Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Драма кинорежиссера. Памяти Алексея Германа

25.02.2013


Дневник философа Александра Казина …

Об ушедших – или хорошо, или ничего. Но Алексей Герман заслуживает более обстоятельного разговора.

Алексей Юрьевич Герман был гениальным режиссером отечественного авторского кино. Свою первую кинокритическую статью в газете «Ленинградская правда» в 1986 году я написал именно про первый германовский фильм «Проверка на дорогах» («Операция с «Новым годом»!). Герман снял его на «Ленфильме ещё в 1971 году, советская власть его запретила и положила на полку на 15 лет. Глупость большая – более патриотического в самом лучшем смысле этого слова кинопроизведения о войне следовало бы ещё поискать. В этом плане его можно сопоставить разве что с «Ивановым детством» А.Тарковского, при том, разумеется, что Тарковский – это религиозный художник-метафизик, а Герман – прежде всего мастер экзистенциального и социального реализма. «Проверка на дорогах» – это рассказ о судьбе предателя (действительного или мнимого), который кровью искупает свою вину в партизанском отряде. Поистине потрясает финал картины. Русско-советские войска неудержимо движутся на Берлин. Вместе с ними идут бывшие «лесные мстители» – теперь уже солдаты и офицеры победоносной регулярной армии. Где-то по пути они «всем миром» вытаскивают застрявший на дороге военный грузовик (явный киносимвол «машины» всей нашей Руси-матушки) – и на лицах преодолевших всё мужчин видны очистительные слезы радости – слезы победы!

Помнится, после появления той статьи Алексей Юрьевич при встрече на «Ленфильме» крепко пожал мне руку, Что было, то было.

Затем вышел ещё один шедевр – «Двадцать дней без войны» по сценарию К.Симонова с Ю.Никулиным и Л.Гурченко в главных ролях. Та же самая война – но уже в тыловом азиатском городе, где разворачивается краткий роман героев. И дело здесь не столько в романе, сколько в том, где и как он происходит: в перипетиях чудовищного переселенческого быта, среди эвакуированных из Москвы артистов, на фоне местной «верблюжьей» экзотики, вообще среди вздыбленной войной страны. Мастерство Германа-режиссера достигает здесь необычайной точности – любая значащая деталь на месте. И всё же главную смысловую роль в этой картине несет музыка, которая выводит, казалось бы, документальный зрительный ряд на уровень мощного смыслового обобщения. После митинга на заводе, на котором «случайно» выступает главный герой-фронтовик, маленький оркестрик играет «Священную войну» – и как играет! Снова зритель вводится в пространство духовного катарсиса – не напрасны перед Богом и людьми жертвы, принесенные народом и каждым отдельным человеком в этой страшной войне. И земная смерть – это ещё не конец.

Третья картина Алексея Германа посвящена вообще странной для либерального сознания теме – она изображает труды и дни сотрудников уголовного розыска сталинских 1930-х годов, причем изображает вполне объективно и даже доброжелательно. Недаром фильм назван «Мой друг Иван Лапшин» (в главных ролях А.Болтнев и А.Миронов), по повести отца режиссера писателя Юрия Германа. Именно в этой картине Алексей Герман доводит до предела свой кинематографический метод «свободного движения» в кадре. Персонажи здесь передвигаются так, как будто фиксирующей их кинокамеры вовсе не существует – ходят, сидят, разговаривают, едят, пьют, а в это время вершатся их жизненные и смертные судьбы. После этого фильма критики, как один, заговорили о «ленинградской школе» в кино, хотя Герман, конечно, как и всякий большой талант, неподражаем. Он, действительно, «бог деталей» в кино – а трудно быть богом.

А вот дальше, на мой взгляд, у Германа произошел загадочный творческий срыв. В 1998 году на экраны вышел его четвертый фильм «Хрусталёв, машину!» – о позднем сталинском времени и его людях. До сих пор не знаю, что хотел сказать автор этим произведением. Несколько раз начинал, но так и не смог досмотреть этой картины до конца. И в этой своей зрительской реакции я, как ни странно, совпал с реакцией кинофестиваля в Каннах, хотя ни лично, ни творчески не имею ничего общего с компанией киноманов-эстетов, перекормленной фильмами всех времен и народов. В «Хрусталеве» на экране царит хаос – причем тяжкий, холодный, мертвый. Душевно и физически его почти невозможно вынести. Герман здесь абсолютизирует своё «броуновское движение» фабулы, получая в итоге нечто в буквальном смысле преисподнее. Можно, конечно, сослаться на само изображаемое в кадре время – начало 1950-х. Но такая «черная дыра» есть не что иное, как символическое вычеркивание России-СССР из истории, чем занимаются, например, современные литературные и даже церковные либералы. По предшествующим фильмам о Германе этого никак не скажешь.

Не знаю, какой окажется предсмертная картина мастера. Поживем – увидим, она почти готова. Некое тревожное чувство мне подсказывает, что это будет зрелище не из легких. Однако в любом случае следует принести дань уважения покойному Алексею Герману – крупнейшему кинохудожнику наших дней, ушедшему из жизни 21 февраля 2013 года в городе Святого Петра. Упокой, Господи, его душу!

Александр Казин, доктор философских наук, профессор


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев - 2

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

2. Чемоданов : Ответ на 1., Славянофил:
2013-02-26 в 11:23

Не смогли они выбрать русскую сторону, испугались.

Точнее и не скажешь.
1. Славянофил : Когда нет любви ничего -нет.
2013-02-26 в 01:30

Попробую ответить на вопрос автора, связанный с природой беды фильма "Хрусталев, машину". Едва ли мой ответ устроит автора, но он таков: Герман гений кино, гений культурного феномена кинематографа, но это не русская гениальность. Таких примеров утраты веры в свою нужность зрителю много. По сути дела, ни один из признанных мастеров кино СССР, не смог снять ничего достойного своего уровня за последние 20 лет. Ни Данелия, ни Рязанов, ни Михалков, ни Андрон Кончаловский, ни Смирнов,ни Климов, ни Герман, а это были первачи, речи нет о "вечно присмыкающихся" Соловьевых, Миттах или Меньшовых и Шахназаровых.
Никто из великих не пережил крушения великой идеи, великого мирового противостояния, их судьба была принесена в жертву, как и миллионы простых судеб и жизней. Их великой борьбе за "человека" пришел "кирдык" в ввиде американского экранного счастья. Они связали свою судьбу с Русской культурой, Русским языком, Русским зрителем, некоторые даже с Русским Христианством - Православием - это оказалось "фатальной ошибкой", поскольку нельзя быть чуть-чуть русским. По сценарию, в котором они оказались, Русская культура должна погибнуть. Вот и стал вопрос ребром: где Вы? На чьей стороне? Не смогли они выбрать русскую сторону, испугались. Характерным считаю высказывание Алексея Германа младшего, в одном из интервью: "я не хочу снимать фильмы о сегодняшнем дне, он мне не интересен...." Думаю, что его отец был с ним солидарен. ИМ было не интересно снимать о сегодняшней России, потому что это опасно. Потому, что мудрец Герман прекрасно понимал, что должен предать проклятию "своих кумиров и творцов революции в России". Должен был признать подлость Эйзенштейна и Мейерхольда, Эренбурга и Троцкого и их еврейских спонсоров, тех, кто уничтожил Великую Россию в 1917, а теперь распинает ее вновь. Ну, что ж, лес рубят -щепки летят. Вот и оказались гении в древесно-стружечном отвале. Конечно снимать об этом очень страшно, а вот оправдать любую подлость отцов - страшной властью Сталина - это можно попробовать, да и деньги на это дают, те же, кто душит всю Россию. В таком тупике оказался Алексей Герман, потому не стало у него ни Веры, ни Надежды, ни Любви России, потому, что "Трудно быть Божьим, но надо". И не вышел фильм про "опущенную страну" - не опускается она, потому, что СВЯТАЯ. Ты ее вниз, в преисподнюю, а она в небеса... Надеюсь, что в последней своей работе, Герман, нашел в себе смелость рассказать о то, как ВОЗОМНИВШИЕ СЕБЯ БОГАМИ его знакомцы - уготовали себе вполне земное Русское возмездие. Поживем, увидим. Упокой Господи Душу раба твоего Алексея. Вечная память. И благодарность, за то , что сумел.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме