«Самостоятельность Русской Церкви вызывает раздражение у татарской этнократии»

Раис Сулейманов о том, что стоит за сменой руководства в управлении Татарстана, курирующем духовное направление

05.10.2015 516
В управлении по взаимодействию с религиозными объединениями аппарата президента Татарстана сменилось руководство, сообщает «МК - Поволжье». Вместо Ильнура Гатуллина, руководившего управлением последние три года, его возглавил Альберт Гарипов, далекий от межконфессиональной дипломатии. Эксперт Института национальной стратегии, религиовед Раис Сулейманов полагает, что прежнее не оправдало надежд казанского кремля из-за того, что слишком мягко вытраивало взаимоотношения с уммой и митрополией. 

«Смена руководства в управлении по взаимодействию с религиозными объединениями аппарата президента республики Татарстан может означать курс на ещё большее "закручивание гаек" в отношении ДУМ РТ и Татарстанской митрополии Русской Церкви, которое, скорее всего, возложат на нового начальника управления, - полагает Раис Сулейманов. - Прежнего начальника Ильнура Гатауллина (занимал пост с 2012 по сентябрь 2015 гг.), как сообщают источники в Кабмине РТ, понизили в должности: теперь он – заведующий отделом государственно-конфессиональных отношений». 

«Эксперты, - продолжил он, - внимательно анализирующие ситуацию в этнорелигиозном пространстве Татарстана, отмечают, что с именем Гатауллина было связано урегулирование проблемы с всплеском активности ваххабитов в Татарстане после теракта 19 июля 2012 года, когда был ранен тогдашний муфтий Ильдус Файзов, а известного мусульманского богослова Валиуллу Якупова расстреляли насмерть в подъезде собственного дома. Гатауллин предложил поменять муфтия, слишком раздражавшего ваххабитов своей активной деятельностью против них. Вместо Файзова поставили более терпимого к ваххабитам Камиля Самигуллина, мало кому известного до этого 27-летнего имама одной из пригородных мечетей Казани. В итоге ваххабиты были довольны такой ротацией кадров, их активность спала, что было особенно важно накануне Универсиады летом 2013 года. Наиболее радикальную часть ваххабитов, впрочем, отставка Файзова не остановила, и после Универсиады, на безопасное проведение которой были стянуты силовики со всей России, осенью 2013 года ваххабиты решили начать сжигать церкви и обстреливать нефтезаводы из самодельных ракет. В 2014-2015 годах большая часть ваххабитов, готовых взять в руки оружие, покинуло территорию Татарстана, уехав на "джихад" в Сирию. Именно этим можно объяснить спад террористической активности в регионе».

«Надо отдать должное Гатауллину: тот долгие годы занимается религиозными вопросами, является достаточно компетентным специалистом по исламу в Аппарате президента РТ, однако, по-видимому, его политика в отношении муфтията могла показаться вышестоящему руководству слишком "мягкой". То же самое можно сказать и про Татарстанскую митрополию Русской Церкви, в которой с появлением нового правящего архиерея Феофана (Ашуркова) стала заметна тенденция к большей самостоятельности, - отмечает религиовед. - Гатауллина не стали увольнять, как это сделали с его заместителем Владимиром Козловым. Последний курировал Православие в Татарстане, и ему поставили в вину именно то, что он не мог найти подход к Московской Патриархии, которая никак не согласовывает свои кадровые решения в регионе с казанским Кремлем: назначение нового ректора семинарии Евфимия (Моисеева) в 2014 году, избрание Пармена (Щипилева) епископом в Чистополе в мае 2015 года и, наконец, замена в июне 2015 года сверхлояльного татарской этнократии татарстанского митрополита Анастасия (Меткина) на самостоятельного Феофана (Ашуркова) – все это происходило без консультаций с властями Татарстана. Такая самостоятельность Русской Церкви вызывает раздражение у татарской этнократии. Козлова сделали "крайним" и уволили. Поскольку на исламском направлении внутренней политики Татарстана вроде как таких резких изменений не было, Гатауллина увольнять не стали, а только понизили, сделав заведующим Отделом государственно-конфессиональных отношений в том же самом Управлении».

«Теперь же с учётом того, что новый начальник Управления по взаимодействию с религиозными объединениями АП РТ Альберт Гарипов ранее никак не был связан с религиозной сферой (он долго работал в Министерстве экономики Татарстана, возглавлял там отделом мониторинга аудита, потом перешел на работу в Аппарат Кабмина РТ), он может идти по другому пути, чем его предшественник: вместо "мягкости" Гатауллина, будет взят курс на "ручное управление" религиозной сферы, - считает Раис Сулейманов. - Т.е. каждый шаг муфтия, его заместителей, митрополита, епископов будет отслеживаться, вплоть до вмешательств в любые сферы их деятельности. Выстраивание административной "вертикали власти" в отношении ДУМ РТ не нравится его руководству. Даже поставленный муфтием Камиль Самигуллин в последнее время выражает в своём окружении большое недовольство тем, как аппарат президента Таарстана регламентирует его деятельность, пытаясь вмешиваться во все назначения и дела уммы. Если так пойдёт дальше, не исключено, что нынешний муфтий попытается выйти из-под опеки Аппарата президента Татарстана, и тогда его постараются заменить на более лояльного функционера».

«То же самое можно утверждать и о Татарстанской митрополии Русской Церкви. Абсурдная поддержка полностью оскандалившегося с гей-скандалом "ручного" митрополита Анастасия только усугубила ситуацию и привела к его замене на "непредсказуемого" Феофана. Таким образом, получается, чем больше местные власти "закручивают гайки", тем непредсказуемее становится ситуация в религиозной сфере. По крайней мере, так произошло на православном направлении: все кадровые назначения Патриархии были полной неожиданностью для казанского Кремля. Курировать Православие в Аппарате президента Татарстана теперь будет Максим Муратов», - заключил Раис Сулейманов.
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий