«Каждый сам должен решать, сколько пожертвовать»

Православные священнослужители о церковном налоге

30.11.2011 588
Социологическая служба «Среда» провела опрос с целью выяснить, как относятся граждане России к идее ввести в нашей стране церковный налог, сообщает сайт Regions.ru. Как отмечает издание, в некоторых религиях существует требование: верующий обязан отдавать определенную часть своих доходов на нужды общины. В некоторых странах (например, в Германии) налогоплательщик может указать религиозное объединение, которому будет перечисляться часть его налогов.

Результаты опросов показывают, что в России эта идея не очень популярна: только 19% граждан согласны, что православные могли бы платить налог в пользу Церкви. Чаще других так думают студенты (29%) и жители мегаполисов (кроме Москвы). Больше половины опрошенных (56%) – против подобного налога. Особенно часто так считают москвичи (68%), затем идут госслужащие, самые бедные из опрошенных, неработающие пенсионеры и несчастные по самоидентификации респонденты. Каждый четвертый из опрошенных (25%) затрудняется с ответом. Чаще, чем в среднем по России, в пользу этого налога говорят регулярно причащающиеся, но и среди них эта доля составляет только 28%.

Прокомментировать данные соцопроса издание попросило православных священнослужителям.

Протоиерей Александр Добродеев, заместитель заведующего сектором МВД Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, считает, что понятие цены и договора между людьми в духовных делах – это показатель несвободы и низкого духовного уровня. «Мы все-таки страна духовная, несмотря на то, что Церковь отделена от государства. Но духовный уровень в России все же довольно высок, и если ввести церковный налог, эта планка понизится. Ведь на первое место мы выдвинем экономические основы духовной жизни», - говорит священник. «Я бы предложил другую идею: более активное участие общества в духовно-нравственном воспитании, участие в благотворительности, помощь обездоленным и многодетным семьям. Нет ничего лучше конкретных дел. У нас нет институтов укрепления семьи, а при введении церковного налога необходимо будет создать контрольные органы, новые места для чиновников. Надо вводить не экономические меры, а дать возможность людям через совершение благих дел спасать свои души и помогать другим в этом», - заключил отец Александр.

Игумен Гермоген (Ананьев), насельник Московского Данилова монастыря, тоже не видит необходимости в таком налоге в нашей стране. «Люди и так имеют возможность жертвовать столько, сколько они считают нужным, на конкретные цели - на восстановление конкретных храмов, например, и в конкретные приходы, и в монастыри. К пожертвованиям относятся и деньги, потраченные на свечи, книги и т.д.» - пояснил он. «К тому же наша налоговая система не столь хорошо работает, как на Западе. Мы не знаем, например, на что именно тратятся наши налоги: это абсолютно непрозрачная система. Зачем этот государственный механизм, бюрократическую машину, к Церкви подключать? У государства и так проблемы со сбором собственно государственных налогов. К тому же я не очень понимаю, как это согласовалось бы с закрепленным в Конституции принципом разделения Церкви и государства», - добавил отец игумен.

Священник Димитрий Арзуманов, настоятель храма св. првд. Иоанна Кронштадтского в Жулебине, считает, что сама по себе практика церковного налога разумна, но в нашей стране пока лучше обойтись без него. «Такой налог есть не только в Германии, но и в других странах. Результат этого налога – благолепие храмов, красота убранства, чистота территорий к ним прилегающих. Это, конечно, здорово. Но это возможно только в развитых странах с развитым обществом, где понимают необходимость такого налога. А у нас люди в основном бедные, большинство живет за чертой бедности. Они этого просто не поймут. А люди более или менее состоятельные, как правило, чрезвычайно жадные. У них нет особого желания платить обычный налог, не говоря уже о церковном», - сказал он. «Мы просто еще не созрели. Сейчас это из области фантастики. Лет через "-дцать", когда у нас поменяется власть, поменяется общество, изменится отношение к жизни, к стране, к государству, к народу, это будет возможно», - считает священник.

Иерей Валерий Буланников, клирик храма свт. Николая в Отрадном, также думает, что идея церковного налога вполне здравая, но у нас она не приживется. «Вообще-то это идея западная. И на Западе даже в православных приходах эта система нормально работает. Там все построено на расчете, платежах и процентах. Там это привычно. У нас же один может пожертвовать только рубль, а другой – сто тысяч», - сказал он. «В принципе пожертвование – дело абсолютно добровольное, и каждый сам должен решать, сколько пожертвовать. А в законе есть элемент обязательности. А русский человек не любит обязаловки. Как в вере – свобода выбора, так должно быть и здесь. Церковь вообще-то жива Божией милостью. И люди, сколько могут, столько и жертвуют, и никакого закона для этого, наверное, не нужно», - добавил отец Валерий.

Иеромонах Тихон (Зимин), преподаватель МДАиС, сомневается, что церковный налог был бы совместим с нашей Конституцией. «Насколько я знаю, в тех странах, где взимается церковный налог, государство выплачивает из этих денег определенные суммы на содержание монастырей и священнослужителей. Но у нас Церковь отделена от государства. Выражаясь современным языком, она является независимой самостоятельной организацией с самофинансированием. Зачем же ее связывать с государственной налоговой системой? Это будет противоречить Конституции», - сказал он. «Да и нужно ли это? Люди сами должны решать, какую часть своих доходов они отдадут Церкви. Это добровольная жертва», - отметил он. «Введение такого налога чревато, по-моему, ростом социальной напряженности и неприязненным отношением к Церкви. Ничего хорошего нашему народу и стране это, на мой взгляд, не принесет», - заключил отец Тихон.
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий