Благословенное время или разгул вседозволенности?

Известные пастыри о «лихих» 90-х

15.12.2015 311
Как сообщалось, согласно опросу ВЦИОМ, большинство россиян негативно воспринимают период 90-х годов. «С чем связана эпоха 1990-х для вас? Что в ней было хорошего и что плохого?» - с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям. 

Преосвященнейший Ириней, епископ Орский и Гайский, признался, что для него 90-е годы – это лучшее время. «Я поступил в Московскую Духовную семинарию, затем в Московскую Духовную академию, и был счастлив как никогда, - рассказал владыка. - Можно сказать, находился в раю. Мы редко выезжали – разве что покупали изредка в Москве какие-то вещи или книги и возвращались назад, не зная, по большому счету, что творится в стране. В то время главный святой Троице-Сергиевой Лавры, на территории которой находятся академия и семинария, преподобный Сергий Радонежский, кормил, одевал нас, давал возможность учиться. Низкий поклон администрации этих учебных заведений, всем сотрудникам, преподавателям, которые трудились там в это время, а также братьям лавры. Я не ощущал ни голода, ни бандитизма. Думаю, эти слова скажет любой выпускник, который учился в те годы в стенах Московской Духовной академии и семинарии». 

«Это уже потом я смотрел фильмы, читал статьи и ужасался – как можно было захватывать силой фабрики и заводы, направлять на людей технику? Но тогда мы об этом не знали, не ходили на демонстрации. Мы думали об уроках, прекрасно понимая: пока здесь, должны получить знания, опыт духовной жизни. В это время я близко познакомился с профессором Московской Духовной академии Алексеем Ильичом Осиповым, которому очень признателен. Благодарен также ректору архиепископу Евгению, епископу Тихону, сделавшему меня своим помощником. Отцу Андрею Кураеву – в то время он вернулся из Румынии, и я с ним познакомился. Мы общались на богословские темы, говорили о жизни в Румынии и в России. Как отец Андрей он излагал материал, строил лекции! Я благодарен Богу, что Он свел меня с этими людьми! Они были для меня примером», - заключил епископ Ириней.
 
Протоиерей Алексий Новичков, директор православной гимназии, настоятель храма Тихвинской иконы Божией Матери села Душоново Щелковского района Московской области, сказал: «Это был период невероятного духовного подъема, когда ощущение открывшихся возможностей и свобод погружало всех в эйфорию. Одни с радостью возвращались в Церковь, другие, почувствовав безнаказанность, пытались урвать куски от страны и ее богатства. Все были увлечены этими открывшимися неограниченными перспективами и безнаказанностью, и каждый постарался взять свое. Это, наверное, хорошо - такое ощущение свободы дается редко». 

«Тем не менее, - продолжил отец Алексий, - нельзя не сказать об отрицательном. Мы потеряли огромную страну, а вместе с ней пускай и фантастическую (в нее мало верили), но все же важную составляющую нашего бытия. Возможно, это случилось не в 90-е, а в 80-е - процесс отказа от будущего начался в конце 80-х. Но в любом случае эта потеря осознавалась всеми. А сейчас пришло время, чтобы, наконец, ответить на важнейшие вопросы последних столетий: "Что с нами произошло?", "Что с нами было?", "Куда нам теперь двигаться?". Уверен: большинство не захочет вернуться в состояние несвободы, в сытое, но рабство. Многие захотят развития, а оно подразумевает какую-то общую, грандиозную цель, которая нужна стране».
 
Протоиерей Константин Головатский, священник храма Успения Пресвятой Богородицы на Малой Охте, глава Православного молодёжного клуба «Встреча», председатель Отдела по делам молодежи Санкт-Петербургской епархии, из положительного назвал возрождение Православия в России, строительство множества храмов, восстановление монастырей, появление новых обителей, насельников в них. «Увеличения количества священства, православного народа (людей, посещающих храмы), возрождение нашей духовной традиции, - продолжил он. - Я считаю, это время нужно оценивать неоднозначно. Почему- то сейчас сложился стереотип, что 90-е - что-то со знаком "минус". На самом деле все сложнее. Для людей, молодость которых пришлась на те годы, это было время роста, опыта, надежд. То, что мы имеем сейчас – итог пройденного нами в 90-е. Поэтому не стоит ни идеализировать сегодняшнее время, ни очернять то, из которого мы все не так давно вышли». 

«Для меня 90-е – в первую очередь годы студенчества, а они всегда остаются светлыми в памяти человека, годы становления служения. Еще это время создание семьи, встреч с хорошими людьми, интересных знакомств, общения с замечательными преподавателями в нашем университете. Много хорошего можно вспомнить», - заключил пастырь.
 
Протоиерей Георгий Кожеватов, клирик кафедрального собора св. вмч. и Победоносца Георгия в Орске, не сказал, что это было плохое время. «Да, было тяжело, иногда даже очень тяжело, но это не значит, что плохо, - пояснил он. - Я в 1991 году пришел к Богу – правда, со смертью матери. А все произошедшие процессы – следствие нашей жизни. Если бы мы не жили безбожно, этого бы не произошло. Конечно, это было время испытаний. Мы же хотели жить по-западному? Вот и начали так жить. Получили, что хотели и теперь понимаем: хотели не этого, это не то, к чему мы стремились. Думаем, как исправить ситуацию. Но этого не произойдет, покуда каждый из нас не изменится. Об этом, помнится, говорил еще Гоголь, призывая каждого жить свято на своем месте. А мы стараемся изменить все вокруг, а себя не трогаем. К сожалению».
 
Иерей Иоанн Воробьев, клирик Николо-Кузнецкого храма, преподаватель ПСТГУ, зам.директора по воспитательной работе Православной Свято-Петровской школы, отметил: «Для меня 90-е - это годы юности и молодости, самые активные и радостные годы жизни, когда происходит становление личности, когда у человека появляется свобода выбора, действий. Молодые годы как часть собственной жизни всегда вспоминаются с теплом. Но если смотреть на эти годы как на период истории нашего государства, то как раз в минувший День Конституции, я задумался, что за Конституцию мы приняли в 1993 году. А мы приняли ее после того, как был расстрелян Белый Дом из танков. Трудно представить себе что-нибудь циничнее и ужаснее, чем танки в центре Москвы, которые на глазах у всего мира расстреливают свое правительство. То есть "дикая Россия" и "дикий русский народ" для европейцев как раз отразились во всей красе. Я жил тогда по соседству с Белым Домом, учился в 9 классе, все происходило на моих глазах». 

«Против чего выступали депутаты в Белом Доме, которых расстреливали? – задается он вопросом. - Против приватизации - как раз того, чем прославились 90-е годы. Вроде как шли к рыночной экономике, а на самом деле был распил и разграбление того, что накопило наше государство за годы советской экономики. Все просто растаскивали большими кусками по карманам, вообще не думая о том, что будет с людьми. Рабочих выгоняли тысячами с заводов, с земли. Я видел пустые шахтерские города, когда шахту заливали водой, а людей оставляли без работы. И эти олигархи, которые на крови русских людей нажили свое богатство, до сих пор учат, как нам жить и строить государство! Сюрреализм и абсурд. Крайняя точка – это первая чеченская война, развязанная теми же олигархами». 

«И когда мы сегодня ругаем чиновников за коррупцию, то надо понимать, что они выросли из 90-х. Да, сегодня ситуация лучше, но в чем-то сильно попахивает 90-ми, которые не столько "лихие", сколько дикие, - считает отец Иоанн. - Да, у людей тогда появилась хоть какая-то гордость за государство. А оказалось, что только в интересах врагов говорили, что будет лучше. Кому нужна такая свобода, которая добывалась любой ценой? Да, советская власть сгнила, но к власти пришли те, кто о народе не думал». 

«А так я с большой ностальгией вспоминаю юность, с тех пор у меня много друзей и впечатлений. Я учился на истфаке МГУ, он располагался в стареньком хрущевском здании, мы ютились в маленьких комнатках. Уже после моего выпуска построили новое красивое здание, но я себя там чувствую неуютно - мне милее старое. Вот это и есть субъективность восприятия», - заключил пастырь.
 
Священник Георгий Белодуров, клирик Воскресенского (Трех исповедников) храма Твери, сказал: «Основное, что вспоминается, это много работы. Я хорошо тогда зарабатывал, купил две дачи, которых сейчас нет. Одну продал, потому что сельским священникам кушать нечего было, а вторая сгорела. А если говорить о знаковых событиях, то вся политическая жизнь вызывает отрицательное отношение. Я никогда не симпатизировал компартии, но те политические процессы и политические карнавалы, которые устраивались с выборами в 90-е, и вообще все, что связано с Ельциным, не вызывает в памяти ничего хорошего. Пьяное дирижирование Ельцина оркестром, бомбежки Югославии – это останется позором для всех, кто не забыл 90-е годы». 

«Внутренняя политика – это совершенно безнаказанная власть криминалитета, - уверен он. - Я еще согласен потерпеть взяточников среди чиновников, - они хотя бы государственные люди, пусть и плохо выполняют свои обязанности. А бандиты – вообще люди без культуры и совести. Никакая демократия не стоит того, чтобы ради нее передавать власть бандитам. Лучше авторитарное правление Путина, если страна по-другому не умеет пользоваться плодами демократии, если мы культурно не можем организовать власть так, чтобы бандиты в нее не влезли и не отобрали ее согласно демократическим процедурам. Пусть будет власть жесткая, которая бандитов будет держать там, где им положено быть, потому что, как известно, "вор должен сидеть в тюрьме". Если кто-то жалуется на то, что у нас какие-то ветви власти сильно ангажированы, - так в 90-е было так же: убийцы гуляли на свободе». 

«Так что в 90-е внутренняя власть была никуда не годная, внешняя - сплошной позор и унижение, а нашим "внешним партнерам" - США и Европе – очень нравилась слабая и немощная Россия, с которой можно было делать, что угодно. Единственное, что было хорошего: Церковь стала свободна. Патриарх Алексий – замечательный человек, достойно управлявший нашей Церковью. Освобождение Церкви, ее выход к людям из гетто, где она была в годы советской власти – это главный положительный итог 90-х годов», - считает отец Георгий.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий