«В России интерес к сектам пошел на спад»

Протоиерей Олег Стеняев о запрещении деятельности «Сайентологической церкви Москвы»

Мосгорсуд запретил деятельность «Сайентологической церкви Москвы», сообщает РАПСИ. Таким образом, судья Михаил Казаков удовлетворил иск Минюста, который посчитал, что деятельность этой организации не соответствует положениям федерального закона о свободе вероисповедания.

«Иск Министерства юстиции о ликвидации удовлетворить, удалить сведения о Сайентологической церкви Москвы из единого реестра юридических лиц, обязать ответчика в течение шести месяцев создать комиссию по ликвидации», — огласил решение судья. Ответчик может обжаловать решение в Верховном суде России.

Также в ходе проверки министерство выяснило, что слово «сайентология» зарегистрировано как товарный знак, правообладателем которого является Центр религиозной технологии в США. Истцы подчеркивают, что это противоречит требованиям законодательства России о свободе совести и вероисповедания.

«Представители сайентологии сами создали многочисленные правовые коллизии, ограничив религиозность и вероисповедание товарными знаками», — отметил представитель Минюста. По его словам, ликвидация церкви не ограничивает право на свободу вероисповедания, ведь тут надо применять закон о защите прав потребителей. «Получается, что коммерческое партнерство распространяет религию, а религию могут распространять только религиозные организации», — добавил представитель ведомства.

Представители секты, наоборот, назвали иск Минюста «антирелигиозным» и злоупотреблением правом. «Нет никакой сенсации в том, что книги религиозного содержания защищаются авторским правом. Соответствующие пометки есть и в православных книгах, и в изданиях Корана. В противном случае тексты ничто не защитит от искажения, появятся еретики», — отметил представитель сайентологов. Ответчик напомнил, что Европейский суд по правам человека уже вынес решение в пользу сайентологов по их спору с Минюстом, который отказывался утверждать устав организации.

Слушания по иску начались больше года назад, но затем были приостановлены до окончания рассмотрения жалобы сайентологов, которые оспаривали отказ в утверждении устава организации. 

Псевдорелигией она названа в определении Архиерейского Собора Русской Православной Церкви «О псевдохристианских сектах, неоязычестве и оккультизме». 

О поднятой проблеме рассуждает в интервью «Русской народной линии» известный сектовед, руководитель Центра реабилитации жертв нетрадиционных религий им. А.C.Хомякова протоиерей Олег Стеняев: 

Мне непонятно, как одна религия может оценивать другое религиозное течение. Это неэтично. Религия – это некое вероубеждение, которое является объектом веры, доверия к религиозной системе или согласия с некоторыми ее постулатами. Поэтому важно, чтобы религиозные организации несли ответственность перед законом, а взваливать всю ответственность на отдельных адептов – неправильно. Иначе мы создаем прецеденты, которые со временем могут обернуться против нас. 

Что касается обвинений сайентологов в мошенничестве, то и представители сайентологии также часто что-то говорят против нас. Подобные ситуации существуют и между другими религиозными группами. Вопрос заключается в доверии или недоверии. Совершенно очевидно, что мотивацией обвинения может стать наличие разных религиозных подходов, ибо люди представляют разные религиозные группы. 

Другой вопрос, как относится к сайентологам. В этой религиозной группе крайне мало наблюдается признаков религии. Это коммерческий культ, ведь религия своим объектом имеет Бога. А если говорить о такой сложной религии, как буддизм, где божество не присутствует в монотеистическом понимании, то в нем карма играет важную роль. Когда можно смодулировать любую ситуацию и реализовать ее как некий коммерческий проект, за который надо платить – это не очень напоминает религию в ее классическом понимании.

Как бороться с сектами? Государство должно реагировать на нарушение закона. Если кто-то его нарушил закон, будь-то сектант, работник полиции или дворник, то должен нести ответственность за совершенные деяния. Государство должно реагировать на мошеннические попытки под видом религии создавать какие-то группы, движения, которые будут преследовать свои меркантильные цели. Но необходимо наличие доказательной базы, ибо люди могут сказать, что это религиозная установка – отдавать все свои средства в организацию. Поэтому необходимо определить, что это - результат свободного решения или следствие манипуляции сознанием того или иного человека? Это очень опасная грань. Мировая политика очень подвижна, поэтому всё, что сейчас мы будем поддерживать против псевдорелигиозных групп, завтра развернут против нас.

В России интерес к сектам пошел на спад, начиная с 2000 года. Ныне уже нет былого ажиотажа. Достаточно проследить за тем, где какие общества в 90-ые годы располагались и где оказались теперь. Если в те времена секта Аум Синрикё находилась на Звездном бульваре, рядом с проспектом Мира, то теперь эти сектанты ютятся по квартирам, а некоторые секты и вовсе пропали. Таких примеров очень много.

Кто не был знаком с религиозной деятельностью 90-х годов, тому трудно сравнивать то время с сегодняшней ситуацией. В 90-ые годы сектанты имели широкий доступ к телевидению – выступали на образовательных и общественных каналах. Надо отметить, что у советских людей особое доверие к телевизионному ящику. Любые заявления из телевизора для них являются последней инстанцией. Сёко Асахара сотни часов проводил на российском телевидении. Его адепты вели телепередачи. Неопротестанты со своими проповедями и библейскими школами по ТВ ушли в прошлое.

Людям, которые только начали изучать сеты, не с чем сравнивать. А мы, кто болезненно реагировал на разгул сект в 90-х годах, можем заявить про решительный спад интереса к сектантству. Это реальность наших дней.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Олег Стеняев:
Зарождение либеральной тирании
Британского христианина Дэвида Макерета уволили за то, что он отказался назвать женщиной мужчину, сменившего пол
11.10.2019
«Церковь должна выработать какие-то нормы поведения для христиан в интернете»
Об инициативе архиепископа Кентерберийского Джастина Уэлби, который представил «девять заповедей» поведения в социальных сетях
14.09.2019
«Надо заниматься воцерковлением интернета»
Поколение Z можно привести к Богу через приобщение к книжной культуре
15.08.2019
Все статьи автора