«Вовсе не всякий член Церкви призван свидетельствовать об истине миру во зле лежащему» 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Вовсе не всякий член Церкви призван свидетельствовать об истине миру во зле лежащему»

Какой должна быть миссия / 27.12.2012


Православные священнослужители о диалоге Церкви и общества …

Газета «Кифа» («камень» по-арамейски, - то же, что «Петр» по-гречески, - РНЛ) опубликовала интервью с протоиереем Павлом Великановым, главным редактором научного богословского портала «Богослов.Ru». О диалоге Церкви и светской культуры отец Павел, в частности, сказал:

«Церковное общество в своей массе вообще не готово к любому открытому диалогу независимо от того, диалог ли это с культурой, или с учёным сообществом, или даже с журналистским. В Церкви есть хроническая болезнь, название которой - декларативность. Мы привыкаем вещать с амвона и подсознательно уже не предполагаем, что нам кто-то имеет право и может ответить, тем более ответить аргументированно, обоснованно и т. д. Мы сразу же пугаемся этих вещей, замыкаемся в себе и воспринимаем этого человека как потенциального «духовного врага». Так что первая задача, которую необходимо решить, чтобы вывести диалог на более высокий уровень, - это научить будущих священников самой форме диалога.

Это позволит нам уйти от политики «оголтелого миссионерства», которым, к сожалению, сейчас многие очень заражены, - а ведь из-за неё постепенно, понемногу, шаг за шагом те территории, которые вполне законно считались местом деятельности и присутствия Церкви, оказались от Церкви отчуждены. Потому что мир сейчас очень болезненно реагирует на Церковь, когда она пытается использовать светский инструментарий информационного противодействия для ведения какой-то идеологической войны и этот инструментарий обращает против самого мира. Ведь подсознательно этот мир чувствует, что по сути это неправильно.

Мы должны искать новые формы, мы должны пытаться находить тот язык, на котором не просто будем говорить то, что мы хотим сказать, а на котором нас будут слышать люди. А они будут слышать то, что нормально ложится в их сознание, входит в их уши, а не является тем, что один из блогеров как-то назвал «церковнославянской феней».

Пытаться навязать какую-то конкретную среду обитания всякому приходящему в Церковь - это, на мой взгляд, огромная ошибка, потому что для Бога бесконечно значима и бесконечно ценна та исключительность каждого человека, которая выражается и в том, где он родился и от кого, как он был воспитан, с какими ценностями развивался, какой выбор внутри себя делал. Но просто брать некое универсальное бревно и всех ломать об это жёсткое как-быправославное колено - я думаю, это совсем не по-Божьи. По-Божьи же - создавать такие максимально комфортные условия, чтобы то лучшее, что есть в каждом человеке, могло развиться и раскрыться как самый дорогой, драгоценный цветок. А всё худшее при этом естественным путём отваливается как шелуха, отпадает и, в общем-то, не имеет никакого значения».

Портал Regions.Ru попросил православных священнослужителей прокомментировать эти мысли.

Протоиерей Борис Михайлов, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в Филях, выразил согласие с этими мыслями о. Павла.

«Это правильные рассуждения. Дай Бог, чтобы так было. Повода для полемики я не вижу. Это вполне определенные, само собой разумеющиеся вещи. Другое дело, что собственно подразумевается под «церковным обществом». Есть священники и миряне, которые активно выступают за пределами Церкви, в светских масс-медиа. Это нормально, и надо развивать это общение. Надо присутствовать в общественной жизни: знать общественные интересы, откликаться на злободневные вопросы, вообще принимать активное участие в общественной жизни, не ожидая, когда нас пригласят. Надо предлагать и свою точку зрения. Мы должны выходить за пределы церковной прессы. Это наш долг. Нужно нести в общество мир и при обсуждении "трудных" вопросов, которые, казалось бы, разделяют общество», - добавил он.

«Конечно, заниматься этим надо в меру своих способностей, но это наша прямая обязанность – нести свет Христов в мир, нести правду. А мы часто боимся, молчим. Это болезнь еще советского времени. И задача всей России, всех русских людей - это преодоление этого советского наследия. Мы должны преодолеть этот страшный советский период российской истории - преодолеть в первую очередь в себе и помочь в этом людям, с которыми сталкиваемся. Наши неудачи во многом связаны именно с тем, что мы этого не смогли еще преодолеть. Это действительно очень важная задача», - заключил священник.

Протоиерей Александр Абрамов, настоятель храма преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках, заявил, что не может комментировать интервью собрата. «…Но относительно диалога Церкви и общества, Церкви и науки, Церкви и культуры отмечу, что является странной сама постановка вопроса: она подразумевает, будто Церковь – это не часть общества и существует отдельно от науки или культуры. В основе этого лежит ошибочное заблуждение, что можно выстроить, например, православную историю, которая будет точнее разъяснять события, чем история светская. Я убежден, это не так. Есть культура и ее отсутствие, есть профессионализм и попытка замаскировать отсутствие компетентности ссылками на то или иное миросозерцание, этим обычно пользуются, слабые и несостоявшиеся профессионально, а попросту говоря, некомпетентные и глупые люди. Дело не в том, нуждается Церковь в диалоге или нет, а в том, что Церковь уже является частью культуры и уже инкорпорирована в мир науки через систему основных своих догматических постулатов и мировоззрений», - продолжил священник.

«Вопрос о том, как Церковь разговаривает - это вопрос о том, как церковные люди или Церковь в целом беседует с людьми науки и людьми, принадлежащими к миру искусства, например. Я оставлю в стороне очевидный вопрос, что многие ученые, люди из мира культуры являются верующими – это само собой разумеется, и тогда никакого диалога не нужно. Другое дело, что часто некоторые миссионеры в своем отрицании достижений науки, в опрокидывании культурных достижений доходят до противопоставления Церкви и современности. И тогда люди, обладающие высоким образовательным цензом, компетентные и знающие, начинают смущаться, иногда они начинают думать, что, общаясь с Церковью, они общаются с маргинальной средой – это очень опасно. Ибо маргиналы, прикидывающиеся Церковью, от имени Церкви говорить не вправе», - добавил он.

«Церковь - это отец Павел Флоренский, отец Сергий Булгаков, это десятки и сотни тысяч людей науки, которые были казнены в годы репрессий, кто занимался в лагерях историей Византии, кто закладывал основы отечественной историографии. Вот кто такие люди церкви. А когда говорят, что нам не надо ваших достижений, у нас есть своя православная история и наука – это неправда. И вот умерить пыл излишнеречивых людей, которые сами, не обладая хорошим образованием, пытаются учить других, нам несомненно нужно. И как это делать, об этом нужно подумать, в том числе и тем, в чьи должностные обязанности входит взаимодействие с разного рода общественными и религиозными объединениями», - заключил о. Александр.

Протоиерей Максим Первозванский, клирик храма Сорока Севастийских мучеников, главный редактор журнала «Наследник», заявил, что «невозможно не согласиться здесь с отцом Павлом: это действительно серьезнейшая проблема, и она усугубляется - падает уровень образования, способность людей к самостоятельному размышлению становится все менее и менее заметной».

«Я об этом тоже постоянно пытаюсь разговаривать с молодежью, детьми и взрослыми, и вижу, что даже простые формы диалога оказываются довольно сложными не только для православного сообщества, но и вообще для всех современных людей. Мы действительно живем декларативно, я вообще назвал бы это мышление сектантским. Я впервые с этим столкнулся в диалоге с представителями "Свидетелей Иеговых". Они предлагают тебе мысль, и когда видят, что ты готов ее обсуждать, сразу переходят ко второму пункту. То есть они не готовы обсуждать то, о чем сами говорят. К сожалению, это все больше распространяется в нашем обществе, то есть многие просто провозглашают тезисы и им вообще не интересно, как люди это воспринимают. Но в любом разговоре важно, что бы все, что мы говорим, обдумывалось теми, кто нас слушает», - продолжил он.

«Поэтому мы, например, специально в нашей молодежной организации "Молодая Русь" все проводим в виде дебатов, круглых столов, дискуссий, я заставляю участников меняться местами и защищать противоположную позицию, то есть важно уметь аргументировано рассуждать и осмысливать то, что говоришь сам и твой оппонент. Это проблема нашего образования, а не только Церкви и общества. Та реформа образования, которая сейчас проводится, все меньше оставляет места для того, чтобы наше поколение училось думать, дискутировать и обсуждать, а этому служит литература, часы преподавания которой уменьшаются, ЕГЭ вообще направлен против развития способностей учащихся. И если этот вопрос не решать на уровне всего общества, мы будем все меньше слышать и понимать друг друга, общество будет фрагментироваться, так как человек, усвоивший какую-либо идею, не будет способен конструктивно обсуждать ее с другим человеком, поэтому задача общества и государства над этим работать», - заключил о. Максим.

Протоиерей Артемий Скрипкин, настоятель Церкви святого великомученика и целителя Пантелеймона в селе Колчаново Ленинградской области, отметил, что отец Павел – человек, грамотный и знает, что говорит.

«Единственное, что я не очень понимаю, что он подразумевает под фразой "оголтелое миссионерство". Что это такое в его понимании? Это какой-то штамп. Главный недостаток современной церковной жизни, на мой взгляд, заключается не в том, что мы не умеем вести диалог, а в том, что в нас как раз не достает такого «оголтелого миссионерства». Вот обычные сектанты ходят по квартирам, и, не стесняясь, предлагают "поговорить про Библию". Это похоже на "оголтелое миссионерство"? А нам этого как раз не хватает, потому что мы ждем, когда к нам кто-то придет в Церковь, где мы начнем вести этот диалог», - продолжил о. Артемий.

«Но если мы декларируем себя преемниками апостольской Церкви, то тогда было по-другому: апостолы шли в народ, и они никакой диалог не вели. Вот апостол Павел проповедовал о Христе, а если попутно возникали дискуссии, он защищал веру Христа, православие, а своим ученикам, если посмотреть Новый Завет, он советует остерегаться болтовни и пустословий, то есть как раз диалогов. Он говорит: "Брат Тимофей, не влезай в пустые словопрения, от них вред только тебе и людям. Ты просто свидетельствуй о Христе, а если твое свидетельство не приемлется, просто отряхни ботинки свои и иди дальше проповедуй". И такая технология была эффективна. Если мы посмотрим на древнюю церковь и последующую русскую древнюю церковь, когда шла колонизация северных земель, период Ермака и прочее, там никакого диалога не было, просто шли и возвещали о Христе. Парадокс в том, что такая система более эффективна в религиозном смысле. Возьмите ислам современный – там тоже идут напролом и завоевывают пространство», - добавил священник.

«А те диалоги, которые мы видим в европейском сообществе, может быть хороши с точки зрения нового гуманистического богословского подхода, но они не эффективны с религиозной точки зрения, она не дают нам людей. Мы видим бесконечные конференции, где пьют кофе, что-то обсуждают, но они никому не интересны. А нам нужно приводить людей к Богу, чтобы они меняли свою жизнь. Оголтело это будет или нет, не знаю. У церкви проблема – она плохо занимается миссией именно в самом обычном обывательском понимании, как мне представляется. С какой стати вести диалог, когда Церковь представляет истину, и не от себя истину, а от Бога. Какой может быть диалог с истиной?» - задается вопросом отец Артемий.

Игумен Лука (Степанов), заведующий кафедрой теологии Рязанского государственного университета, согласен,  что «диалог Церкви и общества складывается непросто».

«Я по собственному опыту знаю, что вовсе не всякий член Церкви призван свидетельствовать об истине миру во зле лежащему. Для большинства членов Церкви идет первый этап воцерковления, когда они призваны отвратиться от дел тьмы и укрепиться в практике благочестия духовной традиции, которая для них нова и требует больших усилий по ее освоению. На определенном этапе воцерковления для всякого человека происходят некоторые перемены, и он уже из своей закрепощенности неофитства выходит в более широкий и адекватный мир общения, который не разоряет его святыни, потому он не должен требовать от всего церковного сообщества веселости и затейливой общительности с окружающим миром. Пускай призванный ко спасению, отлучившись не только от друзей, но иногда даже и от сродников, укрепляется в том новом пути, на который призвал его Господь, и призыву которого ответило его сердце. А вот в лице своих светлых проповедников, участников встреч с людьми, телепередач открытых народу, Церковь получит возможность в адекватных миру формах свидетельствовать об истине, к которой она совершенно причастна. Потому я не решусь поставить задачу коммуникаций актуальной для всех членов Церкви, понимая, что большинство укрепляется в главном и преимущественном деле стяжании благодати собственными сердцами. Поэтому смешно и несвоевременно требовать от всех членов Церкви этой самой коммуникабельности и адекватности ожидаемому миру диалогу», - добавил о. Лука.

«Но в лице тех пастырей и мирян, которые уже утвердились в пути благочестия, пускай мир узнает насколько благодатен путь спасения в Господе нашем Иисусе Христе. Но для этого надо предоставить трибуну, и трибуной этой для избранных проповедников должна стать наша образовательная система и СМИ, которые пока совершенно закрыты по злой воле тех, кто распоряжается в этих областях. И это как раз является болезнью нашего времени. Церковь живет своей жизнью, есть у нее и добрые глашатаи и уста золотые, которые готовы разговаривать с миром на его языке, не теряя высоты своего положения, но пускай те, кто неравнодушен к обращению наших соотечественников ко Христу, позаботится, чтобы наша деградирующая система образования, чтобы наши парализованные в нравственном отношении СМИ показали бы открытый путь тем, кто готов общаться с миром, исполнять свою миссию и свидетельствовать миру о Христе», - заключил игумен Лука.

Священник Димитрий Арзуманов, настоятель храма святого праведного Иоанна Кронштадтского в Жулебине, выразил мнение, что, по крайней мере, на приходе у о. Павла все в полном порядке.

«И диалог по полной программе, и каждый раскрывается, как цветок. Непонятно только, почему о. Павел думает, что вокруг все иначе. Проблема, конечно, есть - но все-таки не столь масштабная. Ведь общество само по себе еще недостаточно раскрылось. А церковное общество - часть общества в целом. Я знаю много приходов, где ведется оживленный диалог, и нет там никакой оголтелости, никакого чувства исключительности – как раз так, как мечтает об этом о. Павел. Другое дело, что научить этому нельзя ни в семинарии, ни в академии. Я знаю на собственном опыте, что там не учат быть твердолобым, не учат быть заносчивым и оголтелым. Но знания сами по себе – это одно, а человечность в человеческой душе – другое. Ведь надо стать как бы другим человеком, чтобы слышать собеседника, чтобы иметь к нему сострадание. Это не в академиях воспитывается. Я знаю, например, грубых и оголтелых академиков и вежливых и воспитанных дворников. Мне кажется, что положительные изменения происходят. Еще бы несколько спокойных лет… А о. Павел, как мне кажется, все несколько преувеличил», - заключил отец Димитрий.

Священник Игорь Шумилов, настоятель Воскресенской церкви д. Васильевское Рузского р-на Московской области, заявил, что от слов о. Павла создается немного странное впечатление.

«Как будто собственные проблемы выдаются за общие. Церковь невозможно вписать в какие-то строгие рамки (я не говорю о вероучительных истинах). И зачем отделять церковное общество от общества в целом? Церковь собственно и представляет срез всего общества в самом широком диапазоне: и социальном, и идеологическом. В Церкви есть и бедные и богатые, либералы и консерваторы, высокообразованные и малоученые, и каждый служит своими талантами. Нельзя, например, обязать всех священников "вести диалог". У нас есть отцы, которые замечательно это делают, но есть такие, кому это дается с трудом. Есть признанные миссионеры, но есть такие духовные люди, которые миссионерствуют не проповедью, а всей своей жизнью. И это гораздо лучше. В Церкви есть все. Зачем же пытаться, как в армии, одеть всех в одну форму, заставить всех ходить в ногу и отвечать хором? Вот сейчас всех научим вести диалог. Кого с кем? Ведь Церковь и общество взаимопроницаемы. А если мы отделяем Церковь от «общества», то возникает ситуация своего рода гражданской войны», - заключил священник.

Священник Антоний Скрынников, главный редактор официального сайта Ставропольской и Невинномысской епархии, преподаватель Ставропольской духовной семинарии, настоятель храма в честь святого благоверного великого князя Димитрия Донского в Ставрополе, заявил, что «можно только порадоваться, что отец Павел смог так точно передать современное состояние внешнего взаимодействия некоторых церковных миссионеров и общества».

«Я думаю, квинтэссенцией мыслей отца протоиерея будет выражение, услышанное мною на фестивале православных СМИ: «Если Церковь берет на себя право комментировать все сферы жизни общества, она должна быть готова, что в отношении ее будут поступать точно так же». Нам нужно научиться понимать, что люди, общества, государства очень разнообразны. И если что-то нам не нравится или непонятно, это еще не повод переводить диалог в форму обличения. Говоря с обществом нам нужно помнить слова святого апостола Павла: "Для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных; для чуждых закона - как чуждый закона, - не будучи чужд закона пред Богом, но подзаконен Христу, - чтобы приобрести чуждых закона; для немощных был как немощный, чтобы приобрести немощных. Для всех я сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых" (1 Кор., 9:20-22)», - заключил священник.

Иеромонах Макарий (Маркиш), священнослужитель Свято-Алексеевской Иваново-Вознесенской православной духовной семинарии, заявил, что, возможно, «не понял, что хотел выразить отец Павел, - но с тем, что понял, не может согласиться никак».

«Я первый раз слышу такое странное высказывание, звучит оно вздором. Я бы поставил в вину отцу Павлу собственную неосведомленность, когда он говорит: "Мы привыкли, мы пугаемся…", - но ничего подобного, у нас не так. И чтобы понять, что у нас не так, достаточно раскрыть отчет о работе Межсоборного присутствия, раскрыть обращение Святейшего Патриарха, информацию о ведущей миссионерской работе, о просветительской работе, почему это называют "оголтелым"?» - вопрошает о. Макарий.

«Наша Ивановская епархия идет далеко не впереди всех епархий, но наша работа с обществом, с молодежью, с разными социальными группами непосредственно своим фактом опровергает это обобщение, когда отец Павел говорит, что мы так устроены.  Кстати, я нахожусь сейчас на семинаре, который ведет епархия вместе с ассоциацией психотерапевтов Ивановской области, тут присутствуют разные люди: врачи, психиатры, профессора вузов, священнослужители. Мы ведем очень интересный диалог, и если я процитирую сейчас слова отца Павла, то люди просто подумают, что человек, грубо говоря, не знает, о чем говорит», - заключил игумен Макарий.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

 

Другие статьи этого автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме