Д.Медведев усеченно трактует эту проблему

Экономист Олег Сухарев о словах премьер-министра про вынужденное импортозамещение

Как сообщалось, 3 октября в Сочи прошло заседание правительственной комиссии по импортозамещению. Дмитрий Медведев, в частности, сказал:

«Но очевидно, что у нас есть несколько факторов, под влиянием которых мы находимся сегодня. Мы проводим курс на импортозамещение в ситуации, когда у нас, скажем прямо, мало денег. Но с другой стороны, мы с вами понимаем, что мы бы, наверное, никогда этим импортозамещением не занялись, если бы так не сложилась экономическая ситуация, если бы так карта, как принято говорить, не легла. Потому что когда всё хорошо, всё растёт и развивается, когда экономика пухнет от нефтяных денег, то импортозамещением не хочет заниматься никто».

В связи с заявлением председателя правительства возникают следующие вопросы:

1. Если бы не санкции, то не было бы импортозамещения?

2. Пока не увеличится количество денег в экономике, процесс импортозамещения не запустить?

3. Как создать несырьевой экспорт?

На эти вопросы отвечает в интервью «Русской народной линии» доктор экономических наук, профессор, заведующий сектором Института экономики РАН Олег Сухарев:

Отвечая на первый вопрос, стоит сказать, что Председатель правительства весьма усеченно трактует проблему импортозамещения. Ещё в середине 1990 гг., и во второй половине особенно, велись дискуссии о том, что резко увеличивается доля импорта по оборудованию, технологиям и необходимо как-то противостоять этой «импортной атаке». Стал применяться и термин – «импортная атака». Более того, с 2000 года сложился т.н. технологический крест, когда Россия стала сильнее зависима от иностранного оборудования, технологий и экспорта сырья, проблема замещения импорта не переставала рассматриваться в научных публикациях и даже программах развития. Поэтому заявление премьер-министра выглядит весьма странным. Дело в том, что для него, видимо, будет открытием, но замещением импорта занимались и на уровне отдельных корпораций, регионов, экономистов-аналитиков и т.д. Постдевальвационный рост промышленности 1999-2003 гг. несколько снизил по отдельным секторам зависимость от импорта. Конечно, важен объём и масштаб этого замещения, но утверждать, что им никто не занимался - близоруко.

В проблеме импоротозамещения существует два аспекта.

Первый. Предприниматели (частный сектор) и государственный сектор осуществляют замену импорта в текущем режиме, разрабатывают новые изделия, совершенствуют технологии, изменяют их и делают конкурентоспособными, выбивая импортные товары с внутреннего рынка.

Второй. Формирование целенаправленной политики замещения импорта: проведение девальвации для того, чтобы импорт стал дорогим, и изменилось соотношение цена\качество в пользу отечественных товаров. Либо выставление барьеров, снижающих объём импорта, субсидиарное стимулирование отечественных производств или оказание иной кредитной поддержки производств, разработок, создающих долгосрочную базу для формирования отечественной продуктовой массы.

По этим двум основополагающим аспектам осуществляется стратегия импортозамещения. При этом коэффициенты локализации могут быть разными, что позволяет создать два-три варианта стратегии импортозамещения, которая может иметь свой «индивидуальный облик» в каждом из секторов экономики. Например, в военно-промышленном комплексе необходимо приближаться к 100% импортозамещению. В гражданских секторах такая цифра не является необходимой и целесообразной, к тому же возможности ограничены, в том числе по причине поведения собственников, которые часто не заинтересованы в импортозамещении, также как они не имели ресурсов и интереса к инновациям. Поэтому многие инновационные программы не реализованы в нужном объёме. Конечно, некоторые инновации по отдельным направлениям – реализованы, но это капля в море.

Минпромторг как структурное подразделение правительства обязан думать о стратегии импортозамещения, о том, какими инструментами она может быть реализована в текущем режиме в независимости от санкций или обострения мировых проблем (изменения цены на нефть и др.). Это неукоснительный императив эффективной работы правительства и его подсистем. Поэтому, скорее всего, премьер-министр озвучил не вполне обдуманный тезис.

Отвечая на второй вопрос, стоит отметить, что эта проблема имеет следующее уточнение. Ельцинский период российской экономики характеризовался уровнем монетизации, т.е. отношением М2 к ВВП примерно 10-14%. Перед кризисами 2009 и 2014 годов данный показатель был на уровне – 40-47%. Но в результате действий правительства и Центрального банка этот показатель с 47% снизился в 2015 году до 42%. Сравнивая цифры конца 1990-ых и нынешнего времени, стоит вести речь о ремонетизации российской экономики. Итак, за минувшие годы происходила определенная монетизация. Конечно, можно говорить о ее недостаточности, но это уже совершенно иная постановка проблемы – что считать достаточным результатом: 60%, 80%, 100%? За какой период должен быть достигнут достаточный уровень монетизации экономики. Таких ответов не даёт ни один представитель ЦБ и советники Правительства и Президента РФ. Хорошо, если планируется увеличивать монетизацию экономики, нужно назвать величину наращения M2 поквартально хотя бы на 2016 и 2017 гг. и определить каналы монетизации. Иными словами, каким должно быть «монетарное правило» для российской экономики. Сейчас ясно одно, ремонетизация экономики РФ осуществлялась в течение всех 2000-ых гг. – это факт, а вот «технологический крест» не был изменен. Это свидетельствует о том, что худо-бедно мы насыщали экономику деньгами, пусть в ограниченном объеме, но все-таки увеличивали монетизацию, но, при этом, не имели никаких позитивных изменений в экономической структуре, лишь поддержав этой монетизацией «сырьевой рост».

Следовательно, ремонетизация, которая де-факто уже происходила, с действующими финансовыми и другими институтами и с фискальной и денежно-кредитной политикой гашения инфляции, которая была все 14 лет (2000-2014), не дала увеличивающейся «денежной массе» сработать на развитие обрабатывающих секторов. Но именно с развитием этих секторов нужно связывать процесс импортозамещения, потому что речь идёт о создании продуктов с высокой добавленной стоимостью, высокотехнологичных изделий и открытии новых технологий – именно это подлинное условие замещения импорта. Поэтому проблема не в том, что не хватает экономике денег, а в том, как распределяется денежная масса, по какому закону она увеличивается (адекватен ли этот закон фундаментальным соотношениям в экономике, связан ли с ними?) и какие институты блокируют «позитивное» использование данных денег. Как известно, деньги имеются длинные и короткие, причём короткие в меньшей степени связаны с решением задачи замещения импорта, поскольку связаны с трансакциями, а не с созданием конкурентоспособных продуктов, производство которых нуждается в длинных деньгах.

В связи с этим могу вспомнить свои же научные работы последних десяти лет, когда я писал о структурном перекосе и о денежно-кредитной политике, которая должна быть направлена на его выправление.

Общая монетизация, по-видимому, в российской экономике всё-таки не сработает. Это может создать весьма серьезные проблемы при нынешней структуре экономики и действующих институтах, а самое главное – при действующей парадигме экономической политики, сводимой к указанной Медведевым Д.А. и его консультантами схеме борьбы с инфляцией.

Таким образом, нельзя осуществлять монетизацию в отрыве от иных воздействий, нацеленных на изменение структуры и развитие обрабатывающих производств, без создания институтов, понуждающих деньги и другие ресурсы перетекать в обрабатывающие производства. И даже при такой синхронизации вопрос относительно «монетарного правила» всё равно стоит на повестке дня новой экономической политики.

Третий вопрос. Создание несырьевого экспорта - это тема связана с предыдущими вопросами и является центральной в решении преодоления сырьевой зависимости, чтобы доля сырья не была главенствующей в структуре экспорта и чтобы не давала подавляющую часть доходов в государственный бюджет (к этому и сводится задача несырьевого развития). Но для решения этой проблемы необходимо не снизить долю сырьевого сектора, а оставив её, как минимум, на прежнем уровне, совершенствуя технологии, увеличить обрабатывающий сектор, куда нужно вкладывать ресурсы, ориентируясь на возможности банковско-финансового, трансакционного сектора и сырьевого комплекса. Нужно нацелиться на то, что обрабатывающий сектор, развиваясь, усилит и технологические возможности сырьевого комплекса. По существу, если огрубить, нужно осуществить выбор между спекуляцией и производством, ориентировав на этот выбор все экономические и социальные институты.

Премьер-министр не совсем прав, утверждая, что импортозамещение составит и экспортную стратегию (подразумевается, что чуть ли не автоматически). Однако, у этой стратегии имеется «своя специфика», обусловленная возможностями внешних рынков, конкурентов, институциональными условиями (например, ВТО и другими торговыми договорами). Стратегия и главные направления импортозамещения, связанные с функционированием сельского хозяйства, оборонного комплекса, зависят от состояния этих секторов, состояния внутреннего рынка и контроля иностранных конкурентов над внутренним рынком. Это иная структура и иные условия, поэтому и стратегия не является «эквивалентом» стратегии, ориентированной на экспорт (конечно, имеются и иные причины). Когда велика зависимость от иностранных технологий и комплектующих, тогда эту проблему быстро не решить, поэтому должна быть определенная структура приоритетного распределения ресурсов и управление их межсекторальным переливом, чтобы планомерно осуществлять замещение импорта, освобождаться от импортной зависимости. Выбор такого «освобождения» должен быть экономически обоснованным, тем самым, осуществить 100% замещение по гражданским производствам обычно не удаётся по тем секторам, где факторы производства ограничены или дефицитны.

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий

3. Re: Д.Медведев усеченно трактует эту проблему

«Но очевидно, что у нас есть несколько факторов, под влиянием которых мы находимся сегодня. Мы проводим курс на импортозамещение в ситуации, когда у нас, скажем прямо, мало денег. Но с другой стороны, мы с вами понимаем, что мы бы, наверное, никогда этим импортозамещением не занялись, если бы так не сложилась экономическая ситуация, если бы так карта, как принято говорить, не легла. Потому что когда всё хорошо, всё растёт и развивается, когда экономика пухнет от нефтяных денег, то импортозамещением не хочет заниматься никто». Ну, что тут скажешь - детский лепет.

Иванович Михаил / 06.10.2015

2. Д. Медведев усечённо трактует эту проблему.

Отвечая на первый вопрос, стоит сказать, что Председатель правительства весьма усеченно трактует проблему импортозамещения

. Председатель правительства толкует проблемы ..., как бы, это выразиться(?)..., не усечённо, если проблемы визуально представить - как усечённый конус, эти проблемы, даже, не конус, а клин, в смысле - куда не кинь - везде клин. Такое впечатление, что экономический блок правительства и ЦБ. (вообще, без комментариев) совершенно ... влюблены в эти проблемы, а "любовь" застит глаза и для "влюблённых" это не проблемы, а даже - наоборот. Погруженные, в своё "личное счастье", "влюблённые", часов не замечают, поэтому не замечают ничего вокруг себя:

Ещё в середине 1990 гг., и во второй половине особенно, велись дискуссии о том, что резко увеличивается доля импорта по оборудованию, технологиям и необходимо как-то противостоять этой «импортной атаке». Стал применяться и термин – «импортная атака». Более того, с 2000 года сложился т.н. технологический крест, когда Россия стала сильнее зависима от иностранного оборудования, технологий и экспорта сырья, проблема замещения импорта не переставала рассматриваться в научных публикациях и даже программах развития. Поэтому заявление премьер-министра выглядит весьма странным. Дело в том, что для него, видимо, будет открытием, но замещением импорта занимались и на уровне отдельных корпораций, регионов, экономистов-аналитиков и т.д. Постдевальвационный рост промышленности 1999-2003 гг. несколько снизил по отдельным секторам зависимость от импорта. Конечно, важен объём и масштаб этого замещения, но утверждать, что им никто не занимался - близоруко.

. И, по видимому, от этого иногда бывает ... не совсем правы:

Премьер-министр не совсем прав, утверждая, что импортозамещение составит и экспортную стратегию (подразумевается, что чуть ли не автоматически). Однако, у этой стратегии имеется «своя специфика», обусловленная возможностями внешних рынков, конкурентов, институциональными условиями (например, ВТО и другими торговыми договорами).

. Совершенно не замечая слова Президента: В. Путин: "Само собой, даже сомнений в этом нет, это вообще даже не обсуждается. Есть здесь даже определённый плюс. Он заключается в том, что многое - особенно это касается высокотехнологичных сфер - мы раньше предпочитали просто покупать, используя нефтедоллары. Сегодня, поскольку введены санкции, мы или уже не можем купить, либо опасаемся того, что нам что‑то будет закрыто, мы вынуждены были развернуть целые программы развития своей собственной высокотехнологичной экономики, промышленности, производства и научной сферы. Это на самом деле то, что мы всё равно должны были бы делать, но нам было это сложно, поскольку наши внутренние собственные национальные рынки были заполнены иностранной продукцией, и в рамках ВТО нам очень сложно было поддержать своего собственного производителя. А теперь, когда эти санкции введены и наши партнёры добровольно ушли с нашего рынка, это даёт нам шанс на развитие." Которые коррелируются со стратегическим докладом Совету Безопасности России советника Президента РФ. Сергея Глазьева:

КАК ОТ СТИХИЙНОГО РЫНКА ВЕРНУТЬСЯ К «ПЛАНОВОЙ ЭКОНОМИКЕ» Реализация политики импортозамещения должна вестись в рамках общей стратегии опережающего развития экономики и начинаться с развертывания системы стратегического планирования, призванной обеспечить системное использование имеющихся у государства ресурсов для проведения модернизации и новой индустриализации экономики на основе нового технологического уклада.

.

вода / 06.10.2015

1. Re: Д.Медведев усеченно трактует эту проблему

Давно стало понятно, что правительство вообще не понимает, что происходит на земле. Живут себе в облаках, а как пришла беда, так вдруг что-то начали там вещать. Видно, жареный петух это ерунда. А вот была бы совесть у этих людей, так может они хоть на минутку задумались, а почему мы живём в богатой ресурсами стране, а народ живёт бедно. Высказывания Медведева красноречиво говорит о том, что он вообще не представляет в какой стране живёт и чем эта страна дышит. Как умилительно звучит со стороны налоговиков: теперь можно открыть новую компанию за считанные минуты. И для чего такой "прорыв"? А чтобы закрыть компанию, то с вас снимут две шкуры, не меньше. Государство дерёт налоги по кудринской системе, вернее сказать, убивает то, к чему вообще никакого отношения не имеет. Какие условия правительство создало для малого и среднего бизнеса? Кредиты, земля в собственность? Малый бизнес убит! И не надо лукавить. Есть просто юрлица и какое-то копошение... А импортозамещение это такое же веление времени, как и этот мелкий- и микро- бизнес. И, вообще, это правительство не справляется со своими обязанностями, кроме ухудшения ситуации в стране. Намеренно это делается или нет, но факт на лицо.

Козловский В. / 06.10.2015
Олег Сухарев:
Есть позитивное зерно в решениях Медведева!
Помогут ли поручения главы Правительства реанимировать экономику России
30.10.2019
Ситуация напряженная…
К чему приведет закредитованность граждан и увеличение среднего показателя долговой нагрузки
21.10.2019
О критике системы высшего образования
Чиновники и предприниматели не понимают, что выпускников нужно обучать на рабочем месте и адаптировать к конкретному труду
15.10.2019
Ложь комиссии по борьбе с лженаукой РАН
Открытое обращение к Президенту России и в прокуратуру России по выборам в РАН, а также научному сообществу России
25.09.2019
Месьё Орешкин топчется на месте
О бравурном заявлении министра экономического развития России, будто бы российская экономика сделала рывок за 2014-2019 гг.
24.09.2019
Все статьи автора
"Санкции Запада и ответ России"
Все статьи темы