«Эту лакуну в нашем правовом поле следует заполнить»

Православные священнослужители о предложении В.Лысакова ужесточить наказание за вандализм по отношению к религиозным святыням

Первый замглавы комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и госстроительству Вячеслов Лысаков (фракция «Единая Россия») предлагает ужесточить наказание за вандализм по отношению к религиозным святыням и не исключает, что в Госдуму внесут такой законопроект, сообщает Regions.ru.

«Сейчас появились, я их назову, дебилы, которые начали поджигать церкви, заниматься прямым вандализмом и осквернением святынь, к какой бы конфессии они ни имели отношение. Сейчас речь идет о православных церквях, но такие же действия гипотетически могут быть и против мечетей, и против синагог. За это надо жестко наказывать», - отметил В.Лысаков. По мнению депутата, необходимо экстренно вернуться к обсуждению данной проблемы, поскольку «сейчас маргинальная часть общества всколыхнулась этой свистопляской вокруг известной группы хулиганок».

Как отмечает издание, процесс над «панк-феминистками» показал, что в российском законе существует «дырка»: наказание за непотребное поведение в святом месте в России, в отличие от многих зарубежных стран, не предусмотрено, а мотив религиозной ненависти плохо доказуем.

В связи с этим корреспондент издания Regions.ru задал известным православным священнослужителям вопрос: нужны ли специальные законы, защищающие храмы от осквернения, а верующих – от оскорблений?

Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря на Новослободской, отметил, что в любом государстве, в любой культуре у любого народа есть либо писаный, либо неписаный закон, который жестоко карает за осквернение святого места. «Святотатство – тяжелейший грех, тяжелейшее преступление. Не случайно присловье "у этого человека нет ничего святого" указывает, как низко может пасть человек. Общество должно ограждать себя от таких падений и таких людей. Поэтому здесь можно говорить не столько о внесении нового закона, сколько о возобновлении старого – во всех государствах во все времена были такие законы, в том числе и в царской России. Опираясь на исторический опыт, используя то лучшее, что применимо в наших изменившихся условиях, мы должны вернуться к нему. Если сделать это грамотно, вдумчиво, но и решительно, то, конечно, такой закон принесет пользу», - считает священник.

Протоиерей Александр Абрамов, настоятель храма преподобного Сергия Радонежского в Крапивниках, отметил, что «у нас в законе вообще нет специальных положений, регулирующих преступления в религиозной сфере, тогда как в странах западной Европы и в США такие преступления отмечаются уголовными кодексами. Там есть определенные статьи, которые предусматривают наказание с реальными сроками лишения свободы за разжигание именно религиозной ненависти и за противоправные акты, связанные с храмами или религиозными символами. Примерно в этом же ключе, призывающем с большим вниманием и строгостью относиться к актам, ведущим к разжиганию религиозной вражды, находится и международное законодательство, разного рода Конвенции, например ООН, участником которой является и Россия».

«Так что если бы у нас появилось подобное законодательство, оно вполне отвечало бы общемировым тенденциям, - подчеркнул священник. - Мы с вами пониманием, - и последние события лишь иллюстрация к этому, - что область религиозных чувств, символов и поведение в сфере религии особенно чувствительны. И здесь безразличие законодателя, равно как и отсутствие внимания со стороны государства, может привести к катастрофическим последствиям. Проще говоря, обычное бытовое хулиганство имеет меньше социальных последствий, чем, например, публичное высказывание-оскорбление в адрес приверженцев той или иной веры, расписывание храмов оскорбительным граффити или что-либо еще. Здесь затрагиваются чувства огромных групп верующих, и на этом легко играть негодяям. Поэтому совершенно оправдано, что такое законодательство существует за рубежом, и эту лакуну в нашем правовом поле следует заполнить. Надо, конечно, посмотреть, что это будет за законодательство, и какие определения будут предложены Госдумой, но в любом случае ясно, что религиозные объединения сами себя защитить далеко не всегда в состоянии».

Протоиерей Максим Козлов, настоятель Татианинского храма при МГУ, первый заместитель председателя Учебного комитета Русской Православной Церкви, также считает, что «нужен закон, который в целом защищал бы людей от оскорблений по религиозным, социальным, национальным и иным признакам», ведь «и атеистов нельзя оскорблять за их атеистические убеждения». «В данном случае, на мой взгляд, нужно говорить не столько об ужесточении наказаний, сколько о ясности закона - чтобы в правовое поле попадали все те случаи, которые сейчас стали предметом активной дискуссии. В этом правовом поле они должны быть четко зафиксированы законом. Тогда ни у кого и не возникнет недоумений по поводу правомочности тех или иных судебных решений и ощущения, что люди наказаны не за то, что они сделали. Нужна широкая общественная дискуссия о том, каковы должны быть меры наказаний. За известный эпизод, может быть, действительно наказание в виде подметания улиц вокруг храма Христа Спасителя было бы более поучительным, нежели тюремное заключение», - полагает пастырь.

Священник Андрей Постернак, директор Традиционной гимназии, уверен, что «такие законы необходимы в законодательстве любого цивилизованного государства»: «Любое оскорбление чувств человека на религиозной, бытовой, политической и какой бы то ни было почве, является нарушением его прав. Поэтому должны существовать определенные санкции, наказания, которые должны отражать определенную позицию самого государства по этому вопросу. Столь активная поддержка этой пресловутой панк-группы в СМИ либеральной направленности и со стороны разных знаменитостей на самом деле создает ситуацию, когда вражда на религиозной почве может усилиться в обществе. Потому что столь агрессивное нападение на традиционалистскую часть общества может привести и к соответствующей реакции. Но ответственность лежит именно на тех людях, которые столь активно популяризируют эту группу и ее идеи. Ведь на самом деле любому здравомыслящему человеку очевидно, что произошедшее было злостным хулиганством и оскорблением чувств верующих. Безусловно, в такой ситуации должно существовать определенное правовое поле, в котором такие поступки и должны рассматриваться. Если такое правое поле будет формироваться в нашем государстве, это можно только приветствовать».

Священник Владимир Тимофеев, настоятель Успенского храма села Алексеевка Белгородской и Старооскольской епархии, также отметил, что «такой закон необходим, и он должен соблюдаться, потому что необходимо взаимоуважение не только между народами, но и между религиями». «К сожалению, такие действия с осквернением храмов и других религиозных зданий и организаций имеют под собой какой-то глубокий личный интерес противников веры. И наверное, все же справедливо наказали тех девушек, которые кривлялись на амвоне храма Христа Спасителя. Но важно было бы еще учитывать тех, кто стоит за всем этим, выяснить, какие интересы они преследуют, потому что, как правило, за внешние простыми поступками стоят интересы противников и нашей православной веры, и других религий. К сожалению, не всегда законы пишутся правильно, и хочется, чтобы этот закон был хорошо обдуман и правильно сформулирован, в нем должны быть обозначены видимые юридические границы, чтобы сами люди начали уважать собственную культуру, веру и традиции. Думаю, закон будет способствовать возрождению внутреннего чувства в самом народе, так как сегодня у людей нет глубокой потребности в знании собственной культуры и традиций, в их сохранении и уважении», - заключил священник.
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
"Кощунство в Храме Христа Спасителя: преступление и наказание"
«Религиозная свобода не должна идеализироваться»
По словам Вахтанга Кипшидзе, вопросы защиты прав верующих все чаще носят политизированный характер в общественной жизни России и других стран
11.02.2020
«Это большой прорыв»
Верховный Суд поставил богохульников на место
09.07.2019
Реакция государства должна быть жесткой
Однако и православному сообществу не следует бездействовать в связи с выходом кощунственного клипа Шнурова
07.06.2019
Все статьи темы