«На броне украинских танков было написано: "На Крым!"»

Рассказывает ополченец, только что вырвавшийся из захваченного карателями Славянска

Сегодня Андрей - фамилию его называть не буду, потому что на Украине у него остались дети - находится у своих родственников в Санкт-Петербурге. Три дня назад ему удалось чудом вырваться из осажденного Славянска, или - Славинска, как его называют местные жители, ударение на первом слоге. Его послали в разведку, когда город оказался в тесном кольце киевских карателей, Андрей смог спастись.

- Что там творилось, невозможно себе представить, - говорит он. - Город, в котором было 120 тысяч жителей, практически полностью разрушен, как Сталинград. Окрестные поселки - Семеновка, Пискуновка, Селезнево, Рыбхоз - буквально стерты с лица земли. Сколько людей погибло? Не знаю... Их никто не считал. Тысячи!

Андрею Юрьевичу - за 40, он - человек совсем мирной профессии, последние годы работал слесарем. В Славянске окончил школу, а потом - техникум. В армии никогда не служил.

- А почему пошел в ополчение?

- А как же иначе? Ведь с фашистами вместе жить нельзя. А стрелять научиться было несложно. Ведь окончил советскую школу, в которой, как известно, проводились уроки начальной военной подготовки. К тому же поначалу оружия у нас было совсем мало. Да и нас было немного. Украинская группировка насчитывала 30 тысяч, а в рядах ополчения было всего 4 тысячи бойцов.

Меня поставили командиром взвода - 18 человек. На всех имелось всего 5 автоматов. У остальных - бутылки с зажигательной смесью. Собрались люди самых разных возрастов, такие, как я, и совсем мальчишки - 16-18 лет. Воевали без рангов и званий, без формы, кто в чем, как партизаны. Сейчас от моего взвода осталось всего трое. А точнее, может, и вообще я один...

- Как все началось?

- Ну, как известно, поначалу все было мирно. Когда Киев объявил о евроинтеграции, мы потребовали, чтобы был проведен референдум. Никто не настаивал на присоединении к России или чем-нибудь в этом роде, но с такой Украиной нам было не по пути. Однако нам отказали, объявили «недочеловеками», бросили против нас войска. Вот тогда и пришлось взять оружие в руки. Восстал весь Донбасс. У нас, в Славинске (так, повторю, Андрей привычно называет город. - В.М.), буквально все поддерживали ополчение. Люди приносили нам еду, деньги, лекарства, старые охотничьи ружья, оружие, найденное на местах боев Великой Отечественной войны. Даже уголовники вышли помогать милиции патрулировать город! Пришли и сказали: «Мы вам поможем! Не можем оказаться в стороне!». То, что происходит в Донбассе, это настоящее народное восстание, народная война.

Мне было поручено строить первую баррикаду на главном въезде в Славинск, «славный город», как назвала его в свое время Екатерина. И вот 12 мая произошла первая атака. Нам объявили: «Готовность №1!». Ждали их с дороги, но они вышли из леса. Смотрим, идут! Толпа с автоматами наизготовку в форме украинского спецназа. Мы сразу зажгли покрышки - это был сигнал для города о начале атаки. Тут и начался бой. Пройти мы им тогда не дали...

- Постепенно у нас стало появляться трофейное оружие. Захватили колонну 25-й Днепропетровской воздушно-десантной дивизии - 6 единиц БМД. Половина украинских солдат перешла на нашу сторону, других мы переодели в гражданское и отпустили. Появилось у нас и другое, современное оружие. За время боев мы сбивали и самолеты-штурмовики, и вертолеты.

Пленных мы никогда не расстреливали. У нас был негласный приказ: если наступают регулярные войска - стрелять по ногам, а вот если «нацгвардия» или «Правый сектор», то только тогда - на поражение. А вот другая сторона ведет себя совсем иначе. Пленных убивают сразу. Убивают, если увидят георгиевскую ленточку. У гражданских, во время зачистки, отбирают мобильные телефоны: если есть звонки на московский номер, сразу уводят. Назад они уже не возвращаются...

- А что говорят украинские пленные?

- Я не раз ходил в разведку. Разговаривал в тылу украинских войск с людьми, с украинскими солдатами. Так некоторые офицеры даже говорят: «А чего это мы с вами воюем? Давайте лучше вместе пойдем на Киев!». Правда, «национальная гвардия» и «Правый сектор» - это уже совсем другое дело. Мы их называем «нацики». Это - самые настоящие фашисты. Даже их эмблема похожа на свастику. Считают себя высшей расой, мы для них «недочеловеки». Но когда попадают в плен, многие начинают плакать: «Меня заставили! Я не хотел! У меня дома больная мама...».

Хотя есть и упертые националисты, которые воюют за идею. Они хотят полностью уничтожить население Донбасса. Да уже и делают это, так что у нас сейчас происходит настоящий геноцид!

Я одного такого пленного спрашиваю: «Но ведь у тебя же дедушка воевал против фашистов! Как ты можешь? Ты историю почитай!». Нет, такие уже ничего не понимают!

Однажды под Славинском, когда я был в разведке, то оказался в поселке во время «зачистки». Нас окружили, положили на землю, потом обыскали и погнали впереди БТРов в качестве «живого щита».

Когда «нацики» входят в поселки, то стрелюют куда попало, убивают собак, скотину. Ведут себя, как настоящие фашисты. В последние дни в Славинске, когда город был уже окружен, украинские власти объявили, что для ухода мирных жителей будет «зеленый коридор». Собралась колонна - 200 машин, в которых мы хотели вывезти женщин и детей. Когда машины тронулись, то начался шквальный огонь из «Градов». Кому-то удалось вырваться, а многие там и полегли...

«Нацики», как войдут, то сразу начинают спрашивать: «А где здесь чеченцы?». Какие чеченцы?! Да я их никогда в глаза не видел! Да, к нам приходили добровольцы отовсюду, но паспортов у них никто не спрашивал. Да и фамилий друг друга никто не знал, называли друг друга позывными.

«Нацики» поступают даже со своими собственными ранеными и убитыми как фашисты. Однажды мы подбили вертолет. Один пилот был ранен. Прилетел второй вертолет, взял оставшегося в живых, а у раненого офицера забрали пистолет и... бросили!

Своих убитых они сваливают в рвы. Даже не закапывают и не ставят кресты. А домой, родителям, сообщают, будто те «пропали без вести» или «перешли на сторону ополченцев» - для того, чтобы не платить компенсации семьям погибших. В Николаевской и Житомирской областях, нам точно известно, создают концлагеря для тех, кто не согласен с фашистским режимом.

Город нам пришлось оставить потому, что его целый месяц бомбили, методично разрушали из тяжелых орудий. Не было ни воды, ни электричества, разбили мачту связи и перестали работать телефоны. А когда начались еще ковровые обстрелы из «Градов» и «Ураганов», стало ясно, что надо уходить...

Поражает поведение Европы, которая ничего этого, всех этих зверств и преступлений не хочет видеть. А ведь к нам приезжали корреспонденты из США, Франции, Германии. Ходили по Славинску, смотрели. Из ОБСЕ приезжали. Но смотрят как-то в сторону, словно ничего не слышат и не видят. Слова правды нет от них!

- А нет ли обиды на Россию, что она не оказала вам открытой военной поддержки, не ввела на Украину свои войска?

- Некоторые обижаются. Но большинство понимает, что никто из-за Украины не будет начинать третью мировую войну. Мы благодарны России за помощь и политическую поддержку. Но все-таки будет обидно, если Донбасс падет, и окажется, что мы сражались и умирали напрасно.

- И что дальше?

- Надо прийти в себя... Вчера мы с женой гуляли в одном из парков Санкт-Петербурга. А когда в небе неожиданно появился вертолет, то жена вдруг по привычке бросилась на землю!

...В заключение я хотел бы сказать вам вот что. Когда я покидал Украину, то ребята, которые меня сопровождали, видели колонны украинской бронетехники. На броне украинских танков было написано: «На Крым!», «Освободим Крым!». За этим я и пришел к вам сегодня, чтобы рассказать и предупредить: то, что происходит сегодня на Украине, грозит большой бедой всем нам. Уговорами и переговорами «нациков» не остановишь. Только силой!

 

Беседу вел Владимир Малышев

http://www.stoletie.ru/tekuschiiy_moment/na_brone_ukrainskih_tankov_bylo_napisano_na_krym__614.htm

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий
Владимир Малышев:
Взялись и за Сербию
Усилия, направленные на раскол Православия
16.11.2019
Удар по Православию
Архиепископ Афинский и всея Эллады Иероним официально признал раскольническую ПЦУ
31.10.2019
Италия как демократия с ограниченным суверенитетом
От Лаки Лючано до Джузеппе Конте
28.10.2019
Все статьи автора
"Новороссия: война, новости"
Украина без участия ЛНР и ДНР зайдет в тупик
Владимир Путин задался вопросом, что будет после 31 декабря 2019 года, когда истечет срок действия закона об особом статусе Донбасса
15.11.2019
«Беснование пройдет»
Русский священник рассказал, каким видит будущее Украины и РФ
15.11.2019
Все статьи темы