Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Геополитика — продажная девка капитализма?

Реформа Российской академии наук / 29.12.2017


Бывший помощник начальника советской внешней разведки Валентин Сидак о появлении в рамках РАН новых «наук» …

После состоявшейся в сентябре 2017 года сессии РАН и избрания на ней на пост Президента РАН нижегородского ученого-физика  А.М.Сергеева  кризис в верхних эшелонах управления отечественной наукой по-прежнему остается далеким от преодоления, и такое положение, скорее всего, сохранится и на ближайшую обозримую перспективу. На мой взгляд, причины нынешнего коллапса в российском академическом ареопаге следует искать прежде всего в тех в глубоких структурных изменениях, которым на протяжении последних десятилетий, в том числе и в советский период, непрерывно и достаточно бессистемно (но при этом отнюдь не бескорыстно) подвергалась Академия наук.

И когда в последние пару-тройку лет  многочисленная околонаучная рать вдруг дружно заголосила: «Караул, грабят!», стала посыпать головы пеплом и петь похоронные псалмы я, признаюсь, не без внутреннего злорадства подумал: «И поделом вам, ведь это во многом благодаря вашим усилиям Академия наук превратилась в проходной двор, это вы допустили в свои ряды бездарей, которые на истинную науку всегда смотрели «с точки зрения трамвайного сообщения» и собственного шкурного интереса «научного карьеризма».

Как бы ни ругали И.В.Сталина, никто не может отрицать того очевидного факта, что профессор при нем был действительно профессором, а не шарлатаном от науки, а уж об академиках и говорить не приходиться - особая каста, элита нации, краса и гордость страны. А почему? Да потому что они сами, без стороннего вмешательства, как сегодня бы сказали - в рамках саморегулируемой организации - выдвигали из своих рядов наиболее достойных и через неуклонно соблюдавшиеся механизмы тайного голосования решительно отвергали тех, кого им пытались навязать сверху, снизу, сбоку или из-под полы. Некоторые действительные члены даже «дважды академиками» были, как, например, ряд выдающихся  медиков и биологов.

Конечно, попытки сделать из АН СССР «наркомат науки» с жесткой регламентацией сферы научной активности предпринимались, причем неоднократно, в частности, через созданную в 1926 году при Политбюро ЦК ВКП (б) Комиссию по взаимодействию с Академией наук СССР. Однако на «священную корову» - на право тайной баллотировки при избрании академиков - никто при этом не покушался. Три партийных выдвиженца - Деборин, Лукин и Фриче - «проползли на пузе» на общем собрании академии лишь с третьей попытки.

У всех заслуженных ученых сталинского периода обязательно было за душой что-то весомое, зримое, осязаемое, приносящее пользу общенародному государству, двигающее вперед научную мысль, вносящее весомый вклад в общественный прогресс и общецивилизационное развитие человечества. Даже полные партийные выдвиженцы были заметными в науке личностями - Кржижановский, Губкин, Рязанов, Бухарин, Покровский, Бах и др. Такое положение дел сохранялось вплоть до времен руководства АН СССР М.В.Келдышем, а затем безмятежная ситуация в коллективе академиков быстро покатилась под откос. Что я имею в виду?

В 1966 году по заветам Никиты Хрущева, неоднократно грозившего «разогнать к чертовой матери Академию наук, которая начинает вмешиваться в политику», в пику АН СССР была специально создана по сути параллельная, конкурирующая по части поглощения бюджетных средств государственная структура под названием  Государственный комитет  по науке и технике (ГКНТ). В перечислении задач, поставленных перед ГКНТ Постановлением Совета Министров СССР № 797 абсолютно во всех пунктах наличествует формулировка: «совместно с Академией наук СССР ГКНТ... осуществляет, разрабатывает, отбирает, выявляет и пр.». Однако «руководит делом изучения, распространения и пропаганды достижений науки и техники» ГКНТ уже самостоятельно, ни с кем не советуясь и ни на кого, кроме ЦК КПСС и совсем немножечко на Совмин СССР, не оглядываясь. Кстати, один из первых руководителей ГКНТ, зять А.Н.Косыгина академик Джермен Гвишиани на протяжении целого ряда лет был «персона грата» в знаменитом Бильдебергском клубе. Но это так, пустяк, кого сегодня этим особо удивишь...

Параллельно с практической реализацией в общем-то здравой и полезной идеи создания ГНКТ чью-то светлую голову в отделе пропаганды ЦК КПСС внезапно осеняет гениальная мысль: а не пора ли кардинальным образом укрепить партийное влияние в этом заповеднике вольнодумства и скрытого диссидентства, коим является Академия наук СССР? Но как это сделать, если в свои тесно сплоченные научным братством ряды  академики никого не пускают, а потенциальных Эйнштейнов, Ландау и даже Семеновых с Басовыми среди партаппаратчиков отнюдь замечено не было? Элементарно, Ватсон, все гениальное просто: путем создания, а затем и всемерного раздувания численного состава Отделения общественных наук в рамках АН СССР! Понаблюдаем за его генезисом, это достаточно любопытно.

По Уставу АН СССР 1927 года в ней существовало только 2 отделения - физико-математических наук и гуманитарных наук (история, филология, социология, экономика и др.). В 1930 году в структуре АН впервые появилось отделение общественных наук, другим было отделение математических и естественных наук. Отделения состояли из групп и кафедр по специальностям, которые в своей работе опирались на исследовательские институты, лаборатории, музеи АН и т.д. Устав 1935 г. изменил структуру Академии наук, разделив ее на три Отделения: Отделение общественных наук, Отделение математических и естественных наук и Отделение технических наук. Каждое из Отделений делилось на группы в соответствии с научными специальностями.

Затем в жизни отечественного научного ареопага наступает эпоха «технарей». В связи с резким ростом научно-исследовательской работы в 1938 году было создано сразу 8 отделений: физико-математических, химических, геолого-географических, биологических, технических наук, экономики и права, истории и философии, литературы и языка. Как видите, И.В.Сталин совершенно спокойно обходился без «общественных наук», с этой организационной структурой АН СССР пережила всю войну и, как мы теперь знаем, работала очень и очень эффективно.

После смерти Сталина в 1953 году произошла некоторая корректировка структуры академии: отделение истории и философии было преобразовано в отделение исторических наук, а отделение экономики и права приютило у себя философов и трансформировалось в отделение экономических, философских и правовых наук.  Устав 1959 года подтвердил прежнее количество - восемь, в их числе было отделение исторических наук и отделение литературы и языка. И лишь в 1963 году при академике М.В.Келдыше партия и государство взяли академию под свою плотную опеку. Устав 1963 года и многочисленные дополнения к нему изменили структуру Академии наук СССР до неузнаваемости. Пункт 6 Устава определил существование в составе академии аж 16 отделений (после поправки 1990 года к концу своего существования в качестве союзного института АН СССР насчитывала 17 (!) отделений. Раздел VII Устава был целиком посвящен Отделениям АН СССР, их организации, правам и обязанностям, руководящим органам. Структура приобрела законченный этатический характер, появились новая «паразитная» структуры - т.н. Секции Президиума АН СССР, объединяющие группы отделений. В их числе была и Секция Общественных наук, включавшая в себя отделения истории, философии и права, экономики, литературы и языка. Слава Аллаху, никакими политологами, страноведами и социологами в их самостоятельной ипостаси еще и не пахло...

Секция Общественных наук в структуре Президиума АН СССР просуществовала до 1988 года. С 1988 года все отделения этой секции, прошу обратить внимание, стали осуществлять прямое руководство деятельностью профильными академическими учреждениями. Далее в ход пошло почкование по методу Мичурина - Бербанка. На  базе Отделения экономики в 1988 году создается Отделение проблем мировой экономики и международных отношений, которое в 1992 году было переименовано в Отделение международных отношений. И пошло-поехало. Кроме толпы марксистско-ленинских философов, историков, правоведов, социологов и т.п. научной братии из многочисленных партийных школ, институтов и академий, дополнительно создали целую сеть страноведческих академических институтов, различных консультационных и исследовательских центров главным образом страноведческой направленности, которые тут же стали нахально претендовать в нашей стране на роль известной американской «Рэнд корпорейшн». Посмотрите сами, как происходил этот процесс «почкования» советских «brain-centers», при этом прибегнем к их же рекламной информации. Для краткости ограничимся характеристикой лишь двух наиболее известных академических институтов подобного профиля.

«Институт мировой экономики и международных отношений Российской академии наук (ИМЭМО РАН) создан в 1956 г. и является преемником Института мирового хозяйства и мировой политики, существовавшего с 1925 г. по 1948 г. Довольно быстро после своего возникновения он приобрел репутацию авторитетного и не имеющего аналогов в нашей стране центра комплексных фундаментальных и прикладных социально-экономических, политических и стратегических исследований, ориентированных на анализ основных тенденций мирового развития. Со временем из его состава выделился ряд проблемно-региональных научно-исследовательских институтов - Институт США и Канады, Институт Африки, Институт международного рабочего движения и др. Однако ИМЭМО и поныне остается уникальным по широте охвата исследуемых проблем и комплексности научной проблематики аналитическим центром. В стенах ИМЭМО получила развитие отечественная политическая наука и экономическая теория, разрабатывалась прогностическая и аналитическая база для принятия политических решений. В фокусе внимания экономистов и политологов института были и остаются вопросы, связанные с тенденциями глобализации, новыми вызовами международной безопасности, качественными изменениями в экономической и политической системе общества. В разное время в стенах ИМЭМО работали многие представители современной российской политической элиты (!) и экспертного сообщества, журналисты и деятели медиа-бизнеса».

«Институт США и Канады Российской Академии Наук (ИСКРАН) прочно занимает ведущее место среди научно-исследовательских институтов, став своеобразным «мозговым центром», т.е. сообществом известных специалистов по изучению Соединенных Штатов Америки и Канады. ИСКРАН является одним из основных центров по выработке рекомендаций для высокопоставленных государственных структур по вопросам внутренней, внешней и военной политики, по проблемам экономической реструктуризации российского народного хозяйства».

Для разведки это, конечно, было в целом неплохо - открылись новые кадровые возможности, появился дополнительный информационный «навар» (хотя, надо откровенно сказать, не шибко густой), начали свое становление вновь создаваемые каналы влияния. Однако, как показала последующая практика, они были направлены не столько вовне страны, сколько вовнутрь нее, для «промывки мозгов» высшему партийному руководству и для переориентации их мыслительной активности в «правильном» направлении.

В чем заключалась уникальная особенность, если хотите - своеобразная прелесть работы в разведке, особенно в ее информационно-аналитических подразделениях? Прежде всего, в том, что туда стекались ВСЕ мало-мальски значимые сведения, так или иначе связанные с процессом подготовки конечного информационного продукта по разведуемым объектам или по разведываемым проблемам. Поэтому накопление информации шло непрерывно и целенаправленно, причем ее поступление обеспечивалось из самых различных источников - открытых и закрытых.

И было порой очень забавным наблюдать за манипуляциями отдельных членов и кандидатов в члены ЦК КПСС из числа «яйцеголовых» научных консультантов и советников из академических институтов, профильных отделов ЦК, группы политических комментаторов и пр., которые выезжали за рубеж в краткосрочные командировки и посылали оттуда по каналам легальных резидентур свои донесения в Инстанции. В их депешах под видом «доверительной информации», полученной от своих высокопоставленных зарубежных конфидентов, зачастую проводились разработанные все на той же Старой площади мысли и идеи, которые импонировали бы, скажем, «лично» Л.И.Брежневу или тому же «М.С.Горбачеву и его весьма влиятельной первой леди». Слава Богу, разведка располагала порой неплохими возможностями и могла сравнивать полученную советскими руководителями информацию с данными, поступившими сразу из нескольких независимых источников и по разным независимым друг от друга каналам, причем иногда по совершенно неожиданным и непредугаданным заранее!  

Потом из-за кулисы вытащили целую кипу обществоведческих дисциплин, которые ранее, зачастую вполне обоснованно, рассматривались как «буржуазная выдумка». Под каждую из них стали учреждать академические структуры с нехилыми штатами и с мощным государственным финансированием. Взять, например, ИНИОН РАН - вполне себе академический институт «научной информации по общественным наукам», подмандатная территория команды А.Н.Яковлева. Сейчас, правда, он почти загнулся из-за отсутствия должной финансовой подпитки со стороны государства, но библиотеку успел накопить весьма богатую, да и материальная база для арендаторов и субарендаторов у него приличная. Здесь мне придется остановиться и перевести дыхание после трагического инцидента, который произошел с институтом и с его уникальной библиотекой зимой 2015 года. Лучше бы я не поминал всуе всех этих арендаторов-субарендаторов, пребывание которых в здании полузакрытого академического института принесло ему такое лихо...

Я очень хорошо помню, какие баталии развернулись вокруг идеи резкого увеличения числа академиков - представителей «обществоведческих дисциплин» (страноведов, политологов, социологов и пр.), когда в состав АН СССР понадобилось ввести А.Н.Яковлева. Крутили и так, и сяк, и этак, но сломали упорство Президиума АН очень простым и эффективным способом - через бюджет науки. Стали искусственно, но достаточно планомерно и нахраписто завышать уровень государственного финансирования прежде всего соответствующих институтов Отделения общественных  наук. Мол, товарищи-граждане академики и прочие членкоры, хотите кушать икорку с маслом - соглашайтесь на предлагаемые кадровые  изменения  в  своем корпоративе, нет - лопайте и дальше свои уральские пельмени с уксусом и хреном...

А нужны ли нищему (причем сегодня - и материально, и духовно) научному сообществу России подобные партийно-кулинарные изыски за наш общий с вами счет? Судите сами.

Возьмем, к примеру, ту же политологию в ее современной интерпретации. Вот что пишут шустрые деятели от науки по поводу ее ренессанса в последние два десятилетия: «В нашей стране в советский период политология, как самостоятельная наука, не изучалась и не разрабатывалась. В советском обществе общественные науки были обязаны в основном комментировать и оправдывать принимаемые партийным руководством решения, содействовать приданию демократического вида фасаду авторитарно-бюрократической системы. Самостоятельность исследований в политической области, малейшее отклонение от марксистско-ленинской идеологии не поощрялось, использование опыта западных политологов рассматривалось как преклонение перед буржуазной "псевдонаукой", отходом от классовых позиций. Всё это, в конечном счёте, не способствовало развитию политологии, а изучение политических отношений в обществе ограничивалось, практически, только дисциплиной «научный коммунизм»... Далее следует вывод: «Изучение политологии служит не только абстрактно-познавательной задаче - получению адекватных знаний об этой сфере, обеспечению понимания сути политических процессов, расширению интеллектуального кругозора личности. В современном демократическом обществе оно подчинено также решению более масштабной задачи - приданию политике гуманистической ориентации, использованию ее в интересах личности, общества и всего человечества».

Ну, ладно, допустим, что это лишь суждения не шибко умного и  не очень зрелого ученого из числа тех, кто позднее попал в скандальный список «Диссернета». Тогда давайте посмотрим непредвзятым взглядом на рассматриваемый сюжет с  помощью учебника политологии, изданного в братской Республике Беларусь коллективом авторов, состоящих из одного доктора и аж семи кандидатов политических наук. Вот что пишется в белорусском учебнике.

 «Являясь наукой о политике, политология изучает властные отношения в обществе, деятельность политических институтов государств, принципы и нормы, обеспечивающие функционирование общества, а также взаимоотношения между обществом и государством, государством и гражданином. Политология в странах СНГ - новая наука, новая учебная дисциплина, появившаяся в программах советской высшей школы лишь в 1989 г. Однако это вовсе не означает, что политология - только что открытая наука. Она имеет богатейшую историю, уходящую к трудам древнегреческих мыслителей Платона и Аристотеля, древнеримского ученого Цицерона. В государствах разных эпох и народов каждый просвещенный человек изучал науку, анализирующую политические отношения, устройство государственной власти. Как учебная дисциплина политология впервые стала преподаваться в университетах США в конце XIX в. Она является одной из авторитетнейших обществоведческих дисциплин в странах Запада. В СССР политологическая теория была "растворена" в ряде научных и учебных дисциплин: истории КПСС, историческом материализме, политической экономии и научном коммунизме. Главными задачами этих дисциплин было внедрение в массовое сознание считавшейся единственно верной марксистско-ленинской идеологии и обоснование "мудрости" политических решений руководителей коммунистической партии и Советского государства. Командно-административной системе политология была явной помехой в осуществлении диктаторских функций (!), в проведении антидемократической политики (?). Как самостоятельная дисциплина она была объявлена "буржуазной" и вместе (!) с генетикой и кибернетикой запрещена...

Изучение политологии в современном острокризисном обществе необходимо всем гражданам демократического государства, чтобы узнать основные его политические механизмы и уметь влиять на них в своих интересах. Политологический курс поможет им обрести более устойчивые политические ориентиры. Массовая политическая неграмотность в таких условиях может привести к экстремизму в политических суждениях и политическом поведении, а от него - к дестабилизации политической обстановки и торможению демократических процессов». Вот так и никак не иначе. Да здравствует всеобщая политическая грамотность - устойчивая долговременная прививка обществу против экстремизма!

Политика - это социальное явление, это сфера общественной деятельности, связанная с отношениями между классами, нациями, другими социальными группами, имеющая целью завоевание, организацию и использование государственной власти, управление социальными процессами. Если уж совсем просто, то политика - это борьба за обладание властью в национальном государстве, отражение ее стремления удержать эту власть в своих руках как можно дольше, и, одновременно, это борьба за захват собственности и/или за обеспечение  контроля  над ней в рамках национальной экономики. Исчезнет само понятие «государство» (а оно в эпоху глобализации приобретает все более и более размытые очертания) - конец наступит всей его и внутренней, и внешней политике. За обладание какой «властью» по рецептам «политической науки» сражаться тогда будем? Транснациональные корпорации все за нас определят и всех в шеренгу построят, как первоклашек. Веселая компания образуется - спецслужбы всех стран из одного корыта хлебать будут. Только одни с его восточной стороны, а другие - с западной...

Посмотрите повнимательнее на научный облик ученого-политолога в Российской Федерации. Допустим, написал «ученый-политолог» кучу действительно нужных, что называется - на злобу дня, или же, наоборот, не шибко востребованных статей на заданную текущей политической конъюнктурой тему. Но наука-то, как область новых знаний и неотъемлемая часть общего цивилизационного прогресса, что от этого приобрела? Узнала с твоей помощью, что консерватизм лучше либерализма, что федерация чем-то там кривоколенным отличается от конфедерации, а парламентаризм представляет очевидный шаг вперед в сравнении с  монархией? Кому, спрашивается, нужны  подобные «научные» открытия? Да такие «ученые» разницу между «федерацией», «федерализмом» и «федерализацией» толком объяснить не могут, а  все туда же - наперегонки  прописывают  свои гнилые рецепты соседним странам... Слава Богу, нет еще пока «ученых-геополитиков» в РАН.

Не хочу затрагивать здесь бесконечную по своей необъятности для разнообразных псевдонаучных спекуляций тему геополитики, но скажу лишь одно: в период моей работы в КГБ СССР само понятие «геополитика» в серьезных аналитических документах ведущих советских ведомств отсутствовало напрочь! При этом мировая, глобальная политика, т.е. политика в масштабах всей планеты (кстати, «гео» - Земля и «globe» - земной шар, как говорится - «что в лоб, что по лбу...») осуществлялась нами весьма активно и наступательно в самых различных регионах мира. Но при этом никому и в голову не приходило заявлять, что территория стран-участниц Организации Варшавского Договора является, к примеру, «зоной геополитических интересов СССР». А ту же пресловутую «доктрину Монро» или тот же Pax Americana никто из серьезных политиков (в отличие от безответственных болтунов) не осмеливался выставлять в качестве идеологического оправдания «исторически сложившейся сферы геополитических интересов США в Латинской Америке». Фидель и Рауль Кастро вкупе с братьями Ортега нас бы не поняли и были бы правы. Да и  пылкие мексиканцы могли бы на нас обидеться, уж больно они «гринго» до сих пор недолюбливают и им есть за что...

Удивляюсь я подобному примитивистскому подходу к научным знаниям: в какую сторону не плюнь - обязательно в «ученого» попадешь, причем обязательно с дипломом, ученой степенью и ученым званием. Ну чем же, спрашивается, политика и социология отличается хотя бы от той же религии, где тоже есть свои ученые мужи, признанные авторитеты теологии, богословия и т.д. Но в светскую науку они-то не лезут, в академики и членкоры РАН не баллотируются, на нобелевские премии по науке тоже не претендуют, разве что на премию мира и на литературную премию.

Как известно, Марк Твен утверждал, что «существуют три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика». По-моему, их все же скорее четыре: просто ложь (так сказать mendacium vulgaris), наглая ложь, статистика и опросы общественного мнения. Некоторые, правда, к этому перечню прибавляют еще и цитирование. Хочу в этой связи напомнить читателю мудрое высказывание арабского поэта Х века Ибрагима Аль-Хусри: «Лжец - все равно, что вор, только вор крадет твое имущество, а лжец - твой ум».

Я очень хорошо помню процесс становления так называемых «независимых» социологических центров в СССР. Знаю особенности, в которых протекал этот процесс, в том числе на  базе  закрытых материалов  КГБ СССР. В авангарде этого новомодного на тот период общественного веяния стояли такие «столпы нового демократического мышления», как Афанасьев, Заславская, Старовойтова и другие. Никакой наукой там и близко не пахло, типичная конъюнктурщина и откровенный политический заказ. Все было построено на примитивном противопоставлении политических, идеологических, моральных и культурных ценностей «эпохи тоталитаризма и застоя» набору штампов из арсенала тех, кого сегодня простой народ достаточно метко и язвительно величает «дерьмократами».

Возьмем, к примеру, расхожий нынче тезис: в застойные времена «наверх» направлялись исключительно только позитивные данные о доминирующих умонастроениях в обществе. Это абсолютно не соответствует действительности. Группы очень серьезных советских исследователей, по самым передовым и наиболее объективным западным социологическим методикам, хотя бы того же всемирно известного института Гэллапа, проводили по заказу, точнее - по прямому указанию ЦК КПСС закрытые опросы общественного мнения, часто по очень неудобным и крайне неприятным для правящих властей проблемам. Еще более откровенные, совершенно «непричесанные» и «неподлакированные» анализы шли из Комитета государственной безопасности, где не только открыто и нелицеприятно обнажались реальные проблемы общества, но и предлагались возможные и наиболее целесообразные, на взгляд чекистов, алгоритмы их решения с максимальным общественно-политическим эффектом и наименьшими издержками для государства.

Именно так совокупными стараниями и усердием пронырливых партократов, посконных и домотканых политологов, социологов, страноведов и геопополитиков постепенно и неуклонно размывалось само понятие «отечественная наука», именно так исподволь готовилась почва для изменения соотношения сил в Академии наук СССР в сторону отхода от «диктата естественников». Сейчас ситуация настолько тревожная и печальная, что в состав российских академиков-«естественников» кое-кто уже призывает так называемых «соотечественников» кооптировать, лишь бы любой ценой к их научной славе примазаться...

Вот пусть  теперь самозваные политологи и геополитики и куют нынешней и будущей России славу нобелевских первооткрывателей! Эти накуют и накукуют, как же.

Валентин Антонович Сидак, член Совета директоров ООО «НьюКем Текнолоджи», бывший помощник начальника советской внешней разведки



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев - 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. Ф. Воронов : Умная статья
2017-12-29 в 18:45

Видно, когда пишет компетентный человек. Сильно отличается от потока малограмотных спекуляций, которых, увы, мягко скажем, на РНЛ много.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме