Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Этот документ не является «стратегической панацеей»

Санкции Запада и ответ России / 03.02.2017


Анализ «Принципов стратегии развития экономики России», презентованных Торгово-промышленной палатой РФ …

Ознакомившись с Принципами Стратегии экономического развития России до 2025 года (ТПП РФ), можно дать такую наиболее общую характеристику данного документа. Она включает, на мой взгляд, следующие позиции:

1. Документ обобщает различные известные и перманентно обсуждаемые предложения (в основном, прикладного характера) по различным аспектам экономического развития и экономической политики

2. Относительно ВЭД оценки даются примерно приблизительные, а предлагаемые способы тарифной политики лишены конкретики. Сейчас применение толкового тарифа имеет ряд ограничений, в том числе связанных правилами ВТО. К тому же из анализа совершенно выпадают ответные действия торговых партнёров, которые будут якобы спокойно смотреть на то, как мы будем защищать внутренний рынок и развиваться и побеждать в конкуренции при помощи тарифных ограничений. Реформирование ВТО с группой стран, а также выход из ВТО выглядят и описаны в документе весьма наивно, вне всякой привязки к текущим делам и мера торговой политики.

Я разделяю общий пафос защиты внутреннего рынка, но для начала его надо бы сформировать (точнее. оформить). Формирование рынков и управление ими – вот основа и принципов стратегии (которые давно известны и чётко не звучат в документе), и самой стратегии.

3. В документе ТПП РФ явный акцент сделан на сельскохозяйственном машиностроение и АПК, которые действительно обладают неплохим мультипликативным эффектом и стратегически важные направления. Но нет проработки вопроса взаимодействия с иными секторами экономики, внешними условиями и т.д.

При общей правильности постановок не видно, откуда взяты те или иные цифры, особенно расчётного характера, отдельные предложения противоречивы.

Если делать общие резюме, то этот документ может рассматриваться в двух плоскостях:

а) Как некий эскиз к дальнейшей проработке действительно стратегии экономического развития и её принципов (собственно, принципы как таковые отсутствуют в документе, как и смысл или целевые параметры стратегии)

Писать о новой индустриализации без понимания дела и свойств промышленности стало очень модным в России сегодня. Теряя промышленность в 1990-ых, я помню массу диссертаций и публикаций о реструктуризации экономики, об использовании ресурсов ОПК для развития промышленности, развития новых технологий и т.д.

Однако макроструктурно и макроинституционально (приватизация и др.) были созданы условия мощнейшего вымывания ресурсов из обработки. Была запущена деиндустриализация, и усилилось влияние сырьевого комплекса (в том числе, сработали и внешние условия).

Эти условия до сих пор имеют определённую силу (инерцию) и до концам не преодолены(включая деквалификацию персонал и дисфункцию основных институтов, подсистем экономики и управления). Ресурсы покидали промышленность все указанные года, поэтому сегодня развитие обработки не мыслимо вне организации обратного перелива ресурсов – и в этом, на мой взгляд, должен быть смысл стратегии. Принципы развития обработки (известные в экономической науке) и должны быть установлены в качестве принципов реализации стратегии развития.

Если будут приняты урывочные меры по отдельным направлениям, то они останутся паллиативами, не имея возможности переломить базовые соотношения, как это было в 1990 и начале 2000-ых гг.(ведь меры и программы то же были и под ними имелись и основания, и обоснования) Кстати, именно в те годы действовал инвестиционный налоговый кредит, льгота по налогу на прибыль при инвестировании и т.д. (о чём пишут авторы «принципов») Но эти меры не стали должной силой развития, иные воздействия оказались значимее по силе и весу.

Кстати именно рост 1999-2006 гг. окончательно закрепил сырьевую ориентацию экономики. Это доказывается исчезновением производств в этот период и организаций отраслевой науки, относительной динамикой доли объёма обрабатывающей промышленности (машиностроения) и топливной промышленности.

б) Как набор действий по направлениям: ВЭД, налоговой , денежно-кредитной политики и АПК, которые требуют добавочной верификации и уточнения – проработки. Но отдельно, некоторые из них могут быть применены. Однако, сохраняется проблема, насколько необходимо применять их отдельно и все вместе? Некоторые из них декларативны и применены быть не могут (как выход из ВТО, снижение ключевой ставки с 10 до 1% и многие иные, имеющиеся в документе). Другие не могут быть применены, ибо, например, действуют уже принятые положения ДКП, которые ограничивают такое применение, и др.

Однако, несмотря на «сырость документа», наличие большого числа «ляпов» и лексических (иногда терминологических) неточностей, всё-таки учитывая статус ТПП РФ - уважаемой организации, необходимо внимательное отношение к данному документу, хотя, содержательное качество его могло быть и выше. Вместе с тем, появление альтернативной точки зрений всегда полезно, и многие предложения, в рамках этой стратегии требуют добавочной (в том числе, научной) проработки, определения адекватности применения в сложившихся условиях.

Ниже выделим наиболее значимые вещи, как на уровне полезности предложений, так и замечаний.

При верности общих постановок (необходимость развития обрабатывающих секторов в стране никто не отрицает) цифровой материал - даётся нормативно (суть и соль его спрятана в этом документе). Поэтому откуда оптимизм роста в разы - к 2030 не ясно. К тому же в наименовании документа вынесен 2025 год.

Имеются и существенные не стыковки (причём не единожды). Так, утверждается, что производства России конкурентоспособные и достойны поддержки и защиты. Но ведь даже в приводимых диаграммах по структуре затрат на стр 22-23 (мебель, шерсть, тракторы, бульдозеры) видно, что именно по цене нет этой конкурентоспособности, то есть, именно по структуре затрат.

При этом вопрос качества и обслуживания, слагающие триаду классической конкурентоспособности (цена+качество+обслуживание) даже для выделенных 4 изделий не рассматривается (как и различные модельные ряды даже в рамках выделенных продуктов). Иной вопрос, что это и не нужно для такого документа, тогда зачем выхватывается отдельно данный пример, не являющийся статистически показательным для принятия общих решений. Из этого примера может следовать одно решение – только по тракторам или производству шерсти, и то с учётом модельного ряда и всех условий, которые не рассматриваются для рынка этих продуктов.

Иными словами, нужно сказать, что задача не так проста и линейна, как представлено в документе.

Тарифные изменения - не конкретны, указывается, что их нужно диверсифицировать по видам производств, но тут же говорится о ВТО, что либо нужно реформировать, что в нынешней обстановке, с учтём правил ВТО, трудно, либо выйти, что принесёт ряд издержек по иным секторам, включая сырьевые и т.д. Эти оценки не делаются, а варианты не сопоставляются!

Кстати, не в обиду авторам разработки, но линейная логика рассуждений, некий «прикладной практицизм» в документе преобладает. Я встречался с подобными вещами ещё в конце 1990-ых когда, «красным директорам» с трибуны рассказывал про дисфункцию управления. В ответ получал: «дескать молокосос применяет некие словечки, которые, полностью подтвердились жизнью и последующим развалом этих предприятий, о чём их и предупреждали, а в научном плане сейчас масса работ по дисфункции и институтов и управления, систем, в той или иной степени развивающих те исходные положения». Так вот эти директора били в себя в грудь, как они здорово знают практику, что не нужны теоретики и так далее. В итоге страна с их практикой до сих пор находится в известном положении, и в известном месте. Вот этот «практицистский апломб» нужно свернуть главным образом, чтобы страна, наконец, получила вменяемую стратегию развития – и самое важное, следовала ей и исполнила её по этапам.

Для этого нужна постановка стратегических целей, которая в документе отсутствует в прямом виде! Поэтому эту полезную вне всяких сомнений работу можно считать начальным эскизом для подготовки настоящих государственных программ и планов развития национального хозяйства. Причём эскизом, охватывающим отдельные полезные вопросы экономической политики (пусть и важные).

Если документ готовила небольшая группа, то с учётом данного обстоятельства, он вполне может претендовать на постановочно-эскизную проработку отдельных вопросов стратегического развития, без глубокой системной увязки, с явным акцентом на линейно-практическое восприятие связи многих параметров в макроэкономике.

Что наиболее полезно в документе (и многократно предлагалось и в иных вариантах сотрудниками РАН) в качестве мер политики, требующих обоснования:

1. «здоровый» протекционизм (но каким он должен быть - это вопрос, остающийся до сих пор). Кстати была масса научных публикаций в России о не полезности вступления в ВТО, даже в 2006-2008 гг. Так вот первый принцип новой индустриализации, который, видимо, не до конца осознан – это аналитическая работа, и учёт всех позиций до совершения действия, а не после него!

2. Проектирование прогрессивной шкалы налогообложения - но вопрос, той ли шкалы, что предложена в документе, нужны добавочные исследования (конечно, подобные изменения должны готовиться на научной основе и вводиться после выборов в 2018 году)

3. Различные формы поддержки АПК - полезны, особенно в свете проведения программ замещения импорта, особенно в части создания российской ресурсной базы.

4. Операциональные предложения по налогам, по НДС, "обратный манёвр" (по НДПИ) - вполне оправданы, ресурсы внутри страны, которая ими располагает и имеет изобильно, должны быть дешёвыми – это азбучная вещь и первый пункт антиинфляционной политики, борьбы с инфляцией издержек. Важен акцент на стимулирующей функции налогов - об этом все российские экономисты говорят много лет (начиная с ельцинских времён!). Но без усиления аналитической функции подготовки экономической политики сделать это не удастся... даже верифицировать предлагаемые ТПП меры - не удастся!!! Количественные оценки в документе (многие!) даны вне оценки динамики, и исходя из неких линейных предположений, даже ориентировочными их можно назвать очень грубо!

5. Смягчение ДКП - это верно, но цифры опять без расчёта с 10% до 1% снизить ключевую ставку, конечно, здорово, возможно, будет полезен вообще «процентный портфель», который предлагался ещё в 2006-2007 гг. (wwww.osukharev.com) Создание промышленных банков важно в смысле обеспечения связки промышленного и банковского капитала, но это фактически банки со сниженными резервными требованиями. Идея, напоминающая «процентный портфель». «Толкутся» вокруг понятных вещей, но проработать что-то глубже, рассмотреть модели – «руки не доходят». Однако, организационные вещи не учтены, поэтому может и не надо их создавать. Снижение ключевой ставки всё равно надо ориентировать в рамках идеи "портфеля" на среднюю рентабельность вида деятельности.

Иначе если до 1% опять для всего и вся в рамках сектора, то это сокрытие или субсидирование неэффективности.

Кроме того, верно констатируется (многими!) неверная логика ДКП, что высокий процент стимулирует сбережения, тем самым, сдерживая совокупный спрос (потребительский и инвестиционный), что сдерживает инфляционное давление. Однако, эти сбережения через финансовые институты оказываются на спекулятивных рынках - модель поддерживает инфляцию относительно высокой, в том числе за счёт издержек и влияния финансового сектора. Всё так. Однако, одного снижения и монетизации будет недостаточно для запуска роста, нужны синхронные ограничения структурного характера на банки и финансовый рынок- перелив ресурсов в обработку, причём расчётный, чтобы также большой объём поступающего ресурса не вылился в ускорение инфляции, при свёрнутых уже возможностях создания добавочной товарной массы отечественного производства.

Проблема новой индустриализации - в том, чтобы верно поставить задачу, разбить её выполнение по времени и обосновать ресурсы по достижению рубежных показателей (которые надо ввести).

Принцип новой индустриализации прост – развитие обработки в частном и государственном секторе с повышением технологичности производств, включая и сырьевой комплекс (который терял свою эффективность за прошедшие годы).

Пи этом возникает ряд сложных структурных задач - распределения ресурсов между трудом и капиталом, между старыми и новыми технологиями (причём старые нельзя сбрасывать со счетов – они то и доминируют сегодня), перелива ресурсов между секторами - услуг, обработки и сырья. Именно организация этого перелива и должна стать в основе научной и практической проработки стратегии экономического развития – и составить основной принцип, содержательный.

Но подбор мер, которые содержатся в документе ТПП, должен обосновываться из решения конкретных стратегических задач и предполагать алгоритм ввода этих мер, с их аналитической верификацией.

Отдельные утверждения, как видим, слабо обоснованы. Отдельные тезисы схоластичные.

Рост поступлений в бюджет за счёт роста налогооблагаемой базы - к этому стремится и Минфин, никакой новизны здесь нет, противопоставлять предложения уже принимаемым вещам – полностью и в полном объёме также нелепо, как бы наивно это ни звучало. Причина банальна – управление и решения имеют инерцию, многие действия приняты правительством и реализуются, многие отменить даже представляет собой отдельную проблему. Разрабатываемые стратегии, блещущие «новизной» не могут это не учитывать!

Тривиальные тезисы из такого рода документов надо исключить, если документ ориентирована профессионалов, а вот обоснованность повысить, ибо по приводимым цифрам мало, что ясно, и тем более, они не предоставляют индульгенцию правоты предложений.

Количественные оценки требуют уточнения, текстовые – даже лексического представления, не говоря уже о цифрах.

Так, авторы пишут, что при предоставлении льготы на прибыль в 50% затраты бюджета будут 250 млрд. рублей. (видимо в год,), рост производства составит 1800 млрд. рублей (как делалась оценка?), ведь мультипликатор более 7.

У меня имеются сомнения, что инвестиционный мультипликатор в России столь высокий, даже с учётом эффекта «нулевой точки», так как сейчас имеем инвестиционный спад в 2015-2016 гг.?

Применение бюджетного федерализма в предлагаемом виде - вызывает вопросы, а как решение будет выглядеть решение по выравниванию развития территорий? Какой ракурс примет проблема освоения территорий и развития удалённых и депрессивных территорий и т.д.? Кроме того, политические моменты - разведение территорий в развитии и подрыв единства РФ (как федерации), учитываются ли? Из документа ничего этого не следует.

Методологически неверно по различным вопросам приводить цифровые примеры иных стран, выхватывая их локально, да и не выхватывая. Это просто неверный приём. Это надо, наконец, признать, прекратить споры на сей счёт и успокоиться.

Эволюция, динамика и институты развития этих стран, как и масштаб территориальный и по населению разные, поэтому никакой сопоставимости просто нет! Там работает одна структура, в России будет и может работать и работает - иная! Так вот какая она нужна и целесообразна - это и предмет анализа и обсуждения! Представления «дескать, там вот так» не применимы, а у нас «как будто, хуже», а хуже ли? Откуда это следует, если задачи, институты и структуры – разные. Например, в России затраты на труд просто мизерные относительно развитых стран, а налоговая нагрузка относительно большая. Там, где доля затрат на труд высока и налоги могут быть выше.

В документе развивается представление, что конкуренция затормозит рост цен, но она организуется, и текущая система цен и сложившаяся рыночная структура сильно влияют на процесс её организации. Этот аспект не учитывается авторами.

Отдельные пассажи просто удивительны, как, например, про карточки на продовольствие, либо развитие льняного сектора, почему не люпина, например, знаменитый НИИ люпина есть под Брянском - он известен на весь мир!

Предложение по сокращению золото-валютных резервов (ЗВР) - на сколько, каковы критерии? Может лучше на оборону, а не на АПК, потому как, если Вас бомбят, как Югославию уже не до льна или люпина! Понятно, что государство использует и этот резерв, на то он и резерв, и заявлять такие вещи в виде предложений, за которыми ничего нет – не следует!

Совершенно не понятен пример с 1 рублём господдержки, который даёт 3 рубля внебюджетных средств и 2 рубля налоговых поступлений

Кстати, ниже на стр. 95-96 (выводы) как некий бюджетный эффект и экономический эффект, но лексика сведена к тавтологии, ибо если 25% субсидирует государство, а 75% частный бизнес, то будет ли такая инвестиция, состоится ли она? Будет ли частник давать 75%?

Вот и возникают отсюда одна часть и три части, в сумме четыре части, но это не экономический эффект в принципе по своему определению, это лишь соотношение затрат. Какой будет эффект надо считать по каждой инвестиции отдельно, и для всей сумме инвестиций, если авторы этого желали в принципе (в том числе верно рассчитывать мультипликатор инвестиционных расходов)

Связь расходов, доходов, мультипликации их через бюджет требуют более серьёзной проработки. Специалисты Минфина, на мой взгляд, налоговики обладают в этом хорошими компетенциями! Только задачи для них нужно ставить соответствующие.

Например, оптимизировать налоговую структуру, обеспечить расширение налогооблагаемой базы, оптимизировать ставки шкалы и их изменение на ближайшие 10 лет в зависимости от разных сценариев развития. Вот это задача сложная, амбициозная – и научная, и практическая! Налоговики должны её решать вкупе с экономистами!

Не проводя подробного анализа, но целиком ознакомившись с документом «Принципы стратегии развития экономики России до 2025 года ТПП РФ», можно отметить, что лексика, содержащиеся постановки и оформление такого рода документов, должны быть иными в смысле аналитической требовательности и доказательности! Документ обозначен как «принципы», не содержит таковых, а, при этом, претендует явно на большее. Принципы же известны (нужно ли изобретать велосипед?), а вот это большее надо было представить в документе более основательно. Как эскиз для обсуждения и развития (применения) отдельных известных мер – полезность работы очевидна, но как некая «стратегическая панацея» или программа, этот документ таковым не является!
 
Олег Сергеевич Сухарев, профессор, доктор экономических наук



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев - 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме