Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Сохраним ли мы «Русскую линию»?

Актуальные темы / 05.04.2010

Конфликт по вопросу редакционной политики может быть решен мирным путем

Некоторое время назад, когда мы испытывали острые финансовые трудности, и стоял вопрос о продолжении деятельности «Русской линии», я обратился к читателям с просьбой о помощи и призывом превратить РЛ в «Русскую народную линию». Это была констатация того факта, что РЛ стала важным фактором не только в моей жизни и жизни сотрудников агентства. Я имел много случаев убедиться, что в сохранении РЛ заинтересованы очень многие уважаемые представители русской православной общественности. Именно поэтому я считаю оправданным и необходимым это объяснение с читателями.

Страстная Седмица выдалась для меня в этом году тяжелой и искусительной. В Великий Вторник состоялся очень непростой двухчасовой разговор с учредителем и директором «Русской линии» Сергеем Григорьевым, который сообщил мне, что после Пасхи произойдут изменения в редакционной политике РЛ. Я узнал, что Сергей Михайлович передает свои права учредителя одному известному полугосударственному Фонду, который совместно с неким церковно-общественным фондом (что это за фонд Сергей Михайлович сказать затруднился, сообщив мне только, что пока об этом кем-то «наверху» решается вопрос) отныне будут учредителями РЛ. Представителем учредителей будет руководитель проекта «Белые воины», бизнесмен Александр Николаевич Алекаев (который на протяжении нескольких лет до мая прошлого года был одним из финансовых спонсоров РЛ), а он, С.М.Григорьев, будет непосредственно руководить редакционной политикой, хотя и временно на протяжении нескольких месяцев. Цель такой реорганизации Сергей Михайлович не скрывал - изменение редакционной политики «Русской линии».

Я ранее об этом публично не сообщал, но близкие к РЛ люди и внимательные читатели знают, что на протяжении последних четырех лет у нас с Сергеем Михайловичем существуют серьезные идеологические разногласия, касающиеся редакционной политики. Чтобы понять существо нынешней проблемы, думаю, стоит об этом чуть подробнее сказать.

«Русская линия» была создана в 1998 году, ее инициаторами были три человека - Константин Душенов, Сергей Григорьев и автор настоящих строк. Первоначально она замышлялась как интернет-версия газеты «Русь Православная», в редколлегии которой мы все трое состояли. Однако Константин Юрьевич Душенов относился к проекту без энтузиазма, а только он тогда мог привлечь необходимые финансовые ресурсы. Поэтому первые два года РЛ была фактически личным делом Сергея Григорьева, который героическими усилиями не дал проекту заглохнуть. Тем временем разногласия с К.Ю.Душеновым, с его радикально-революционной редакционной политикой обострились, и мы с Григорьевым вышли из состава редколлегии «Руси Православной» (сначала Сергей Михайлович, потом я), и с лета 2000 года я стал работать в «Русской линии». Поначалу мы работали вдвоем, затем к нам присоединился завершивший учебу в университете Александр Колышкин, потом, с начала 2003 года, количество сотрудников начало расти, - РЛ превращалась в заметный ресурс православного сегмента Рунета. В 2004 году после неоднократных просьб Сергея Михайловича я согласился стать главным редактором.

Разногласия между нами появились примерно года через полтора-два. «Русская линия» изначально позиционировалась как православно-патриотический ресурс. Я считал, что она таковой и должна оставаться. Однако Сергей Михайлович начал настаивать на том, что мы должны дистанцироваться от государства. Мол, когда патриотами стали 1-й канал и РТР, нам нечего делать на этом поле. Я же считал и считаю, что конъюнктурному патриотизму ведущих телеканалов - грош цена, изменится конъюнктура, и они станут снова либералами, как было в 90-е годы. Григорьев пытался инициировать дискуссию в редакции, но я долгое время уклонялся от споров, при этом проводил ту редакционную линию, которую считал и считаю перспективной и нравственно оправданной.

По-моему в конце 2006 - начале 2007 года Сергей Михайлович занялся реализацией проекта службы новостей православного телеканала «Радость моя». Поначалу предполагалось, что новости будут делаться на базе новостной ленты РЛ, но с акцентом не на церковно-политические темы, а на церковно-общественную проблематику. Был разработан проект сотрудничества телеканала и РЛ, мы рассчитывали получить дополнительное финансирование. Однако, когда стали обсуждать конкретное воплощение проекта, выяснилось, что этот проект предполагает фактическое упразднение РЛ. Сергей Михайлович предложил всему коллективу РЛ перейти в службу новостей телеканала, а РЛ поддерживать в чуть живом формате силами второстепенных сотрудников. Я решительно этому воспротивился. Состоялось довольно бурное собрание коллектива, на котором меня поддержало большинство. С Сергеем Михайловичем ушел только его ученик заместитель главного редактора Александр Колышкин. Ну и нам было заявлено, что ни о каком финансовом сотрудничестве РЛ с телеканалом не может быть и речи.

Уход двух ключевых сотрудников сильно ударил по РЛ, поначалу возникло немало трудностей. Однако со временем новый заместитель главного редактора Александр Тимофеев поднабрался опыта и стал работать ничем не хуже Колышкина, а новый руководитель технической службы Сергей Житинский не только вошел в курс дела, но и сумел организовать создание нового программного обеспечения и нового дизайна РЛ. Сергей Григорьев, уйдя с головой в организацию новостной службы телеканала, оставался директором РЛ, но свои обязанности свел только административно-бухгалтерским делам. Уходя, он предрек мне, что та редакционная политика, которой следует РЛ под моим руководством, скоро приведет к маргинализации ресурса, к потере рейтинга. В реальности произошло ровно противоположное: в 2008-2010 годах произошел рост посещаемости «Русской лини» и, самое главное, РЛ перешла в качественно иное состояние, став ресурсом реального влияния на церковно-политические и церковно-общественные процессы.

Пока Сергей Михайлович занимался созданием телевизионного проекта, отношения наши не были конфликтными, хотя, встречаясь или беседуя по телефону, мы часто спорили по поводу редакционной политики. Но в начале 2009 года руководство телеканала закрыло проект С.М.Григорьева, и наши споры стали набирать градус остроты. Были в этом процессе и личные моменты, которых я не буду касаться, поскольку это имеет отношение к нашим личным взаимоотношениям, а они не могут быть достоянием публики. Но в основе, убежден, лежат идеологические разногласия. Это очень важно, ибо конфликт возник не между верующим и неверующим людьми (тут все просто), но между людьми церковными. Наши разногласия очень важны для национального самосознания, ибо суть конфликта лежит в разном понимании советского прошлого.

Сергей Михайлович считает, что советская эпоха - антихристово время, что Церковь наша всегда была антисоветской, а верующие - антисоветчиками, что изменение советского режима в 40-50-е годы не имеют принципиального характера, что освобождение наступило только в 1991 году, что советская эпоха - провал, «черная дыра» нашей истории. Я же согласен с мудрой формулой нашего великого соотечественника писателя Валентина Григорьевича Распутина, который однажды сказал, что «русский народ перемолол коммунизм», что во время правления Сталина произошло принципиальное изменение советского режима, который постепенно «русифицировался», что освобождение Церкви из плена, которое произошло в 1943 году, было не только вынужденной мерой, вызванной обстоятельствами военного времени, но свидетельством этого изменения природы режима. В целом, я считаю, что мы еще не выработали здравого и перспективного отношения к советскому прошлому, что позволило бы увидеть не только глубину падения русского народа, но и понять механизмы сохранения преемственности национального самосознания.

Наши разногласия касались и многих частных вопросов, описывать которые нет нужды, но ради примера некоторые упомяну. Так Григорьев считал, что в споре с отцом Георгием Митрофановым мы заняли неправильную позицию, он настаивал на более мягком отношении к теме предательства Власова.

Не принял я и его концепцию русофилии (которая была идеологической основой новостной службы телеканала «Радость моя»), как модели выстраивания наших отношений с Украиной. Сергей Михайлович считает, что русофильское движение в австро-венгерской Галиции в конце XIX - начале ХХ вв. может стать моделью поведения для нынешнего русского движения на Украине. Я же убежден, что модель русофилии привела бы только к укреплению режима Ющенко. При такой постановке вопроса, ни о каком воссоединении русского народа путем объединения Российской Федерации и Украины не может быть и речи. Объективно проект русофилии укреплял позиции украинских самостийников. Показательно, что когда мы провели в Петербурге конференцию по русофилии (основным докладчиком был Григорьев), на которую пригласили наших друзей с Украины, никто не поддержал идеи Сергея Михайловича.

Разное отношение у нас оказалось и к критике Запада. Сергей Михайлович считает, что это - наследие советской эпохи и призывает к пересмотру антизападничества, делая акцент на том, что они - тоже христиане, что они нам ближе, чем традиционалисты-мусульмане и т.п. Я же напоминал ему, что основы критики Запада заложили славянофилы и русские консерваторы, а мы только реализуем идеи И.В.Киреевского, А.С.Хомякова, Н.Я.Данилевского, К.Н.Леонтьева и других классиков русской национальной мысли.

Самый свежий пример наших разногласий. С.М.Григорьев отказался принять участие в конференции «Ватикан и Русская цивилизация: неизбежен ли конфликт?», потому что там «мы будем только ругать католиков», как он мне заявил. А эта конференция стала заметным событием в общественно-политической жизни. Могу судить не только по откликам экспертов, но и по личным ощущениям, - именно после нее я почувствовал серьезное давление на «Русскую линию».

Следствием вот этих процессов и стал наш разговор с Сергеем Григорьевым в Великий Вторник. У меня после разговора было подавленно-воинственное настроение. Я рассуждал так: за моей спиной, за спиной сотрудников РЛ решены все вопросы, а меня, стало быть, держат за китайского болванчика. Хотелось написать что-нибудь жестко разоблачительное, назвать имена, громко хлопнуть дверью. Но я все-таки помнил, что на дворе Страстная Седмица. И вот в таком смятенном состоянии я обратился за советом к одному духовному лицу, после разговора с которым на душе стало легко, ибо я получил не только духовное утешение и напоминание, что мы - православные, но и дельный практичный совет, как поступить в этой непростой ситуации.

Считаю, что этот совет - лучший способ решить проблему. Прежде всего мне предложили посмотреть на проблему как на процесс естественного роста «Русской линии», и из этого исходить в ее решении. В конце минувшей недели я поговорил со всеми сотрудниками «Русской линии» и с теми людьми, которые оказывают нам финансовую помощь. Все они поддержали меня и согласились и дальше работать на базе той идеологической платформы, которая сейчас является основой редакционной политики РЛ.

Поэтому предлагаю своим оппонентам С.М.Григорьеву, А.Н.Алекаеву и тем, кто их поддерживает: дорогие о Господе единоверцы и друзья, если вы считаете, что Ваша концепция развития РЛ лучше нынешней, что она более соответствует интересам Церкви и нашего Отечества, давайте мирно разделимся и создадим на базе РЛ два православных проекта. Вы прекрасно знаете, что в «Русской линии» работают сознательно церковные люди, которые живут церковной жизнью. Вы прекрасно знаете, что люди, которые нас финансово поддерживают, тоже церковные православные христиане. Вы даже знаете храмы, прихожанами которых являются ключевые сотрудники и спонсоры РЛ. Поэтому Вы, надеюсь, не станете утверждать, что Вы предлагаете - церковную программу, а мы нецерковную. Не станете, поскольку это - заведомая неправда.

В разговоре с Сергеем Михайловичем неприятно резанули слух слова, что изменение редакционной политики необходимо, поскольку РЛ стала антипатриаршим ресурсом. Никогда ранее я от него не слышал таких слов. Их употребляли только заведомые проходимцы фролеры. Поэтому должен кое-что напомнить. Во время выборной патриаршей кампании РЛ не выступала за какую-то конкретную кандидатуру. Каждый, конечно, хотел видеть во главе Церкви кого-то из любимых им архиереев. Я, например, мечтал, чтобы Патриархом стал архиепископ Владивостокский Вениамин, которого очень люблю и знаю еще по Владивостоку. Но я понимал, что у него не только нет шансов быть избранным, но он сам откажется наверняка от такого предложения. РЛ пропагандировала идею возвращения к досоветской практике обретения Патриарха путем жребия. Однако «бдительными» почитателями будущего Патриарха Кирилла это было расценено как «антикирилловская кампания», и нас уже тогда начали шельмовать. Сразу после выборов я определенно заявил, что после Собора всякие споры и борьба должны быть прекращены, что у нас появился Патриарх, наш Патриарх Кирилл. Мы молимся за нашего Патриарха, защищаем его от нападок внешних. Но мы никогда не уподобимся тем лизоблюдам, которые любое патриашее слово и предложение встречают словами «как это мудро», «Вы - гений Ваше Святейшество». Мы уважаем Патриарха и считаем, что наша помощь ему помимо молитв должна заключаться в том, чтобы мы предоставляли трибуну для независимого церковного взгляда на все важнейшие проблемы церковной жизни. Поэтому попытки представить нас в глазах Патриарха ресурсом враждебным Церкви и Священноначалию, считаю подлой кампанией, организованной проходимцами, «жадною толпой стоящими у трона», и сожалею, когда их бездумно повторяют умные люди.

Надеюсь, что Сергей Михайлович и Александр Николаевич не уподобятся этим ничтожным личностям, которые вызывают только жалость. Предлагаю нынешний конфликт рассматривать как процесс роста, и попытаться решить его по слову Апостола Павла: «ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1 Кор. 11: 19). Давайте не будем воевать, интриговать, но по-церковному решим конфликт. Давайте дадим людям нецерковным образец, как могут православные между собой решать конфликты!

Что я конкретно предлагаю? Учредителем и владельцем раскрученного домена www.rusk.ru является Сергей Михайлович Григорьев. Это несомненный факт. В свое время он предлагал мне стать соучредителем РЛ, но я легкомысленно отказался... Ну что ж прошлого не вернуть. Но обладание доменом не является достаточным основанием для прав на контент РЛ. Насколько мне известно, юридически этот вопрос не разработан. Но даже и если бы был разработан, давайте решим его по совести, а не по формальной норме. А по совести контент принадлежит не одному С.М.Григорьеву, но всем тем, кто его создавал. Тем паче, что последние три-четыре года работы участие Сергея Михайловича в создании контента сводилось к публикации двух его статей и к регулярной критике того, что делала редакция. Поэтому я предлагаю считать контент общим достоянием. Это как в случае с историей России и Украины, - ее нельзя разделить, особенно историю древней Руси. Давайте создадим два проекта основанных на одном контенте. А мы согласимся с тем, чтобы вы пользовались контентом последних лет, в создании которого не принимали участия.

Вы находитесь в заведомо выигрышных условиях. У вас остается узнаваемый домен, раскрученный бренд. Нам придется регистрировать новый домен, учреждать новую структуру с другим названием. Поэтому давайте установим некоторый переходный период, чтобы мы могли решить эти проблемы, а вы тем временем наберете новую команду, которая будет реализовывать вашу идеологию. Впереди лето, поэтому давайте договоримся окончательно разделиться к 1 сентября. К тому времени мы учредим новую структуру, перенесем контент на новый домен, откроем новый расчетный счет, словом произведем необходимые организационные мероприятия. А вы тем временем наберете сотрудников, решите свои организационные вопросы. И с 1 сентября у нас будут два церковных информационных проекта.

Если мы пойдем таким путем, это не только принесет пользу участникам конфликта, но может послужить благу Церкви и любимого нами всеми Отечества. Ведь в итоге, мирно разделившись и создав два информационных ресурса, мы только усилим информационную политику Церкви.

Считаю глубоко промыслительным, что этот вопрос обсуждается в святые дни Светлой Седмицы. Какое еще время лучше подходит для братского решения возникших разногласий?! Радостное настроение пасхальных торжеств да послужит нам залогом мирного решения проблемы. Надеюсь так и будет! Хочу попросить всех, кому дорога «Русская линия», а особенно батюшек, помолиться, чтобы мы мирно вышли из этой ситуации.

Христос Воскресе!
Воистину Воскресе!

 

Архив

Вывод материалов по дате:

сюда подгружается календарь

За период:

C
До