Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Первый помазанник Божий

Филипп  Лебедь, Русский вестник

Иоанн Грозный и Григорий Распутин / 15.02.2017


470 лет со дня венчания на царство Ивана Васильевича Грозного …

   29 января в Петровском зале старинного московского отеля «Националь» прошла научно-историческая конференция «470-летие Помазания на Царство Благоверного Великого Князя Иоанна Васильевича Грозного (начало Русского Царства)». Венчание Великого князя Московского на Русское Царство - основание русского самодержавия. О значении царской власти и многогранности первого русского венчанного монарха говорили историки, публицисты, представители духовенства и деятели искусства.

   Мероприятие организовано Международным фондом славянской письменности и культуры и Русским культурно-просветительным фондом имени Святого Василия Великого, президент которого В.В. Бойко-Великий был ведущим конференции. Первым выступил знаменитый петербургский историк, бывший декан исторического факультета СПбГУ И.Я. Фроянов с докладом «Иван Грозный и русская история», где рассматривал методы очернения отечественной истории через поиск «белых пятен». Как убеждён профессор, начиная с периода перестройки различные интерпретаторы ведут общественно-политическую борьбу с целью уничтожения исторической памяти, в рамках которой занимаются дегероизацией по линии всего народа и его выдающихся представителей. Первый русский царь стал одной из ключевых фигур, подвергающихся регулярным поношениям.

   Чтобы дать оценку его личности, Игорь Яковлевич рекомендует обратиться к тому наследию, которое осталось после воплощения политических решений этого государственного мужа. Во-первых, актом венчания на царство он завершил процесс рождения русского самодержавия и юридически оформил Российское государство. Во-вторых, он защитил русское самодержавие от врагов, стремящихся к ограничению верховной власти и захвату рычагов контроля, и православную веру. Среди главных угроз профессор выделил Избранную Раду, деятельность которой вела к преобразованию царства в подобие Польши, и ересь жидовствующих, которая подрывала саму основу религии и пыталась встроить в христианскую монархию чуждую матрицу. Однако шаги, предпринятые Грозным по формированию государственной модели России, сказались на её скором возрождении после Смуты и последующем преобразовании в империю. Профессор Фроянов убеждён, что взошёдший на престол Михаил Фёдорович и последующие Романовы восстановили страну благодаря наследию Ивана Грозного, сохранённому в виде централизованной власти с широким самоуправлением на местах. Особую важность этот факт обретает с учётом многократного расширения России за период его царствования: своими преобразованиями он оставил после себя не просто разрозненные земли, а геополитическое пространство. Во внешней политике царь сосредоточился на долгой Ливонской войне не просто ради выхода к Балтике, а потому, что политическое чутьё указывало ему на важность региона, который постоянно используется как плацдарм для наступления на русские земли. По мнению историка, Пётр Великий отлично понимал это, поэтому завершил начатое предшественником. Он также озвучил демографический закон, согласно которому племя или народ, занявшие часть речного бассейна, всегда стремится распространиться на весь бассейн. Славяне начали продвигаться к Волге ещё в древности и ходили за неё с новгородских времён, но только Иван Грозный сделал великую реку русским владением, что мы привыкли принимать как само собой разумеющееся. Тем более образ широкой Матушки-России и её природные богатства нельзя представить без Сибири, но до Ивана Васильевича ситуация была иной: только при нём началось присоединение, и благодаря ему был задан такой темп, что уже в XVII веке русские вышли к берегам Тихого океана.

   Подводя итог, Игорь Фроянов отметил и особые заслуги царя в вопросе систематизации службы государственной безопасности. Поэтому он выразил уверенность в необходимости установки памятника Ивану Васильевичу на Лубянской площади. При этом в конце выступления возникла коллизия. Высказав суждение, что Иван Грозный и Иосиф Сталин идут в одном эшелоне, как часто критикуемые государственные деятели консервативного толка, профессор встретил ропот и явное несогласие значительной части аудитории: «Нельзя сравнивать!», «Ничего общего!», «Как может православный человек превозносить Сталина?» - звучали реплики с разных сторон. Таким образом, при существующей тенденции к объединению патриотов-державников разных направлений, находящих преемственность в линиях Ивана Грозного, Петра I и Сталина, в «Национале» в этот вечер собралась не склонная к компромиссам православно-монархическая аудитория, чётко разграничивающая православное царство и сильное централизованное, но советское государство.

   Иконописец, ведущий на радио «Радонеж» Виктор Саулкин назвал клевету на Ивана Васильевича основой старого мифа о России, цель которого - в доказательстве изначальной ущербности и упадочности российской государственности. При этом в русском народе неискоренимо монархическое сознание. Царя почитали как святого, пока вера была сильна, но ему не нашлось места на памятнике Тысячелетию Руси, когда дворяне были насквозь поражены масонством. Потому последнего Помазанника Божиего отпавшие от веры русские не поддержали в 1917 году, а укоренённый во Христе народ в XVI веке сам призывал царя вернуться и навести в Отечестве порядок. Сквозь пелену лжи пробивается снова образ благоверного царя, о чём свидетельствует памятник в Орле. Хотя реальным памятником докладчик считает шестую часть суши, ставшую не просто единой державой, а пространством Русской цивилизации - продолжения особой христианской цивилизации Восточной Римской империи. В 17 лет Иван Васильевич поднял знамя, подхваченное из рук павших греков, и начал глобальное дело протяжённостью в столетия.

   Писатель и историк Вячеслав Манягин рассказал об идеологической борьбе, развернувшейся вокруг установки памятника царю в Александровской слободе, и призвал солидарных голосовать на сайте местной газеты «Чудный город». Его доклад касался Домостроя как уклада народной жизни. В советской школе десятилетиями вбивали стереотип об угнетении женщины, а до революции слыли его противниками И.С. Аксаков и Н.А. Бердяев, хотя в действительности этот свод правил учил построению христианской семьи, через которую структурировал общество и прописывал нормы общественного поведения. При этом подобные литературно-педагогические трактаты бывали у греков и других народов; известен труд «Юности честное зерцало» времён правления Пет-ра I, и даже в СССР при Н.С. Хрущёве по-своему продолжали традицию, выпустив «Домоводство». Но при этом именно «Домострой» по сей день ассоциируется с каким-то атавизмом Средневековья, хотя, по сути, Иван Грозный унифицировал все стороны хозяйственной, гражданской и церковной жизни также через Судебник и Стоглавый собор. Вячеслав Иванович отметил особую важность этих гражданских процессов на фоне бурной деятельности братьев Строгановых в Сибири, в которую включались огромные слои населения, когда возникали новые виды службы и занятости, зарождались аналоги мануфактур. При таком активном освоении новых земель очень важно иметь внутренние предписания для тех, кто закладывает фундамент будущих поколений его жителей, и Домострой справился с этой задачей. Более того, историк уверен, что при победе консервативных сил этот трактат не потеряет актуальности и в наши дни.

    Выступление доктора исторических наук, академика РАЕН, главного научного сотрудника Института российской истории РАН Владимира Лаврова посвящалось теме «Русские цари как исторический феномен». Он начал с раскрытия консервативного вектора, заданного годовщинами 2017 года: венчанием на царство Ивана Грозного и обрушением власти Николая II, за чем последовало беззаконие с красным террором и ГУЛАГом. По его оценке, русским царям свойственны выдающиеся духовные показатели, подтверждением чему служит Царская семья и Елизавета Фёдоровна, пополнившие сонм русских святых. Профессор также вспомнил эпизод Русско-японской войны, когда военные советники доложили Императору о возможности продолжать боевые действия до победного конца, но с прогнозируемыми потерями примерно в 200 тысяч солдат, и Николай Александрович отказался от плана, ответив: «Не стоит губить людей!» По наблюдениям историка, на такой образ мысли из последующих правителей не был способен не то что В.И. Ленин, но даже Л.И. Брежнев, при котором тысячи русских солдат гибли за построение социализма в феодальной исламской стране. Отметив, что не является экспертом по эпохе Ивана Грозного, Владимир Михайлович выразил мнение, что первый царь, вероятно, получил бы прозвание Великий, если бы смог победить в Ливонской войне, но именно поражение в ней плохо сказалось на его имидже, а в числе причин он назвал опричнину и ответственность за смерть митрополита Филиппа. Эти высказывания вызвали ещё большую волну возмущения, чем фраза И.Я. Фроянова. Хлопками, свистом и непримиримыми репликами аудитория не позволяла докладчику продолжать, пока он не покинул трибуну. Попытки ведущего призвать зал к порядку оказались тщетны: собравшиеся дали понять, что даже тени хрестоматийного образа тирана-властолюбца они не потерпят. Василий Бойко-Великий, посетовав на нарушение культурных традиций таким резким поведением, вместе с тем заметил, что отсутствие явной победы на Балтике ещё нельзя назвать поражением, поскольку в результате войны был уничтожен важный геополитический противник - Ливонский орден. Также Василий Вадимович опротестовал причастность царя к убийству митрополита Филиппа, оклеветанного игуменом и отдельными братьями Соловецкого монастыря и убитого в результате заговора.

    Публицист и историк Леонид Болотин пожурил публику за отсутствие терпимости по отношению к противоположному мнению, хотя ему критические оценки В.М. Лаврова также не близки. Например, опричников он сравнил с хелефеями и фелефеями при дворе царей Давида и Соломона начиная с периода борьбы первого с израильским царем Саулом. Исчезновение опричнины он связал с его истощением после битвы при Молодях. Один из главных командующих Малюта Скуратов пал в бою в Пайде, что в Эстляндии. В какой-то момент опричный корпус перестал существовать физически. Леонид Евгеньевич обратился к завещанию Ивана Грозного как к историческому свидетельству и напомнил о взаимоотношениях царя с Кирилло-Белозерским монастырём, где захотел принять постриг.
   Схимонахиня Николая (Гроян) процитировала надпись на иконе из Грановитой палаты Московского Кремля: «Благоверный и Христолюбивый, Богом Венчанный Великий Государь Царь и Великий Князь Иоанн Васильевич, всея Великия России, многих государств Государь и Самодержец». Она привела слова старца Николая Гурьянова, предостерегавшего против греха и беззакония тех, кто хулит царскую власть, потому что ждёт их наказание на Праведном суде. Как он подчеркнула, небрежение к царскому званию Помазанника Божия вызывало глубокое переживание отца Николая, не говоря уже об оскорбительных суждениях в адрес государя Иоанна Грозного, Императора Павла Петровича, святого Царя мученика Николая и других. Он строго говорил, что это великий грех, а почитание царской власти - как евангельская заповедь. Православный взгляд на тему конференции матушка Николая резюмировала тем, что самому Ивану Васильевичу не перед кем оправдываться, а его заслуги как мощного правителя всем известны.

   Настоятель московского храма святителя Николая на Берсеневке игумен Кирилл Сахаров упомянул символичный факт, что его приход расположен на территории поместья царского слуги Малюты Скуратова. По мнению священника, опричнина всегда стояла на передовой линии борьбы за Церковь и Царство, оттого до сих пор и подвергается яростной критике. Отец Кирилл убеждён в том, что самодержавие - лучшее и данное Богом государственное устройство, и будь Иоанн IV у власти в наше время, воровства, разрухи и пьянства как массового явления не стало бы.

   Писатель и военный историк Борис Галенин назвал опричнину аппаратом управления Россией вне России, вне системы, исходя из этимологии «опричь» как «вне». Этим фактом он объясняет эффективность этого механизма. Персональным олицетворением государства был сам Иоанн, как Божий Помазанник стоявший над страной-земщиной; корпус опричников находился там же, где и царь. Историк процитировал перевод с греческого Соборной грамоты Вселенского Патриарха Иоасафа и духовенства Восточной Церкви, подтверждающей титул Иоанна Васильевича, соответствующий греческой традиции: «Сеже сия наша благочестная грамота непоколебима и тверда дана еже Благочестивому, Боговенчанному и Христолюбивому Царю нашему Господину Ивану». Позже России было даровано патриаршество - «за святость». То, что впоследствии людские массы поверили в чудесное спасение царевича Дмитрия и забыли о Годуновых, также свидетельствует в пользу народной любви к Царю прежней династии и большей вере в неё. По описанию историка-славянофила П.Д. Голохвастова, Иоанн Грозный дал Северо-Востоку земскую автономию, и богатая как никогда, великолепно устроенная самоуправлением земля в результате породила ополчение Минина и Пожарского, покончившее с интервенцией и Смутой. Таким образом, в спасении от Смуты Борис Глебович тоже видит посмертный вклад Ивана Грозного.

   Писатель и историк Валерий Шамбаров поддержал высказывания докладчиков об эффективном сочетании централизованной власти и широкого самоуправления при Иване Грозном. Более того, именно при нём введена уголовная ответственность за взятки и на законодательном уровне вводится принцип неприкосновенности личности - раньше, чем в Англии. Также докладчик перечислил ряд реформ разных периодов правления Ивана IV, указывая на мудрость и своевременность выбранного Царём пути.

   Заслуженный художник России, автор памятника Царю в Орле Олег Молчанов заявил о несомненном прорыве, совершённом Россией при Иване Грозном, и указал на особую просвещённость и святость Царя при жизни. Художник призвал деятелей искусства следовать принципу «Не навреди!», подкрепляя это тем, что Господь не приемлет лжи. Призывая проводить «духовный водораздел», Олег Иванович и юрист Александр Мирошниченко рассказали о юридических методах борьбы с очерняющими образ Царя произведениями, будь то картина И.Е. Репина или фильм П.С. Лунгина.

   Скульптор, график и живописец, член Союза художников России Василий Селиванов сообщил, что на данном этапе имеются разные сложности, в том числе на уровне администрации, с установкой памятника его авторства в Александрове, но инициаторы рассчитывают воплотить задуманное в апреле. Также Василий Николаевич призвал всех подвижников, заинтересованных в восстановлении исторической справедливости и увековечении выдающихся лиц отечественной истории, обращаться к профессионалам, способным создать достойный образ, поскольку вмешательство случайных или неумелых людей навредит этому праведному делу.

   На конференции также брали слово исполнительница православных песен и романсов Жанна Бичевская, писатель-историк Юрий Воробьевский и историк права Георгий Шайрян. Обсуждение длилось около четырёх часов, но тема казалась неохватной, как сама Российская держава, в основе которой стоит первый русский царь Иван Васильевич.
   


   Филипп ЛЕБЕДЬ

http://www.rv.ru/content.php3?id=11981




РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме