Ни былинки, ни пенька

Беженцы о прошлом, настоящем и будущем

Ни былинки, ни пенька Фото: ИТАР-ТАСС

Каждый день беженцы с Украины разными путями прибывают на территорию сопредельной Курской области. Здесь людей принимают в пансионатах, лагерях и школах. В курской школе-интернате № 1 разместились более сотни человек из Донецка, Краматорска, Луганска, Славянска, Краснодона. В основном - это женщины, дети и пожилые люди. Школа-интернат стала для граждан Украины гостеприимным домом, где взрослым оказывают необходимую психологическую помощь, а малышам обеспечивают полноценные летние каникулы с игровыми программами, экскурсиями и детскими праздниками.

Пока дети играли, мне удалось побеседовать с женщинами из Славянска. Они представились полными именами, но, опасаясь за оставшихся на Украине родных и близких, просили в публикации называть их символично: Вера, Надежда и Любовь.

Вера

- Моя будущая невестка выехала в Россию из Славянска в конце апреля. Тогда можно было ещё спокойно поездом уехать. Сын мне тоже велел за ней следом отправляться, а я всё сопротивлялась. У нас ведь был выстроен новый дом, в котором по осени мы хотели играть их свадьбу. Столько трудов, столько сил было вложено! Как бросать?.. Но 15 июня бомбёжка разгромила всю нашу улицу Донецкую и наш новый дом. А мы с сыном спаслись, потому что успели спрятаться в соседский погреб. Как только мы туда после второго взрыва вбежали, разнесло в щепки дверь! Стреляли прицельно!

Мы вжались в земляную нишу погреба. Сначала я насчитала десять взрывов, а потом и вовсе перестала их считать. Мы сидели, засыпанные землёй, как затравленные звери. Когда всё затихло, в свете летящих ракетниц увидели, что по нашему двору двигаются тени двух человек с автоматами, которые, видимо, пришли нас добивать. Они тихо переговаривались между собой на хорошо известном мне наречии западных областей Украины. Я-то сама родом из Ивано-Франковска.

Когда эти люди удалились, мы с сыном выбрались из ямы и увидели, что белый свет стал чёрным - и в буквальном, и в переносном смысле. Перед нами дымилась выжженная земля. От моего дома остались одни стены, которые по углам разошлись... А в большом саду не осталось ни травинки, ни былинки, ни пенька! Всё - чёрное! Наш дом был огорожен белым оцинкованным двухметровым забором, который от обстрела тоже стал весь чёрным и был истыкан в мелкую сеточку пулями.

Мы - скорее убегать. Открыли ворота и видим: вся наша улица Донецкая тоже стала чёрной, как пеплом присыпанной. И соседние дома тоже разрушены. А на дороге лежат два трупа: мужчина и женщина с оторванными руками. Мы побежали в центр города, в Свято-Воскресенский храм, который позже тоже был обстрелян, и сторожа нашего ещё там убило. Переждали там, а через некоторое время нас вывезли. Это был последний автобус из города, окружённого силовиками. Я знаю, что такие спасительные поездки организовывали коммунисты из Луганска. В Славянск приезжал автобус с лекарствами, водой, хлебом, а обратно в Луганск вывозил людей. Помню, после бомбёжки прямо на площади стоял стол, на одной стороне которого врачи делили для больных инсулин и другие необходимые лекарства, а на другой стороне записывали людей, уезжающих на автобусе.

У меня с собой были паспорт и ключи от дома, который разбомбили силы Нацгвардии Украины. Вот с этим я, пенсионерка, и осталась к концу жизни, хотя всю жизнь трудилась на Украину.

Сначала мы прибыли в Луганск, там провели две ночи, а затем уже ополченцы отправили нас дальше - в Россию.

Многие на свой страх и риск пытались выехать из Славянска самостоятельно, но так можно было и на мину напороться. Нацгвардия окружила город минами, и бои уже шли в пригородах. Международная трасса Харьков - Ростов разбита полностью, поэтому ехали мы окольными путями, среди воронок, кочек и мин. Автобусу чем-то пробило в пути бензобак. Думали, что недотянем до границы. Но ополченцы залепили пробитый бензобак хозяйственным мылом, и мы доехали кое-как.

Надежда

- Я тоже долго не могла решиться уехать из Славянска. Но страшно стало жить. Наши дети по звуку могут определить, когда самолёт бомбит с воздуха, а когда стреляет гранатомёт. И сейчас, когда мы уже почти месяц живём в тишине и покое, сын иногда кричит во сне.

Почему не уехали раньше? А куда ехать? У нас нет в России ни родственников, ни знакомых. В Славянске была и работа, и квартира, и друзья. В Киев, откуда на нас направили войска, я боялась ехать. Мы с детьми неделями ночевали в подвалах, а всё не хотели уезжать - оставлять близких.

Мы не доверяли, конечно, украинскому телевидению, но никто из нас не думал, что начнётся война. Надеялись, что после присяги президент Порошенко поведёт диалог о федерализации, как он обещал. А нас бомбят с воздуха! Для кого-то освобождают территорию?..

Да мы уже туда и не вернёмся. Я лично не вижу в Украине будущего ни для себя, ни для своих детей. Если против нас даже запрещённое оружие используют! Такое, когда бомба взрывается ещё в воздухе, и тысячи острых осколков летят в разные стороны, уничтожая всё, что по пути попадётся. Людям отрезает руки, ноги, головы. Крыши домов пробивает. У нас в Славянске во дворах домов - воронки от снарядов, осколки, гильзы.

Когда мы уезжали, в нашем 5-этажном доме ни одного целого стекла не осталось. Моя квартира тоже осталась без окон. А престарелая соседка погибла в своей квартире во время обстрела. Дорожные сумки у меня стояли наготове, и после этого обстрела я с детьми побежала к автобусу. Нас взяли, хотя свободных мест уже не было.

ЛЮБОВЬ

- Чтобы понять, кто с нами воюет, надо рассказать, что такое сегодня украинская армия. Например, моего знакомого шахтёра в Днепропетровске заставили записаться в Украинскую армию добровольцем, то есть собственноручно написать заявление. Это значит, что если его убьют, семья не будет получать шахтёрское пособие по потере кормильца.

Кадровые военные не хотят воевать со своим народом. Силовики набирают бойцов из молодёжи, которую призывают на 45 дней и оставляют на неопределённое время. Если такой солдат умирает, родителям присылают известие: «Пропал без вести». Это первый уровень бойцов. Им не платят деньги и даже не хоронят. Над первым уровнем бойцов главенствуют уголовники и преступники, которых выпустили из тюрем и подготовили к войне за три месяца. Они воюют за деньги. А над ними стоят люди из Нацгвардии. Я их тоже называю преступниками, потому что идеология нацизма во всём мире под запретом, кроме Украины. А вот ими уже командуют иностранные наёмники за большие деньги.

Когда-то Екатерина II, проезжая по нашим местам, называла поселения на свой вкус. Отсюда название - Славянск, то есть «славный город», а рядом есть ещё Райгородок, то есть «райский городок». Там есть озеро у горы Карачун, куда «нацики» сбрасывали трупы. Нацгвардия своих погибших не хоронит. Их бросают на поле боя или присыпают слегка землёй и ветками, а раненых добивают или с камнем на шее топят.

Один мой знакомый пытался по просьбе родителей найти пропавшую девочку из Славянска. Во время поиска, как профессиональный аквалангист, он решил спуститься в то смердящее озеро и сказал, что увидел там с камнями на шее изнасилованных женщин и детей, мужчин со следами пыток и самих нациков. Ещё я слышала, что в Райгородке женщины и дети посходили с ума от ужаса...

Что буду делать дальше? Буду искать работу, я готова к любой работе. Например, могу потрудиться штукатуром, хотя имею профессию воспитателя детского сада.

Нас в Курске хорошо встретили. Обеспечивают полным питанием, разместили в комнатах со всеми удобствами. Старших ребят водили в поход. Одежду принесли хорошую - вещи новые, все с этикетками. Мы даже многое ещё не разобрали. Так что всего хватает. Люди приносят книжки, игрушки. Наши дети вон бегают - кто с самокатом, кто с велосипедом. Но у кого нам просить главного, чего нам не хватает - мира?..

Мужчины из моей семьи - в ополчении. И я мечтаю как можно скорее вернуться. В мирную Новороссию, а не в националистическую Украину...

Записала Ирина КУМОВА, КУРСК

http://hram-troicy.prihod.ru/articles/view/id/1183675

Загрузка...

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Ирина Кумова:
Ни былинки, ни пенька
Беженцы о прошлом, настоящем и будущем
23.07.2014
Все статьи автора
"Новороссия: война, новости"
«Этот храм как сердце Донбасса, с которого начнется преображение»
Протоиерей Виктор Педченко о строительстве храма Святых Царственных мучеников в Донецке
23.11.2019
В ожидании Парижского саммита
Общая атмосфера и конъюнктура весьма и весьма благоприятны для принятия и выполнения конкретных решений в деле урегулирования конфликта на Донбассе
19.11.2019
Все статьи темы