачем фактически дезавуировать предложение Президента? Такая нестыковка у первых двух лиц государства вызывает сожаление.

Технологический прорыв в области обороны требует отдельного освещения. При провале в области гражданских производств в оборонке, действительно, мы имеем относительные успехи. Но стоило ли так открыто о них заявлять, причём по некоторым позициям явно преждевременно, что следует из ответов Президента 2 марта американской журналистке (отдельные образцы лишь прошли испытания)?! На мой взгляд, можно было бы скромнее осветить наши военные достижения, исходя из хотя бы политико-игровых соображений, к тому же бравада была неуместной, тем более в преддверии выборов. Задачи обороны не могут подчиняться «выборной логике», даже если это, например, успехи. Думаю, если не какие-то высокие соображения мировой политики являлись детерминантом такой презентации, то в ином случае, это ошибка. Президент подчеркнул успехи в военно-технической области, в военном производстве и в освоении сверхновых военных и оборонных технологий. Перекос в области гражданских и военных технологий - это старая российская проблема. Испокон веков при общей отсталости мы создавали оборонные технологии и умели защищать отечество. Эта проблема была остра и в СССР. В советское время были созданы колоссальные секторы и заделы по выпуску средств производства, на которые приходилось до 75% ВВП. А на предметы потребления - 25% ВВП. Именно эти заделы составили основу и нынешнего успеха, хотя Президент в Послании и говорит, что военные наработки были сделаны в последние 15 лет.

Конечно, новые сферы, новые материалы, позволили технологически решить ряд важнейших технических проблем. Однако, многие технические решения получены, например, на печах ещё советского производства (печи, где идёт процесс получения материалов с новыми свойствами).

Благодаря режиму секретности удалось сохранить кадры, заделы, провести импортозамещение и сконцентрировать ресурсы. Однако, в гражданских секторах технологический уровень продолжает снижаться, хотя и медленнее, чем 5-7 лет тому назад. Диспропорция в технологическом развитии создает опаснейшую вилку. Подобный перекос подрывает перспективы развития и роста. Поэтому существует проблема технологических разрывов, которую не решить наскоком и без изменения макроэкономической политики. Тем более ограничением являются социальные проблемы, о которых упомянул Президент, - бедность, снижение реальных располагаемых доходов, свернутый спрос. Я рад, что в Послании повторены идеи, которые озвучивал автор последние несколько лет непрерывно в СМИ - на ОТР, РБК и Русской народной линии.  Это приятно, но это и тревожит, потому что упреждениям не внемлют. В этом состоит проблема государственного управления.

Но разгосударствлением, сокращением доли государства и продажей активов не решить проблему технологического отставания в гражданской сфере. К сожалению, Владимир Путин не озвучил макроэкономические инструменты, пригодные для решения вышеназванных проблем, оставив цели по инфляции, бюджету и общим источникам расходов - без изменения. Напомню, что проводимые исследования технологического развития за последние 10 лет дали по России такие данные, что расходы на новые технологии ощутимо не повышали общий уровень технологичности, а на старые технологии - обеспечивали повышение этого уровня куда более значительно. В этом состояла специфика технологического развития России последних 10 лет, как минимум. Кроме того, выделяемые средства не соответствовали поставленным задачам. Мы имеем все необходимые ресурсы для решения задач, но требуется иное их распределение. Кстати, никакая адресная помощь без иной налоговой системы и новых стимулов (прогрессивная шкала) не решит проблему бедности. Да ресурсы есть, это и банковско-трансакционный сектор, это резервы (включая валютные), это технологический ресурс оборонки и др. Имеется запас за счёт изменений в бюджетно-налоговой политики, других институциональных регулирующих коррекций.

Что касается выступления В.И.Матвиенко, то оно происходило в общем русле Послания Президента, но по своему содержанию было довольно тривиально. Хотя не правильным его то же назвать нельзя. Действительно, новые технологии вытесняют труд. Это сложившаяся схема. Практически любая технология характеризуется двумя важнейшими параметрами: энергосбережения (ресурсосбережения) и трудосбережения. Поэтому технологическое обновление вытесняет и заменяет труд. Но расширение новой приборной базы, оборудования, технологической и информационной инфраструктуры требует кадров. Технологический прогресс казалось бы вытесняет кадры, но они заполняют ниши создания самих технологий, средств производства, приборов, оборудования и вливаются в работу с информацией. Кроме того, часть персонала растечется в сферу услуг, добывающий сектор и в новые виды деятельности и сектора. Еще Василий Леонтьев наглядно показал, что автоматизация и механизация не представляют опасность для труда. Когда он работал над своей математической моделью МОБ для мировой системы в 1968 - 1973гг., также были в ходу рассуждения, что рост автоматизации и механизации приведет к увеличению безработицы. Труд будет более квалифицированным, будет повышаться образование, в том числе увеличится количество научных работников, людей с учеными степенями, будет расширяться творческая деятельность и увеличится работа по обслуживающей инфраструктуре, по созданию самих технологий и их обслуживания, созданию новейших средств производства и дальнейших услуг. Поэтому безработица не должна возрасти. Дана примерно такая оценка, и она подтвердилась эмпирическими данными.

Поэтому Валентина Ивановна, по сути, не сказала ничего нового и ничего плохого. Опасность же, на мой взгляд, представляет другая ее фраза, которая многими политиками и уже давно подсовывается весьма неуклюже в сознание людей - разделение теории и практики. Дескать, в вузах идет только теоретическая подготовка, а работодатель должен заказывать под себя кадры, влиять на учебный процесс с целью ликвидации разрыва между теорией и практикой. Подобная абсолютизация практики весьма опасна, ибо абсолютизация теории невозможна. Искусственное разделение теории и практики с такой абсолютизацией практики, с передачей задач в практическую плоскость, вмешательство работодателя в учебный процесс - это крайне порочная тенденция. Высшее образование должно давать общую теоретическую подготовку, научить искать и познавать, решать задачи нестандартным способом на основе имеющегося теоретического фундамента, заложить основы понимания и развития идей. Практика, как известно, порочна, особенно в фрагментированной промышленной системе и таком же разнородном бизнесе. Поэтому вмешательство «практики», в смысле работодателя в обучение студентов представляет собой при абсолютизации таких форм существенную опасность для образования. Мне несколько не ясна сама проблема, которая кажется надуманной, ибо в вузах всегда была производственная, экспериментальная (у инженеров) и другие виды практики, с посещением множества заводов и выполнением конкретных видов инженерных работ. Я лично выполнял эти работы в период своего обучения с 1990 по 1996 гг. Но о каком-то вмешательстве в учебный процесс, конечно, никто не вёл речь. Работодатель имел возможность использовать знания студента.

Напоследок отмечу: современные политики занимаются определенным передергиванием реальной ситуации, подгоняя под надуманные текущие задачи вопросы фундаментального значения, решения которых давно предложено наукой и практикой, и только провал проводимой политики в области науки и образования свернул эти виды деятельности. Разговоры и риторика завораживающие, однако, при всём этом сохраняется общее пренебрежение научным трудом и исследовательской (поисковой) работой. Продолжается разрушающая реформа РАН, диктат ФАНО и так далее и тому подобное. В условиях чехарды правил и норм возможен локальный успех, что и демонстрирует оборонный комплекс, но не системный успех - «технологический прорыв».



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме