Этнолингвистический конфликт в Республике Татарстан – угроза безопасности всей России?

Михаил Щеглов о том, что нужно сделать для создания оптимальных условий формирования гражданской общероссийской идентичности

Определение этому явлению, наиболее характерному для данного российского региона с особым «национальным» менталитетом значительной части руководства, дал ныне покойный профессор, доктор социологических наук, многие годы известный и как председатель Общества русской культуры Республики Татарстан Александр Салагаев (17.03.1952 - 18.07.2014).

Возможным это явление стало в нашей стране исключительно по причине особых прав, предоставленных федеральным законодательством «национальным» субъектам. По определению того же Александра Салагаева современная Россия – асимметричная этно-федерация, что имеет сомнительные основания, и по сути сейчас превращено в довольно циничное взаимодействие центра с подобными регионами: федералы – деньги региону (причём чем больше регионалы сумеют «выпятить» национальный менталитет – тем больше денег получат), а регион центру – лояльность и нужные результаты выборов.

Русская глубинка – на задворках.

Но сейчас, если даже мириться с этой несправедливостью (к слову, начало ей в нашей стране было положено ещё в 1922 году!), то на этнолингвистический конфликт в нынешней Республике Татарстан настало время обратить самое пристальное внимание абсолютно всем, прежде всего – органам федеральной власти. Почему? Поводов два.

Во-первых – вопрос русского языка – ключевой, своего рода он – маркер русофобии на всех просторах СНГ, и очень давно. Однако только сегодня – у нас есть Украина, и мы все знаем, какую роль в нагнетании напряженности там сыграло насаждение, даже в русскоязычном Крыму и Донбассе, украинськой мовы, а по сути – борьба с русским языком.

Во-вторых, налицо пред принимавшиеся последнее время неоднократно попытки окружения регионального руководства Республики Татарстан навязать на федеральном уровне «модель Татарстана» другим регионам, имеющим статус «титульных», и прежде всего – именно в языковом вопросе, видим это на примере тихой Бурятии, а сейчас, настойчиво – Крыма, в своё время до сыта уже хлебнувшего сомнительных языковых обязательств. Кто хочет разложить заряды в масштабах всей Российской федерации – предстоит ещё выяснить. Но сейчас каждому, придётся вникать в эту проблему, пока ещё не поздно. Как, например, в своё время следовало вникать в проблему разрастания радикальных течений Ислама. Сейчас, кстати, видим – не только внутренних, российских течений, но и в мировом масштабе. Но с проблемой русского языка в России, надеюсь, нам разобраться будет гораздо легче.

По просьбе одного депутата Госдумы России автором статьи подготовлена информация в виде краткой пояснительной записки, публикуемой ниже.

Итак, этнолингвистический конфликт (ЭЛК) в Республике Татарстан: суть проблемы кратчайше, в один абзац.

В Татарии на основании республиканского законодательства все школьники с 1 по 11 классы обязаны изучать татарский язык. Так как русский язык по Конституции РТ из государственного языка РФ переведен в государственный язык республики, то он стал функционально равноправным с татарским языком и как следствие и русский и татарский должны изучаться в равных объемах. Эта логика заложена в законодательстве республики и именно так реализуется. На практике в образовании (но отнюдь не в повседневной жизни) искусственно создаются условия для расширения сферы функционирования татарского языка и ущемления русского языка, в частности, увеличение количества часов на преподавание татарского и уменьшение часов на преподавание русского. Также введено обязательное изучение татарского языка во всех детских садах в количестве 3 часов всеми детьми не зависимо от национальности.

Понятно, что никто не вправе изменять статус русского языка и совершенно очевидно, что госязык РФ не может быть функционально равноправным с госязыком республики.

Русский язык в школах Татарии существенно урезан по объему преподавания по сравнению с другими субъектами РФ, где нет обязательности изучения госязыка республики. В Татарстане независимо от насильственного навязывания изучения татарского языка 98% русских выпускников не овладевают им, не используют его. Все знания ограничиваются небольшим набором слов и устойчивых выражений на татарском языке, что вполне может быть освоено вне школы (как и происходило со старшим поколением – до введения принудительного двуязычия).

В результате законодательной коллизии в Республике Татарстан ВСЕ школьники массовой школы обучаются по учебному плану № 3 – для школ с родным НЕрусским языком обучения, т.е. по плану, предусмотренному для школ с обучением на татарском языке (татарских национальных школ) – на полностью «законном» основании.

При этом республиканская власть ложно позиционирует республику как идеальную модель межнационального согласия, одна из основ которой – двуязычие, которого в реальности – нет. С другой стороны, в отношении родителей, проявляющих недовольство данным положением, администрацией применяется подавление, намеки на последствия для детей, доходило до уголовного преследования, а само обсуждение проблемы (за исключением Интернета) – табуировано. В итоге (ведь, никто не желает проблем своим детям) русскоязычные родители запуганы и молчат. Тем не менее, небольшая часть недовольных отваживаются участвовать в различных мероприятиях, последнее из которых прошло в Казани 6 сентября 2015 г. – митинг «За федеральную политику в образовании!» (всего с 2009 года уличных акций протеста родителей русских детей против подобной политики в области образования в Татарстане прошло четырнадцать). Предмет «Татарский язык» всё более откровенно профанируется. Родителей русскоязычных детей никто не опрашивал – желают ли они, чтобы их дети получали такие образовательные услуги. Таким образом, этнолингвистический конфликт в РТ сконструирован и поддерживается в состоянии накала республиканской властью.

Ещё в декабре 2012 г. в Госдуме комитетом по межнациональным отношениям инициированы общественные слушания с участием родителей из республик и экспертов, проблема всесторонне обсуждалась.

Проблема усложняется тем, что нынешним федеральным законодательством за русским языком юридически не закреплён статус родного языка, хотя фактически родным его назовут более 85% граждан России, а также тем, что «национальная» республика может наделить государственный язык Российской Федерации статусом «государственный язык республики», но не признавать русский язык родным языком. В результате абсурдность ситуации заключается в том, что для русских детей в Татарстане русский язык по документам не является родным языком. Статус «родной язык» в Татарстане есть у всех, кроме русских и в большей мере у татар.

Данная проблема носит системный характер, обусловлена излишней свободой субъекта, в данном случае – в образовательной деятельности, отсутствием оптимально рамочных федеральных нормативов, стандартов. Например, в Татарстане история преподаётся не просто с «национальным татарским» уклоном, а зачастую Россия рассматривается как оккупант по отношению к Татарстану. Более того, в образовательных учреждениях нередки случаи, когда произвольно, без ведома родителей, вводится халяльное (мусульманское) питание, включая и для детей из православных семей.

Инициативы депутатов ГД России «федерализовать» образование далеко не всегда поддерживают коллеги, а со стороны РТ подобные инициативы всеми силами блокируются.

Предложения, выработанные экспертами (в т.ч. – упомянутого комитета ГД РФ), обсуждённые в сообществах русскоязычных родителей «национальных» республик (не только РТ):

1. Для обеспечения реализации конституционного права на сохранение родного русского языка (Гл. 3, ст. 68, п. 3 Конституции РФ) из числа языков народов России, создания условий изучения родного русского языка, необходимо законодательно закрепить за русским языком наряду со статусом государственного языка Российской Федерации и статус родного языка.

2. Для создания оптимальных условий формирования гражданской общероссийской идентичности необходимо из всех образовательных нормативных актов (ФГОС, федеральные программы, примерные образовательные программы, рабочие образовательные программы, учебные планы и т.д.) изъять дефиниции «русский неродной», «родной нерусский», «русский как иностранный». Исключить противопоставление «родной язык» и «русский язык», т.к. русский язык также является родным, притом для большей части граждан. Ввести дефиниции: «государственный язык Российской Федерации для не владеющих русским языком», «государственный язык Российской Федерации для владеющих русским языком» и «родной русский язык». Необходимо также из законодательных норм ряда республик РФ вывести русский язык из статуса «государственный язык республики», сняв функциональное равноправие государственного языка Российской Федерации с государственным языком республики. Тем самым – восстановить конституционную норму русского языка в статусе государственного языка Российской Федерации на всей её территории.

3. Для сохранения единства образовательного пространства необходимо внести в федеральный закон «Об образовании в РФ» в ст. 12, п. 9. поправку в следующей редакции: «Примерные основные образовательные программы разрабатываются и утверждаются федеральными органами исполнительной власти с учетом….» далее – по тексту прежней редакции».

Михаил Щеглов, председатель Общества русской культуры Республики Татарстан, г. Казань
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Михаил Щеглов:
Русский профессор
Памяти Александра Петровича Кирпичникова
03.12.2019
Делать Божье дело с огнём в груди и жаждой правды
Открытое обращение Общества русской культуры Республики Татарстан к участникам IV Форума православной общественности Республики
21.11.2019
Новый информационный «татарский наезд»
Интервью лидера русского движения Татарии о том, почему он повторно подвергся массированному очернению
19.11.2019
«Не допускайте "балов сатаны"»
Открытое обращение Михаила Щеглова властям и общественности Татарстана в связи с готовящимся хеллоуинским шабашем близ стен казанского Кремля
30.10.2019
Новые надежды на возрождение
Состоится первое архиерейское богослужение в Храме-памятнике православным воинам, погибшим при взятии Казани
01.10.2019
Все статьи автора