Михаил Леонтьев: Проблема мировоззренческого различия между В.Путиным и Д.Медведевым остается

По мнению аналитика, действия участников тандема не были ни «игрой», ни «разводкой»

03.10.2011 715
«С моей точки зрения, объявленная на съезде "Единой России" тандемная рокировка выглядит вполне естественно. Все более-менее адекватные люди изначально понимали, что идея примерно такова: Владимир Путин вернется. Потому что если бы он собирался уходить из политики, то не пошел бы на формально более низкий пост», - заявил в интервью порталу KM.ru известный публицист Михаил Леонтьев.

«Несмотря на то, что Путин утверждал, что в качестве премьера он повышает свою квалификацию, российское государственное устройство имеет отчетливо президентский характер. В этом смысле пост председателя правительства является понижением статуса, особенно для политика, который является лидером мирового уровня. И, можно даже сказать, исторической фигурой, как бы ни относиться к Путину. Так что с самого начала было понятно, что его премьерство – это промежуточный этап перед возвращением», - убежден аналитик.

«С другой стороны, - продолжил М.Леонтьев, - Дмитрий Анатольевич был выбран в качестве преемника как человек свой и надежный, т.е. такой, которому можно было доверять. Опять же, не секрет, что поддержка Дмитрия Анатольевича со стороны избирателей была обеспечена высокой степенью доверия именно к Путину. Можно сказать, что последний делегировал доверие. Это – феномен политического доверия. Речь идет не о симпатии. Последняя не передается от одного человека к другому, ее нельзя делегировать. Грубо говоря, Пугачева не может сказать своим фанатам: "Слушайте Пупкину". Точнее, сказать-то она может, но вряд ли к такому совету прислушаются (ну разве что один раз, из уважения к Алле Борисовне, и послушают Пупкину). Однако в политике все происходит по-другому: "Если вы доверяете мне как политику, значит, вы доверяете моему выбору"».

По мнению аналитика, на съезде единороссов «произошла вещь с тактической, политической и всякой другой точки зрения абсолютно полагаемая и предсказуемая». «Тем не менее, многие достаточно странно отреагировали на эту рокировку. Даже те, кто демонстрирует полное удовлетворение этим решением, скорее делают это "по должности", потому что в промежутке произошли некоторые события. И разговоры о том, пойдет ли Дмитрий Анатольевич на выборы вне зависимости от решения и желания Владимира Владимировича, были не на пустом месте: они определялись относительно продолжительным периодом жизнедеятельности нашего тандема», - заметил М.Леонтьев.

«Я не считаю действия участников тандема "игрой", "разводкой" или демагогией (хотя такая концепция тоже имеет место быть). На самом деле Путин и Медведев не только не притворялись, но и показали себя как разные политики. Даже с человеческой точки зрения то, что произошло, выглядит абсолютно правильно. Потому что, предположим, решись Дмитрий Анатольевич избираться в Президенты вопреки согласию Владимира Владимировича, это выглядело бы весьма уязвимо с этической точки зрения. Не потому, что Президент не имеет права избираться: конечно, имеет, как и каждый гражданин. Тем более он не с луны свалился, а работал на высочайших постах. При этом свой президентский мандат Медведев получил благодаря Владимиру Владимировичу, и получил не просто так, а именно как единомышленник, как абсолютно доверенный человек. Если потом возникают фундаментальные разногласия, то, по идее, нужно сказать: "Я ухожу в отставку, поскольку свой мандат я получил как единомышленник, а теперь буду добиваться мандата как оппонент". Конечно, это, как говорится, идеальная конструкция, и "в природе такого не бывает". Но в принципе, с точки зрения логики и этики, ситуация должна была выглядеть именно таким образом», - считает эксперт.

«Повторюсь, - добавил М.Леонтьев, - я не склонен считать, что нам создавали интригу и с нами играли, и на самом деле Путин и Медведев якобы обсуждали ситуацию за чаем и дико хохотали над теми, кто ведется на разводки. Потому что кроме аппаратных интриг и противодействия команд были реальные политические действия, а также реальные политические высказывания (можно сказать, их вербализация). Дмитрий Медведев очень подробно и четко вербализовал различия с Владимиром Путиным в своих подходах, которые он пытался определить как тактические. Я же настаиваю, что то, что он говорил и пытался воплотить в жизнь, – это мировоззренческие и политические различия. Я не говорю о том, что они – противники или враги. Просто это – различия такого масштаба, что они достаточны, чтобы состоять в разных политических партиях, а также для того, чтобы это было открытое, публичное, мировоззренческое столкновение. Речь идет даже не о том, что Медведев настаивает на быстрой модернизации, а Путин – на том, чтобы все происходило постепенно, делая упор на стабильность. Просто речь идет о разных моделях модернизации. Причем модернизация вообще является для России императивной, т.е. ею все равно придется заниматься. А если она сорвется или не удастся, значит, не удастся и сама Россия…»

Модель модернизации, считает аналитик, – «это корень самого существенного разногласия между Путиным и Медведевым». «Разговоры о том, что их абсолютное политическое единомыслие строится на том, что они оба видят Россию великой и могучей страной через какое-то время, – это разговоры ни о чем, хотя из них все-таки можно сделать вывод, что наши политические лидеры не собираются изменять своей Родине. И это радует, потому что бывало и хуже в нашей истории. Поэтому нельзя сказать, что это – качество, которое не имеет особого значения, однако оно не может быть положено в основу политического консенсуса. В силу договоренности и понимания ситуации в стране было достигнуто определенное согласие по поводу распределения ролей в тандеме на ближайшие годы. Конечно, в среднесрочном плане это стабилизирует ситуацию и вносит ясность, а также снимает кучу проблем. Тем не менее, проблема мировоззренческого различия между этими двумя фигурами остается», - заключил Михаил Леонтьев.
Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий