Бойня в Пешаваре

«Этих будем убивать потом!», - кричали боевики «Талибана» в адрес школьников младших классов

Бойня в Пешаваре

Террористы «Талибана», ворвавшиеся 16 декабря на территорию школьного городка в Пешаваре, столице пакистанской провинции Хайбер-Пахтунхва, не выдвигали никаких требований и не пытались вступить в переговоры. Они сразу начали убивать. Детей.

Около полудня по местному времени переодетые в форму военнослужащих пограничного корпуса Пакистана боевики захватили в заложники около 500 учащихся и преподавателей одной из школ, после чего расставили на проходах мины-ловушки. Чуть позже начали расстреливать старшеклассников.

Спустя десять минут нескольким электронным СМИ Пакистана пришло сообщение от талибов: они заявляли, что ответственность за нападение на школьный городок берут на себя. В зданиях продолжали греметь выстрелы, обливаясь кровью, падали подростки, а про испуганных учащихся младших классов боевики кричали: «Этих будем убивать потом!».

Школа, которую атаковали талибы, была не совсем обычной. Расположенная в районе проживания военнослужащих армии Пакистана, она и финансировалась, и содержалась военными, их дети составляли большинство учащихся. Поэтому армия отреагировала молниеносно - примерно через тридцать минут после захвата школы боевиками группа пакистанского спецназа, взорвав часть стены одного из зданий, пошла в атаку. Не было классического штурма, антитеррористических хитростей и тактических изысков - бойцы спецназа шли почти в полный рост, живым щитом закрывая группы запертых в классах детей. А когда их спешно, на руках вытаскивали за стены школы, спецназ шел дальше.

Спустя несколько часов все было закончено.

Из пятисот захваченных талибами заложников спасти удалось 360 человек. 140, в числе которых 132 были детьми, погибли.

Найдено семь трупов террористов. Уйти, судя по всему, не удалось ни одному из нападавших. Школа превратилась в руины. В Пакистане объявлен трехдневный национальный траур.

Крупнейший за всю историю страны террористический акт всколыхнул Пакистан и соседние с ним государства.

События в Пешаваре премьер-министр Пакистана Мухаммад Наваз Шариф назвал «национальной трагедией» и заверил, что операция против «Талибана» будет продолжаться «до устранения последнего террориста». Крупнейшие исламские богословы назвали действия боевиков «мерзостью, ничего общего не имеющей с исламом». И даже те политические деятели, кто еще вчера предлагал договариваться с талибами об условиях «мирного сосуществования», единодушно назвали произошедшее «подлым нападением, ничего общего не имеющего ни с джихадом, ни с поведением мужчины и человека».

Трагедия не оставила равнодушными не только мусульманских соседей Пакистана. Десятки тысяч индусов, традиционно враждебных Исламабаду, выражали свое сочувствие. «Я решительно осуждаю подлое нападение террористов на школу в Пешаваре, - сказал премьер-министр Индии Нарендра Моди. - Это бесчеловечный акт неслыханной жестокости, унесший жизни самых невинных человеческих существ - маленьких детей». Индийский активист, выступающий в защиту прав детей, Кайлаш Сатьяртхи заявил: «Боевики, будь то «Талибан» или какие другие, которые убивают детей - враги человечества. Этот теракт - пятно на человечестве». А Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун призвал правительство Пакистана предпринять все усилия для того, чтобы привлечь виновных к правосудию.

Пакистанские же талибы говорят о том, что затеянная ими бойня в школе Пешавара - месть. «Мы выбрали школу, в которой учатся дети военнослужащих, потому, что правительство атакует наших детей и женщин, - заявил представитель «Талибана» Мухаммад Умар Хорасани. - Мы хотим, чтобы они чувствовали ту же боль, которую чувствуем мы».

Понятно, что под «атаками пакистанского правительства на детей и женщин» подразумевается операция армии по «зачистке» территории Северного Вазиристана, продолжающаяся с 20 июня нынешнего года с применением авиации, артиллерии и танков.

Что же такое Северный Вазиристан? Чтобы было понятно: наиболее подходящая аналогия этой территории - Чечня образца середины девяностых.

Помимо того, что там практически не действуют федеральные законы, что всем там заправляют вожди местных племен, Северный Вазиристан стал опорной базой пакистанского «Талибана». Причем - самой ортодоксальной его части, тех, кто присягал на верность еще мулле Омару, построившему в недолгий период своего правления в Афганистане такое средневековье, в сравнении с которым нынешнее «Исламское государство» в Сирии и Ираке - просто образец толерантности и политкорректности.

Длительное время пакистанские власти предпочитали не трогать это «змеиное гнездо». Из тех соображений, что местные талибы были «детищем» межведомственной разведки страны и периодически использовались как инструмент специальных операций против Афганистана, Ирана и Индии. И потому, что при помощи все той же межведомственной разведки Пакистана с лидерами талибов удалось договориться о чем-то вроде вооруженного нейтралитета. В обмен на их обещания не распространять свою деятельность на остальную территорию Пакистана им были обещаны определенная автономия и неприкосновенность.

Все изменилось после прихода к власти в прошлом году Пакистанской мусульманской лиги и избрания премьер-министром страны Наваза Шарифа. Новое руководство изначально делало ставку на переговоры с местными талибами. Они, эти переговоры, тянулись долго, и все время, пока они шли, в отношениях между Исламабадом и пакистанским «Талибаном» сохранялось определенное статус-кво. Пока не вмешались американцы.

Начиная с 2011 года, администрация США давила на Пакистан, требуя от него решительных действий в отношении талибов, находившихся на границе с Афганистаном. Требовала карательных операций в отношении «старого «Талибана», ортодоксов времен муллы Омара, поскольку с «новым «Талибаном» американцы уже договорились. И даже включили его, пусть и полулегально, в ту систему сдержек и противовесов, которую они создали в Афганистане.

Против «зачистки» протестовали пакистанская армия и разведка, но Наваз Шариф все же уступил давлению США, которые не просто «прессовали», но шантажировали возможными санкциями. И в начале лета нынешнего года масштабная «зачистка» в Северном Вазиристане началась.

Собственно, первая версия, которая была выдвинута после бойни в Пешаваре, заключалась в том, что операция в Северном Вазиристане развивается более чем успешно.

И нападение на школу - это акт отчаяния, своего рода агония пакистанского «Талибана», попытка «громко хлопнуть дверью» перед тем, как уйти в небытие.

Есть все основания полагать, что эта версия и станет основной, поскольку она политически выгодна и пакистанским властям, и Белому дому.

Для последнего, кстати, вся ситуация в Пакистане, в том числе и нынешняя трагедия - как нельзя на руку. США сейчас с полным основанием могут заявить: «Наша операция в Афганистане была успешной, «Талибан» агонизирует, но опасность еще до конца не ликвидирована. Надо теперь помочь Пакистану, что, соответственно, требует от нас и дальше остаться в регионе, да еще и увеличить там свое военное присутствие».

Но версия об «агонизирующем «Талибане» не имеет ничего общего с действительностью. И вот почему.

Руководству талибов и полевым командирам групп иностранных боевиков, действующим в Северном Вазиристане, изначально было понятно, что против правительственных войск им не устоять. Тем более что пакистанская армия подошла к операции предельно продуманно, заручившись если не поддержкой, то хотя бы нейтралитетом местных племен. На прошедшем в начале июня совете старейшин власти предупредили вождей о том, что нахождение иностранных боевиков в зоне племен, а также их поддержка повлекут за собой весьма серьезные последствия для самих этих племен. В ответ старейшины, взвесив реальный расклад сил, заявили, что они «против войны, и выступают за решение конфликта путем переговоров в соответствии с родоплеменными традициями». Дело доходило до того, что иностранных боевиков и активистов «Талибана» убеждали покинуть зоны племен прямо в мечетях, а над зданиями вывешивали пакистанские государственные флаги, сигнализируя, таким образом, о своей лояльности федеральному правительству.

В результате принятых мер, включавших в себя эвакуацию мирного населения из зоны предстоящей «зачистки», резко увеличилось количество перемещенных лиц. К концу июня нынешнего года Северный Вазиристан покинуло около 400 тысяч человек. В этой людской массе легко затерялись боевики, которые решили вырваться «на оперативный простор» Пакистана. «Талибану» и его союзникам удалось «рассредоточиться» по всей стране.

Пакистанский военный аналитик Хасан Аскари Ризви справедливо заметил, что «те, кто вырвался из Вазиристана, буквально за пару месяцев сумели создать подполье в других городах. Опираясь на помощь исламских экстремистов, они словно «растворились» в обществе и получили возможность осуществлять свои операции там, где им противостоит не сила армии с ее спецподразделениями, а достаточно слабые возможности полиции, не имеющей опыта борьбы с террористами».

Теперь пакистанские талибы, покинувшие Северный Вазиристан, вполне способны распространить свою деятельность на остальную территорию страны.

И, по большому счету, власти противопоставить им пока ничего не могут: традиционно полиция в стране гораздо слабее армии и разведки.

Но смысл, который талибы вкладывали в нападение на школу в Пешаваре, этим не исчерпывается. Устроенная ими бойня - это сигнал, посланный своим бывшим покровителям из пакистанской разведки и «спонсорам» из монархий Персидского залива. Своим «кураторам» они дали понять, что их рано списали со счетов и зря затеяли операцию по «зачистке» в Северном Вазиристане. Бойней в Пешаваре они послали сигнал о том, что у них еще вполне достаточно сил для того, чтобы создать своим бывшим кураторам массу проблем. А потому: «Делайте выбор, принимайте обратно на связь и используйте в операциях хотя бы против тех же Индии и Ирана». В отношении своих спонсоров из Саудовской Аравии, Катара, Кувейта и Объединенных Арабских Эмиратов смысл обращения был примерно такой же: «Мы отнюдь не разгромлены, у нас достаточно возможностей для диверсионно-террористической работы в самых сложных условиях, поэтому, если вы нас поддержите, то мы с радостью готовы отработать эту помощь».

Нет сомнений в том, что «работодатели» для талибов найдутся. То же «Исламское государство», стремительно набирающее силу и влияние в исламистских кругах, отрицает любые границы.

Как выразился один из лидеров «Исламского движения Узбекистана» Усман Гази в сентябре нынешнего года: «Исламское государство» свободно от патриотической или националистической повестки дня, вы можете увидеть там арабов, чеченцев, узбеков, таджиков, киргизов, русских и многих англоговорящих мусульман-моджахедов».

Не «спишут» их со счетов и бывшие спонсоры из Персидского залива - очень уж это удобный инструмент для разжигания суннито-шиитского противостояния. Талибам, безусловно, найдут применение. Если необходимо - то создавая «очаги напряженности» в суннитских областях Ирана. А нужно будет - то и в китайском Синьцзяне или в Средней Азии.

Поэтому кровавая бойня в пешаварской школе - это, к сожалению, не агония пакистанского «Талибана». А начало нового, международного этапа их деятельности.

http://www.stoletie.ru/tekuschiiy_moment/bojna_v_peshavare_875.htm

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Икрам Сабиров:
Сирия: грани новой реальности
За что на самом деле ожесточенно критикуют Россию
08.10.2015
Бойня в Пешаваре
«Этих будем убивать потом!», - кричали боевики «Талибана» в адрес школьников младших классов
22.12.2014
Штормовое предупреждение
Воевать с «международным терроризмом» Вашингтон намерен и в регионе Каспия
20.09.2014
Все статьи автора
Последние комментарии
«Демографическая яма находится в своей кульминации»
Новый комментарий от максим поляков
13.12.2019
Правда о неправедном развале СССР
Новый комментарий от Наталия 2016
12.12.2019
Заработала авторизация и форум
Новый комментарий от Наталия 2016
04.12.2019
О цареубийстве и «екатеринбургских останках»
Новый комментарий от София7
07.12.2019
Священник-антисоветчик - жалкое зрелище
Новый комментарий от Георгий
06.11.2019
Сергей Чапнин как «церковный контрреформатор»
Новый комментарий от София7
17.09.2019