Внешнеторговый протекционизм и министерские метаморфозы

Андрей Лукьянчиков о том, как либералы саботируют поручение Владимира Путина по поддержке отечественной легкой промышленности

Чуть более месяца назад, 24 ноября 2015 года, начались активные разноуровневые дискуссии о необходимости срочного введения антитурецких экономических санкций, в том числе ограничений на импорт товаров турецкой легкой промышленности. 

К вопросу этих широко обсуждаемых санкций многие предприниматели российского легпрома отнеслись с должным вниманием и полным пониманием. Инициатива снизу, что называется, не заставила себя долго ждать. 

Руководители предприятий отечественной текстильной и легкой промышленности стали активно предлагать вполне достойную альтернативу турецким текстильным товарам и полуфабрикатам. Они своевременно, открыто и публично, высказались по этому поводу. А некоторые текстильные предприятия за столь короткий период даже успели начать выпуск продукции, ранее завозимой из Турецкой Республики. С одной стороны, это был вполне понятный патриотический ход. С другой – уникальный шанс для увеличения объемов собственного производства. Шанс, которым они своевременно воспользовались. 

Справедливости ради следует заметить, что на разных предприятиях отрасли перспективы на сей счет тоже разные. В каком-то случае необходимо будет лишь дозагрузить имеющиеся производственные мощности, а в каком-то – основная работа должна будет направлена на организацию новых производств, на привлечение дополнительных инвестиций и на давно ожидаемую серьезную поддержку государства. Не надо забывать, что все последние годы ситуация в легпроме складывалась весьма драматическим образом. 

Не случайно же Председатель Правительства Российской Федерации Д.А.Медведев, поздравляя в июне текущего года представителей отрасли с Днем работников легкой промышленности, прямо заявил, что «в условиях непростой экономической ситуации нужно активнее заниматься модернизацией производства, внедрять на швейных фабриках и текстильных комбинатах современные технологии и оснащать их оборудованием нового поколения...» Тогда же премьер-министр страны особо подчеркнул, что правительство пристальное внимание уделяет «реализации приоритетных инвестиционных проектов, способствующих импортозамещению». 

С того праздничного времени прошло всего лишь полгода, и у российского легпрома, казалось бы, наконец-то появился уникальный и реальный момент для реализации задуманного. На фоне развернувшейся российско-турецкой острой политической и экономической проблематики предстояло лишь сделать первый конкретный шаг по ранее намеченному пути импортозамещения. Ведь сама жизнь подарила столь подходящий случай. 

Действительно, 1 декабря 2015 года было опубликовано Постановление Правительства РФ о мерах по реализации ограничительных мер в отношении Турции, на основании тремя днями ранее появившегося Указа Президента РФ «О мерах по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации и защите граждан Российской Федерации от преступных и иных противоправных действий и о применении специальных экономических мер в отношении Турецкой Республики» (от 28 ноября 2015 г.). Председатель Правительства Д.А.Медведев, среди прочего, утвердил специальный список турецких товаров, которые с 1 января 2016 года нельзя будет ввозить в Россию. Увы, но легпромовской продукции там не оказалось. В этом перечне (первый пакет), как выяснилось, речь идет в основном о продуктах питания. 

Заместитель министра промышленности и торговли В.Л.Евтухов, отвечающий за весь российский легпром, сразу же выступил с вполне понятной и разумной инициативой о необходимости ограничения ввоза из Турции товаров легкой промышленности. Речь шла о готовой одежде и обуви. И в этой конкретной ситуации, надо особо отметить, замминистра действовал совершенно верно, рационально и прагматично. Его инициатива была направлена действительно на защиту интересов отечественного производителя и потребителя. Россия, по мнению замминистра, вполне смогла бы без экономического ущерба для себя заместить приблизительно 70 – 80 % поставок турецкой одежды. Это предложение оставалось лишь обсудить и внести во второй санкционный пакет. 

Более осторожную и выжидательную позицию по этому вопросу занял глава Минпромторга Д.В.Мантуров, посчитавший, что действовать надо более аккуратно, чтобы не навредить самим себе. 

Тем не менее, предложение об ограничении турецкого текстильного импорта было передано на обсуждение в Министерство экономического развития, и ведомство А.В.Улюкаева, действуя в лучших неолиберальных традициях, не поддержало эту значимую для предприятий российского легпрома инициативу. Точки зрения двух министерств принципиально разошлись. В данном случае Министерство экономического развития оказалось более влиятельным, нежели Министерство промышленности и торговли. 

По этому поводу первый заместитель Министра экономического развития РФ А.Е.Лихачев, словно оправдываясь перед обществом, позже пояснил, что его ведомство не предлагало ограничительных мер по импорту товаров турецкого легпрома. 

На самом деле – радикально возразило и выступило против минпромторговской инициативы о необходимости применения ограничительных мер. 

Как очень часто в таких случаях происходит, на чиновников Минэкономразвития не подействовала убедительная аргументация коллег – представителей Минпромторга, профильного легпромовского министерства. Их не убедила и профессиональная точка зрения влиятельных отраслевых экспертов, а также позиция так называемых правительственных партнеров, в том числе и руководителей «Союзлегпрома». 

Вскоре, во второй половине декабря в некоторых средствах массовой информации появились сообщения, что минпромторговское предложение было все-таки подано на рассмотрение в Правительство Российской Федерации. В этой ситуации у специалистов все-таки оставалась небольшая надежда на то, что в самое ближайшее время к обсуждению этого архиважного вопроса в руководстве страны еще вернутся. 

И все-таки 22 декабря 2015 года пресс-секретарь премьер-министра Н.А.Тимакова окончательно закрыла для дальнейшего обсуждения антитурецкий текстильный вопрос, официально сообщив, что никакие предложения Минпромторга по ограничению импорта турецких товаров легкой промышленности в правительственных кругах не рассматриваются. 

На этом все публичные обсуждения текстильных антитурецких санкций сразу же прекратились, а вот нерешенные легпромовские задачи по-прежнему остались. Они никуда не делись. Их еще предстоит долго и упорно решать. 

Все получилось иначе, и в этом случае чиновниками Минэкономразвития были грубо проигнорированы все предыдущие правительственные инициативы по развитию российской легкой промышленности. Даже пролегпромовское заявление Президента Российской Федерации В.В.Путина (Послание Президента РФ Федеральному Собранию, 3 декабря 2015 г.) для них оказалось малоубедительным. Настоящий шанс, которым можно и нужно было воспользоваться, оказался упущенным. 

В этой обострившейся российско-турецкой ситуации меры внешнеторгового протекстильного протекционизма были, конечно же, необходимы, и эти нетарифные ограничительные действия были бы полностью оправданными и обоснованными. Данный подход был абсолютно необходим в качестве вспомогательного импульса для развития собственного производства. А вот действовать министрам и их заместителям надо было намного решительнее.  

Андрей Александрович Лукьянчиков, доктор наук, ведущий научный сотрудник РТУ, независимый эксперт по промышленной политике и инновационным технологиям

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

1. это либо глупость либо измена

Неужели на такой открытый саботаж не последует Высочайшего решения? Тогда это будет очередное расхождение слова и дела...А ведь мы уже ЧЕТВЕРТЫЙ МЕСЯЦ воюем, господа...

Григорий2016 / 30.12.2015