Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Иерей Алексий Мороз: «Эта идея противна святоотеческому духу»

ДелоРус и Александро-Невская Семья / 27.01.2011


Известный священник прокомментировал недавнее заявление римского понтифика о чистилище …

«Чистилище – это чисто католическое представление о загробной участи людей, которое несет в себе всю порочность католического учения как такового. Идея чистилища возникла в результате юридического восприятия Католической церковью спасения. Если Православие понимает спасение как исключительно духовный процесс, когда человек уподобляется Богу, то у католиков юридическое восприятие догмата о спасении привело к возникновению идеи чистилища. Католики считают, что если человек совершил какие-то проступки, он должен быть наказан, и если он это наказание понес, то он может быть прощен и пребывать далее в более светлом состоянии. Но все это глубоко чуждо Православию», - заявил в интервью «Русской народной линии» известный священник Алексий Мороз, комментируя недавние заявления папы Римского Бенедикта XVI о чистилище.

«Чистилище – это как очищение огнем внутреннего человека, болезненный опыт сокрушения в своих грехах, - сказал понтифик. - Душа, поврежденная грехом, не может предстать пред Богом». Такое заявление глава Католической церкви сделал 12 января в ходе еженедельной общей аудиенции, сообщает Newsru.com. Понтифик также подверг критике представление о чистилище католической святой Екатерины Генуэзской, отметив, что чистилище – это процесс, а не конкретное место. Хотя Екатерина Генуэзская и является автором «Трактата о чистилище», сказал папа Римский, «она никогда не получала конкретных откровений о чистилище или душах, которые были там очищены».

«Бог есть любовь. А за грехи человек наказывает сам себя еще в этой жизни, удаляясь от Бога и подпадая под демоническое воздействие. С каждым грехом зло все больше проникает вглубь его души, становится частью его натуры, - заметил, рассуждая о католическом представлении о чистилище, иерей Алексий Мороз. - Когда человек умирает, он забирает с собой абсолютно все, что он собрал в своей душе за всю жизнь, и доброе и злое, и все это получает свое развитие, многократно усиливающееся. Если человек жил во грехе, например, в блуде или наркомании, то после смерти его греховный навык в нем остается и усиливается. Человек будет мучиться от этих желаний, но будет уже не в состоянии физически их исполнить. Такое понимание греха дает нам понимание адских мук. Человек после своей смерти горит в огне своих страстей. Чистилищу здесь просто нет места. Человек страдает за свои грехи. И оттого, что он страдает, ему не становится лучше. Он пожинает то, что посеял. Католики же говорят, что каждый грех имеет определенное наказание. Отмучался за определенный грех определенным способом, и пошел в рай».

Такое представление Римо-католической церкви, являющееся ложным пониманием спасения, привело в свое время к возникновению индульгенции, отметил пастырь. «Кстати говоря, от индульгенций Римская церковь не отказывалась. У святых, якобы, есть какие-то "сверхдолжные заслуги". Для спасения души человек должен совершить определенное количество добрых дел. А если он делает больше, чем нужно для спасения его собственной души, то эти дела поступают в духовную копилку папы Римского, который может, в свою очередь, продавать (присваивать) эти дела другим людям», - заметил он.

«Чистилище – это идея, изначально противная святоотеческому духу, идее спасения и извращающая всю духовную жизнь человека и его представление о загробной жизни. Этот католический догмат всегда отрицался в нашей Церкви и всегда рассматривался как глубочайшее заблуждение католиков», - заключил иерей Алексий Мороз.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев - 13

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

13. Роман Т. : Дмитрию В.Ч. на 6
2011-01-28 в 18:55

Бог знает, каким образом. Однако внешнее мучение существует,и ад-не только состояние, но и место во внутренности Земли.
12. Артур : М.Яблоков :
2011-01-28 в 08:15

В Кресте нет ничего лишнего, Михаил. В отличие, по Вашему собственному признанию, от юридизма. Вероятно потому, что Крест – дело Божье, а юридизм – измышления человеческие, слишком человеческие… ;)

Да, и еще. Я всегда на страже! ))



И настороже? ;)
11. Аноним : Индульгенции в православной церкви.
2011-01-28 в 02:38

В XVI-XVIII веках Греческая Церковь, хотя и огражденная от контактов с внешним миром границами Османской империи, подвергалась большему влиянию западного христианства, чем Церковь Русская. Здесь значительно активнее действовала католическая пропаганда, особенно с учреждением в 1622-м году Sacra Congregatio de Propaganda Fidei, да и греческие ученые и богословы чаще имели контакты с Западом, а большинство из них здесь училось. Эти и другие факторы привели к тому, что Греческая Церковь в большей степени, чем Русская, подверглась западной "метаморфозе", по выражению о. Георгия Флоровского.

Одним из проявлений такой "метаморфозы" стало введение в практику Греческой Церкви… выдачи христианам индульгенций.[1] Это были настоящие индульгенции - грамоты, разрешавшие от грехов, который мог получить всякий, часто за определенную сумму денег. Разрешение, подававшееся этими грамотами, согласно Хр. Яннарасу, не было связано с участием верного ни в таинстве покаяния, ни в таинстве Евхаристии.[2]

Трудно определить, когда индульгенции, среди греков известные как "apheseis" и "sygchorochartia", вошли в обиход православных, живших под турецким игом. Они были достаточно распространены уже в шестнадцатом веке. В начале восемнадцатого века Иерусалимский патриарх Досифей Нотарас (1641-1707) пишет об индульгенциях как о всем известной и древней традиции: "Возобладал обычай и древняя традиция, которая известна всем, чтобы святейшие патриархи давали церковному народу грамоту об отпущении грехов (sygchorochartion)"[3].

Практика выдачи индульгенций, существовавшая вначале неофициально, получила официальное подтверждение на Константинопольском соборе 1727-го года. Этот собор был созван в ответ на усилившуюся латинскую пропаганду, развернувшуюся главным образом в Сирии, Месопотамии, Палестине и Египте, и стал продолжением Константинопольского собора 1722-го года[4]. Собор издал "Исповедание веры"[5], текст которого был составлен Иерусалимским патриархом Хрисанфом (†1731), подписанное патриархами: Константинопольским Паисием II, Антиохийским Сильвестром и Иерусалимским Хрисанфом, а также архиереями, находившимися в то время в Константинополе и принимавшими участие в соборе.

Итак, в 13-м пункте документа говорится: "Власть оставления грехов, которое, если подается письменно, Восточная Христова Церковь именует "разрешительными грамотами" (sygchorochartia), а латиняне - "индульгенциями" (intulgentzas),.. дается Христом в святой Церкви. Эти разрешительные грамоты выдаются во всей Соборной Церкви четырьмя святейшими патриархами: Константинопольским, Александрийским, Антиохийским и Иерусалимским."[6]

Как видно из обоих приведенных отрывков, патриарха Досифея и Константинопольского собора, выдача индульгенций связывалась с властью православных патриархов. Приписывание патриархам (и только им, как видно из текста "Исповедания") власти отпускать грехи и выдавать специальные грамоты было искаженным рудиментом древнего института "Пентархии", который сформировался после IV Вселенского собора и, безусловно, претерпел кризис в эпоху турецкого господства и распространения латинских влияний. В сознании греков той эпохи, которые к тому времени во многом привыкли мыслить западными стереотипами, власть православных патриархов во многом была ассоциирована с властью римского папы.

В своей полемике с латинством греки подвергали сомнению не само по себе явление индульгенции, но то, что Римские папы приписывали право раздавать отпущение грехов исключительно себе. Так, в том же 13-м пункте соборного исповедания сказано: "Говорить же, что власть давать (индульгенции) имеет только Римский папа, есть явная ложь"[7].

Примечательно, что даже такой богослов и знаток канонического предания Церкви как преп. Никодим Святогорец не только не отвергал, но и следовал практике индульгенций. Так, в своем письме епископу Стагонскому Паисию, который в то время находился в Константинополе, датированном апрелем 1806-го года, он просит его взять в патриархии "разрешительную грамоту" для одного "живого монаха", тоже по имени Никодим, и прислать ему. Он обещает ему, что вышлет деньги, необходимые для покупки грамоты, как только узнает, сколько она будет стоить.[8]

Индульгенции как средство обогащения были осуждены на Константинопольском соборе 1838-го года. Этот собор, как и собор 1727-го года, был посвящен опровержению латинских догматов и обычаев. Его главной темой была "уния". Окружное послание, изданное собором, подписали Константинопольский патриарх Григорий VI и Иерусалимский патриарх Афанасий, а также одиннадцать архиереев Константинопольского синода. Его текст был послан также отсутствовавшим патриархам Александрийскому Иерофею и Антиохийскому Мефодию.[9]

В 9-м пункте Окружного послания осуждается "ужасное и неслыханное злоупотребление, происходящее от дерзости, по которой епископы Рима святейшие, священнейшие и страшные предметы веры священной Христовой веры используют как средство добывания денег"[10]. Здесь осуждается только взимание денег за отпущение грехов, да и то только в юбилейные годы. Само по себе явление индульгенции опять не находит должной богословской оценки собора. В послании также нигде не упоминается и не осуждается практика Греческой Церкви, аналогичная осуждаемой собором.

Впрочем, даже соборными решениями было сложно искоренить практику, укоренившуюся в народе. Насколько укорененной была эта практика, говорит тот факт, что "разрешительные грамоты" дожили в Греции до середины двадцатого века.[11]

http://www.pravoslav...chiv/indulgreek.htm
10. Аноним : Re: Иерей Алексий Мороз: «Эта идея противна святоотеческому духу»
2011-01-28 в 02:36

О ЧИСТИЛИЩЕ
Православные и католические богословы расходятся в вопросе о существовании "чистилища". Согласно общехристианским представлениям о посмертной судьбе людей, Бог судит души умерших тотчас после их исхода из тела. При этом души праведников попадают в рай, а души грешников, совершивших смертные грехи или не раскаявшихся - в ад.

При этом, согласно католическому учению о чистилище, души тех людей, которые не совершали особо тяжких грехов и раскаялись, должны пройти ряд временных, очистительных мучений, только после которых становятся достойны лицезрения Бога. Такой "промежуточный" этап между адом и раем (лат. purgatorium) в России издревле получил название "чистилища", существования которого Православная Церковь формально не признает.
В Св. Писании прямые упоминания о существовании чистилища отсутствуют. В Ветхом Завете таковым можно посчитать отрывок 2Мак 12:39-45, хотя многие экзегеты толкуют его как связанный с темой эсхатологического воскресения мертвых, а не собственно чистилища. Немногочисленные новозаветные тексты (Мф 12:32; 2Тим 1:18; 1Кор 3:10-15) могут рассматриваться как косвенные свидетельства о чистилище, но всё это довольно спорно. В итоге католическая доктрина о чистилище опирается преимущественно на Св. Предание.

В творениях Отцов Церкви, как западных, так и восточных, идея чистилища в той или иной форме, безусловно, присутствует. Свв. Василий Великий, Григорий Нисский, Бл. Августин употребляют выражение "очистительный огонь" (т.е. наказание огнем, из которого грешники выходят очищенными) или прямо "чистилище". Ту же веру в возможность только временных мук разделяли Свв. Григорий Великий, Киприан, Иоанн Златоуст. Наиболее четко учение о чистилище разработал Папа Григорий Двоеслов, живший в VI столетии и признаваемый восточной Церковью "столпом Православия". Поначалу понятие "чистилища" было довольно неопределенным, допускало различные толкования и носило скорее "духовный" и общий характер. В частности, само понятие "очистительного огня" было сформулировано только в XI в. Но со временем идея "чистилища" стала приобретать всё более конкретно- художественное выражение, и "промежуточное состояние" как бы сменилось "промежуточным местом", когда богословы-схоласты, поэты и художники начали описывать, подобно аду и раю, детальное устройство чистилища, муки находящихся там грешников и т.д. Естественной реакцией Церкви было очень осторожное использование в официальных церковных определениях понятий и терминологии, описывающих чистилище. В соборных учительных текстах избегали использовать даже само слово "чистилище", также как и образ огня, очищающего от грехов.

С разделением Церквей учение о чистилище получило окончательное оформление только в Западной Церкви, прежде всего на I и II Лионском, Флорентийском и Тридентском Соборах. Однако установления, принятые на этих Соборах, не носили характера догматических вероопределений. В частности, на Флорентийском "примиренческом" Соборе 1439 г. грекам не вменялось в обязанность принять учение о чистилище.
В Восточной Церкви понятие чистилища не получило доктринального оформления. С другой стороны, на Востоке идея чистилища также всегда присутствовала, хотя и в несколько иных формах. Мертвые мыслились там находящимися в некоем промежуточном состоянии в ожидании Страшного Суда, когда их участь будет окончательно решена. Именно с этим связаны молитвы об умерших, чтобы Бог "оставил им прегрешения вольные и невольные", "учинил души их в месте светле, в месте злачне". Однако, согласно восточной традиции, не только элемент "промежуточности" присутствует в положении умерших до Страшного Суда, но и наличие мучений, страданий, испытываемых ими - что уже вплотную приближает учение Восточной Церкви к понятию чистилища. Св. Василий Великий в молитвах Пятидесятницы упоминает о "в аде (иногда заменявшего слово "чистилище" - Ю.Т.) держимых" с надеждою для них "мира, ослабления и свободы".

Еще более определенное воплощение идея мук "чистилища" получила на Востоке под названием "мытарств" - т.е. испытаний, угрожающих душе после смерти в ожидании Страшного Суда. Тема "мытарств" приобрела широкое распространение в народном фольклоре, многочисленных сказаниях, повествующих если не об "очистительном огне", то о бесах и демонах, выдержать встречу с которыми предстоит грешникам.
Таким образом, можно вполне утверждать о традиционной общности воззрений на предмет "чистилища" Католической и Православной Церквей, и формальные вероучительные разногласия между ними считать чисто номинальными.

ИНДУЛЬГЕНЦИИ И СОКРОВИЩНИЦА ЗАСЛУГ СВЯТЫХ
Вряд ли в антикатолической литературе, из какого бы лагеря она ни исходила - реформаторов, гуманистов эпохи Просвещения, официальных советских историков Церкви - какое-нибудь слово в большей мере служило символом порочности, лживости, цинизма Римско-Католической Церкви, чем слово "индульгенция". У многих поколений читателей и кинозрителей (и не только наших) так и засел в памяти образ толстого жадного падре с хитрыми бегающими глазками, который всовывает бедному крестьянину замусоленную бумажку-"индульгенцию", обещая ему за некоторую сумму денег прощение всех настоящих и будущих грехов.

Между тем, здесь налицо та ситуация, когда за сложившейся определенным образом церковной практикой, имевшей серьезные социально-религиозные последствия, перестала осознаваться суть достаточно серьезных богословских воззрений, породивших эту практику. И хотя сама эта практика уже фактически давно прекращена, ее теологическая основа по-прежнему существует.
В самом деле, слово "индульгенция" в переводе с латинского языка означает "отпущение" и подразумевает частичную или полную отмену наказания, которое грешник должен будет понести, попав в чистилище. Откуда взялась такая, с первого взгляда, очень странная идея отмены загробного наказания еще при жизни грешника?
Дело в том, что в древней Церкви на верующих налагались тяжкие наказания сообразно с тяжестью совершенного греха, которые им иногда приходилось нести много лет. И только после столь длительного покаяния верующие допускались к участию в молитвенных собраниях и Св. Причастию. Впоследствии, чтобы не лишать верующих возможности примириться с Богом, такие длительные периоды покаяния были отменены, и раскаявшийся грешник допускался к таинствам Церкви. Однако "неисполненные" срок и тяжесть покаяния не отменялись, а как бы переносились на загробную жизнь, в период пребывания в чистилище. Таким образом перед грешником вставала проблема: как "распределить" мучения между земной жизнью и загробной. Подобные рационально-наивные представления, свойственные средневековью, и породили практику "отпущений", когда Церковь прощала человеку часть его прегрешений или даже все грехи, "облегчая" посмертную участь.

Основанием для такого "отпущения" в какой-то мере являлась вера в то, что добрые дела способны искупить грех и что за добродетельную жизнь Бог дарует блаженство ("оправдание делами"). Но поскольку идея "оправдания делами" в ее прямом выражении нарушала основополагающие христианские воззрения на благодать Божию как единственно дарующую Спасение (эта проблематика составила в дальнейшем существенную часть полемики католиков, протестантов и православных), то допустимость "индульгенций" стала объясняться иным образом. В XIII веке французский богослов Гуго Сен-Шерский разработал учение о том, что Церковь обладает сокровищницей, запасом добрых дел, совершенных Христом, Богоматерью, живыми и почившими святыми, и что из этого запаса можно "покрывать" грехи людей. В 1343 г. специальным декретом Папы Климента VI это учение было официально принято Католической Церковью. В том же веке учение Гуго Сен-Шерского получило дальнейшую детальную разработку в трудах теологов-схоластов, в т.ч. Св. Бонавентуры и Св. Фомы Аквинского. В итоге практика "отпущения" получила солидное богословское обоснование. За те или иные заслуги перед Церковью, за щедрые пожертвования можно было получить полное или частичное отпущение - индульгенцию, что заверялось специальной бумагой, также получившей название "индульгенция". Последующая широкая продажа индульгенций в целях обогащения, в условиях общего кризиса Католической Церкви позднего Средневековья, привела к резкому недовольству верующих, послужила одной из основных причин разочарования в Католичестве и подтолкнула лютеровскую Реформацию. Так, в крайне неприглядном виде, понятие "индульгенции" и дошло до наших дней.

Однако является ли идея индульгенции в ее богословской основе исключительно католической? Как таковая, практика отпущений, пожалуй, не была известна Православной Церкви. Вместе с тем, идея индульгенции может быть выведена из раннехристианского принципа единства и взаимодополняемости церковного организма как мистического Тела Христова, когда урон, понесенный одним членом Тела, и даже муки его в чистилище, возмещают все остальные члены. Так можно понять слова апостола Павла из Кол 1:24. Это же утверждали ранние, в том числе восточные, Отцы Церкви.
Веру в то, что "сверхдолжные заслуги" святых и Богородицы "покрывают" грехи простых смертных, разделяла и Православная Церковь. В "Четьих Минеях" мы читаем: "...чистую Богоматерь, Тоя бо ради дается оставление прегрешений". Этот же мотив прослеживается в житиях святых. Так, в житии преп. Василия Нового описывается, как он явился ангелам, сопровождавшим преп. Феодору в ее мытарствах после смерти, и передал им мешок: "...вы искупите ее этим от долгов ее. Благодатию Божией я много собрал сокровищ трудами и постом своим, и вот дарю мешок души сей".

Таким образом, если принимать в расчет не историческую практику, а богословские основы идеи "отпущения", то они, в той или иной мере, являются наследием обеих Церквей. Практика индульгенций до сих пор имеет место в Католической Церкви и описывается довольно сложной системой канонических установлений. Но она, конечно, давно не носит того меркантильного характера, что до сих пор сохраняет за ней скандальную славу. В Восточной Церкви система отпущений подобной детальной разработки так и не получила.

( Юрий Табак. "Православие и Католичество". Основные догматические и обрядовые расхождения.)
9. Коля : А недавно Бенедикт 16-й упразднил Лимб
2011-01-27 в 23:04

Думаю, что та же судьба в конце концов ждёт и Чистилище.

А вот за что Ватикан будет цепляться до последнего - так это за верховенство римского папы в Церкви.
8. М.Яблоков : Артуру.
2011-01-27 в 20:50

Да, и еще. Я всегда на страже! ))
7. М.Яблоков : Артуру.
2011-01-27 в 20:48

Такой же как и Крест.
6. Дмитрий В.Ч. : 5. Роман Т.
2011-01-27 в 20:25

Объясните неграмотному, как душа без тела может ощущать чевственные (внешние) муки?
5. Роман Т. : Re: Иерей Алексий Мороз: «Эта идея противна святоотеческому духу»
2011-01-27 в 18:37

Разумеется, Православие не знает учения о чистилище. Но не только последствия страстей терзают человека, но он наказуем и внешне. Св. Игнатий(Брянчанинов), "Слово о смерти": "Православная Церковь признает в вечности двоякое мучение, как и двоякое блаженство:
1) Внутреннее, производимое духовными ощущениями и помышлениями (внутренний огнь совести) и
2) внешнее, производимое обстановкой извне (чувственное).(...)Оба святителя (И Василий Великий и Иоанн Златоустый) указывали на червя и огонь, как чувственные внешние муки."
4. Артур : 3. М.Яблоков :
2011-01-27 в 15:03

Михаил, я был уверен, что откликнитесь именно Вы! ;-))))

Юридизм - крайность сам по себе! ;)
3. М.Яблоков : Артуру.
2011-01-27 в 13:51

Отсекаются только крайности юридизма, но сам юридизм как таковой. Иначе придется отказаться от Креста. Что собственно и произошло у современных либеральных богословов.
2. Артур : Re: Иерей Алексий Мороз: «Эта идея противна святоотеческому духу»
2011-01-27 в 11:49

Добавлю: душа Чистилища считается уже спасенной - она страдает по причине необходимости чистого наказания. Т.е. тут нет прямой связи с возможностью загробного покаяния.
1. Артур : Re: Иерей Алексий Мороз: «Эта идея противна святоотеческому духу»
2011-01-27 в 11:44

Большое спасибо отцу Алексию за отклик как собственно по вопросу латинского измышления о Чистилище, так и в целом, косвенным образом, за оценку пагубности латинского юридического понимания проблематики спасения.

Только небольшое уточнение. В Чистилище не очищаются грехи как таковые. Покаяние, таинство исповеди в любом случае необходимы. И грехи эти искупаются подвигом Христа. Но в Чистилище человек страдает определенное время якобы по необходимости удовлетворения Божественному правосудию - страдает просто так...

А цитированные в заметке слова римского епископа свидетельствуют о том, что даже Рим постепенно вынужден смягчать в сторону органического понимания спасения свою юридическую его трактовку - в силу очевидной ее абсурдности

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие новости этого дня

Другие новости по этой теме