Успех или провал?

Востоковед Борис Долгов и сенатор Константин Косачев разошлись во мнениях относительно итогов саммита ЕС – Турция

Достижение договоренностей с ЕС по мигрантам является успехом Турции, однако их выполнение Анкарой находится под большим вопросом, заявил РИА Новости старший научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов.

Лидеры 28 стран ЕС и премьер-министр Турции в ночь на вторник согласовали шесть принципов миграционного соглашения, которое положит конец нелегальной миграции в Евросоюз с Ближнего и Среднего Востока по «балканскому маршруту» и позволит восстановить действие Шенгенского соглашения внутри самого объединения.

Турция теперь заберет прошедших в ЕС нелегальных мигрантов, вместо каждого из которых отправит в Евросоюз легального сирийского беженца (2) и будет забирать всех пробравшихся через ее территорию новых нелегальных мигрантов (1), а взамен получит ускорение переговоров о визовой либерализации (3), переговоров о присоединении к ЕС (5) и выделения предусмотренных для нее ранее 3 миллиардов евро (4). Кроме того, стороны намерены совместно улучшать гуманитарную ситуацию в самой Сирии (6). К следующему саммиту 17-18 марта на базе этих принципов составят итоговое соглашение.

По словам историка, при изучении достигнутых договоренностей сразу возникает много вопросов. Во-первых, это «вопрос технической реализации, а также желания и воли Турции реализовать эти соглашения».

«Каким образом нелегалы, проникшие в Европу, будут переправляться в Турцию — это вопрос очень сложный. Как их будут отлавливать, где их будут размещать, кто этим будет заниматься — это первое. Во-вторых, то обстоятельство, что взамен будут направляться сирийские беженцы, также является вопросом достаточно сложным. Конечно, этих беженцев будет достаточно, но каким образом они будут идентифицироваться?» — задается вопросом эксперт.

В частности, он отметил, что «известно, что ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация «Исламское государство») специально изготавливал фальшивые сирийские паспорта, чтобы переправить своих адептов на территорию ЕС».

«Самое главное, что политическая воля Турции выполнять все эти соглашения находится под большим вопросом», — добавил востоковед.

Долгов отмечает, что достигнутые договоренности с ЕС являются «успехом Турции».

«То, что Турция будет пользоваться тем, что почти достигнуто соглашение о безвизовом режиме для турецких граждан, это совершенно очевидно. Здесь, на мой взгляд, конечно, выиграла от этого соглашения Турция. Это безусловно. Во-первых, Анкара приблизилась к безвизовому режиму, активизируется процесса вхождения Турции в ЕС. Еще немаловажный момент — это военно-политическая поддержка ЕС и НАТО турецкой политики», — пояснил он.

По мнению эксперта, Евросоюз был вынужден пойти на данные договоренности, поскольку собственная политика по приему мигрантов в ЕС «зашла в тупик».

«Решить миграционный кризис ЕС не может. Либо это будет закрытие национальных границ, а это фактически крах шенгенской системы и выход возможный некоторых стран из ЕС вообще. Поэтому ЕС решил предоставить помощь 3 миллиарда долларов Турции, чтобы она решила за ЕС этот кризис. Те политики, которые сейчас стоят у власти в Европе, они предпочитают вот так сейчас откупиться от Турции», — подчеркнул Долгов.

В свою очередь ведущий научный сотрудник Центра партнерства цивилизаций МГИМО (У) МИД РФ Юрий Зинин полагает, что реализация договоренностей ЕС и Турции возможна, если Анкара «сможет побороть ту мафию, которая связана с мигрантами и которая получает с этого большие деньги».

«Ведь беженцы открыто заявляют, что они платят сотни евро, иногда тысячи, для того, чтобы добраться до ЕС. Это настоящий бизнес. Даже известно, что турки производят и продают жилеты, гид-карты Европы с указанными наиболее выгодными маршрутами. Поэтому на турецкой стороне лежит ответственность, как они смогут со своими нарушителями-контрабандистами решить эту проблему. А если не смогут — то этот поток будет продолжаться, поскольку на нем делают деньги. Все будет зависеть от турецких властей», — считает Зинин.

Он отметил, что «поток мигрантов начался после кризиса в Сирии, соответственно, нужно решить саму первопричину и урегулировать кризис в Сирии».

«Турция сама поощряла ситуацию, которая приводила к потоку этих беженцев. Чтобы решить кардинально эту проблему, нужно решить проблему кризиса в Сирии, и этот поток спадет, люди начнут возвращаться в свои дома», — добавил эксперт.

Саммит ЕС – Турция выглядит как успех, но переговоры не завершены, соглашение по мигрантам — это набор из шести общих принципов, подлежащих детализации к саммиту ЕС 17-18 марта, и дьявол может скрываться в деталях, заявил глава международного комитета Совфеда Константин Косачев.

«Каждая из сторон торжествует о своем. Евросоюз сможет наконец-то закрыться от нелегальных мигрантов — не дезавуируя при этом провалившуюся «политику открытости» (канцлера ФРГ Ангелы) Меркель и спасая шенгенский режим. Турция празднует активизацию переговоров о вступлении в ЕС (но решения об разморозке 17 замороженных переговорных треков так и нет!) и предстоящую отмену виз ЕС для турок (но там тоже еще 72 условия!)», — написал Косачев на своей странице в Facebook.

По его словам, наблюдается усиленно создаваемое обеими сторонами ощущение успеха, но поэтому же остается большое количество вопросов.

«Главный из них – примут ли договоренности политиков и чиновников миллионы людей, бегущих от хаоса на Ближнем Востоке. Хаоса развала государственности в Ливии, дезинтеграции в Ираке и гражданской войны в Сирии, созданного не Россией, как это по-прежнему пытается представить Анкара при молчаливом потакательстве Брюсселя», — написал сенатор.

По его словам, то, что среди мигрантов достаточно и «экономических» беженцев, и спонсируемых исламистами экстремистов, не вызывает сомнения. Но и отчаявшихся от отсутствия выбора, способных на все ради спасения детей и близких, хватает, подчеркнул он.

«Будет ли им достаточно фильтрационных лагерей в Турции? Сможет ли (захочет ли) Турция обеспечить им безопасность и достойные условия жизни? Не станет ли Турция еще одной питательной средой для международного «террористического интернационала» (а ведь признаки к тому были и ранее)?», — написал политик.

«Есть ощущение, что лидеры ЕС пока смогли решить лишь тактическую задачу – через новые заслоны на дальних подступах смягчить кризис на собственных территориях. Примерно, как НАТО сейчас патрулирует Эгейское море, заворачивая нелегальных мигрантов в ту же Турцию, но выдавая это за радикальное решение проблемы», — отметил он.

Только это вряд ли можно считать стратегией, полагает Косачев. «Стратегией для ЕС было бы решительное содействие политическому и гуманитарному урегулированию проблем Ближнего Востока с отказом от политики смены режимов. И побуждение (принуждение?) Турции оставить в стороне эгоистические намерения зарабатывать на хаосе и параллельно решать только «свой», курдский вопрос (причем исключительно в свою пользу)», — считает парламентарий.

Косачев подчеркнул, что по итогам встречи никаких обязательств Турция на себя не взяла, но и Евросоюз, судя по всему, не настаивал. Поэтому кризис не завершен, считает парламентарий.

«В исходной точке он продолжается с прежней силой, а переговорами ЕС – Турция никак не затронут его катализатор – радикальный исламизм террористического толка», — отметил сенатор.

«Да, волны кризиса со вчерашнего дня искусственно (и достаточно искусно) перенаправлены в обход и подальше от Брюсселя. Но не более того», — заключил глава комитета СФ.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
"Конфликт с Турцией"
Анатолий Степанов: Россия должна удержать Эрдогана от рискованного шага
Убедив президента Турции не превращать собор Святой Софии в мечеть, наша страна даст хорошую пощечину патриарху Варфоломею
30.03.2019
«Вековой символ Православия оказывается заложником политической борьбы»
Заявления Эрдогана о намерении превратить храм Святой Софии в мечеть вписываются в исламистскую политику турецкого лидера
30.03.2019
«Возможно, это Божие попущение, наказание за недопустимый грех»
Протоиерей Ростислав Ярема о намерении Эрдогана превратить собор Святой Софии в Стамбуле в мечеть
29.03.2019
Все статьи темы