Остановить конвейер смерти

«Я передумала! Где мой ребенок?» - крик отчаяния героини фильма режиссера Елены Пискаревой «Живи» еще долго преследует зрителя после того, как на экране пройдут финальные титры. Короткометражная лента, вышедшая в прошлом году, буквально взорвала Интернет. Полмиллиона просмотров «ВКонтакте», триста тысяч просмотров на Youtube - интерес к проблеме, которую подняла Елена в шестнадцатиминутной зарисовке обычного дня в палате рядового российского абортария, оказался настолько высок, что стало понятно: зритель готов воспринимать тему абортов на языке кинематографа. Оценили работу и коллеги по цеху - один список кинофестивальных наград, которые она получила, занял бы целую страницу. Сейчас Елена собирает средства на полнометражный фильм, который станет в некотором смысле продолжением историй, обозначенных в короткометражной ленте, но затронет и другие аспекты противоабортной темы. О том, почему она занялась этой проблемой и с какими трудностями сталкивается режиссер в работе над такой кинокартиной, Елена рассказала нам в ходе своей командировки в Балашов.

- Елена, Вы приехали в Балашов, чтобы распространить фильм «Живи» в Саратовском регионе?

- Да, мы работаем с региональными общественными организациями по распространению и показам фильма в регионах. Это центры кризисных беременных, кабинеты предабортных психологов в женских консультациях, храмы и приходы, организующие показы в воскресных школах, общеобразовательные школы, колледжи. Фильм «Живи» - истории нескольких женщин, которые одновременно оказались в палате абортария, - вызвал большой резонанс. Оказалось, что на эту тему у нас в стране ничего не было снято, с молодежью об этом не разговаривают, а такой разговор нужен. Я получаю огромное количество писем от женщин, которые благодарят за то, что мы об этом заговорили. Фильм есть в свободном доступе в Интернете, но мы продолжаем изготавливать диски для адресной раздачи. Уже было выпущено несколько тиражей, и сейчас снова будем заказывать большой тираж. Если есть интерес, можно позвонить или написать мне (контакты есть в редакции. - Ред.), запросить определенное количество дисков и забрать их для распространения в вашем регионе.

- Как родилась идея фильма «Живи»?

- У меня четверо детей, и я, когда была беременна, периодически лежала на сохранении в роддомах, где моими соседками по палате были и женщины, которые пытались сохранить беременность, и те, которые пришли на аборт. Всё это рядом - одни палаты, одни и те же врачи, которые за одни жизни борются, а других на смерть обрекают. Конвейер смерти... Впервые с этим столкнувшись, я начала этой темой осознанно интересоваться. Нашла в Интернете массу откровений женщин о том, что они сделали аборт и впоследствии об этом пожалели. Я поняла, что за этими историями столько боли от раскаяния, утраты и невозможности вернуть все назад и изменить, что об этом нельзя молчать.

А потом я узнала цифру, от которой мне стало совсем плохо: в год в России совершается миллион абортов - это официально, шесть миллионов - неофициально, включая коммерческие центры. Я поняла, что должна снимать на эту тему фильмы: короткометражные, полнометражные, документальные. Пока люди будут меня поддерживать, буду снимать. Кто-то создает кризисные центры для беременных, «дома для мам» - всё это важно и нужно. Но и кино - тоже важно. Ведь очевидно, что, кто бы что ни говорил, ни одна инициатива не пройдет, пока встречает жесткое сопротивление снизу - от общества, а в сознании современного общества аборт - это норма. Будучи многодетной матерью, я понимаю всю сложность материнства в современном мире, где всё против ребенка. А как для режиссера по образованию для меня естественно воплотить это в кино.

- Фильм «Живи» Вы снимали на народные деньги?

- Да, мы запустили на этот фильм краудфандинг (народно­общественное финансирование. - Ред.) на платформе planeta.ru, нас поддержала Патриаршая комиссия по вопросам семьи, защиты материнства и детства под руководством протоиерея Димитрия Смирнова. И мы достаточно быстро собрали необходимую сумму, быстро сняли фильм, получили за него массу призов. Уже по ходу работы над фильмом «Живи» из общения с теми, кто нас поддерживал, мы поняли, насколько нужен большой фильм на эту тему. Год я искала прототипы героев, писала сценарий, и вот сейчас все готово к началу съемок. Фильм будет называться «Битва за жизнь». Будни одного роддома, несколько сюжетных линий, повествующих о судьбах персонала и пациенток...

- Расскажете немного о героях-прототипах?

- Это главврач роддома, который пытается изменить абортивное сознание общества на уровне своего роддома. Это женщина, акушер-гинеколог, которая отказывается делать аборты, поскольку у ее дочери пять выкидышей подряд. Прототип героя еще одной сюжетной линии - священник, который окормляет роддом и периодически ведет беседы с женщинами, решившимися на прерывание беременности. В качестве последнего аргумента, чтобы девушка оставила ребенка, он говорит: «Ты роди, и я его возьму». Будет еще несколько героев: например, психолог, консультирующая женщин перед абортом, дома у которой уже фактически гуманитарный центр, потому что там живут девушки, которым больше некуда пойти. И, конечно, будет несколько героинь - пациенток роддома. Зритель увидит продолжение историй из «Живи» - узнает, что станет с девочкой, которая в последнюю минуту сбежала из абортария, и как сложится судьба женщины, которая все-таки сделала аборт. Вот такой большой, сложный фильм.

- Вы собираетесь показывать его в кинотеатрах?

- Да. Надеемся привлечь к проекту молодых известных актеров и рассчитываем, что у фильма будет коммерчески успешная прокатная история. Нам важно достучаться до молодежи, а аудитория кинотеатров - это как раз молодежь.

- Кто финансирует проект?

- Нас снова поддерживает Патриаршая комиссия по семье, еще мы подали документы в Министерство культуры Российской Федерации на господдержку и параллельно запустили сбор средств опять же на planeta.ru. Для нас важна любая сумма: и существенная, и символическая, поскольку это в любом случае придаст вес нашему проекту. Нам важно собрать эту сумму, поскольку в разговоре с Минкультом это будет одним из аргументов: то, что наш фильм поддержало общество, а значит, он нужен, и его должно поддержать государство. Как это произошло, например, с «28 панфиловцами», где после народного финансирования Минкульт, видя поддержку проекта простыми людьми, выделил на него бюджетные деньги. В случае же неполучения господдержки - сборы на «Планете» окажутся тем единственным ресурсом, на который мы вообще сможем снять фильм.

- Нет ли у Вас сомнений по поводу того, что зритель пойдет в кинотеатр на этот фильм? Вы думаете, зная, какой тематике он посвящен, молодые люди захотят его смотреть?

- У нас есть предчувствие, что зритель к восприятию такого материала готов, успех «Живи» нас в этом убеждает. В нашей стране немало молодых людей, которые хотят не только развлекаться, но и размышлять на серьезные темы. К слову, у фильмов, которые наиболее близки нам по стилистике - например, «Двадцать один грамм», «Семь жизней» - вполне счастливая прокатная судьба, притом что они очень драматичные.

- Ирина Малюченко (координатор кризисного центра «С верой в жизнь!» - Ред.), которая ведет противоабортное консультирование, рассказывала, что дала диск с Вашим фильмом «Живи» девушке, которая собиралась делать аборт, и та после просмотра решила сохранить ребенка. Ваш новый фильм, несомненно, сможет поставить противоабортную тему в центр общественной дискуссии. Но Вы отдаете себе отчет, каким будет отношение к нему со стороны общества?

- Конечно. Для некоторой части общественности противоабортные фильмы - как красная тряпка для быка. Они будут против нашего фильма биться, чтобы нам господдержку не дали, - меня уже предупреждали, что будет большое сопротивление. Вы посмотрите, какие сегодня фильмы выходят, о чем они, кого поддерживают... Снимаешь «чернуху»? Пожалуйста! Про секс-меньшинства? Пожалуйста! Но только попробуй что-нибудь снять созидательное! Сразу начнется критика: ты занимаешься пропагандой, это вообще не искусство!

- Но все-таки это Вас не останавливает. Почему?

- Для меня это не просто одна из тем для кино - сняла и живи дальше. Однажды окунувшись в нее, просто невозможно уже отстраниться и заниматься чем-то другим. Она тебя не оставляет. Потому что когда в нее погружаешься, ты понимаешь, насколько высоки ставки. За всем этим - человеческие жизни, спасенные или уничтоженные.

Газета «Православная вера» № 09 (581)

Елена Пискарева, Беседовала Ольга Протасова

http://www.eparhia-saratov.ru/Articles/ostanovit-konvejjer-smerti

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий