Бог время даст

Традиционный для нашего журнала репортаж из саратовской глубинки вышел на сей раз нетипичным. Героями большинства наших публикаций о жизни сельских приходов стали священники - молодые или средних лет - направленные в села по окончании семинарии, а ранее в этих местах не бывавшие. У иерея Виктора Назаренко, его семьи и паствы история сложилась иначе.

Степной поселок с весьма распространенным названием Советское. Маленький, но пригожий православный храм, окруженный клумбой с осенними астрами. Воскресенье. Священник совершил Божественную литургию и теперь говорит проповедь - о святой мученице Евфимии Всехвальной. Людей в храме не так много, в основном немолодые женщины, но слушают они батюшку взволнованно и с живым интересом.

- ...А для чего я рассказываю вам об этом так подробно? Во-первых, для того, чтобы утвердиться самому. И затем вам помочь утвердиться в верности Христу. И в необходимости проповедовать Его в нашем больном, пораженном грехом мире.

Батюшка немолод - шестой десяток. Здесь, в Советском, он родился, вырос и прожил всю жизнь до сего момента. Когда-то здесь был колхоз «40 лет Октября». Будущий священник, тогда еще просто Витя Назаренко, был в этом колхозе заметным человеком - секретарем комсомольской организации. Из каких комсоргов со временем получаются священники? Из искренних. Из функционера и карьериста получится именно карьерист и функционер, хотя бы даже и при другой власти. А верующий в идею рано или поздно упрется в явное несовершенство и недостаточность своей веры и начнет искать веру высшую.

Высшую веру Виктор Назаренко искал главным образом крутя баранку: «Основная профессия у меня - водитель». Одно время работал колхозным завгаром. Потом, когда все рассыпалось, стал дальнобойщиком. Женат, отец троих детей и теперь уже дважды дедушка.

Что станет иереем - никогда не думал, хотя...

- Оглядываясь на прожитые годы, понимаю, что предрасположенность к этому всегда была и Господь именно к этому меня направлял. Он ведь долготерпелив и многомилостив. Я всегда любил думать, анализировать, искать какой-то другой ракурс для давно известных вещей, и это мне вредило, конечно, потому что от этого мозги взрываются иногда. Но это в молодости. А в зрелых годах пришло иное осмысление происходящего. Я начал чувствовать ведущую меня Руку. В жизненных испытаниях эта Рука удерживала от некоторых поступков, которые вполне могли бы облегчить жизнь и улучшить материальное состояние. Я сам себя спрашивал: почему не сделал? Ведь было бы лучше для меня, для семьи, у нас больше было бы денег. Другой это сделал бы. Почему я не могу? Я не читал еще Библию тогда, но внутреннее не укради сидело во мне и держало. Многие, глядя на меня, крутили пальцем у виска. Но я в конечном итоге всегда понимал, как хорошо, что я этого не сделал, не украл, что меня нельзя назвать вором.

Несмотря на солидный возраст, священнический путь Виктора Назаренко начался совсем недавно. В храме в честь Владимирской иконы Божией Матери он служит всего-то полгода. Многие из его прихожан тоже вошли в лоно Церкви недавно и не в юном уже возрасте. А у кого-то из его односельчан дорога к храму сейчас только начинается... И для священника очень важно - осознать, проанализировать (привычка все анализировать, от которой в молодости «взрывались мозги», осталась при нем!) путь человека к воцерковлению:

- Когда человек чувствует на себе руку Божию, руку, которая его ведет, направляет, тогда он обращается к Богу и постепенно осознает необходимость молитвы. И понимает, что Господь его слышит. Это не сразу происходит - помолился, и всё в порядке, нет, конечно, не так. Не сразу, а через некоторое время понимаешь, что молитва услышана. И когда этот опыт повторяется несколько раз, приходит ощущение радости. Радости от молитвы. Это потрясает человека. Вот я - и вот Тот, Кто меня слышит. Кто я по сравнению с Ним? Ничтожнейшее создание. А Он обращает на меня Свое внимание, Он внимает мне, я дорог Ему. И потом уже приходит потребность - в ежедневной молитве, в обращении к Богу. А это сказывается уже на поведении человека. Возникает чувство ответственности: я попросил Господа помочь мне, и Он помог, как я посмею теперь поступить не по заповеди Его? Нельзя ответить Ему черной неблагодарностью. И тогда меняется поведение человека в быту, в семье, на работе, в храме. Вот так я приходил к Богу, и так большинство людей приходит - к радостному чувству, что Бог над нами и что Он нас слышит.

- Как все же случилось, что Вы стали священником?

- В православном храме меня привлекла прежде всего красота богослужения. Долгое время я ездил на службы в Саратов, в Троицкий собор, - только для того, чтобы посмотреть, как это красиво, послушать хор. Конечно, Господь и через это вел меня к Себе. Когда здесь у нас построили храм, я стал петь и читать на клиросе. Ну а дальше произошло нечто необъяснимое и чудесное, то, от чего я до сих пор опомниться не могу. В октябре прошлого года Епископ Покровский и Николаевский Пахомий рукоположил меня во диаконы, а в декабре Митрополит Лонгин - во иереи. То, к чему другие идут годами, со мной произошло почти мгновенно. Такова была воля Божия обо мне, но эта стремительность - она ведь налагает ответственность.

Отец Виктор учится на заочном отделении СПДС. Но жизнь требует от священника гораздо больше того, что дает семинария. Всему приходится учиться с нуля: хозяйственной деятельности, выстраиванию отношений с местной властью... Кроме этого прихода, у отца Виктора есть еще один, в честь Тихвинской иконы Божией Матери - в Мечетном: там приходится служить в помещении приспособленном, но хорошем, теплом, светлом, спасибо главе местной администрации Александру Александровичу Чуйкову.

Следует отметить: ядро прихода в Советском сложилось лет 10 назад, когда ни о каком храме и помина не было: люди собирались, молились сами, как умели, читали акафисты. Потом в село стал ездить священник - отец Алексий Каширин из райцентра, из Степного. Сначала ему приходилось служить молебны в библиотеке. Потом приход получил крохотное помещение - бывший ларек. И только через семь лет отец Алексий решился на строительство храма. Решился, по его словам, именно потому, что видел: люди поддержат. Жители поселка собрали денег - сколько смогли, но не столько, сколько было нужно: крупных жертвователей в Советском не было, поэтому ресурсы пришлось искать на стороне. Помогли уроженцы поселка, живущие уже давно не в нем. Словом, построили.

Алтарники Никита и Павел

Община храма очень участлива и внимательна - нас, совершенно незнакомых, вошедших в храм в середине службы, приняли как своих сразу, раньше, чем узнали, кто мы и откуда. Что же до батюшки - его положение здесь естественно, как положение отца в семействе: он не приезжий, он здешний, родной, беды и проблемы поселка - его проблемы и беды. Общаясь с ним, я заметила, что ни одна поселковая новость, ни одно событие не проходит мимо него, на все он обращает внимание.

Советское, как и многие другие села и поселки России, не имеет сколько-нибудь четких перспектив. Прихожанки храма сетуют: в поселке ни одного серьезного предприятия, вышеназванный колхоз давно развалился, есть сельхозпредприятие, но оно не может занять население - мужчины ищут заработок на стороне. Но при этом очень хорошо чувствуется, что действующий храм для наших собеседниц - надежда. Раз построили, вопреки всему, раз выходит каждое воскресенье из алтаря священник с Чашей - значит, наладится понемногу жизнь.

После Литургии - крещение. Молодая пара с младенцем, мальчиком. Родители смущенно улыбаются, слушая отца Виктора. А он говорит им о великой радости; о том, что Церковь пополнилась новым христианином; о том, что их сын призван стать Христовым воином. Можно надеяться, что супруги этих слов не забудут, даже если не очень-то их сейчас вмещают. Они видят главное - неравнодушие священника, его волнение, его любовь к их новокрещеному малышу.

- Батюшка, а часто бывает так: вы крестили младенца, а родители после этого надолго забыли дорогу в храм?

- Бывает, конечно. Хорошо, если один раз причастить принесут. Я говорю всем, и родителям, и восприемникам: не думайте, что крестик на ребенка надеть - это достаточно. Плохо, когда человек вспоминает о Боге только в зрелом возрасте и только от скорбей, а пока у него все в порядке - видит в этом не милость Божию, а собственную заслугу. Человек должен воспитываться в вере с младых ногтей. Потому что если мы не вырастим верующее поколение, то не будет и верующего народа, а народ, потерявший веру, лишенный духовного стержня, будет уничтожен, в истории это было много раз.

Делясь теплом и светом...У батюшки есть замечательный помощник - опытный алтарник Никита девяти лет от роду. Его мама рассказывает нам, что семья совсем недавно переехала сюда, в Поволжье, из Узбекистана. Там была русская церковь, и именно там Никита начал прислуживать священнику в алтаре. Каждым воскресным утром он мужественно поднимается с постели, даже если ему очень хочется поспать: знает, что батюшка его ждет. Старший из алтарников, Павел Забелин, только что окончил вуз. Дай Бог, чтоб за Никитой потянулись другие дети, а за Павлом - его ровесники. Приход получил помещение для воскресной школы; в местной средней школе запланированы регулярные встречи детей со священником.

- Чтоб дети понимали, - объясняет отец Виктор, - что поп - это не только для бабушек, что он участвует в сегодняшней жизни. И что в церковь ходить - это не смешно и не стыдно, этого не надо стесняться. На селе есть эта проблема - все друг друга знают, каждый человек у всех на виду, и многие боятся насмешливого взгляда. Никакого озлобления против Церкви у нас в поселке нет, конечно, но есть - привычка, устоявшиеся представления, которые не всегда просто преодолеть.

После службы ходим вокруг храма с матушкой Натальей, супругой отца Виктора. Спрашиваю, что она испытывала, узнав, что муж в ближайшее время станет священником:

Матушка Наталья (справа) руководит хором- Страшно было, конечно. Страшно за него - справится ли? Он же не учился! Ему и сейчас очень тяжело. Но мы стараемся ему помогать, вот, создали хор, поем как умеем - тоже ведь самоучки, никто не учил нас петь. Все нам приходится осваивать на ходу.

- Я не знаю, сколько мне будет еще отпущено лет, - говорит отец Виктор, - но я надеюсь успеть свою лепту вложить, хотя бы камушком щебенки послужить - знаете, как засыпают щебенкой непролазную грязь, чтоб можно было пройти...

В жизни каждого человека наступает момент, когда он начинает особенно остро чувствовать необратимость и скоротечность времени. Но на то, что человек может и хочет сделать во славу Божию и ради людей, - Бог ему время даст обязательно.

Фото Юлии Ракиной

Журнал «Православие и современность» № 27 (43)

Марина Бирюкова

http://www.eparhia-saratov.ru/pages/2014-bog-vremya-dast

Организации, запрещенные на территории РФ: «Исламское государство» («ИГИЛ»); Джебхат ан-Нусра (Фронт победы); «Аль-Каида» («База»); «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»); «Движение Талибан»; «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»); «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»); «Асбат аль-Ансар»; «Партия исламского освобождения» («Хизбут-Тахрир аль-Ислами»); «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»); «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана»; «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»); «Меджлис крымско-татарского народа»; Международное религиозное объединение «ТаблигиДжамаат»; «Украинская повстанческая армия» (УПА); «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО); «Тризуб им. Степана Бандеры»; Украинская организация «Братство»; Украинская организация «Правый сектор»; Международное религиозное объединение «АУМ Синрике»; Свидетели Иеговы; «АУМСинрике» (AumShinrikyo, AUM, Aleph); «Национал-большевистская партия»; Движение «Славянский союз»; Движения «Русское национальное единство»; «Движение против нелегальной иммиграции».

Полный список организаций, запрещенных на территории РФ, см. по ссылкам:
https://minjust.ru/ru/nko/perechen_zapret
http://nac.gov.ru/terroristicheskie-i-ekstremistskie-organizacii-i-materialy.html
https://rg.ru/2019/02/15/spisokterror-dok.html

Комментарии
Оставлять комментарии незарегистрированным пользователям запрещено,
или зарегистрируйтесь, чтобы продолжить
Введите комментарий