Мы - из единого корня

7n1412
Станислав Куняев - поэт, главный редактор журнала «Наш современник», лауреат Патриаршей литературной премии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

Моя литературная и личная, человеческая судьба неразрывно связана с Украиной. Потому что Украина была естественным продолжением моей Родины, и мы совершенно не ощущали искусственность. Напротив, ощущали естественность перехода северной и центральной России в южную Малороссию, которая была продолжением нашей истории, нашей жизни. Своего сына я возил в Коктебель, в Дома творчества, чуть ли не с двух лет.

Во Львове, в одной из западных цитаделей нынешней Украины, я два раза проходил военные сборы во Львовском военно-политическом училище. Я был очарован этим городом. Стрыйским парком, Высоким замком, Лычаковским кладбищем и, конечно, памятником Мицкевичу. В городе было столько замешано культур: русская, польская, еврейская, украинская, - что он становился для меня загадочным и прекрасным.

Какие друзья у меня там были во время военной службы! Писателей тогда призывали на два месяца, и я дважды туда ездил, в 1963 и 1965 годах. Очень там понравилось. У меня там появился друг всей моей последующей жизни - поэт Эрнст Портнягин, писавший на русском языке. Поэт Микола Петренко, который писал на украинском языке и которого пятнадцатилетним мальчишкой немцы с помощью бандеровцев, между прочим, угнали на работы на Запад, в фашистскую Германию. Мы с ним подружились на всю жизнь. Когда я возвратился в Москву, в 1960-е годы в издательстве «Советский писатель» вышла книга его стихов в моих переводах.

Вспоминаю и еврея Гришу Глазова, замечательного поэта, который жил во Львове. И Ростислава Братуня, западно-украинского поэта... Так что все эти связи были естественными, как естественна жизнь всякого большого организма.

А в начале 1980-х годов мы с женой на первых наших «Жигулях» поехали не куда-нибудь, а на Западную Украину: Карпаты, Закарпатье, Ужгород. И везде нас сопровождало спокойствие, гостеприимство, в памяти осталась цветущая, красивая страна. Жена моя, Галина Васильевна, выросла на Украине в послевоенное время и хорошо знала украинский язык. Она переводила прозу украинских писателей: Дмитра Кешеля, который жил в Ужгороде, Василя Басараба. Более того, я был в гостях у венгерской общины в Ужгороде и познакомился с венгерским поэтом Вельмошем Ковачем. В то время ни одно сообщество национальное не было забыто. У венгров была своя газета, свое издательство. Вот так продолжалась наша жизнь в 1960-80 годы.

Когда этой весной на наших экранах мы увидели бесчинство Майдана, то из глаз моей жены потекли слезы. Она до сих пор помнит всех своих подруг и друзей из Киева и Запорожья. У нас родня живет в Харькове. Мы перезваниваемся с ними, приглашаем их в это трудное время переехать сюда, в Москву. Готовы их принять. Но они пока говорят: «Как же так? Всю жизнь тут жили, и вдруг сорвемся с места?». Пока терпят, живут. Дай Бог, чтобы они там устояли.

В моем архиве хранятся письма многих украинских писателей. Александр Сизоненко (не знаю, жив ли он, дай Бог ему здоровья), ветеран Отечественной войны. Мы с ним несколько лет тому назад встречались в Минске. Он уже тогда мне рассказал, какие нелады, какие темные силы созревают на Украине - это было в 1987-88 годах. И сейчас, когда все разразилось, я перечитываю его письма и готовлю к печати. В них все четко и ясно сказано о западных силах, которые жаждут оторвать Украину от естественных, многовековых связей. С кровью оторвать.

Переписывался с историком Петром Толочко, академиком Национальной академии наук Украины, который очень высоко оценил мою книгу «Шляхта и мы». У меня есть его письма с этими высокими оценками.
«Шляхта и мы» - книга о польско-украинско-русских отношениях. «Шляхта» - это персонифицированный Запад, не только Польша, не только католическое копье, которое всю жизнь было направлено в сторону православной Украины и православной России. А «мы» - это русско-украинское сообщество, вышедшее из единого корня. Поэтому такое название я дал книге.

Не все еще связи разорваны. И недаром по приглашению нашего Литературного фонда в писательский городок, в Переделкино, в 2014 году приехали киевляне. Целая киевская делегация. Двадцать человек киевских писателей во главе с выдающимся поэтом, председателем Украинского фонда культуры Борисом Олейником. Мы здесь, в Москве, в честь его восьмидесятилетия издали его книгу. Пригласили киевских писателей на несколько дней в Москву. И в разгар праздников, во время чествования Бориса Олейника случились февральские события. Наши украинские друзья срочно уехали, потому что понимали, что, когда творится вся эта тьма пожарищ, бесчинства Майдана, нужно быть у себя на Родине.

Киев - это великая Киевская София. Это Оранта, икона Божией Матери. Это Владимирский собор, расписанный Васнецовым, это Киево-Печерская Лавра, начало книжности, начало великой русской литературы. Это «Слово о законе и благодати» митрополита Иллариона, слово «О полку Игореве». Русь порождалась на этих киевских холмах, на берегах Днепра. Слово «Русь», слово «русский» связаны с именами Ильи Муромца, Добрыни Никитича и Алеши Поповича. Русь Великая, ставшая Россией, а потом империей, стала разрастаться из этого киевского ядра. Россия и Украина. Никогда их не делил, никогда в моем сознании они не разделятся. Думаю, что рано или поздно киевское историческое народное сознание выздоровеет и поймет эту истину. Не может быть, чтобы мы были навек отделены друг от друга, потому что мы (даже нельзя говорить, что мы родные братья) - мы просто из единого корня выросли и были всегда единым народом.

Подготовила Анастасия Чернова

http://orthodoxmoscow.ru/?p=569

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Станислав Куняев:
Пусть будет стыдно нашему государству
Как спасти великие литературные журналы, являющиеся духовным сокровищем России
11.11.2019
«Язвы октября 1993 года еще не зажили»
Правильным ли путем идет Россия? Мнения россиян разделились поровну
10.10.2019
Дипломатическая русофобия
Или почему в сознании европейцев современная русская литература связывается с графоманами Улицкой и Сорокиным, а не с Распутиным, Беловым, Крупиным
17.05.2019
«Умножать Советы — пустое дело»
Созданный при Госдуме Общественный совет по культуре не сможет решить ни одной из поставленных перед ним задач
17.01.2019
Все статьи автора
"Ассоциация Украины с ЕС и мятеж евроинтеграторов"
Все статьи темы