Совет муфтиев России на грани распада

В Казани состоялась научно-практическая конференция «Развитие ислама во втором десятилетии XXI века: международный и региональный аспекты»

01.12.2017

29 ноября 2017 года в столице Татарстана состоялась научно-практическая конференция «Развитие ислама во втором десятилетии XXI века: международный и региональный аспекты», организованная Местной общественной благотворительной организацией «Центром исламской культуры «Иман» г. Казани», сообщает наш корреспондент. Мероприятие прошло в рамках XXVII съезда этой местной общественной благотворительной организации.

Открыл работу конференции председатель Центра исламской культуры «Иман» г. Казани Наиль Гарипов, сообщив, что по традиции 29 ноября в «день рождения» организации (29 ноября 1990 года был учрежден Центр исламской культуры «Иман» в Казани) проводится конференция или круглый стол по истории и современному состоянию ислама в России. Затем Гарипов прочитал молитву с напутственными словами и пожеланиями успешной работы.

Первым докладчиком выступил эксперт Института национальной стратегии, главный редактор научного журнала «Мусульманский мир» Раис Сулейманов с докладом «Старые и новые игроки в современной российской умме: рост политического веса региональных муфтиятов и утрата влияния общероссийских муфтиятов». По его словам, сегодня в исламской умме России произошла окончательное забвение идеи организационного единства мусульман страны, когда количество муфтиятов осталось на уровне свыше 80 организаций, при этом даже те из них, что претендуют на общероссийских статус (вроде Совета муфтиев России и Центрального духовного управления мусульман России) сейчас переживают процесс раскола: так, за последние годы ряды ЦДУМ покинули муфтияты Чувашии, Москвы, Ханты-Мансийского автономного округа, Санкт-Петербурга; к выходу из СМР настроены Духовные управления мусульман Саратовской области, Башкортостана, азиатской части России. Параллельно с такой картиной организационного ландшафта исламской уммы России можно увидеть тенденцию к усилению влияния региональных муфтиятов, особенно ДУМ Татарстана и Дагестана. «В России политический вес того или иного муфтията определяется количеством мечетей, которые входят в его состав. Когда перед тобой стоит муфтий, надо понимать какое количество приходов он представляет», - отмечает исламовед, добавляя, что больше всего мечетей в Дагестане (2 тыс. и более) и в Татарстане (1,5 тыс.), в то время, как, к примеру, в составе ЦДУМ - 1200 мечетей, а в СМР - 700. Примечательно, что светские власти это понимают, поэтому, к примеру, на ежегодных встречах президента России с мусульманскими религиозными деятелями приглашаются помимо главы ЦДУМ Талгата Таджутдина, главы СМР Равиля Гайнутдина, главы Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаила Бердиева, также и муфтиев Татарстана (Камиля Самигуллина) и Дагестана (Ахмада Абдулаева). Однако и других региональных муфтиев стараются также приглашать. Весьма примечательно в этой связи приглашение российских муфтиев на государственный обед в честь визита короля Саудовской Аравии Салмана в Москву, который был дан президентом России Владимиром Путиным. Помимо муфтиев Талгата Таджутдина, Равиля Гайнутдина, Исмаила Бердиева, Камиля Самигуллина и Ахмада Абдулаева, был приглашен председатель Духовного собрания мусульман России, муфтий Москвы и Центрального региона Альбир Крганов, муфтий Чечни Салах Межиев и муфтий Крыма Эмирали Аблаев. Это говорит о том, что светские власти понимают, что вес региональных муфтиев тоже заметен, поэтому их участие на торжественных приемах также является желательным как представителей мусульманской уммы на равных с общероссийскими муфтиями. Отдельно Сулейманов выделил роль Альбира Крганова, который усилил свое влияние за последние годы настолько, что Гайнутдин воспринимает последнего как конкурента за влияние на московских мусульман. Более того, Гайнутдина крайне раздражает, что Крганова приглашают московские власти на разные мероприятия, причем порой ситуация выглядит так, что представителей СМР не зовут на них, а для себя видят желательным присутствие именно Альбира хазрата. «Он повысил свой статус еще тем, что создал Духовное собрание мусульман России, в которое вошли многие муфтии, которые были раньше в составе ЦДУМ или были самостоятельными фигурами, невходившими в другие межрегиональные муфтияты», - отметил исламовед. При этом, отметил эксперт, Крганов не делает ошибок, которые были при создании Российской ассоциации исламского согласия (РАИС), всероссийского муфтията, существовавшего в 2010-2013 гг. Тогда в РАИС изначально существовало двоевластие, когда была должность председателя (им был муфтий Ставропольского края Мухаммад Рахимов) и руководителя исполкома (им был муфтий Пермского края Мухамедгали Хузин), между которыми началась конкуренция в борьбе за власть, завершившаяся в итоге уходом из РАИС Хузина и дальнейшим распадом РАИС. В ДСМР отсутствует двоевластие, а входящие в него региональные муфтии не чувствуют жесткой вертикали со стороны председателя. Чем-то Духовное собрание мусульман России по своему устройству напоминает Координационный центр мусульман Северного Кавказа.

Однако, как считает Сулейманов, сейчас перед угрозой распада находится Совет муфтиев России. «Появилась информация, что ряды СМР могут покинуть муфтии Саратовской области, Башкортостана и Азиатской части России, что приведет к ситуации, когда в СМР останется лишь Духовное управление мусульман РФ (председатель - Равиль Гайнутдин) и ДУМ Северной Осетии (председатель - Хаджимурат Гацалов)», - отмечает эксперт, добавляя, что тенденция к регионализации и расколу во всероссийских муфтиятах является общим трендом развития мусульманской уммы России последнего пятилетия.

Преподаватель кафедры философии и социально-политических дисциплин Казанского инновационного университета им. В.Г. Тимирясова, кандидат исторических наук Александр Овчинников остановился на проблеме корпоративного ислама в Татарстане. Овчинников - сторонник термина «корпоративнаярелигиозная община» применительно к практике исповедования мировых религий в разных странах.  Речь идет о «национализированных мировых религий», т.е. когда какая-то мировая религия «этниизируется» тем этносом, который ее исповедует. Космополитическое начало в них часто нивелируется. В постсоветский период сложилась ситуация, когда на официальных государственных церемониях постоянно присутствуют представители традиционных религий. При этом образ государства сакрализируется. Религиозная система превращается в политический инструмент бюрократии, когда та или иная религия служить светскому государству. Примечательно в этой связи, что в Татарстане в 1997 году было предложено президенту республики Минтимеру Шаймиеву самому стать муфтием республики. Появление корпоративного ислама в Татарстане вызвано модернизацией посттрадиционного общества, его становление связано с урбанизацией большого числа сельского населения, а светской бюрократией религиозная община воспринимается как часть государственной системы.

Кандидат юридических наук Амад аль-Ахмад рассказал о сирийском богослове Рамазане аль-Буты (1929-2013) и его вкладе в развитие исламской мысли во второй половине ХХ - начале XXI вв. Он в своих трудах подобно раскритиковал салафитского богослова ХХ века Насруддина аль-Албани (1914-1999). Аль-Буты предупреждал в своих книгах об опасности отказа от мазхабов (религиозно-правовых школ).

Ассистент кафедры религиоведения Казанского (Приволжского) федерального университета Владимир Рогатин рассказал про Амину Окуеву (1983-2017) (настоящее имя - Анастасия Никифирова), известного на Украине персонажа, использовавшего исламский образ в политике. Уроженка Одессы, которая в 1999 году приехала в Москву, работала моделью, приняла российское гражданство. Выйдя замуж за чеченца Ису Мустафинова, она в 2001 году приняла ислами стала Аминой Мустафиновой. В. Первого мужа убили на Кавказе, и в 2003 году Амина Вахитовна Мустафинова вышла замуж за некоего Ислама Тухашева. Последний при заключении брака воспользовался фальшивыми документами на имя Окуева Ислама Мусаевича, отсюда у Никифировой и появилась новая фамилия Окуева. Взлет ее известности пришел на период Евромайдана 2013-2014 гг. Во время войны на Донбассе она отправилась со своим мужем в добровольческий батальон «Киев-2», который воспринимался как батальон «для мажоров», т.е. это могли быть дети чиновников, бизнесменов, которые непосредственно не участвовали в боевых действиях. В дальнейшем она начинает участвовать в создании международного добровольческого батальона им. Джохара Дудаева. Это была попытка привлечь добровольцев из числа кавказцев, живущих на Украине. К тому же имела место быть желание противопоставить это подразделение фактам участия «кадыровцев» на стороне ополченцев Донбасса. Правда, исследователь ставит под сомнение массовость этого батальона, отмечая, что реальное число людей в этом батальоне было незначительным. На государственном уровне на Украине ее поддерживали: ей присвоили звание героя Украины, Министерство обороны Украины ее наградило именным пистолетом. Начинается создаваться ее образ - «чеченская амазонка». 30 октября 2017 года она погибает в перестрелке. Причем ее гибель на Украине попытались представить как «убийство по указанию Кремля», хотя очевидно, что перед нами противостояние между батальонами, имевшими криминальный характер. Сейчас ее пытаются героизировать, причем не только на Украине, но даже в США (там прошло мероприятие памяти Амины Окуевой).

Председатель Центра исламской культуры «Иман» г. Казани, кандидат исторических наук Наиль Гарипов остановился на проблеме введения дисциплин «Основы православной культуры» и «Основы исламской культуры» в школах Татарстана. «Сейчас активно в Татарстане обсуждается ситуация с преподаванием татарского языка, и проблема приняла этнолингвистический характер, но введение ОПК и ОИК в школах республики могло породить уже этнорелигиозную проблему», - заметил выступающий. Хотя Гарипов и признает, что эти дисциплины больше носили не религиозный, а культурологический характер, тем не менее, в Татарстане эти предметы не вводились в школах. Родители для своих детей предпочитали выбирать «Основы религиозной культуры и светской этики». Сам Гарипов полагает, что есть необходимость просвещения в знании основ о религиях, однако есть ситуация, когда дети в рамках школьной программы физически и умственно перегружены основными предметами в школе.  Поэтому, полагает он, религиоведческие дисциплины могли бы быть не в обязательной части, а факультативной. Здесь соблюдается принцип добровольности и облегчается нагрузка по учебной программе в школе. «Дети перегружены, и это реальная проблема», - считает Гарипов, сам отец двоих детей.

На состоявшемся в тот же день общем собрании членов Центра исламской культуры «Иман» г. Казани состоялся отчетно-выборный съезд этой местной общественной благотворительной организации. Был заслушан отчет председателя Наиля Гарипова о проделанной работе за 2012-2017 гг., когда он находился на посту председателя. За это время было проведено 11 научных конференций и круглых столов, продолжал выпускаться научный журнал «Мусульманский мир» (главный редактор - Раис Сулейманов) на русском языке и ежегодный «Мусульманский календарь» (редактор-составитель - Наиль Гарипов) на татарском языке. Организация также участвовала в проведении субботников на старинном мусульманском кладбище в Адмиралтейской слободе Казани (кладбище «Бишбалта»), организации сбора гуманитарной помощи для Донбасса в 2014 году, акциях по увековечиванию памяти погибших российских солдат в Первой мировой войне. В ходе общего собрания прошли выборы председателя. Сроком на 5 лет на период 2017-2022 гг. был переизбран на пост председателя Наиль Гарипов. 

Александр Овчинников 

 

Амад аль-Ахмад

 

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий