Главное - чтоб было, кому верить

Мы живем в информационном обществе. Информации вокруг нас много, и очень сложно иногда понять, где правда, где ложь, а где намеренная манипуляция. О манипуляциях, о том, как и почему мы на них реагируем и как нам от них защититься, расскажет эксперт в области новых медиа Наталья Лосева.

В данный момент мы наблюдаем изменение функции СМИ. В течение трех столетий люди прибегали к средствам массовой информации, чтобы получить новость, и полученная информация воспринималась ими как истина в последней инстанции. Сегодня мы живем в мире, который сам себя информирует, значит, и у человека заказ к СМИ меняется самым радикальным образом.

Сегодня потребитель говорит: покажите мне, что важно, а что неважно, то есть отфильтруйте; расскажите, что правда, что неправда, и объясните мне, что это все значит. Остальное - я сам.

Мы видим три основные модели восприятия информации.

Первая группа - люди, которые воспринимают информацию без критики, на эмоциональном или спекулятивном уровне. Или на подложке своих предубеждений. Ну вот проще человеку думать, что Америка - враг, или Китай - враг, или «мальчика распяли», или, наоборот, каждый, кто отдыхает в Крыму, - «ватник», и он, сознательно или подсознательно, но идет искать подтверждение своим убеждениям, гиперболизировать информацию, распространять любой соответствующий его ожиданиям вброс.

Вторая группа - это люди, которые, наоборот, любую информацию воспринимают критически, имеют навык поиска доказательств, сопоставления деталей. Они способны самостоятельно сделать вывод и обосновать для себя и своего окружения, что правда, а что нет. Но их основной посыл - гипертрофированный скепсис, иногда фанатичное неследование очевидному.

Это две крайние, не очень многочисленные группы, а основная масса демонстрирует третий тип поведения. Они находятся где-то посередине - между теми, кто верит на слово, и теми, кто проверяет каждый факт и ищет доказательства. Они принимают как факт то, что было донесено наиболее убедительно. Здесь и начинается самая главная опасность. Дело в том, что люди из второй группы, дотошно ищущие убедительные доказательства, способны обосновать свою точку зрения или свои убеждения большим количеством фактов, системой доказательств. Но эти люди могут быть как искренними, так и манипуляторами.

Моросящий дождь или ливень?

 

Манипуляции и в социальных сетях, и в СМИ мы можем подразделить на два вида. Первая манипуляция - эмоциональная, которая строится на рефлексе, моментальной эмоции, реакции-вспышке. Эмоцией тут может быть страх, или, наоборот, восхищение, умиление. Умиление, кстати, может работать точно так же, как и страх. Например, люди, которые наживаются мошенническими сборами «на благотворительность», используют не столько страх (страх травмирующей информации у пользователя - скорее дать денег, только бы не слушать об этом больше), сколько сочувствие, умиление, жалость. Эта манипуляция довольно сильная, она отключает разум и работает на первый импульс. Но она так же быстро рассеивается, исчезает при эмоциональном отрезвлении.

Второй тип манипуляций - это манипуляции, связанные с подтасовкой фактов, с полуправдой. Наиболее опасны те сообщения, в которых именно полуправда, а не откровенная ложь.

Сейчас я работаю в компании, которая занимается организацией детского отдыха, и часто сталкиваюсь с манипуляциями родителей. «Детей не кормили!» - кричит разъяренная мать в соцсетях и на эмоции поднимает общество. Потом выясняется, что детей не кормили в первый час задержки самолета. Она вкладывает в тезис «детей не кормили» мощную эмоцию гнева, несправедливости, раздражения, жалости, страха, но упускает, что детей не кормили только в первый час.

Задержали самолет? Да. Была еда в первый час? Не было. Она же правду говорит, но не до конца. Это, наверное, самая сильная, самая страшная и самая эффективная манипуляция, которая строится на полуправде - как раз потому, что она очень быстро создает иллюзию абсолютной достоверности.

Эта манипуляция, на мой взгляд, опасна еще и тем, что она с большим трудом опровергается. Если тебе говорят, что сегодня утром шел снег, ты говоришь: «Сегодня утром снега не могло быть, это бред, сегодня с утра +30 градусов». Но это в том случае, когда манипуляция строится на абсолютной лжи. Когда тебе говорят, что утром был ливень, хотя ты помнишь только моросящий дождь, это уже опровергается гораздо сложнее, потому что возникает сомнение: «Вдруг мне показалось, что дождь только моросил, а на самом деле это был ливень». Это абстрактный пример, но мне кажется, что он достаточно иллюстративный.

Давайте бояться вместе

 

Совершенно особый тип информационных спекуляций возникает в любую волну «высоких новостей», то есть новостей о каких-то чрезвычайных происшествиях - катастрофах, терактах и тому подобном.

Почему? Одна из причин - это страх. Человеку страшно - произошел теракт, упал самолет, в метро были взрывы. А страх - это острое социальное чувство. Оно требует какого-то взаимодействия с окружающими. Это как ребенок, который не плачет один в комнате, а идет в гостиную к родителям «плакать на публику», так как плакать одному «неэффективно». Так и бояться одному - не очень «эффективно», в одиночестве ты не можешь реализовать эту эмоцию в полной мере. Бояться всегда легче, когда ты можешь бояться с кем-то вместе, выплескивая свой страх, наблюдая, как окружающая среда твой страх поддерживает или гасит его.

Поэтому, когда человек в ситуации «высоких новостей» руководствуется в первую очередь страхом, сформулированным или не сформулированным, он, выговаривая страх, проговаривая какие-то версии, облегчает свой стресс, но он этот стресс распространяет на окружающую среду. Среда начинает колыхаться, возвращать ему этот стресс, его стресс усиливается. Таким образом мы получаем резонанс, усиленную амплитуду спекуляций, порожденных страхом. Желание обсуждать какую-то новость, какие-то детали, передавать, а иногда и продуцировать свои собственные версии событий и их причин - это первый пример манипуляций в таких ситуациях.

Второй тип спекуляций связан с накоплением социального капитала, которым ты можешь привлечь к себе внимание. Чем ты можешь привлечь к себе внимание? Узнав первым какой-то факт, сообщить его и получить социальные лавры - лайки, уважение или, напротив, опровержения, то есть любую, но - реакцию.

Для аудитории, которая спекулирует, наращивая социальный капитал, одобрение не является единственной положительной реакцией. Важен любой отклик, а для этого вполне подходят любые опровержения и скандалы. Можно вбросить факт, даже не утруждая себя проверкой, главное - быть первым.

Более сложная, но благородная задача - проанализировать, сопоставить, дать экспертную оценку, сделать какие-то выводы, основанные не на эксклюзивном знании факта, а на интеллектуальном усилии. Люди, которые берут эту задачу на себя, говорят: «Я сравниваю то-то, то-то и то-то, и сейчас я вам предлагаю такую версию событий, основанную на собственном анализе». Но основная масса таких размышлений - это тоже в чистом виде спекуляции.

Как мы читаем новости?

 

Возьмем пример. Проходит волна сообщений - чиновник подал в отставку. Первое, что мы увидим, - сообщения о том, правда это или нет. В случае если об этом сообщают государственные информационные агентства, то, скорее всего, это окажется правдой.

А дальше у пользователя возникнет вопрос: почему он подал в отставку? Здесь возникает спрос на версии. Кто-то будет искать версии самые спекулятивные, кромешную тьму, кто-то удовлетворится простыми, но, тем не менее, где будут искать объяснения? Либо в СМИ, либо у авторитетных блогеров.

Дальше встанет вопрос: кто будет следующим на этой должности? Какие версии? Так как тема резонансная, то увидим еще несколько волн интереса пользователей - объяснения, прогнозы развития событий. Что будет ушедшему в отставку? Путин ему велел уйти? Или он ушел в отставку под давлением общественного мнения? Такие вопросы будут возникать, и за ними пользователи пойдут либо в СМИ, либо к персонажам, которые для них обычно в подобных похожих ситуациях давали какие-то объяснения.

Потом будет следующая волна - что пользователь хочет с этой информацией сделать? Если он просто хочет удовлетворить свое любопытство, то, скорее, будет искать версию, наиболее логично и стройно объясняющую события. А вот если он хочет набрать социальные дивиденды в своем сообществе, то будет использовать какую-нибудь экзотическую версию отставки, для того чтобы привлечь к себе на свою территорию какое-то обсуждение, реакцию, какие-то споры, то есть получить социальный капитал. Тут не важна правдоподобность версии, тут важно, чтобы она захватывала внимание. Это очень «удобно».

Более того, пользователь и сам прекрасно знает: то, что этот чиновник по утрам ест младенцев и в отставку его отправили именно за это - неправда, но как здорово это звучит - мне сказали точно или я прочитал точно, что его убрали за то, что он ел по утрам младенцев. Это резонансная версия, поэтому дай-ка я протранслирую ее, я ее вброшу и получу резонанс. Любая манипуляция - это поиск резонанса.

Смотрим на дату новости

 

Очень яркий пример последнего года - это история самолета, который летел из Египта в Санкт-Петербург. Было несколько волн информации. Первая волна, вызвавшая потом взрыв спекуляций, - про то, что самолет заметили над Кипром. Причем эта информация прошла как в социальных сетях, так и в СМИ. А вторая волна спекуляций была такая: из-под обломков самолета раздаются крики. Спекулянты распространяли эти «новости», потому что это была очень резонансная история, и они понимали, что сейчас есть возможность 15-30 минут «жариться» на этой теме.

Вторая волна - эмоциональная, объяснимая: люди хотели знать, что есть надежда.

И то же самое мы увидели в трагедии на Сямозере, когда вдруг за день до того, когда нашли тело последнего погибшего мальчика, прокатилась информационная волна: ребенок найден живым. Это была настолько желанная новость, что люди, наверное, подсознательно не хотели ее проверять. На самом деле хватило бы двух минут, чтобы посмотреть, откуда эта новость пошла. Она пошла из сообщений о том, что найден живой ребенок, но - в первые сутки. И вот та новость как-то попала в френдленты и была отнесена к более позднему событию.

Кому мы верим?

 

Было время, когда у каждого пользователя было свое уважаемое СМИ, то, которому он доверял, в котором привык искать информацию объективную и достоверную. Потом настало время, когда пользователи перестали обращаться к определенному, авторитетному для них СМИ. Но я считаю и настаиваю, что сейчас наступил момент возрождения веса и значимости средств массовой информации, особенно в задаче проверки фактов.

Мы неизбежно вернемся к тому, что пользователь на основе своего субъективного опыта, на основе рекомендаций своего окружения будет выбирать те СМИ, которым он доверяет. Он, возможно, даже не будет регулярно ими пользоваться, но в определенных ситуациях будет понимать: для того чтобы узнать, к примеру, что будет с долларом, или в какую школу отдать ребенка, или куда этим летом не стоит ехать отдыхать, надо обращаться в конкретное СМИ. В какое? В то, опыт общения с которым его уже убедил в том, что это СМИ дает проверенную информацию.

Нужно сказать, что роль такого авторитета могут играть и будут выполнять люди, которые даже не работают в СМИ. Это будут активные и популярные блогеры. Неизбежно мы увидим дальнейшее формирование такого пула авторитетов, экспертов по всем вопросам или, наоборот, по узким вопросам, у каждого из которых будет довольно большая аудитория лояльных пользователей. И они станут для нее главным транслятором фактов, мнений, позиций. Пользователи будут обращаться к ним не только за проверкой фактов, но и за тем, например, как относиться к происходящему.

Журнал «Православие и современность» № 38 (54)

Наталья Лосева, Записала Ирина Старова

http://www.eparhia-saratov.ru/Articles/glavnoe-chtob-bylo-komu-verit

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий