Сознательность и добровольность в квалификации греховного деяния 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Сознательность и добровольность в квалификации греховного деяния

Электронный концлагерь / 22.11.2017


Взгляд православного юриста Татьяны Семеновны Таран сквозь призму светского права …

Как сообщалось, по благословению митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия в Киеве состоялся круглый стол «Вопросы духовной безопасности в информационном обществе».

Предлагаем вниманию читателей доклад православного юриста, главы ОО «Человек ХХІ века» Татьяны Семеновны Таран.

«Никакой внешний знак не нарушает духовного здоровья человека, если не становится следствием сознательной измены Христу и поругания веры». (Заявление Священного Синода Русской Православной Церкви от 7 марта 2000 г. «Уважать чувства верующих. Хранить христианское трезвомыслие»).

Традиционное светское право является слабой тенью принципов, на которых зиждется духовная жизнь, и можно с уверенностью утверждать, что в понятии греховности, как и в вопросах юридической ответственности, имеется существенное различие между сознательным и добровольным действием.

Способность человека осознавать смысл и последствия своих действий, реализовывать определенный объем прав и обязанностей светское законодательство определяет как дееспособность, различаемая по возрасту. Устанавливается, что к 18-летию человек достигает такого уровня физического, интеллектуального и волевого развития, что может полностью осознавать свои действия и с помощью волевого аспекта своей личности управлять своими действиями.

В случае юридической ответственности за противоправное деяние во внимание не принимается, знал ли человек нормы законов, которые нарушил, принимал осознанное решение или нет: имел возможность знать, а значит, ничто ему не мешало знать, даже если он не осознавал до конца своих действий в силу незнания законов. Главное, чтобы такое действие имело признаки добровольности, то есть, совершалось без принуждения или насилия.

Именно из этого положения вытекает общеизвестный фундаментальный правовой принцип - незнание закона не освобождает от ответственности.

Человек признается виновным, если он имел возможность исполнить волю законодателя, но не выполнил. А как он может исполнить волю законодателя, если не будет знать об этой воле? Законодатель обязывает знать. И считает, что лицо имеет возможность знать волю законодателя, поскольку законодательные акты публикуются в официальных СМИ.

Сознательное действие всегда является добровольным, кроме случаев принятия решения под насилием, давлением. В светском праве такие решения не несут правовых последствий. Из истории Православной Церкви знаем, что оправдание тех, кто отступился от Христа под давлением и насилием, было возможным только один раз после глубокого покаяния. Повторное оправдание не допускалось.

Добровольность необязательно должна быть сознательной. В светском праве достаточно, чтобы такое действие или решение не имело признаков насилия, давления или принуждения. Соглашение не считается действительным, если одна из сторон сознательно вводила другую в заблуждение. Однако такой подход применим лишь для сделок, заключаемых между людьми, между равноправными сторонами. На Суде Божием нельзя будет оправдаться тем, что человек был обольщен, введен в заблуждение врагом рода человеческого. Ведь нам известно, что он лукавый отец лжи, человекоубийца искони. Поэтому мы не ждем никакой честности от него, о равноправии тоже речи быть не может.

В Правиле ко Святому Причащению читаем: «Согрешил: делом, словом, помышлением, волею или неволею, в разуме и неразумии...» Как согрешили Адам и Ева? Тоже ведь не сознательно, но добровольно. Спаситель молился о распинающих Его: «не ведают, что творят».

Выводы:

1. Добровольное действие порождает ответственность и в случаях, когда оно не обязательно полностью осознано. Достаточно имеющейся возможности знать требования закона.

2. Незнание законов не освобождает от ответственности.

3. Даже не осознанный, но добровольный грех является грехом.

Продолжая параллель с уголовным правом, можно выделить важнейший признак субъективной стороны любого греховного деяния, а именно вину в форме умысла или неосторожности. Именно наличие вины является условием наказания. При этом цель, мотивы и эмоциональная составляющая остаются в любом случае второстепенными.

Умысел может быть прямым и косвенным. Прямым является умысел, если лицо осознавало опасный характер своего деяния, предвидело его последствия и сознательно желало их наступления. Косвенным является умысел, если лицо, хотя не желало, но сознательно допускало наступление опасных последствий своего деяния.

Неосторожность делится на преступную самоуверенность и преступную небрежность. Неосторожность считается преступной самоуверенностью, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего деяния, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение. Неосторожность является преступной небрежностью, если лицо не предвидело возможности наступления опасных последствий своего деяния, хотя должно было и могло их предвидеть. Неосторожная форма вины характерна для нарушений правил безопасности, в том числе духовной.

Независимо от интеллектуальных и волевых факторов оба вида преступной неосторожности в духовной жизни - и самоуверенность, и небрежность, - однозначно квалифицируются как грех.

Греха без последствий вообще не бывает.

Вывод:

В отношении к процессам тотальной электронной идентификации не может быть места самоуверенности или небрежности как греховной неосторожности.




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

 

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме